В семее цирк с 28 по 6 набережная 1 где находится что рядом


История семипалатинского цирка - Газета "Спектр"

В современном мире, насыщенном гаджетами, всевозможной электроникой подлинному искусству очень непросто отыскать свое место. Это касается не только театральных подмостков, но и цирковой арены. Ежегодно приезжающие в наш город шапито как умеют, стараются воспитать в семейчанах любовь к настоящему цирку. Но если бы в городе был стационарный цирк, в котором выступали бы целые поколения цирковых семей, то было бы, несомненно, лучше. А ведь когда-то в старом Семипалатинске был цирк. Именно о нем пойдет сейчас речь.

Первое сообщение о цирке в Семипалатинске зафиксировано в архиве 21 июня 1897 года, когда в газете «Томский листок» появилась небольшая заметка «Корреспонденция из Семипалатинска»: «Наш Семипалатинск, столь скучный зимой, несколько оживился весной. В нашем городе с наступлением навигации появилось немало развлечений. Так, делал большие сборы кинематограф, были два фонографа и шотландский цирк». Следующая дата показа цирковой программы жителям города относится к маю-октябрю 1898 года, когда на одной из площадей города был разбит шатёр цирка, принадлежащего германскому подданному Адальберту Вильгельмовичу Сур.
В феврале 1917 года здание деревянного балагана, «устроенного несколько лет тому назад», ранее принадлежащее Сафе Манафову, купил итальянский подданный Арригони фон Грот, в котором 3 апреля состоялось открытие первоклассного итальянского цирка: «Состоялось грандиозное торжественное открытие цирка и первое народное представление в 3-х больших отделениях, при участии первоклассных русских и заграничных артистов и артисток во главе директора цирка и столичного артиста Цезаря Арригони. При цирке собственный оркестр музыки и образцовая конюшня». 
Но недолго цирковая труппа Арригони удовлетворяла культурные потребности семипалатинцев. Уже в начале июня этого же года местная газета «Воля народа» опубликовала объявление: «Продаётся лес (здание цирка) или отдаётся в аренду».
В мае 1918 года городская управа заключила договор аренды земли под здание цирка опять же с итальянским подданным – Владимиром Орестовичем Феррони. В июле 1919 года деревянное здание цирка было подвергнуто обследованию, как в техническом, так и в пожарном отношении.
В июле – августе 1918 года в этом цирке проводился «Международный чемпионат французской борьбы», где среди прочих выступали и казахские борцы – Исабай Жуламанов и Иксанов.
В марте 1925 года облисполком выносит постановление: «Ввиду ветхости и отсутствия средств для капитального ремонта здания цирка, передать его на слом Губсовету физкультуры для использования на постройку открытой сцены-стадиона на Полковничьем острове».
Но город уже привык к цирку, и многочисленные заявления граждан говорили в его пользу. И, наконец, в апреле 1928 года горком партии принял постановление: «С постройкой цирка в городе Семипалатинске принципиально согласиться». А в июле этого же года в газете «Прииртышская правда» были опубликованы две небольшие заметки: «У нас будет цирк» и «Где строить цирк?».
«Вчера в Семипалатинск приехал уполномоченный Сибирского цирка товарищ Ларский. Цель приезда его – организация в Семипалатинске цирка. Постройка цирка – сообщил товарищ Ларский – займёт не больше недели. Труппа будет перевезена из Новосибирска.
Работающий в Новосибирске цирк пользуется там большим и вполне заслуженным успехом, благодаря довольно удачно подобранной труппе. Там работает дрессировщиком лошадей Ефимов – имеющий по Сибири большую известность, велосипедисты Морено, гладиаторы Аузони, малолетние акробаты Думс и Гумс и другие. Все они приедут в Семипалатинск. Программа будет меняться еженедельно. Цирк предполагает работать до поздней осени. Открытие в Семипалатинске цирка нужно приветствовать. Может быть, он сможет дать хорошее весёлое зрелище, чего сейчас особенно не хватает».
16 мая 1929 года в новом здании Семипалатинского цирка состоялось парадное открытие матчевой французской борьбы, организованной дирекцией цирка: «Принимают участие лучшие борцы, как русского, так и  заграничного спорта. Ежедневно борются три пары. Борьбой руководит арбитр Новицкий. Начало в 8.30 вечера».
4 июня состоялся первый выход Казахстанского борца: «Сегодня выступает непобедимый богатырь Казахстана Хаджи Мукан, вызов которого принят», а 19 июля объявление в местной газете «Прииртышская правда» ошеломило семипалатинцев: «Сегодня выступает Казахстанский богатырь Хаджи Мукан. Сегодня Хаджи Мукан будет демонстрировать свою феноменальную силу. Телегу с десятью людьми перевезёт через манеж цирка, а также будет вязать галстуки пояс Самсона из толстого железа» - и народ валом повалил на предстоящее зрелище.
В ноябре 1941 года уполномоченная комиссия произвела обследование здания цирка на предмет пригодности его для дальнейшей эксплуатации. Комиссия отметила сильное поражение гнилью деревянных конструкций и заключила, что «Использование здания для цирковой работы или для каких-либо других целей, позволяющих людям находиться в нём не снимая верхней одежды, потребовало бы значительного капитального ремонта, но в настоящее время это не рентабельно». И здание полтора года простояло пустым, подвергаясь дальнейшему гниению и растаскиванию. 
В июле 1943 года городские власти решили, что «ввиду того, что здание Семипалатинского госцирка пришло в совершенную негодность, стало опасным для дальнейшего его использования, никем не используется и не охраняется, подвергаясь расхищению – здание цирка снести». Так закончилась история семипалатинских цирков. 
По материалам Виктора Николаевича Кашляка
Подготовил Динмухамед Бейсембаев

Семипалатинский полигон. Часть 1: Чаган и Курчатов: varandej — LiveJournal

Сам уже не помню, с каких времён я знал, что где-то в бескрайней степи Казахстана при Советах строили целые города без единого жителя лишь для того, чтобы разрушить их атомной бомбой. Позже я узнал, что это место называется Семипалатинский испытательный ядерный полигон (СИЯП), увидел его весьма пронзительный мемориал в самом Семипалатинске, и даже обнаружил, что туда, как и в Чернобыль, можно попасть в составе экскурсии. Однако поиск в интернете показал, что никакой конкретной информации о турах сюда нет, лишь редкие репортажи побывавших, но хитрой комбинацией звонков в Национальный ядерный центр Казахстана и его Институт радиационной безопасности я узнал, что под туры на Семипалатинский полигон аккредитованы три фирмы. Самой привлекательной из них оказалась "Тогас-Интурсервис" из Семипалатинска, куда я и обратился. И так как через Семипалатинск пролегал мой путь с русского Алтая на казахский Алтай, я решил присовокупить посещение Семипалатинского полигона к своему большому алтайскому путешествию.

О Семипалатинском полигоне я расскажу в двух частях. Лишь во второй отправимся туда, куда не поедешь без сопровождения - на Опытное поле, к эпицентру первого советского ядерного взрыва и к руинам переживших ядерные взрывы построек. А в первой части расскажу о связанных с полигоном городках Курчатов (12 тыс. жителей) и Чаган на Иртыше между Семипалатинском и Павлодаром.

Согласно стенду в музее полигона, телефон которого не стоит искать в интернете, всё начиналось вот так. Справедливости ради, у знаменитой в околоядерных кругах "записки Берии" была и предыстория - исследования в области атомного ядра активно велись в 1930-х годах и у на Западе, и в СССР, и доклад "Об использовании урана в качестве взрывчатого и ядовитого вещества" харьковские учёные во главе с Фридрихом Ланге впервые представили ещё в 1940 году. Ну а после "записки Берии" едва ли не более активно, чем физики, работали шпионы, так что исчерпывающими данными об устройстве американской атомной бомбы СССР обладал всего через две недели после первых её испытаний. Постановление о создании будущего Семипалатинского полигона было принято 22 августа 1947 года, а уже в ноябре Молотов о "секрете атомной бомбы" сказал прямо: "этого секрета давно уже не существует".

1а.

Ну а для меня всё начиналось с вот этого фильма, который показали прямо по телевизору на волне Перестройки, когда я ходил пешком под стол, а под окном моего дома на "Киевской" ходили демонстрации. Фразы вроде "двухэтажных каменный дом, стоявший в двух километрах от эпицентра, разрушен до основания; обломки отброшены на километр" впечатались мне в память на всю жизнь. Это были испытания первой советской "полнофункциональной" водородной бомбы РДС-37, самой мощной (1,5 мегатонны) в истории Семипалатинского полигона.

А.

В Семипалатинске я был не впервые, и ещё в 2011 года рассказывал об этом старинном городе в трёх частях (Центр. || Татарский край и Полковничий остров. || Крепость и Жана-Семей.). Мой поезд прибыл в 10:40 утра из Барнаула, и уна вокзале меня встретили представительница турфирмы Анастасия и водитель-казах, которого мы называли просто дядя Юра. Туры на Семипалатинский полигон пока что бывают нечасто, и немногочисленные клиенты пока что в подавляющем большинстве иностранцы из дальнего зарубежья. Обычно группы выезжают из Семипалатинска в 9 утра, а мы, с учётом позднего прибытия поезда и пары остановок в городе (мне нужно было как минимум валюту поменять) выехали в пол-двенадцатого, и тем не менее, забегая вперёд, скажу, что всё успели, хотя кое-где и пришлось поспешить. От Семипалатинска до Курчатова - около 2 часов пути по второстепенной дороге на Павлодар, изрядно разбитой, а в одном месте ещё и размытой летним паводком, так что ремонтируемый мост приходилось объезжать по дну сая:

2.

Мимо мелькали однообразные белые аулы, построенные в ХХ веке для перешедших на оседлую жизнь казахов; обильные стада; далёкие пыльные споки. Справа то и дело возникал тёмный Иртыш в чахлых плавнях, в этой своей части совсем не похожий на великую сибирскую реку, слева периодически прямо из степной травы показывался поезд, а иногда и станции. Проложенная в 1940-х годах к станции с простым названием Конечная, это была тупиковая линия для обслуживания полигона, но в 2001 году её продлили на 184 километра до станции Аксу, соединив Семипалатинск и Павлодар напрямик.
Справа же в 70 километрах от Семипалатинска в степи замаячил столь характерный для Казахстана город-призрак:

3.

Это Чаган, советский военный городок, неофициально названный по реке, в документах же он фигурировал как Семипалатинск-4 или просто Половинки. Он был построен в 1954-62 годах как база 79-й тяжёлой бомбардировочной авиадивизии, возможно с прицелом на то, что базирующиеся здесь самолёты будут участвовать в ядерных испытаниях, заодно отрабатывая сброс атомных бомб по целям. Но в 1963 году СССР подписал договор о запрете ядерных испытаний в воздухе, воде и космосе, на полигоне актуальнее самолёта стал горнопроходочный комбайн, однако авиабаза осталась, и ситуации вроде "а вчера мой папа на Северный полюс летал" у чаганских детей, ныне взрослых и пишущих в интернете воспоминания (порой, увы, довольно сомнительные), были здесь в порядке вещей. Параллельно аэродром, известный под кодовыми названиями "Филон" или "Долон", использовался для снабжения полигона и его городков - как материалами и техникой для испытаний, так и товарами народного потребления: на "московском снабжении" здесь был чуть ли не самый обеспеченный угол всей Казахской ССР. Но связь  с полигоном была и обратной - периодически Половинки накрывало радиоактивным облаком, и если в 1960-х местные откровенно игнорировали предупреждения и спокойно собирали урожай овощей и бахчи, который предписывалось уничтожить как грязный, то (по непроверенным данным из воспоминавний) в 1989-м едва ли не с простеста местных офицеров началось разросшееся до трансокеанских масштабов движение "Невада-Семипалатинск", добившееся к началу 1990-х закрытия Семипалатинского полигона. Следом пришёл черёд и самого Чагана - авиабаза была закрыта в 1997 году, посёлок расселён, и только новейшие ТУ-95МС в процессе раздела армии удалось тайком подменить на старенькие ТУ-95К с Дальнего Востока - взлетая навстречу друг другу в ходе учений, в точке встречи они менялись позывными. Операция удалась - подмену не заметили, или скорее закрыли на неё глаза, а вскоре самолёты с Чагана были пущены под нож. Памятный знак на въезде в посёлок стоит с 2004 года, а вдали можно различить домики среди зелени - в местном Шанхае, то есть районе частного сектора, по-прежнему живёт полтора десятка семей, отказавшихся куда-то уезжать.

4.

За их домами и действующей подстанцией - вот такой вот Ак-Жол ("белая дорога"):

5.

За этими кустами то и дело показываются груды кирпича и щебня - легко подумать, что атомную бомбу взорвали в своё время где-то здесь. Та же улица при Советах - население Чагана достигало 12 тысяч человек:

6а.

Но с той поры не пощадили даже неплохую сталинку Дома офицеров:

6б.

И лишь посередине, вдоль некогда перпендикулярной Октябрьской улицы ещё стоит квартал пустых пятиэтажек, запечатлённый на заглавном кадре поста:

7.

Как и в Аркалыке, в них давно уже обрушены перекрытия. Не знаю, почему такое характерно именно для Казахстана - в городах-призраках Крайнего Севера типа Хальмар-Ю или Амдермы по обледенелым лестницам можно подняться хоть на самый верх. Как пояснил mikul_a в комментариях, дома здесь строили по другой технологии, рассчитанной на землетрясение, но без должного ухода дающей такой эффект.

8.

Как и многие подобные места, Чаган живёт и после смерти в виде сохранивших связь бывших жителей этих квартир, и конечно же сайта о посёлке, где можно найти немало интересных воспоминаний... или скорее фольклора лётчиков стратегической авиации - из комментариев я понял, что почерпнул с этого сайта ряд откровенных небылиц.

9.

Остатки выкопанных коммуникаций:

10.

Руины котельной поодаль. Туристов в Чаган "Тогас-Интурсервис" обычно завозит бонусом на обратном пути с полигона, но понимая, что обратно мы поедем, скорее всего, по темноте, сюда мы заехали в начале экскурсии - на самом деле ненадолго, дай бог на 20 минут, потому что чего-чего, а городов-призраков от Припяти до Донецкого аэропорта я повидал немало. Так-то можно было бы доехать к руинам Дома офицеров в конце улицы Ленина, да спуститься к Иртышу, где когда-то была пристань "Ракет" из областных центров и наверняка ещё остался пляж.

11.

Мы же покинули Чаган и продолжили путь на Курчатов. Умышленно не пишу "к полигону", так как сам полигон размером с небольшую область уже много километров тянулся мимо, начинаясь где-то в степи за железной дорогой. Где-то там - и сам аэродром Филон с 4-километровой взлётной полосой из метрового слоя бетона: с 1980-х годов, когда прошла его последняя реконструкция, он был расчитан на возможную посадку "Бурана". Но авиаторов пережили железнодорожники, и ныне Чаган - это пристанционный аул (600-700 жителей) с новенькой мечетью. По словам дяди Юры, в 1990-х в его крайнем доме лежали целые штабеля авиационных крыльев...

12.

Между тем, небо пугающе потемнело, а Настя обрадовала меня известием, что на сегодняшний день было дано штормовое предупреждение. Ветер разгулялся чуть позже, а вот ливень накрыл нас ещё по дороге. Но кончился вовремя - вот прямо по курсу заброшенный КПП Курчатова, в те времена, когда он функционировал, известного как Семипалатинск-21, Москва-400, для своих просто Берег, а в некоторых документах - Надежда:

13.

КПП - давно история, и нынешний Курчатов посещается абсолютно свободно. При взгляде из степи этот городок в 120 километрах от Семипалатинска, на самой границе Павлодарской области, кажется очень маленьким - в нём живёт 12 тысяч человек, да и в лучшее время было не больше 20 тысяч. Русское название ему было дано уже в независимом Казахстане, хотя ещё в 2011-м я почему-то думал, что городок полигона называется Дегелен:

14.

Но Дегелен - это железнодорожная станция, в 2001 году переставшая быть Конечной. Видны вокзальчик и платформа, помнящие Курчатова и Берию:

15.

А за путями был ещё грунтовый аэродром с забавным обозначением Планктон. Именно через пристанционный посёлок - основной въезд в Курчатов.

16.

Дорога от станции к центру проходит мимо Национального ядерного центра Казахстана, к которому мы вернёмся чуть позже:

17.

Собственно центр Курчатова открывает заброшенный ресторан "Иртыш":

18.

И в целом городок, центр ядерной науки в нынешнем Казахстане, оставляет двойственное впечатление. Представьте себе вполне типичную историю высококлассного специалиста, вышвырнутого в 1990-х на улицу с разворованного предприятия, запившего и начавшего опускаться, и вновь приглашённого на работу в 2010-х годах, когда предприятие вновь стало нужным стране - примерно такое впечатление производит сам город. Видно, что нынешний Курчатов не бедствует, но печать оставшегося в прошлом липкого упадка здесь лежит практически на всём.

19.

Есть и вполне ухоженные улицы с обитаемыми на 100% домами:

20.

Есть и признаки окишлачивания, как в Учкудуке или Чкаловске:

20а.

И хотя по статистике казахи здесь составляют 54% населения, русских в Курчатове всё же 40%, а 1,5% населения, то есть пару сотен человек, составляет такое казалось бы исчезнувшее меньшинство, как немцы. И я бы сказал, что внешне Курчатов город более казахский, а внутренне - более европейский.

21.

Архитектурой и устройством же Курчатов, город атомного полигона, больше похож на городки при полигонах типа Приозёрска (Сары-Шаган), чем на атомные ЗАТО вроде уже упомянутого Чкаловска. Вот только дом офицеров не уберегли - в период разрухи здание сгорело и было снесено:

22а. фото с викимапии

Главная в Курчатове - параллельная Иртышу улица Абая, в прошлом видимо Ленина, на которой и было снято большинство предыдущих кадров города. На её углу с главной дорогой и тот самый заброшенный "Иртыш". Чуть поодаль - квартал сталинок:

22.

Универмаг в непонятном "на глаз" состоянии:

23.

И нечто под названием "Октябрь", на викимапии ныне указанное рынком:

24.

Сама же главная дорога, связующая полигон, станцию Дегелен, Национальный ядерный центр и главную площадь здесь называется улицей Курчатова, и памятник Игорю Васильевичу замыкает её перспективу:

25.

Дома по дороге явно более старые, не пышных 1950-х, а робко привыкавших к мирной жизни 1940-х:

26.

Семипалатинский полигон был основан в 1947 году,  и изначально обозначаясь в документах горно-сейсмической станцией "Дегелен" (по степным горам на той его стороне), а затем - Учебным полигоном №2 или Войсковой частью №52605. В период стройки его руководителем был генерал-лейтенант Пётр Рожанович, но он умер в 1948 году, и его сменил генерал-майор Сергей Колесников, научным же руководителем оставался сейсмолог Михаил Садовский, впоследствии создатель программы обнаружения ядерных взрывов по колебаниям земли. Место для полигона напрашивалось само: малолюдная, лишённая препятствий вроде лесов или горных цепей, удалённая от границ казахская степь идеально подходила для устройства подобных объектов, и лишь в самом Семипалатинске пришлось закрыть китайское консульство... и выселить с родных земель несколько тысяч человек. Полигон был готов и использованию в 1949 году, ну а параллельно с ним строился город, точнее - вот этот ансамбль его главной площади. За памятником академику Курчатову - бывшая святая святых, Штаб Полигона, а ныне прозаичный акимат (мэрия):

27.

Справа (если стоять к акимату лицом) - один из офисов Национального ядерного центра Казахстана, а изначально - "дом Курчатова", то есть комплекс лабораторий (с жилыми помещениями), работавших под непосредственным руководством Игоря Васильевича.

28.

Напротив - Дом культуры, не знаю точно, когда построенный, но очень хочется представить в нём грандиозный банкет с участием цвета советской ядерной физики и лично Лаврентия Берии по случаю того, что теперь "Russ have A-Bomb".

29.

Но всё-таки скорее здание было построено лет так на десять попозже:

30.

А вот какой вид с этой площади открывался 22 ноября 1955 года, когда на полигоне была взорвана водородная бомба РДС-37. Её взрыв в 70 километрах от города, самый мощный в истории полигона, был примерно в 100 раз мощнее, чем в Хиросиме:

30а.

Вот видео, из которого нарезаны эти скриншоты, с неповторимым юмором той недоброй эпохи: "Рано встали, друзья! Придётся лечь на землю ещё раз!" - ядерный взрыв порождает две ударных волны, прямую и отражённую от земли. На самом деле во время испытаний на полигоне стёкла

Большой Санкт-Петербургский Государственный цирк - официальный сайт

Семья Тоньи – дрессировщики в пятом поколении, представители старейшей в Европе династии, которая основала известный по всему миру одноименный цирк в Милане (1872 год), провозглашенный Королем Италии Национальным цирком страны.

«Итальянский цирк Togni» – это не просто страница в истории мирового цирка, это образец и основа гуманной дрессуры. Публика увидит разнообразное количество экзотических животных. Здесь предстанут и величественные индийские слоны, грациозные тигры, тропические змеи и крокодилы, невероятные верблюды и бизон, яркие зебры и забавный кенгуру. Все животные у артистов родились в неволе: слоны, тигры, зебры, кенгуру не знают другой жизни, и находятся в цирке в своей среде. Тигры у артистов с рождения живут вместе с дрессировщиками бок о бок.

Аттракционы с экзотическими животными будут сменять на манеже друг друга, чередуясь со зрелищными воздушными, акробатическим и иллюзионными номерами в новой масштабной программе, костяк которой составляет знаменитая итальянская династия Тоньи — одна из самых больших цирковых семей в мире во главе с легендарными дрессировщиками Коррадо и Давио. Каждый из них задействован как в отдельном номере, так и в совместной работе со своими супругами. Вместе артисты представляют на арене цирка симбиоз дрессуры, клоунады и высококлассных трюков. Утонченная итальянка Сьюзан Тоньи помогает супругу Коррадо дрессировать слоних-балерин. А супруга Давио – смелая воздушная гимнастка Александра Тарус, в их совместном номере поднимается под самый купол на собственных волосах. Дополнит картину несравненный французский дрессировщик Иван Дефорж.

В программе, режиссерами которой являются автор сценария и режиссер-постановщик – Лауреат премии Правительства РФ Дарья Костюк, и также художественный руководитель – Лауреат специальной премии Президента Республики Беларусь Сергей Бондарчук; заявлены такие громкие имена российского цирка как: обладатели «Золотого клоуна» XXXVIII Международного фестиваля циркового искусства в Монте-Карло – воздушные гимнасты Мальвина Абакарова и Валерий Сычев, обладатели «Серебряного слона» на IV Международном фестивале циркового искусства в Фигерасе – воздушные гимнасты Андрей и Алия Канахины, акробаты на встречных качелях под руководством Заслуженного артиста РФ Александра Скокова, лауреаты многочисленных международных фестивалей – жонглеры под руководством Елены Дрогалевой, знаменитый иллюзионный аттракцион под руководством Марии Кох-Кукес и другие артисты.

В «Итальянском цирке Togni» особое настроение привнесет живое музыкальное звучание от оркестра цирка под руководством Кирилла Хилько. Музыканты станут полноценными участниками представления, подарив зрителям неповторимую атмосферу праздника.

Цирк Togni хранит в себе те семейные традиции, которыми должна обладать цирковая династия: это кропотливая работа, высокое качество номеров, уважительное отношение к публике, искренняя дружба и взаимопонимание со своими питомцами, высочайший класс мастерства и неистощимая фантазия на манеже.

Категория: 0+

В Семее работает музей, посвященный истории Транссибирской магистрали – Semeyainasy

Статьи по теме

Читали: 249

data-ad-slot="1867841055">

Семей.03.07″Semeyainasy” – Вот уже на протяжении пяти лет, на втором этаже центрального железнодорожного вокзала, работает уникальный музей «Турксиб-Семей», где собраны экспонаты, отражающие историю Транссибирской магистрали.  В экспозиции музея также представлены материалы, в которых отражена история становления казахстанской железной дороги.

Инициатором создания музея в нашем городе стал 82-летний ветеран Максут Кошжанов, который посвятил всю свою жизнь службе на железнодорожных путях. Благодаря энтузиазму этого человека, музей богат различными экспонатами. Есть здесь и семафоры, и колокола, и фотографии, которые повествуют о строительстве Турксиба…. Словом, здесь собрана вся история казахстанских железных дорог.

«Всё это я собирал сам. Здесь есть всё: от фотографий, до таких экспонатов, которых нигде больше уже не увидишь», – говорит создатель и директор музея Максут Кошжанов.

Удивительно, как в небольшой по размерам комнате вмещается около двух тысяч ценных экспонатов. К примеру, у самого входа, расположен предшественник современного компьютера.

«Этот аппарат – телетайп. Раньше им печатали неустанно. Сейчас, вот, мы все пользуемся компьютером, а раньше пользовались вот этим», – начинает экскурсию Максут Кошжанов.

Одним из самых крупных экспонатов музея, который просто не может не броситься в глаза, является семафор. Это средство сигнализации для подвижного состава на железных дорогах. Он состоит из металлической мачты и двух сигнализирующих крыльев.

А неподалеку расположился железнодорожный колокол, звон которого мгновенно разносится на десятки метров.

К слову, богатая экспозиция музея охватывает не только историю развития железной дороги. Здесь также есть уголок, посвященный ветеранам Великой отечественной войны.

«Здесь у нас небольшой уголок, посвященный героям войны. Различные фотографии, имена. С каждым годом ветеранов войны становится всё меньше, поэтому хочется сохранить память о них. Это те, кто отдал свою жизнь за светлое будущее нашей родины, это нужно чтить», – отмечает создатель музея.

Отдельная часть экспозиционного зала посвящена выставке «ЭКСПО», которая прошла в столице Республики прошлым летом. Максут Кошжанов с удовольствием делится сувенирами, привезенными с масштабной выставки.

«Это кепка с «ЭКСПО», такие мало где найдешь. А это книги, которые также привезены с выставки. Одна из них содержит материалы обо всём Казахстане, а одна именно об Астане. Очень красивые, иллюстрированные книги, в них очень много красок. Когда смотришь – глаз радуется. Еще есть в экспозиции вот такие значки, медальончики, они тоже привезены с выставки», – рассказывает ветеран, подробно описывая каждый из экспонатов.

Не оставил без внимания создатель музея и главную трагедию в истории Семея – ядерный полигон. Здесь собрана немалая коллекция фотографий, сделанная самим Максутом-ага, до и после ядерных испытаний.

«Полигон – это большая беда, которую пережила наша земля. И, несмотря на то, что он был благополучно закрыт, отголоски его до сих пор остаются. Тут у меня фотографии, которые я делал сам. Очень много фотографий, есть фотографии атомного озера, которое образовалось в результате взрыва. Есть фото до и после взрывов. Много чего есть о полигоне….», – говорит ветеран.

Помимо экспонатов, в музее также выставлены достижения железнодорожников. Огромное количество кубков и медалей занимает целую выставочную стену.

«Это всё посвящено работникам. Тем, кто долгие годы служит железной дороге. Здесь их достижения. Когда они приходят, им, конечно, очень приятно это видеть», – улыбается ветеран

В завершение экскурсии, директор музея поведал о том, что в будущем, планирует расширить экспозицию музея и дополнить ее новыми экспонатами. А потому, те, у кого есть интересные вещи, касаемо данной тематики, могут обратиться к Максуту Кошжанову напрямую по номеру 8 777 641 56 06 и предложить свою находку.

«Я очень рад тем, кто захочет дополнить коллекцию музея. Они могут обратиться ко мне, позвонив на мой телефон, я всегда отвечу, всегда очень рад буду принять какие-то интересные предложенные экспонаты», – отмечает Максут-ага.

Двери музея открыты для всех желающих в любой день недели, ведь экскурсии по музею Максут-ага проводит сам, а потому, прийти и ознакомиться с историей казахстанских железных дорог и нашего края в целом, может каждый на безвозмездной основе.

«Я не могу сказать, когда могут люди приходить, а когда нет. Потому что я сам здесь и за директора, и за создателя музея, и за гида. Поэтому я всегда рад новым посетителям. Мне без разницы, сколько людей. Я могу с радостью провести экскурсию и для одного человека. Будь то выходной или рабочий день», – заключил Максут Кошжанов.

Наргиза Омарканова


Смотрите также

Описание: