Соловьев овраг в ульяновске где находится


Соловьёв овраг - Ульяновск | радиация

Russia / Uljanovsk / Ulyanovsk / Ульяновск
World / Russia / Uljanovsk / Ulyanovsk , 3 км от центра (Ульяновск) Мир / Россия / Ульяновск

 радиация, овраг, невидимый объект

 Загрузить фотографию

В Соловьёвом овраге до революции хоронили самоубийц и умерших неестественной смертью «а от тех самоубивцев, рассказывали сторожа в караулке острожных огородов (караулка эта была около оврага), много бывает по ночам страсти: ино место лезут прямо в окошки»...
В 1962 году на Ульяновском приборостроительном заводе произошел крупный пожар, в результате которого полностью сгорел цех с запасами радия-226, используемого в авиаприборах для световой индикации в ночное время. После пожара загрязненный радиоактивными материалами шлам вывезли и, недолго думая, свалили в овраг, который находился неподалеку от предприятия. По информации местных экологов, первоначально площадь загрязненного участка составляла четыре километра в длину и один километр в ширину. Пятна радиации были разбросаны по всей площади оврага.
В 1992 году уровень излучения в отдельных местах достигал 3 000 мкР/час. Заметим что естественный радиационный фон, как принято считать, не должен превышать 20 мкР/ час, а допустимый уровень радиации — 60 мкР/час.
Как следует из справки городского управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, загрязнение обусловлено высокотоксичными радионуклидами радия-226 с периодом полураспада 1600 лет.

Ближайшие города:

Координаты:   54°19'51"N   48°22'19"E

Улправда - Соловьёв овраг: история очищения

На прошлой неделе была поставлена официальная точка в истории радиоактивного заражения Соловьева оврага в Ульяновске.

 

Участок, куда 55 лет назад выбросили отходы, дезактивировали по федеральной программе «Росатома». Оценить проведенную работу лично приехал сенатор Сергей Рябухин. Специалисты компании «Российские радиоактивные отходы» с помощью приборов показали - овраг больше не «фонит». 

 

Радиационное загрязнение в Соловьевом овраге ликвидировано, встал новый вопрос - каким образом использовать 32 гектара земли, которые вернулись в распоряжение города. Согласно генеральному плану 2007 года, в этом месте предполагалось построить стадион. Однако, скорее всего, эти планы реализовывать не будут. 

 

- Судя по современным тенденциям, стадионы стараются в центре городов не строить, - рассуждает Сергей Рябухин. - Например, в Москве на месте гостиницы «Россия» совсем недавно разбили новый парк. Возможно, в подобных целях стоит использовать и эту территорию. 

 

С сенатором согласен и заместитель главы администрации Ульяновска Сергей Гигирев. По его словам, в строительстве стадиона на этом месте у города потребности нет. А возводить там жилые дома может быть опасно потому, что у Соловьева оврага оползневые склоны. Поэтому создание здесь зеленой зоны - наиболее вероятная перспектива. 

 

Правда, для этого нужно будет решить еще одну проблему - не дать превратиться Соловьеву оврагу в обычную свалку. Уже сейчас нерадивые горожане свозят сюда кучи мусора. Кроме того, на дне оврага находятся гаражи, которые имеют собственников. По словам Сергея Гигирева, когда станет понятно, в каком именно направлении развивать территорию Соловьева оврага, тогда руководство города начнет решать, что именно с ними делать.

 

- Во-первых, нужно выяснить, построены гаражи там законно или нет. Если законно, то можно найти варианты для переноса строений. Если незаконно, то их придется сносить, - объяснил Гигирев. 

 

Но что бы ни появилось в будущем на месте Соловьева оврага, горожане точно могут выдохнуть - радиоактивной язвы в центре города больше нет. Город чист! 

 

После рекультивации Соловьева оврага на территории Ульяновской области не осталось загрязненных радиацией участков. Однако, по словам Виктора Антипова, мониторинг на случай возникновения новых очагов загрязнения ведется. Особенно в заволжских районах области.

 

 

Подготовил Игорь УЛИТИН

Запретная зона

Соловьев овраг, который расположен практически в самом центре Ульяновска, еще в царские времена пользовался дурной славой. В нем хоронили самоубийц и умерших неестественной смертью. «А от тех самоубивцев, — рассказывали сторожа в караулке острожных огородов, которая находилась около оврага, -много бывает по ночам страсти: и но место лезут прямо в окошки»… А более полувека назад в окна местных жителей «постучалась другая» беда — радиоактивная.

Соловьев овраг — это небольшой микрорайон в самом центре Ульяновска. Потому и земля здесь стоит бешеных денег, ведь о злополучной радиации знает не каждый. Да и местные жители долго не подозревали, что живут рядом с мощным радиоактивным пятном, и узнали о нем практически случайно: после аварии на Чернобыльской АЭС по всей России началось обследование территорий, прослеживали движение радиоактивных облаков и осадков.
Ульяновской области удалось попасть в государственную программу по борьбе с радиационным заражением. В 1992 году в ходе проверки радиоактивную территорию обнаружили с помощью специально оборудованного вертолета «МИ-8» — летающей лаборатории, которая провела аэрогаммаспектрометрическую съемку города. Затем наземное обследование показало, что это локальное загрязнение, не связанное с чернобыльским.
По данному факту было проведено целое расследование и вот что оказалось…

Год 1962
Именно в этом году на Ульяновском приборостроительном заводе произошел крупный пожар, в результате которого полностью сгорел цех с запасами радия-226, используемого в авиаприборах для световой индикации в ночное время. После пожара загрязненный радиоактивными материалами шлам вывезли и, недолго думая, свалили в овраг, который находился неподалеку от предприятия. По информации местных экологов, первоначально площадь загрязненного участка составляла четыре километра в длину и один километр в ширину. Пятна радиации были разбросаны по всей площади оврага.
В 1992 году уровень излучения в отдельных местах достигал 3 ООО мкР/час. Напомним, что естественный радиационный фон, как принято считать, не должен превышать 20 мкР/ час, а допустимый уровень радиации — 60 мкР/час.
Как следует из справки городского управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, загрязнение обусловлено высокотоксичными радионуклидами радия-226 с периодом полураспада 1600 лет.

Первые меры
Сразу после обнаружения в 1992 году было принято решение полностью дезактивировать наиболее опасные участки, изъяв источники и захоронив их на полигонах радиоактивных материалов, в могильниках. Работы были проведены частично, но закончены они так и не были. Кстати, жители нескольких окрестных домов были переселены из злополучного места. Как оказалось, при строительстве использовался радиоактивный шлам из оврага, который замешивали в цементный раствор.
Соловьев овраг коварен тем, что радиация в нем кочует: из-за оползней, из-за движения дождевых, талых и грунтовых вод. Из-за этого данные мониторингов быстро устаревают. Необходимо провести огромный объем работ, но в первую очередь нужны противооползневые мероприятия и дренажная система для перехвата подземных вод. Иначе загрязненные массы попадают в Свиягу, а из нее — в Волгу. Но когда провели технико-экономический расчет, оказалось, что эта сумма превышает бюджетные возможности города на несколько лет. Попытались получить средства из федерального бюджета, но безрезультатно. Было заявлено, что «проблема имеет локальный характер, поэтому решать ее нужно за счет местного бюджета».
В настоящий момент в зоне, которую предварительно можно считать зараженной, находится более десятка жилых домов, а также строения как минимум двух ГСК.

Год 2014
В очередной раз история с Соловьевым оврагом всплыла совсем недавно. В январе 2014 года сенатор от Ульяновской области Сергей Рябухин встречался с генеральным директором «Росатома» Сергеем Кириенко. Накануне сенатор сделал запрос губернатору Ульяновской области Сергею Морозову о ситуации с радиацией на территории региона. Тут-то и вспомнили о злополучном овраге.
Проблема нашла понимание у господина Кириенко, и уже через сутки после встречи главы «Росатома» с Сергеем Рябухиным в Ульяновск была направлена рабочая группа. Специалистами «Росатома» был обследован район между улицами Карла Маркса и Урицкого с целью возможного проведения в дальнейшем рекультивации зараженной радиацией территории. При этом речь идет не только о поверхностном загрязнении, но и возможном заражении подземных вод, которое могло привести к широкому распространению радиации.
«На сегодняшний день стоит вопрос о включении Соловьева оврага в Федеральную целевую программу по преодолению последствий радиационных аварий, — говорит главный эколог области Константин Долинин. — Решение будет принято исходя из досконального изучения состояния Соловьева оврага и создания карты радиационного загрязнения. При этом исследовать планируется в том числе и заражение подземных вод».
Сейчас городским властям необходимо в кратчайшие сро-ки собрать необходимый пакет документов и только после этого начнется доскональное изучение. В случае принятия «Росатомом» по итогам этого исследования положительного решения о включении Ульяновска в целевую программу в течение двух ближайших лет в городе начнутся работы по рекультивации выявленных очагов заражения в Соловьевом овраге. И только после этого земли в центральной части города вернутся в хозяйственный оборот. «Что это будет — промышленная, хозяйственная застройка или жилые дома — пусть решает городская власть», — говорит Долинин.

Единственное «пятно на теле» Ульяновска
Проблема Соловьева оврага умалчивалась на протяжении десятилетий. Жители прилегающих домов давно уже смирились с этим фактом и в последние годы не разу не высказывали публичного недовольства повышенным радиационным фоном и уже давно потеряли веру в то, что власть обратит на них внимание и ситуация изменится в лучшую сторону. То же касается и членов ближайших ГСК, которые были построены в овраге уже после того, как о радиационном загрязнении стало широко известно из средств массовой информации. И это несмотря на то, что по данным мониторинга, подготовленного к визиту специалистов «Росатома», в ряде точек Соловьева оврага уровень радиации превышает ПДК в сотни раз.
Сейчас дело за властями и экологической общественностью. Необходимо в кратчайшие сроки собрать документы. И хочется верить, что в ближайшие два года жителей Ульяновска избавят от радиационного «гнойника».
Кстати, в случае включения оврага в целевую программу работами по рекультивации зараженных участков, по словам Константина Долинина, будет заниматься специализированная нижегородская организация. Стоимость проектных, изыскательских и строительных работ составляет весьма серьезные цифры, которые будут потрачены из федерального бюджета.
Иван Дубов

Соловьев Овраг. В Ульяновске люди живут в зоне радиационного загрязнения

Марина Катыс: В программе "Запретная зона" мы уже говорили о радиационном загрязнении и его последствиях. Но тогда речь шла о предприятиях, связанных с атомной энергетикой и применением ядерного оружия. Тем не менее, радиационное загрязнение территорий не всегда связано с деятельностью Минатома, локальное загрязнение может возникать и при авариях на производствах, напрямую не связанных с ядерной энергетикой. Главными опасностями такого загрязнения являются: Необратимость загрязнения. Оно может сохраняться от нескольких дней до миллионов лет, в зависимости от длительности периода распада радиоактивных веществ. Смертельное радиационное воздействие на человека не ощущается людьми сразу, в то же время воздействия радиации на организм человека даже в течение непродолжительного времени достаточно, чтобы ослабить организм и вызвать тяжелые болезни, которые рано или поздно приведут к смерти. Об опасности проживания на радиационно-загрязненных территориях говорит член-корреспондент РАН, президент Центра Экологической политики России Алексей Яблоков. Алексей Яблоков: Люди, которые ничего не подозревают, живут, рожают людей, выращивают капусту, картошку и так далее, и незаметно для себя подхватывают дозу радиации, которая может быть в десятки раз больше предельно допустимой концентрации. А мы говорим, что предельно-допустимая доза завышена, что ее надо снижать по крайней мере в 100 раз. То есть - это существенное дополнение к естественному фону, и оно неизбежно скажется, надо это понимать. Это не значит, что каждый из этих людей заболеет раком, но это значит, что последствия - будут обязательно: либо у потомков проявится какая-то резкая мутация, либо ослабнет иммунитет. Марина Катыс: Результатом облучения может стать изменение генетического кода человека, который, передаваясь потомкам, может привести не только к болезням и смерти, но и к мутациям. В Ульяновске причиной радиационного загрязнения территории стал пожар на приборостроительном заводе, который выполнял заказы по производству авиационного оборудования. Предлагаю вашему вниманию репортаж, подготовленный нашим ульяновским корреспондентом Сергеем Гогиным. Сергей Гогин: Недалеко от центра Ульяновска есть крупный овраг. Его красивое поэтическое название - Соловьев овраг - совершенно не соответствует его печальной славе. Жители прилегающих улиц знают, что здесь, недалеко от их домов, находится источник радиации, в десятки раз превышающей допустимые нормы. Знают, но не жалуются, не протестуют, не устраивают пикетов. Местный житель: Да нет, кому жаловаться? Да и Москва знает, что в Соловьеве овраге радиация. Куда мы пойдем? Если Москва знает: Каждый год поминают. Местный житель: И оползень тут у нас, и радиация: Местный житель: Там больше в десятки раз, чем положено. Местный житель: Мы здесь живем, разве на нас это не влияет? Сергей Гогин: Средства массовой информации действительно регулярно напоминают об овраге, подчеркивая необходимость его дезактивации. Но когда и почему Соловьев овраг стал радиоактивным? Об этом рассказывает главный эколог города Андрей Салтыков. Андрей Салтыков: В 1962 году на одном из промышленных предприятий города, расположенном в Ленинском районе, возник пожар - и большая часть производственных мощностей сгорела. На этом предприятии содержались радиоактивные вещества, которые использовались в технологиях. Это был приборостроительный завод, выполнявший заказы по производству авиационного оборудования. Этот радиоактивный материал использовался в составе так называемой "фотомассы" для того, чтобы в ночное время показания приборов можно было читать без источников света. Когда ликвидировали последствия пожара, зола вперемешку с этими радиоактивными материалами была сброшена в Соловьев овраг, который находится неподалеку. Тогда не обращали внимания на последствия радиоактивного загрязнения территории и широко использовали эту золу. Этот шлак применялся даже в строительстве: местное население замешивало соответствующий раствор, и делало из этого шлака жилые дома. Впоследствии оказалось, что эти дома буквально "светились". Использовался шлак и в качестве подстилающего материала под тротуары в Ленинском районе. Сергей Гогин: Тридцать лет никто из жителей этого района не подозревал, что живет рядом с мощным радиоактивным пятном. О нем узнали почти случайно, "благодаря" Чернобыльской катастрофе. После Чернобыля в Советском Союзе началась программа обследования территорий: прослеживалось движение и выпадение радиоактивных осадков чернобыльского происхождения. В 1992 году радиационная разведка добралась и до Ульяновска. Андрей Салтыков: Экологи Ульяновска подсуетились и включили свой город в эту программу, благодаря этому мы получили объективную картину радиационного загрязнения территории города и ряда других мест Ульяновской области. Это была летающая лаборатория на вертолете МИ-8, так называемая аэрогаммаспектрометрическая съемка города. Она как раз и выявила наш радиоактивный Соловьев овраг. Потом наземное обследование показало, что это локальное, местное загрязнение, не связанное с чернобыльским. Сергей Гогин: Площадь загрязнения представляла собой прямоугольник - 4 км в длину и 1 км в ширину. В 1992 году уровень излучения в отдельных местах достигал 3 000 мкР\час. Напомним, что естественный радиационный фон, как принято считать, не должен превышать 20 мкР\час, а допустимый уровень радиации - 60 мкР\час. Как следует из справки Городского управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, загрязнение обусловлено высокотоксичными радионуклидами радия-226 с периодом полураспада 1600 лет. Пятна радиации были разбросаны по всей площади оврага. Андрей Салтыков: Было принято решение наиболее опасные участки полностью дезактивировать, изъяв источники и захоронив их на полигонах радиоактивных материалов, в могильниках. Эту работу провели. И в жилых зданиях, построенных из шлакобетона, тоже находили такие источники - они тоже были изъяты, некоторые дома снесены, люди переселены. Сергей Гогин: Из-за отсутствия средств работы по дезактивации были в том же году прекращены. Последние замеры радиоактивности, которые проводились два года назад, показали, что на территории оврага сохранились три аномальных пятна, в двух из них уровень радиации достигает 400-600 мкР\час. То есть и сегодня те 360 человек, что живут на территории, прилегающей к оврагу, возможно, все еще подвергают свое здоровье опасности. В непосредственной близости к зараженному месту находятся механизированная колонна № 32 и гаражно-строительный кооператив "Сокол". Кстати, гаражи здесь появились уже после того, как стало известно о радиации в Соловьевом овраге, а наиболее опасные места были обозначены предупреждающими знаками. Начальник отдела по делам ГО и ЧС Валерий Годик удивлен, насколько беспечными могут быть люди. Валерий Годик: Три пятна с аномальными уровнями радиации - к ним подходить нельзя. В свое время администрация Ленинского района выставляла аншлаги, проводила разъяснительную работу: за забором механизированной колонны вам делать нечего, не подходите туда. Но население недисциплинированно, оно срывает аншлаги, дети зимой там катаются на санках. Более того, прилегающий гаражный кооператив начинает чуть ли не самостийно, без разрешения строить гаражи. Кроме того, некоторые председатели говорят: поскольку там такая ситуация - давайте, снижайте нам налоги. Сергей Гогин: Соловьев овраг коварен тем, что радиация в нем кочует: из-за оползней, из-за движения дождевых, талых и грунтовых вод. Поэтому данные мониторингов быстро устаревают. И проблема дезактивации, по мнению Андрея Салтыкова, не снята с повестки дня. Андрей Салтыков: Предстоит проведение огромного объема работ, но прежде всего нужно провести стабилизацию склона (ряд противооползневых мероприятий) и организовать дренажную систему, чтобы перехватывать подземные воды, чтобы не разрыхлялся грунт и загрязненные массы не попадали бы в приток Волги - Свиягу. Когда провели технико-экономический расчет, оказалось, что эта сумма превышает бюджетные возможности города на несколько лет, и были сделаны попытки получить эти деньги в федеральном бюджете. К сожалению, эти попытки не удались. Сергей Гогин: В Министерстве по чрезвычайным ситуациям сказали, что проблема имеет локальный характер, поэтому решать ее нужно за счет местного бюджета. Ульяновские спасатели считают, что чрезвычайной ситуации нет, и чтобы получить опасную дозу, нужно сутки просидеть в эпицентре загрязнения. Начальник районного отдела ГО и ЧС Валерий Годик. Валерий Годик: Но люди, которые туда не заходят, им угрозы нет. Сергей Гогин: Есть ли реальная угроза для владельцев гаражей, которые находятся в непосредственной близости от этого места? Валерий Годик: Во-первых, они по 24 часа там не находятся. Во-вторых, их бетонные сооружения чуть-чуть ослабляют дейсвтие радиации. А вообще, конечно, угроза есть. Точно так же, как в 30-километровой зоне Чернобыля - люди заходили, плевали на все, собирали грибы и так далее. Это сразу не проявляется, а потом - может проявиться в организме. Сергей Гогин: Власти не располагают официальной статистикой локализации специфических заболеваний на территории города, в частности, в районе, прилегающем к Соловьеву оврагу. Однако жители 1-й улицы Попова ведут свою статистику. Местная жительница: У нас тут пять домов, из пяти домов трое умерло. От рака. Может и из-за отходов, а может, и еще из-за чего-нибудь. Сергей Гогин: Воздействие малых доз радиации на организм человека - наименее изученная область в медицинской радиологии. Заведующий отделением Центра госсанэпиднадзора по Ульяновску Михаил Частоедов сравнивает малые дозы с инфляцией. Все, что выше естественного фона, нежелательно, говорит он. Михаил Частоедов: У нас есть стохастические и нестохастические эффекты. Нестохастические: то, что ожидаем, то и получим. Если, допустим, получить 100 рентген - то у вас будет лучевая болезнь первой степени. Это уже железно. А если то, что ниже 50-75 рентген - там мы не знаем, что будет. Но считается, что любая доза радиации сверх нормативного, сверх естественного фона увеличивает риск заболевания. А вызовет это заболевание или не вызовет - сложно сказать. Сергей Гогин: Прасковье Ястебовой, проживающей в частном доме вблизи опасного оврага, 76 лет. Она готова оставить свой дом и переехать куда угодно. Прасковья Ястребова: Я им сказала: вы возьмите это все и дайте нам одну комнату какую-нибудь, я с удовольствием ушла бы. Мы сами здесь строили, нам никто не давал. Какую-нибудь бы комнатку нам на двоих. Зачем нам здесь все это, у оврага? Сергей Гогин: Не рассчитывая на помощь властей, эта женщина все еще надеется на поддержку журналистов. Прасковья Ястребова: Сынок, скажи им, что вот здесь радиация, что мы здесь живем, вот так и так. Я - старуха, но мне ведь все равно жить хочется, я умирать не хочу. Хочу жить. Марина Катыс: Прокомментировать рассказ нашего корреспондента в Ульяновске Сергея Гогина я попросила директора по кампаниям Гринпис Россия Ивана Блокова. Иван Блоков: Сам по себе уровень радиоактивного излучения не является показателем, четко характеризующим опасность территории. Это скорее индикатор того, что такая опасность есть. Наиболее опасно в данном случае поступление радиоактивных частиц в человеческий организм с воздухом и с пищей. Пример подобной ситуации у нас уже есть в России - с 60-х годов в очень похожих условиях находятся жители Муслюмова Челябинской области. Совершенно очевидны возможные последствия. При серьезном загрязнении территории - крайне серьезный рост онкологических заболеваний. И на примере Муслюмова мы можем сказать, что число онкологических заболеваний там в 6-8 раз выше, чем в среднем по России и по региону. Это, безусловно, влияние на здоровье детей, в том числе - генетические последствия. Так в том же Муслюмове не существует ни одного здорового ребенка, родившегося за последние годы. Это может быть водянка головного мозга и совершенно разнообразнейшие заболевания, в первую очередь у детей и у тех взрослых, которые достаточно долгое время прожили на территории. Марина Катыс: В случае с жителями деревни Муслюмово ответственность комбината "Маяк" не подвергается сомнению. Но в Ульяновске за прошедшие 40 лет сменились не только представители местных властей, но и администрация приборостроительного завода, и те, кто в 1962 году ликвидировал последствия пожара. Главный эколог Ульяновска Андрей Салтыков считает, что ответственность за радиационное загрязнение Соловьева оврага сейчас возложить не на кого. Андрей Салтыков: Может быть - за давностью, но мне кажется, что даже и расследования не было, не возбуждалось никаких специальных дел, то есть это прошло как-то мимо. Хотя, мне кажется, до сих пор это еще актуально, и этот вопрос очень правомерен. Марина Катыс: И снова я обращаюсь за комментариями к директору по компаниям Гринпис Россия Ивану Блокову. Кто несет ответственность за загрязнение территории? И к кому обращаться жителям, которые не хотят жить на этой загрязненной территории? Иван Блоков: Ответственность в настоящее время за это не несет никто, просто потому что производителей тех приборов просто не осталось. Единственное, кто может и должен принимать меры, это - государство в лице федеральных и региональных властей. Куда могут обращаться жители? Безусловно, надо обращаться в Санитарную службу, но эффект от этого будет почти нулевой. А самое главное, жители должны доказать, что они проживают на загрязненной территории, и в таком случае, по законам Российской Федерации, им должно быть предоставлено жилье вне загрязненной территории. Марина Катыс: Федеральные власти, в принципе, признают, что этот Соловьев овраг является загрязненной территорией. И даже уже известна сумма, необходимая для реабилитации этих земель. Но местный бюджет таких денег не имеет, а федеральный полагает, что решать проблему должны местные власти. Иван Блоков: Расщепляющиеся радиоактивные атомные материалы являются компетенцией федерального правительства, а отнюдь не регионального бюджета, поэтому совершенно точно, что решать проблему, финансировать решение проблемы должны в обязательном порядке федеральные власти. Возможны два пути решения - либо исключение из загрязнения самой территории оврага, либо переселение людей с зараженной территории. Доказательства необходимости того, что люди должны быть переселены или немедленно должны быть приняты меры по предотвращению загрязнения оврага, - это специальный расчет, который должны произвести работники или областной, или даже, может быть, федеральной Санэпидслужбы (если областная не имеет надлежащего опыта), которые посчитали бы дозу, получаемую людьми в течение года. При превышении этой дозы люди должны быть переселены. Марина Катыс: Невозможность возложить ответственность на сегодняшние власти подтверждает и член-корреспондент РАН, президент Центра Экологической политики России Алексей Яблоков. Алексей Яблоков: Современные местные власти никакой ответственности не несут. Это большая правовая проблема. Ведь мы же знаем, что примерно 60 процентов загрязнения России в целом - это ответственность Советского Союза, когда приоритетом "холодной войны" было создание ядерного щита. Но сегодня - где то правительство? Где те чиновники, которые принимали решения? Где хозяйственные деятели, которые принимали решения закопать, высыпать, вылить и так далее? Сейчас уже в этом не разобраться. Это - наша общая беда. Пока люди, которые там живут, не скажут, что они не хотят так жить, ничего не будет сделано. А когда они это скажут, найдутся и деньги в местном бюджете, и депутаты будут просить федеральный бюджет. Так было на Алтае, так было на Тоцком полигоне. Когда люди привлекают к этому внимание, то политики вынуждены искать и находить решения, то есть, в конце концов, находить деньги. Марина Катыс: Что касается финансового участия приборостроительного завода в работе по дезактивации Соловьева оврага, то экологи во главе с Андреем Салтыковым уже ставили этот вопрос. Андрей Салтыков: Поскольку был кризис, поскольку были банкротства и всякие реорганизации, этого нам как раз и не удалось сделать. Что касается ответственности и публикаций, то они, в принципе, проходили, и неоднократно. Сейчас в связи с остротой других социальных проблем экология и здоровье как-то отошли на задний план и в рейтинге приоритетов находятся не в первом десятке. Может быть, с этим связано и то, что социального запроса на это никакого нет. Марина Катыс: Так называемое "отсутствие социального запроса" не может служить оправданием бездействия местных властей. На загрязненных территориях уже 40 лет живут люди. Возможно, они недостаточно грамотны с юридической точки зрения, чтобы сформулировать этот "социальный запрос" и предъявить администрации свои требования. Но они обладают теми же правами, что и остальные граждане РФ, в частности - на благоприятную окружающую среду. К сожалению, локальное радиационное загрязнение в Ульяновске - далеко не единичный случай. О том, каков в действительности масштаб такого локального, но весьма распространенного загрязнения, рассказывает директор по кампаниям Гринпис Россия Иван Блоков. Иван Блоков: Количество таких загрязненных точек крайне высоко. Такие точки в последние годы обнаруживались не только в регионах, но даже в Москве и Санкт-Петербурге. Если проводить аналогию с остатками захороненного химического оружия, то химическое оружие в Российской Федерации сейчас захоронено примерно в 300 точках. Я бы сказал, что серьезных участков, имеющих радиоактивное загрязнение, тоже насчитывается порядка нескольких сотен. Марина Катыс: И все эти люди, проживающие рядом с небольшими захоронениями радиоактивных отходов, страдают от излучения. Ведь не существует программы по переселению этих людей. Иван Блоков: Да, в настоящее время не существует программы по переселению этих людей. Даже жители тех поселков, которые заведомо доказано загрязнены, которые имеют право на переселение, физически не могут переселиться из-за отсутствия средств, из-за нежелания федеральных властей предпринимать какие-либо оперативные и серьезные меры по этому поводу. Причем я сейчас говорю только о тех территориях, только о тех деревнях и поселках, которые пострадали или от взрыва на "Маяке", или от Чернобыльского взрыва, когда территории были официально признаны непригодными для проживания. Даже оттуда люди не могут быть переселены. Что касается локальных точек загрязнения, то с ними ситуация немножко проще, потому что, как правило, их можно убрать. Но и это не делается, поскольку просто об этих точках не знают. В большинстве городов России детальная радиометрическая съемка сделана не была. Так что единственное, что сейчас можно посоветовать людям, - это пытаться вынудить государственные службы проводить замеры того, что находится рядом с их жильем. Марина Катыс: А перспективы обращения в судебные инстанции? Иван Блоков: В том случае, если гражданин может доказать, что он проживает в условиях, непригодных для проживания, тогда судебная инстанция может помочь, она может обязать федеральные власти переселить его или провести уборку территории. Но для этого нужно иметь четкие доказательства, которые получить крайне и крайне сложно. Марина Катыс: Мониторингом за состоянием окружающей среды в России занимается Гидромет. Алексей Яблоков: Есть такие сведения, не особо полные, конечно, потому что полностью просмотреть территорию России каждый год нельзя. Но все-таки Гидромет выворачивается наизнанку и каждый год делает обзор радиационного состояния России. И вот в этом обзоре радиационного состояния России (кроме того, что делается вокруг атомных станций, вокруг "Маяка") обязательно присутствует раздел вот таких случайных источников. Например, мы знаем, что в Москве каждый год обнаруживается от 50 до 70 мест опасного превышения радиации - они ликвидируются. А на будущий год опять - это новые овраги, новые строительства. А по всей России таких мест ежегодно выявляется около сотни, в разных городах и поселках обнаруживаются эти пятна опасного загрязнения. Марина Катыс: Для ликвидации локального загрязнения граждане должны обращаться к местным властям. Алексей Яблоков: У нас довольно хорошо развита система комбинатов "Родон". В России есть 16 больших могильников, где захоранивают как раз эти средне- и слабо-активные радиоактивные отходы. Это - дело Санитарно-эпидемиологической службы. В чрезвычайных ситуациях это, конечно, МЧС, но вообще, это - прямая обязанность Санитарно-эпидемиологической службы. Я бы порекомендовал следующий алгоритм действий: надо обращаться к местным экологическим и правозащитным организациям. Сейчас все больше развивается эколого-правозащитное движение, общественные организации могут привлечь грамотных адвокатов. Потому что у нас много хороших законов, но эти законы не работают, пока мы их не подсунем под нос судьи, который иногда даже не знает о существовании этих законов. Надо возбуждать судебные дела. Если граждане не находят понимание у местной администрации, если добровольно деньги не выделяются, значит - надо идти в суд, но только грамотно оформлять эти все дела. Нужно обязательно привлечь грамотного юриста. Марина Катыс: Но не только общественные организации должны заниматься ликвидацией радиационного загрязнения. Начальник районного отдела Ульяновска по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Валерий Годик считает, что есть только один вариант решения проблемы. Валерий Годик: Обследование, оценка обстановки и выбор оптимального решения. Первый вариант: убрать этот слой, вывезти. Второй вариант: сделать какой-то забор, крепкий, настоящий забор, если только он не уйдет туда (он на склоне). Но самый оптимальный вариант - это срезать слой земли и отправить в могильник на захоронение.

Соловьев овраг в Ульяновске дезактивирован

9 ноября состоялось совещание комитета Законодательного Собрания по аграрным вопросам, продовольствию, развитию сельских территорий, природопользованию и охране окружающей среды. В работе принял участие представитель Законодательного Собрания Ульяновской области в Совете Федерации Сергей Рябухин, председатель профильного комитета Законодательного Собрания Виктор Антипов, руководитель фракции «Единая Россия» в Законодательном Собрании Ростислав Эдварс, министр сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Ульяновской области Михаил Семёнкин, представители правительства Ульяновской области, администрации города Ульяновска и надзорных органов.

В ходе совещания были рассмотрены итоги дезактивации территории Соловьева оврага и перспективы дальнейшего использования данного земельного участка.

— Можно сказать, что большая многолетняя работа по дезактивации Соловьева оврага в Ульяновске завершена, — информировал Виктор Антипов. — Хочу поблагодарить за участие в решении этого острого вопроса Губернатора Сергея Морозова, правительство Ульяновской области, администрацию города Ульяновска. Особую поддержку нам оказали сенатор от Ульяновской области Сергей Рябухин и бывший глава госкорпорации «Росатом» Сергей Кириенко. Благодаря нашим совместным усилиям сегодня в центральной части города вводится в оборот участок площадью 32 гектара. Надеемся, что администрация города распорядится им эффективно.

История вопроса началась в 1962 году, когда на Ульяновском приборостроительном заводе возник пожар. На предприятии находились радиоактивные вещества, шлам от пожара вывозился в находящийся вблизи Соловьёв овраг. Меры по рекультивации заражённых грунтов тогда не проводились, а настоящий масштаб экологической катастрофы был выявлен только после аварии на Чернобыльской АЭС, когда Ульяновской области удалось попасть в государственную программу по борьбе с радиационным заражением. Локальные очаги радиационного заражения радионуклидом радия-226 обнаружены в результате обследований радиационного фона, проведённых в октябре-декабре 1991 года Зеленогорской поисковой экспедицией на территории левого склона Соловьёва оврага и прилегающего к нему участка, находящегося вне зоны оврага.

В 2015 году в рамках мероприятий по реабилитации загрязнённой территории «Соловьёв овраг» между Государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и правительством Ульяновской области заключено Соглашение по реализации федеральных и региональных программ, а также координации совместной деятельности по вопросам обеспечения радиационной безопасности на территории Ульяновской области.

Финансирование работ через федеральную целевую программу стало большим подспорьем для бюджета Ульяновской области. Дезактивация началась 10 июля 2017 года и закончена в установленный контрактом срок. Радиоактивный грунт помещался в плотные мешки, а затем в специальные контейнеры. После окончания работ контейнеры вывезены за пределы Ульяновской области. Значение проделанной работы трудно переоценить, угрозу представлял не только заражённый грунт, но существовала и вероятность заражения подземных вод.

Сергей Рябухин отметил, что сегодня стоит задача навести на очищенной территории порядок, убрать завалы из плит, бетона и грязи и не допустить на данном участке образования несанкционированной свалки мусора, то есть провести системные работы по благоустройству.

Также на совещании комитета обсуждалась судьба полигона твердых бытовых отходов в селе Красный Яр Заволжского района Ульяновска. Этой свалке более 30 лет. Собственник объекта, ООО «Полигон», в нарушение требований законодательства не провел рекультивацию земельного участка.

Решением арбитражного суда города Ульяновска в конце 2016 года ООО «Полигон» было признано банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство.

По информации профильного министерства, рекультивация полигона возможна за счет средств федерального бюджета в рамках приоритетного проекта «Снижение негативного воздействия на окружающую среду посредством ликвидации объектов накопленного вреда окружающей среде и снижения доли захоронения твёрдых коммунальных отходов» («Чистая страна»).

По словам Виктора Антипова, сегодня крайне важно, чтобы полигон в Красном Яре вошел в данную федеральную программу. Все надзорные органы обследовали данный объект и выдали необходимые предписания. Средства на разработку проектной документации в региональном бюджете на 2018 год уже заложены. Законодательное Собрание намерено подготовить письмо в министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации с просьбой оказать поддержку в решении вопроса полигона в Красном Яре.

Соловьев овраг: свалка или самострой?

Дмитрий Минаев
Очистка Соловьева оврага от радиоактивных отходов всерьез поставила вопрос о его дальнейшем использовании. Отсутствие контроля над территорией приведет к образованию еще одной свалки в самом центре Ульяновска.


Территорию оврага нужно развивать, так как в ином случае она может снова «зафонить»: сейчас туда уже свозят автомусор и другой хлам. Фото «Ульяновск Сегодня»

Согласно действующему Генплану Ульяновска от 2007 года, в овраге должен разместиться стадион. При наличии радиоактивных отходов о его строительстве не могло быть и речи. Однако теперь, когда территория очищена, чиновники заговорили о том, что эти планы могут быть пересмотрены.

На «круглом столе», состоявшемся в прошлый четверг, председатель комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, сенатор от Ульяновской области Сергей Рябухин обратился к горадминистрации с просьбой решить, как в дальнейшем будут использоваться высвобожденные 32 гектара земли, которые занимает овраг. Сенатор высказал опасения, что, если эта территория останется без контроля, она может вскоре превратиться в несанкционированную свалку или будет занята самостроем.

Как пояснил начальник управления охраны окружающей среды администрации Ульяновска Александр Курашов, сейчас территорию оврага занимают бывшие автотранспортные предприятия и гаражные кооперативы.

— Земельный участок практически в центре города при правильном подходе можно использовать очень эффективно, — отметил заместитель главы администрации города Ульяновска – начальник управления по строительству Сергей Гигирев. — Мы проведем анализ ситуации и возьмем на контроль вопрос несанкционированного вывоза в овраг отходов, активизируем усилия по принятию решения о дальнейшем развитии территории, возможно, привлечем для этого горожан. Для жилья это не лучшее место — я, как строитель, не представляю, как там возводить дома, а вот инфраструктурные объекты, зоны массового отдыха – это вполне логично и приемлемо. Окончательное решение по использованию территории примем в следующем году.

Глава экопалаты Александр Брагин предложил рассмотреть вопрос о возможности размещения в овраге малоэтажной застройки и создания зеленой зоны. Он отметил, что бизнесу такие неудобья сами по себе малоинтересны, поэтому территорию необходимо развивать на условиях частно-государственного партнерства.

Встал вопрос и о судьбе расположенных в Соловьевом овраге гаражей.

— Мы проверим все строения на предмет законности их размещения. Если они должным образом оформлены и будут мешать освоению территории, будем их выкупать у владельцев. Если же это самострой, будем решать по закону, — отметил Сергей Гигирев, видимо, имея в виду их демонтаж.

Напомним, на прошлой неделе были завершены работы по вывозу загрязненного низкорадиоактивными отходами грунта и рекультивации территории Соловьева оврага (территория Ленинского района между улицами Карла Маркса и Урицкого). В 1965 году здесь были размещены радиоактивные остатки приборов после пожара на Ульяновском приборостроительном заводе («Утес»). В 90-х годах прошлого века предпринимались попытки очистки оврага, но работы не были завершены.

Расстрельные овраги

В редакцию «МГ» пришло письмо от жительницы Ульяновска А.В. Антоновой. Читательница пишет: «Моих предков расстреляли. Хочу знать расположение мест в Ульяновске, где расстреливали в 1930-е годы. Ещё хочу узнать историю Соловьёва оврага, что на севере города. Верно ли, что там тоже проходили расстрелы людей?»
В теме разбирался Ермил Задорин.


«НЕХОРОШЕЕ МЕСТО»

В дореволюционном Симбирске два места пользовались одинаково недоброй славой: Соловьёв овраг на северной окраине города (в стороне Куликовки) и Стрижёв овраг — на его южной окраине (напротив современного моторного завода). Происхождение названий обоих оврагов неясно. Одни связывают их с птицами, соловьями и стрижами, другие — с землевладельцами с «птичьими» фамилиями, чьи владения когда-то располагались поблизости.
А про Соловьёв ещё говорили, что в названии его — память о местных «соловьях-разбойниках», некогда облюбовавших овраг и со свистом нападавших на проходивших и проезжавших мимо. Действительно, с этим местом было связано немало громких преступлений.
В июне 1875 года у симбирского мещанина Прокофия Каргина неожиданно пропала жена София. Спустя десять дней после начала поисков обезображенное и обнажённое тело молодой женщины обнаружили в Соловьёвом овраге. Несколько лет потом овраг в ужасе обходили стороной не только женщины, но и физически крепкие мужики.
Дурной славы Соловьёву оврагу добавляло то, что здесь с давних пор принято было хоронить самоубийц и прочих не отпетых должным образом покойников, ставших жертвой случайных обстоятельств: упившихся до смерти, утонувших, замёрзших, задавленных. При частых оползнях кости, а то и полуразложившиеся тела их являлись наружу, наводя понятный трепет на обывателей.
В ночь на 30 декабря 1907 года здесь закопали пятерых повешенных во дворе губернской тюрьмы по приговору военно-полевого суда террористов-революционеров. В начале осени 1913 года на останки казнённых случайно наткнулись играющие дети. Матери двоих из расстрелянных просили начальство выдать им останки для должного перезахоронения, но получили отказ. Тела были тайно вывезены и захоронены в районе Стрижёва оврага.

ВРЕМЯ РЕПРЕССИЙ
Итак, казнённых в Соловьёвом овраге хоронили. Но чтобы расстреливали, — таких документальных
свидетельств нет. К эпохе массовых репрессий, начавшейся у нас в стране и в Симбирске-Ульяновске с Гражданской войной, здешние окрестности были довольно плотно заселены. Главной же тюрьмой новой эпохи, вместо старой и тесной губернской тюрьмы, располагавшейся примерно у перекрёстка нынешних улиц Гагарина и К. Маркса, стал Исправительный дом, современный СИЗО, расположенный на улице 12 Сентября, куда более поместительный. Ближайшим к Исправдому оказался Стрижёв овраг, в котором начали исполнять смертные приговоры и хоронить расстрелянных или умерших узников.
Этому способствовало то, что в нижней части Стрижёва оврага издавна располагалось больничное кладбище, где производились, в том числе, и братские захоронения умерших во время частых в старину эпидемий. Сам же Стрижёв овраг служил главной свалкой городских нечистот, «аромат» которых замечательно разгонял ненужных свидетелей.
Почин этой невесёлой практике заложили «белые», захватившие Симбирск 22 июля 1918 года. Самосуд и расстрелы прокатились в тот день по всему городу, большевиков без всякого суда убивали прямо на улицах.
А вот как проходили расстрелы на заре советской власти, фиксирует протокол приведения в исполнение смертного приговора над 35-летним Петром Власовым, осуждённым к расстрелу за вооружённый грабёж. 17 августа 1920 года в 23.15 в Исправдом прибыл начальник отряда батальона Губче-ка Симон и шесть красноармейцев.
В сопровождении тюремного врача и члена Губревтрибунала Власова пешком повели в Стрижёв овраг. На месте, в 0.30, «осужденному предложено снять верхнюю одежду, каковой остался в нижнем белье». В 0.35 ночи «по осужденному по команде Начальника отряда был дан залп из винтовок, после чего врач произвел освидетельствование расстрелянного, оказавшегося мертвым. В заранее вырытую могилу, в 10 шагах от места расстрела, труп бандита был зарыт на глубине 3 аршин. Могила была сровнена с поверхностью земли».
В 1930-е годы, когда маховик политических репрессий раскрутился и счёт жертв пошёл на десятки и сотни, карательные органы уже не могли позволить себе роскошь «прогуливаться» с приговорёнными к расстрелу до Стрижёва оврага, равно как роскошь тратить на каждого по полдюжины винтовочных патронов. Казнили в здании Горотдела НКВД, бывшем особняке купца Сачкова (ныне, по странной иронии судеб, занятым Симбирским епархиальным управлением) на улице Льва Толстого. Смертникам стреляли в затылок, а потом тела вывозили на грузовике всё в тот же Стрижёв овраг или к другим местам захоронений.
Ермил ЗАДОРИН

Радиоактивный овраг становится элитным поселком

Дерзко желтая табличка со значком радиации «Опасно! Проход запрещен!» — пожалуй, единственное предупреждение, которое сегодня можно обнаружить в Соловьевом овраге в центральном районе Ульяновска.

Здесь весело играет местная детвора, и если не знать, что стрелка дозиметра зашкаливает за 600 микрорентген/час, можно подумать, что оказался в живописном и вполне благополучном поселке.

Соловьев овраг, протянувшийся на несколько километров в самом центре Ульяновска, имеет дурную славу. Радиационный фон здесь в десятки раз превышает допустимые нормы. О том, что овраг чрезвычайно опасен для жизни, впервые стало известно после аварии на Чернобыльской АЭС.

Опасная территория расширяется

После трагедии в стране начались масштабные проверки, в ходе одной из которых радиоактивную территорию обнаружили с помощью специально оборудованного вертолета «МИ-8».

Было организовано целое расследование — оказалось, что в 1962 году на Ульяновском приборостроительном заводе произошел крупный пожар, в результате которого полностью сгорел цех с запасами радия-226, используемого в авиаприборах для световой индикации в ночное время.

После пожара загрязненный радиоактивными материалами грунт вывезли и, недолго думая, свалили в овраг, который находится неподалеку от предприятия. По информации местных экологов, первоначально площадь загрязненного участка составила четыре километра в длину и один километр в ширину.

В официальных документах городского Управления по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций сообщается, что загрязнение обусловлено высокотоксичными радионуклидами радия-226 с периодом полураспада 1600 лет.

Сегодня эксперты уже затрудняются точно сказать о площади радиоактивного загрязнения: овраг находится в оползневой зоне, и опасная территория постоянно расширяется.

«Дома буквально светятся»

Соловьев овраг — это небольшой микрорайон в самом центре Ульяновска. Потому, говорят местные жители, земля здесь стоит бешеных денег, ведь о злополучной радиации знает далеко не каждый.

Пенсионерка Людмила Борисова каждый день здесь гуляет со своими внуками. «Знаем мы про эту радиацию! Да вот где она? Не видим мы ее и не чувствуем, — говорит женщина. — А куда нам деваться? Мы бы с удовольствием отсюда переехали, да некуда».

«Сброшенную в овраг золу вперемешку с радиоактивными материалами использовали в строительных целях — замешивали в раствор, делали блоки для жилых домов, — рассказал BBCRussian.com ульяновский эколог Александр Брагин. — Тогда никто не подозревал о возможных следствиях. Лишь спустя несколько лет выяснилось, что построенные дома буквально светятся».

Представители местных властей считают, что сделали все от них зависящее.

ЧП локального характера

Руководитель отдела экологии и природных ресурсов администрации Ульяновска Андрей Салтыков заявляет, что возглавляемое им ведомство неоднократно пыталось найти необходимые средства на проведение дезактивации оврага, но деньги на эти цели не находятся по сей день.

«В ходе одной из проверок Соловьева оврага были обнаружены места, в которых уровень радиации превышает 1000 мкР/час (естественный радиационный фон — 20 мкР/час), источниками излучения оказались два циферблата от военных приборов», — рассказывает Салтыков.

По его словам, некоторые работы по обеззараживанию территории все-таки проводились, но это — капля в море.

«Городские власти пытались получить средства из федерального бюджета, но, к сожалению, в итоге добиться ничего не удалось, — признается чиновник. — Из Министерства чрезвычайных ситуаций пришел официальный ответ, который сводился к тому, что ЧП носит локальный характер, поэтому устранять его последствия должны за счет местного бюджета. Но все же прекрасно понимают, что в бюджете порой с трудом находятся деньги на горячее водоснабжение, а на дезактивацию оврага требуются серьезные средства».

Соловьев овраг прилегает прямо к протекающей в городе реке Свияге. Это означает, что радиоактивные пласты могут сползти и в нее.

«Пока ничего не болит»

Эфемерность радиоактивной опасности притупляет у людей чувство страха.

«Когда мы только узнали, что живем в радиоактивной зоне, то очень испугались: некоторые запаниковали, побросали дома, а мне с семьей перебираться некуда, — рассказывает местный житель. — Теперь страх отошел, мы уже несколько лет живем, и пока ничего не болит. Раньше мы жаловались, письма в различные инстанции писали, а теперь бросили — все равно к нам чиновники не ездят: боятся, видимо».

Заведующий отделением ионизирующих, неионизирующих излучений ульяновского Роспотребнадзора Михаил Частоедов поясняет, что воздействие радиации не проявится в одночасье.

«Подобное регулярное облучение может сказаться на последующих поколениях — например, вызвать онкологические заболевания или различные мутации», — говорит Частоедов.

«Я еще пожить хочу»

Существует в Соловьевом овраге и собственная статистика. Пенсионерка Прасковья Ястребова загибает пальцы, считая умерших соседей: получается, что только на одной улице Попова в трех из пяти домов люди умерли от онкологических заболеваний.

Доказать, что виной всему радиация, конечно, невозможно, хотя сами обитатели Соловьева оврага в случайности верить категорически отказываются. «Дали бы мне хоть угол в каморке — сразу убегу отсюда, я тоже еще пожить хочу», — признается женщина.

Представители местных властей не устают жаловаться на беспечность местных жителей. «Мы проводили с населением разъяснительную работу, огораживали места, где фиксировалось максимальное излучение. Но люди ничего не слушают! Ограждения им не помеха, а на предупредительные таблички они, вообще, внимания не обращают», — рассказали в городской администрации.

В самом эпицентре радиоактивного излучения находится гаражно-строительный кооператив «Сокол». Появился здесь он, кстати, уже после того, как стало известно о запредельном радиационном фоне.

Недавно члены кооператива потребовали от властей налоговых льготах, апеллируя к тому, что ежедневно подвергаются опасному воздействию радиации.

«Покажите мне, где тут ваша радиация»

С виду Соловьев овраг напоминает настоящий оазис в разрастающемся городе. Здесь нет оживленных городских магистралей, не коптят трубы промышленных предприятий.

Наверное, именно поэтому в последнее время Соловьев овраг облюбовали представители местной деловой элиты. Мужчина в дорогом строгом костюме, отрекомендовавшийся местным предпринимателем Александром, недавно купил здесь земельный участок.

Теперь строит дом, куда в ближайшем будущем планирует переехать вместе с супругой и детьми. «Если покажите мне, где тут ваша радиация, сразу же продам обратно этот участок и уеду», — улыбается мужчина и совершает рукой такое движение, словно пытается что-то поймать.

Радиация не может помешать молодому коммерсанту. Он признается, что несколько лет копил деньги на приобретение земли в центре города, именно поэтому разговоры о повышенном радиационном фоне его раздражают и веселят одновременно.

Александр — далеко не единственный, кому радиация не страшна, и кто решился жить в этом живописном месте. Сегодня здесь можно наблюдать идущую ударными темпами застройку — возводится особняк за особняком.

Соловьев овраг постепенно превращается в элитный поселок. По дороге летят грузовики со стройматериалами, повсюду весело колотят сваи. Здесь ни для кого уже не секрет, что предприимчивые ульяновцы выкупают у стариков разваливающиеся хибары, сносят их и возводят многоэтажные коттеджи.

«Это такой русский экстрим — стремление жить на вулкане, — считает психолог Ирина Семенова. — Ведь можно найти не менее живописное место для строительства особняка, но людей привлекает загадочная аура, сложившаяся вокруг Соловьева оврага, и они не думают, что, на самом деле, подвергают себя и своих близких опасности».





Соловьев овраг больше не опасен

Территорию Соловьева оврага между улицами Урицкого и Карла Маркса сегодня осмотрели сенатор Сергей Рябухин и представители саратовского отделения филиала «Приволжский территориальный округ» ФГУП РосРАО».

Как рассказал главный городской эколог Александр Курашов, всего с территории оврага было вывезено более 22 кубометров низкорадиоактивных отходов 4-го класса – радия-226, а все котлованы засыпаны чистым грунтом. После этого городская комиссия подписала акт приемки дорог. «Если ранее специалисты «РосРАО» находили места, где уровень радиации достигал 32 микрозивертов в час, в настоящее время он не превышает 0,3 микрозиверта. Это естественный фон, совершенно не опасный для здоровья человека», – подчеркнул Александр Курашов.

По словам главного инженера саратовского отделения филиала «Приволжский территориальный округ» ФГУП РосРАО» Эдуарда Сустретова, работы в овраге начались в 2016 году с очистки территории от строительного мусора, при помощи шурфов были определены границы загрязненного участка. Весь радиоактивный грунт удалось собрать и вывезти в течение 20 дней. В специальных контейнерах они будут переданы на долговременное хранение.

Сергей Рябухин пояснил, что проблемой дезактивации Соловьева оврага он и губернатор Сергей Морозов занимались с 2013 года. «Нам было важно попасть в программу ядерной и радиационной безопасности. Летом этого года все работы по дезактивации заражённого ещё в 1962 году, после пожара на Приборостроительном заводе, участка радиацией, были успешно выполнены», – сказал Сергей Рябухин.

Соловьёв овраг образовался в начале 60-х годов прошлого века. В 1962 году на Ульяновском радиоламповом заводе случился крупный пожар, в ходе которого выгорело сразу несколько цехов. К 1965 году весь мусор с места ликвидации аварии свезли в Соловьёв овраг, расположенный в Ленинском районе Ульяновска между улицами Урицкого и Карла Маркса. В числе производственных отходов были и радиоактивные металлы, используемые при производстве радиоламп. Их не исследовали, а попросту отправили на свалку. Разговоры о возможном радиоактивном заражении местности вокруг Соловьёва оврага и его последствиях для проживающих возле объекта людей заговорили только в 80-х годах, после аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда же специальная комиссия провела необходимые замеры и установила факт загрязнения местности.

Человеческая кожа на стене, сожженный еретик и спрятанные черепа. Где расположены самые зловещие места в Ульяновске

Праздник чертовщины, Хэллоуин, разошелся из Америки, куда его принесли ирландцы, по всему миру. В каждой стране и даже в каждом городе Хэллоуин приобретает свою специфику. 

В Ульяновске праздник широко не отмечается, но по такому случаю «Народная» попросила доцента УлГУ и заведующего детской библиотекой № 25 Дмитрия Русина провести экскурсию по самым мистическим местам Ульяновска.

Эти жуткие Курмыши

Курмыши - место, которое долгое время считалось самым злачным в Симбирске. Это участок на берегах Симбирки, примерно между нынешними улицами Орлова и Карла Маркса. 

- На современной карте там находятся часть улицы Федерации, улица и переулки Мира, - рассказывает Дмитрий Русин. 

Это был почти центр города, но здесь творилось черт-те что. В Курмышах собирались все низы общества. Они разбредались по притонам и публичным домам, откуда их периодически выносили вперед ногами после смертельных ножевых ранений или ударов чем-то тяжелым. Трупы же сбрасывали прямо с берега в Симбирку. Неудивительно, что с этим местом связано немало страшилок. 

Самая известная - о плачущей девочке. Она гласит, что как-то раз проститутка лет 12 украла у богатого симбирянина кошелек. Тот был так взбешен, что, узнав, кто воровка, избил бедняжку до смерти. Душа же ее так и не успокоилась. Говорят, что плачущая девочка до сих пор скитается по улицам Ульяновска, а именно недалеко от перекрестка улиц Гончарова и Карла Маркса. 

Там же, в Курмышах, то есть по руслу Симбирки, по словам старожилов, бродит некое фантастическое существо по имени Тибурон. С испанского переводится как «акула». Неизвестно, как выглядит это существо, но то, что оно страшное и опасное для человека, - факт. 

Еще одна «курмышская» история связана с тем, что однажды там… прекратился разгул преступности. В то время в одном из тамошних домов жил некий еврей. Кто-то заприметил в окне этого человека подозрительный огонек да и нажаловался в полицию. 

- Полицейские пришли с обыском и нашли в его доме икону и какую-то непонятную планку. Икону евреям в то время держать в домах не полагалось. Ее в итоге отдали в церковь, а планку сожгли, - продолжает Дмитрий. 

Судьба еврея неизвестна. Однако сказывают, что бардак в Курмышах воцарился по новой. 

А вот одна из немистических историй. Как-то раз в одном из опиумных притонов нашли несколько трупов в одной комнате, а на стене была надпись: «Сатана, изыди!». Вот такие последствия передозировки. 

Мрачные овраги

Еще одна пара загадочных мест - это Соловьев и Стрижов овраги. Они были недалеко от кладбищ, и там хоронили тифозных покойников, самоубийц и неотпетых. В общем, всех, кому не полагалось покоиться вместе с остальными. Оттого и появлялись истории о ходячих мертвецах, которые пугали кладбищенских сторожей. 

Жути Стрижову оврагу добавили расстрелы в этом месте в начале советской эпохи. Так называли овраг под мостом между современными улицами Кирова и Локомотивной. Если вы хоть раз там ходили или проезжали на поезде, то знаете, что Стрижов овраг до сих пор выглядит мрачно и жутковато. Именно с ним связана одна очень странная история конца ХIХ века. 

- Якобы один мужчина гулял по оврагу и увидел там ягненка. Он подошел к нему, поднял на руки и стал приговаривать: «Бяшка, бяшка». А ягненок начал за ним повторять человеческим голосом. Мужчина со страху его бросил, а барашек тут же рассыпался на искры. А через неделю человек умер в бреду, - говорит Дмитрий Русин. 

Отливальня или отпевальня? 

Все, кто ехал на поезде в сторону Заволжья, могли видеть разрушающуюся старинную башенку на обрыве. Ее еще называют домом Ляхова, по имени одного из симбирских помещиков. Правда, назначение здания до сих пор не ясно. То ли это был загородный дом тех самых дворян Ляховых, то ли часть находящегося недалеко литейного завода, то ли часовня-отпевальня.

- Если предположить, что это часть завода, то люди могли со временем перепутать слова «отливальня» и «отпевальня», - считает Дмитрий. - Хотя, скорее всего, это все-таки был именно дом. Потому что есть его старые фотографии, и ни на какую отпевальню он не похож. 

По словам Дмитрия Русина, заброшенным домом Ляхова часто пугали детей, говоря, что в нем на стене растянута кожа человека. В Интернете же можно найти рассказ о том, что после Великой Отечественной войны дом Ляхова стал пристанищем ульяновского криминала и там располагалась одна из воровских малин. В общем, то еще зловещее местечко. 

Гори, еретик

Нехорошим считалось в Симбирске и место, где сейчас находятся улица III Интернационала и парк Строителей. Дурную славу, по мнению Дмитрия Русина, оно приобрело после того, как здесь сожгли местного «еретика» Якова Ярова. Возможно, он был вовсе не еретик, а любитель анатомии. Потому что во время обыска у него нашли человеческие черепа и книги по анатомии. Но кем только не назовешь себя на дыбе. 

- Самое интересное в этой истории, что на него донесла жена, - удивляется Дмитрий. - Барышня была выдана за Якова Ярова не по любви, это раз. И супружеских обязанностей он не выполнял, это два. Зато целыми ночами просиживал в своей каморке. Арестовали Ярова в 1732 году, и четыре года он томился в тюрьме. А в марте 1736 года до него таки дошли руки, и его казнили. Как это было принято в России по отношению к еретикам, сложили сруб, обложили его сеном и подпалили. Причем заметьте: на дворе был уже довольно просвещенный XVIII век. 

Духи Свияги

Мельницы, согласно поверьям, всегда притягивали потусторонние силы. Вот и про Андреевскую мельницу, располагавшуюся недалеко от современного пешеходного моста через Свиягу, тоже ходили недобрые слухи. Якобы там видели некое жуткое существо. 

- Кто-то описывал его как получеловека-полузверя, кто-то как медведя-солдата. С перекошенным носом, со страшным рылом. Он появлялся, пугал людей и прятался, - продолжает Дмитрий Русин. 

Был ли на самом деле этот «зверь»? Возможно. Только, скорее всего, к нечистой силе не имел отношения. На мельнице мог прятаться беглый каторжник или солдат-дезертир, не желавший, чтобы к месту его укрытия приближались люди. 

Другая же свияжская история куда более кошмарная. Якобы по мосту через реку как-то ехала карета, в которой местный дворянин вез жену при смерти. Лошадей подгоняли, и повозка вместе с людьми рухнула в реку. С тех пор карета иногда появляется на мосту. В том числе и на том, что был построен уже в современное время.

- Хотя, честно вам признаюсь: сколько я ни ходил вечером около УлГУ, никакой кареты не замечал, - шутит Дмитрий. 

А вот некоторые ульяновские водители верят, что привидения причастны к тому, что на минаевском мосту часто происходят ДТП. Хотя все-таки винить здесь нужно самих автомобилистов, нарушающих ПДД.

 

Игорь УЛИТИН

В Ульяновске обнаружены радиоактивные источники

УЛЬЯНОВСК, 30 июл - РИА "Новости", Любовь Чиликова. В северной части Ульяновска во время обследования Соловьева оврага, возле которого находятся гаражи и механизированная колонна, обнаружены два локальных участка, где предельно допустимая норма радиации была превышена в 25-30 раз. Источниками радиации оказались два циферблата от приборов, применявшихся в советское время в военной технике. Об этом РИА "Новости" сообщил старший помощник межрайонного природоохранного прокурора Игорь Луньков. Первый источник был найден 23 июля, второй 28 июля.

Сейчас, по словам Лунькова, приборы находятся в безопасном месте, решается вопрос об их дезактивации. Межрайонная природоохранная прокуратура ведет доследственую проверку по факту нарушения обращения с радиоактивными отходами.

Обследование Соловьева оврага проводит Ульяновский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды по заказу мэрии Ульяновска на средства городского экологического фонда.

Как рассказал Луньков, впервые радиационная опасность в Соловьевом овраге была обнаружена во время аэрофотосъемки, которая проводилась в Ульяновской области в 1991 году после аварии на Чернобыльской АЭС. Вместе с территориями, пострадавшими в результате аварии, были обнаружены также места, куда радиация попала по другим причинам. В том числе Соловьев овраг. Выяснилось, что в овраге с 60-х годов находится несанкционированная свалка промышленных отходов одного из предприятий Ульяновска. В 1991 году оттуда было вывезено 70 мешков радиоактивных отходов. Затем Соловьев овраг проверялся в 1996 году и в 2000 году. Каждый раз там находили радиоактивные загрязнения. "Сейчас найдены сами источники, которые могли послужить причиной превышения радиационного фона", - говорит Луньков.

В данное время радиационная угроза со стороны Соловьева оврага маловероятна. По утверждению Лунькова, "даже найденные источники могли угрожать здоровью только при непосредственном контакте". Окончательные выводы о ситуации в Соловьевом овраге будут сделаны через месяц.


Смотрите также

Описание: