Муртаза рахимов где сейчас находится


Где сейчас работают Муртаза Рахимов, Раиль Сарбаев и экс-министры

О дальнейшей карьере первого Президента республики Муртазы Рахимова стало известно еще в конце лета – планируется, что он войдет в совет директоров компании «Башнефть». Пока же он возглавляет благотворительный фонд «Урал».

Бывший Премьер-министр правительства Раиль СарбаевФото: Валерий ШАХОВ

Бывший Премьер-министр правительства Раиль Сарбаев переехал в Москву. Сейчас он руководитель контрольно-ревизионной службы, председатель совета директоров компании «Ростерминал», входящей в холдинг «Уральская горно-металлургическая компания».

Бывший министр ЖКХ республики Гемань Асадуллин неожиданно для всех нашел работу в Управлении жилищного хозяйства Уфы – сейчас он заместитель генерального директора. Сотрудники Белого дома рассказывали, что на следующий день после отставки Гемань Гибадуллич пришел в правительство сдать дела. - Он был в очень хорошем расположении духа. Ходил счастливый и довольный в джинсах и футболке, - рассказал собеседник «КП».

Мы позвонили экс-министру.

- О, «Комсомолка», здрасьте-здрасьте! – голос экс-министра бодрый и веселый.

- Гемань Гибадуллич, как работается на новом посту?

- Хорошо. Занимаюсь, вот, реформированием ЖКХ, связью с населением и СМИ. Значит, и дальше будем работать! Хочу заняться помощью городским ТСЖ.

- Высыпаетесь теперь?

- Нет, - смеется Гемань Гибадуллич. – Так же рано встаю.

Экс-глава Минстроя республики Равиль Ибатуллин вопрос своего трудоустройства отложил до января 2011 года.

- Пока решил здоровье поправить. Предложения и проекты есть, но, честно говоря, плотно этим еще не занимался. Могу ответить однозначно, остаюсь в республике, в Уфе, - сказал он.

Экс-министр экономического развития Евгений ЕвтушенкоФото: Валерий ШАХОВ

Экс-министр экономического развития Евгений Евтушенко вернулся в науку, работает в Нефтяном университете завкафедрой экономики и управления на предприятиях нефтяной и газовой промышленности.

- Параллельно преподаю еще в БАГСУ. До Нового года планирую выпустить учебник по своему предмету, - рассказал он «КП».

Евтушенко абсолютно спокойно, без лишних эмоций пережил переходный период, сейчас, говорит, наконец, появилось время работать с аспирантами.:

Экс-глава МВД Рафаил Диваев ответил коротко и ясно:

-Я на пенсии. Чувствую себя вполне хорошо, всегда с удовольствием читаю «Комсомолку».

Министр культуры республики Ильдус Илишев

Министр культуры республики Ильдус Илишев тоже ушел в преподавательскую работу - теперь он заведующий кафедрой в Институте права БашГУ.

А бывший руководитель Госкомитета по предпринимательству и торговле Ринат Зайнуллин возглавил Октябрьский кожевенный завод.

Где прописаны известные уфимцы?

В Уфе, как в столице крупного региона, прописаны известные личности – политики, музыканты и спортсмены. Многим любопытно, в каком дворе можно встретить условного депутата или бывшего главу республики. Использовав открытую базу данных, мы составили список наиболее интересных и значимых уфимских персонажей. Как и предполагалось, большинство из них можно встретить в историческом центре столицы Башкирии.

МУРТАЗА РАХИМОВ

По нашим данным, главный аксакал башкирской политики был в разное время прописан сразу по нескольким адресам. Первый – квартира в неприметной многоэтажке по улице Энгельса в центре столицы. Окна в доме выходят на проспект Салавата Юлаева и на недостроенную мечеть «Ар-Рахим». Второй адрес – небольшое двухэтажное здание по улице Пушкина. Сейчас на картах оно обозначено как административное, поэтому вполне возможно, что у дома поменялся собственник. Наконец, третий адрес – коттедж в «поселке газовиков» по улице Менделеева. Известно, что здесь же, рядом с Муртазой Губайдуловичем, живут и его первые помощники, оставшиеся с ним после ухода Рахимова с поста Президента республики.

РУСТЭМ ХАМИТОВ

Будучи главой республики, Рустэм Хамитов жил рядом с парком Аксакова

Второй Президент Башкирии была прописан в Уфе и Москве. По официальным данным, в столице страны он был прописан по улице Тихвинской, недалеко от стадиона «Олимпийский». В Уфе Рустэм Хамитов прописан по адресу Цюрупы, 77. Но вполне возможно, что будучи главой республики, он проживал по другом адресу – в государственной квартире. По нашим данным, чета Хамитовых жила недалеко от парка Аксакова по улице Новомостовой.

ИРЕК ЯЛАЛОВ

Ирек Ялалов жил с домом у «Уфа-Арены»

Бывший мэр Уфы, а ныне сенатор от Башкортостана, в столице республики был прописан в Кировском районе в обыкновенной многоэтажке по улице Мубарякова. Однако во времена работы главой администрации города, чета Ялаловых проживала в историческом центре – прямо напротив «Уфа-Арены». Любопытно, что среди соседей Ялаловых были «миллионеры из трущоб» - выигравшие в лотерею в 2001 году Мухаметзяновы.

РАДИЙ ХАБИРОВ

Радий Хабиров жил в одном доме с Айдаром Галимовым

До того, как переехать из Уфы в Москву, Радий Хабиров жил в новостройке на пересечении улиц Достоевского и Мустая Карима. Примечательно, что в этом же доме прописан заслуженный артист Татарстана и Башкирии Айдар Галимов. Возможно, что в прошлом Хабиров по-соседски заходил в гости к знаменитому певцу.

Где проживал Хабиров в Москве нам неизвестно. Логично, что сейчас семья врио главы республики проживает со всеми «губернаторскими» привилегиями в одной из правительственных квартир.

КОНСТАНТИН ТОЛКАЧЕВ

Константин Толкачев прописан в «обкомовском» районе Уфы

Бессменный лидер Курултая Башкирии возглавляет главный законодательный орган власти республики вот уже 20 лет. По данным из открытых источников, Константин Толкачев зарегистрирован в «обкомовском» районе Уфы - в доме по улице Дорофеева. В прошлом в домах по соседству жила партийная элита.

В этом же доме прописан бывший премьер-министр Башкирии Рустэм Марданов.

ИВАН ДРЕМИН

Репер FACE вырос в Уфе на улице Авроры

Под таким «земским» именем эпатажного репера FACE знают немногие. Ваня родился в Уфе и до начала музыкальной карьеры жил в обыкновенной девятиэтажке по улице Авроры. Впрочем, сам артист этого никогда и не скрывал. В своих песнях он часто упоминает родной район – торговый центр «Иремель» и улицу Авроры, расположенную на «краю» микрорайона Зеленая роща.

ДИНАР ГИЛЬМУТИДНОВ

Динар Гильмутдинов прописан в доме рядом с уфимским Молодежным театром

Главный гаишник Башкирии прописан в шестиэтажном доме по улице Ленина. Здание находится аккурат перед Молодежным театром и Площадью двух фонтанов. Въезд во двор закрыт для посторонних с двух сторон. Видимо, чтобы днем двор не превращался в парковку посетителей соседних бизнес-центров.

Обращаем внимание, что некоторые данные, указанные в материале, могут быть устаревшими. Если вы знаете, где живут уфимские знаменитости, пожалуйста, дайте нам знать.

Рахимов, Урал Муртазович — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Рахимов.

Ура́л Мурта́зович Рахи́мов (башк. Урал Мортаза улы Рәхимов; 13 декабря 1961, Уфа, Башкирская АССР) — бывший генеральный директор ОАО «АНК „Башнефть“», депутат Государственного Собрания — Курултай Республики Башкортостан в 2003—2010 годах. Сын первого Президента Республики Башкортостан Муртазы Губайдулловича Рахимова.

В 2005—2012 годы входил в список 200 богатейших бизнесменов России по версии журнала Forbes[1].

Урал Рахимов родился 13 декабря 1961 года в Уфе[1]. Сын первого Президента Республики Башкортостан Муртазы Губайдулловича Рахимова и Луизы Галимовны Рахимовой[1].

В 1984 году окончил Уфимский нефтяной институт[2]. Затем учился во Франции в French Institute of Petroleum[1]. После получил степень магистра Пенсильванского университета (MS University of Pennsylvania).

В 1995—1999 годах — вице-президент, Председатель Совета директоров ОАО «Башнефтехим».

По мнению социолога Ольги Крыштановской, в Башкирии к концу 1990-х годов

сложился клан родственников президента: сын президента Урал Рахимов — вице-президент холдинга «Башнефтехим»; племянник жены президента Азат Курманаев — президент «Башкредитбанка»; жена президента Луиза Рахимова занимает ответственный пост в Министерстве внешних связей и торговли республики.[3]

С 1999 до 2002 года — председатель Совета директоров ОАО «Башкирская топливная компания».

В 2001 году возглавил совет директоров «Башнефтехима»[1].

В 2002 году возглавил совет директоров «Башнефти»[1].

В 2002—2006 годах — председатель Совета директоров ОАО «Башкирэнерго».

В марте 2003 года был избран депутатом Государственного совета республики Башкортостан (Курултай).

В 2003 году создал компанию «Башкирский капитал», куда перевёл контрольные пакеты шести предприятий ТЭКа Башкортостана[1].

С 2006 по 2009 год — генеральный директор ОАО «АНК „Башнефть“»[4].

В 2007 году арбитражный суд Москвы постановил взыскать с Урала Рахимова в доход государства часть акций 
принадлежащих ему компаний 
за неуплату налогов, однако, в 2009 году ФНС отказалась от исков и 
суд прекратил дело[1].

С конца 2009 по март 2010 года[5] — президент и генеральный директор хоккейного клуба «Салават Юлаев»[6].

Весной 2009 года АФК «Система» Владимира Евтушенкова приобрела за 2,5 млрд долларов США контрольные пакеты шести предприятий башкирского ТЭКа («Башнефть», «Уфимский НПЗ», «Ново-Уфимский НПЗ», «Уфанефтехим», «Уфаоргсинтез», «Башкирнефтепродукт»), принадлежавшие четырём инвестиционным фондам, подконтрольным Уралу Рахимову.[1] Председатель Совета директоров ОАО «Система-Инвест» Александр Гончарук после ухода с поста гендиректора «Башнефти» Урала Рахимова заявил о нём: «Мы благодарны Уралу Рахимову за работу, проделанную им за последние три года на посту генерального директора АНК „Башнефть“. Под его руководством компания успешно развивалась и укрепляла свои позиции»[7].

2 марта 2008 года был избран депутатом Государственного Собрания — Курултай Республики Башкортостан на второй срок на 4 года[8].

В 2009—2010 годы[5] занимал должность президента и генерального директора хоккейного клуба «Салават Юлаев»[6].

В июне 2010 года «Первый канал», НТВ и федеральный выпуск «Российской газеты» выпустили в свет нелицеприятные для руководства республики материалы. 19 июня 2008 года в сюжете «Программы Максимум» Рахимов был представлен как бывший владелец всей республиканской нефтянки, выручивший от её продажи, по разным данным, от $500 млн до $3 млрд. 24 июня программа «Человек и закон» на Первом канале рассказывала о его бизнес-связях с бывшем сенатором от республики Игорем Изместьевым, обвиняемым в создании банды и нападении на граждан в начале 1990-х годов, а также в покушении на самого Урала Рахимова. 4 июля программа «Время» на Первом канале выпустила жёсткий критический сюжет о ситуации в Башкирии в целом. 30 июня похожая заметка о Башкортостане была опубликована в «Российской газете»[9].

8 июля 2010 года депутаты Курултая проголосовали за лишение Рахимова мандата, который написал заявление о сложении полномочий по собственному желанию. Вскоре Рахимов спешно покинул Россию. Руководитель регионального отделения всероссийской организации «Человек и закон» Урал Хасанов заявил: «Это последний шаг по уходу Урала из Башкирии. Когда он завершил сделку по продаже башкирского нефтяного комплекса, он, предположительно, уехал в Австрию… Рахимов не появлялся в зале заседаний уже больше года.»[9]. 12 июля 2010 года отец Рахимова на встрече с руководителем администрации президента РФ Сергеем Нарышкиным заявил о намерении досрочно покинуть пост президента Республики Башкортостан[10]; 15 июля 2010 года Дмитрий Медведев принял его отставку[11].

Холост[1].

Входил в российский рейтинг 100 богатейших бизнесменов России журнала Forbes[12] с 2005 года (за исключением 2008 года), занимая места с 39 (2007) по 54 (2010) с состоянием с 550 млн долларов США (2005) по 1800 млн долларов США (2007).

В списке богатейших людей планеты (2010) по версии журнала Forbes занимал 828 место с капиталом в 1,2 млрд долларов США[13]. В 2012 году занимал 185 место в России с состоянием 500 млн долларов долларов США[14].

В апреле 2014 года в отношении Урала Рахимова было возбуждено уголовное дело. В конце августа 2014 года ему было предъявлено заочное обвинение в легализации незаконно полученных денежных средств (ст. 174.1 УК) и присвоении в особо крупном размере (ст. 160 УК). Расследование уголовного дела продолжается, и в мае 2017 года оно было продлено на очередные три месяца до 28 октября 2017 года[15].

Рахимов обвиняется в незаконном присвоении и легализации акций «Башнефти». Подконтрольные ему структуры после приватизации предприятий башкирского ТЭКа в 2005 г. и 2009 г. продали их АФК «Система».

В сентябре 2014 Рахимов был объявлен в международный розыск[16].

В мае 2015 года власти Австрии получили запрос об экстрадиции Урала Рахимова. В марте 2016 года Земельный суд Вены по уголовным делам 17 февраля по ходатайству прокуратуры решил не выдавать Рахимова РФ из-за политических мотивов в уголовном преследовании[17].

Экс-президент Башкирии Рахимов назвал другого экс президента – Хамитова, «черным пятном в истории башкирского народа»

Комментируя инаугурацию Радия Хабирова, первый президент республики Муртаза Рахимов порадовался за избранного главу Башкирии и заклеймил позором прежнего руководителя регионом Рустэма Хамитова

Первый президент Башкирии Муртаза Рахимов побывал на инаугурации нового главы республики Радия Хабирова и откровенно высказался, что он думает о вновь избранном и о его предшественнике - Рустэме Хамитове: «Сегодня действительно большое событие. А то за 8 лет человек (Рустэм Хамитов – ред.) разрушил всю систему, которая была отработана. В целом Радий Хабиров достойный руководитель башкирского народа. Я этому очень рад и поддерживаю его. Симпатичный руководитель, молодой. Хамитов был черным пятном в истории башкирского народа. Непонятно, как он стал хозяином республики. Сейчас уже трудно сказать. Я предлагал другого, Сергея Тимофеевича Пашина из «Газпрома»», - цитирует Рахимова интернет издание «Бизнес Онлайн».

Пятно «черное»

Если вспомнить «историю башкирского народа», то Хамитов действительно ничего особенного в нее не вписал. Правда, избирался на пост главы два раза подряд в 2010 и в 2015 годах. Но куда ему до Рахимова, которых просидел в этом кресле 18 лет! Как писала «Версия», эксперты уверены, что Хамитов сам себя довел до отставки. Например, руководитель департамента региональных исследований Фонда развития гражданского общества Виталий Иванов уверен, что основной причиной отставки Рустэма Хамитова являлся его низкий рейтинг у избирателей. А это грозило очередными проблемами с избираемостью и повышало риск проигрыша на выборах в данном регионе правящей в стране партии. Поэтому Кремль попросил Хамитова самому уйти «по-хорошему». Кроме того, на его репутацию темными пятнами легли все конфликты с мэром Уфы Иреком Ялаловым, руководством Башкирской содовой компании и так далее. Плюс провалы социальных и экономических проектов (а где их нет?). В 2006 году Башкирия в российском рейтинге по качеству жизни населения была на шестом месте, в 2011 - на 11-м, а в 2017 году - на 24-м. Добавим сюда коррупционные скандалы, ославившие Башкирию на всю страну. Что касается Рахимова, то он, похоже, недоволен Хамитовым не за это. А за то, что того назначили, не считаясь с мнением башкирского политического аксакала (а, может он мечта пожизненно сидеть в кресле башкирского главы?). Да еще Хамитов «посмел» вернуть республике 25 процентов акции «Башнефти», которую семейство Рахимова распродало с громким скандалом, полностью лишив республику своей «нефтянки».

По теме

891

По мнению главы парламента Башкортостана Константина Толкачева, дешевые пестициды из «Поднебесной» стали «убийцами» пчел, и не только в Башкирии. Массовая гибель пчел минувшим летом была признана экологической катастрофой.

Пятно в авторитете

Прочитав высказывание Рахимова на инаугурации Хабирова, многие подписчики издания «Бизнес Онлайн» оставили свои комментарии. Вот только некоторые из них: «Ага...а сам Рахимов, значит, был «светлым пятном» в истории Башкирии и жителей региона. Почему-то дети великих людей разных народов почему-то сразу становятся долларовыми миллиардерами. Может, поэтому люди сомневаются в искренности этих якобы светлых пятен?»; «Нефтянку убрали из Башкирии при Рахимове. Кому нефтянку «убрали»? Сыну Муртазы Рахимова - Уралу Рахимову? Неужели это Москва заставила нефтянку Башкирии передать сыну Муртазы?»; «Хамитов вернул 25 процентов «Башнефти» украденной Рахимовым у народа».

Справедливости ради надо сказать, что, какие бы правильные и не очень решения не принимал Муртаза Рахимов, которого в народе уважительно называли «Бабаем», на посту руководителя республики, в Башкирии сегодня нет, и в ближайшие пять лет точно не будет политика такого уровня. Но все заслуги перевешивает темная и криминальная история с «Башнефтью». В 2003 году Счетная палата проверила финансово-хозяйственную деятельность ОАО «Башнефть» и установила факт хищения акций у государства. По данным проверки аудиторов СП было возбуждено уголовное дело. Главным его фигурантом стал как раз сын «Бабая» - экс-глава «Башнефти» Урал Рахимов. Он, кстати, по версии журнала Forbes, в 2005—2012 годы входил в список 200 богатейших бизнесменов России. В июне 2010 года «Первый канал», НТВ и федеральный выпуск «Российской газеты» обнародовали нелицеприятные для руководства республики материалы. Рахимов-младший был представлен как бывший владелец всей республиканской нефтянки, выручивший от ее продажи, по разным данным, от 500 миллионов до 3 миллиардов американских долларов. 4 июля программа «Время» на Первом канале выпустила жесткий критический сюжет о ситуации в Башкирии в целом. Урал Рахимов скрылся от правосудия в Австрии. В мае 2015 года власти этой страны получили запрос от России об экстрадицию Урала Рахимова. В марте 2016 года Земельный суд Вены по уголовным делам решил не выдавать Рахимова РФ из-за «политических мотивов в уголовном преследовании». (какие там политические мотивы - украденные миллиарды, вложенные в австрийскую экономику). Так что, серьезные причины для ухода «Бабая» с политической арены в 2010 году были. Сейчас Муртаза Рахимов возглавляет благотворительный фонд «Урал». Злые языки утверждают, что в этом фонде осела часть денег от продажи «Башнефти». Да и само название фонда, вроде как, совсем не связано с географией.

Пятно № 117

Австрия – хорошая страна. Недаром там сейчас прячется Урал Рахимов. Есть австрийские корни и у нынешнего главы Башкирии Радия Хабирова – там проживает его вышедшая замуж за местного банкира дочка. Да и сам Хабиров частенько выезжает в те края. Ну, а что касается его взаимоотношений с Муртазой Рахимовым, то они в одно время были сильно подпорчены. Так что, реверансы «Бабая» в сторону нового башкирского «кормчего» многим кажутся странными.

А ведь обижаться на Рахимова у Хабирова поводов было более чем достаточно. Напомним, Муртаза Рахимов уволил Радия Хабирова с поста главы своей администрации в 2008 году, посчитав, что Кремль в его лице готовит ему преемника. В республике господин Хабиров был изгнан из «Единой России», на него возбудили уголовное дело, обвинив в фальсификациях на выборах. Однако конфликт удалось разрешить силами влиятельных политиков из Кремля. Позже он был восстановлен в партии федеральным руководством единороссов и занял пост в Администрации Президента РФ. Потом стал мэром подмосковного города Красногорска. 11 октября 2018 года, как известно, стало для него последним рабочим днем на посту мэра – Указом Владимира Путина Хабиров приступил к обязанностям врио главы Башкирии.

Все бы хорошо, только назначил вновь избранный глава Башкирии вице-премьером правительства республики, а в перспективе и руководителем Кабинета министров человека с, мягко говоря, сомнительной репутацией - Андрея Назарова. За чиновником, находящимся в дружеских отношениях с главой и ставшим фактически его правой рукой, тянется уголовный след - Назаров проходил обвиняемым по уголовному делу о групповом изнасиловании. Издание «Компромат-Урал» и целый ряд других СМИ считают приход Назарова на руководящую службу плевком в лицо общественному мнению Башкирии. Да и государству в целом. В 1986 году, по имеющейся у издания информации, Сибайским ГОВД на Андрея Назарова было возбуждено уголовное дело 0024219 по двум статьям УК РСФСР - 117 (изнасилование) и 206 (хулиганство). Следствие шло почти два года и затем было передано в Баймакский районный народный суд Башкирской СССР. Суд признал его виновным, но назначил почему-то крайне мягкое наказание - три года лишения свободы условно с испытательным сроком один год. А еще В 2009 году УВД по Кировскому району Уфы проводило доследственную проверку в отношении Назарова по подозрению в совершении им преступления, предусмотренного статьей 327 УК РФ (подделка документов). Дело тогда замяли. Вот такого «заслуженного» премьера Башкирии как раз и не хватало.

Вот такая политика в Башкирии, вот такие кадры, отвешивающие друг другу реверансы, а их желания и цели, как видим, вполне человеческие - они просты и понятны. И достаточно далеки от Башкирии. Например, в Австрии... Понятно, что Хамитов сюда не вписывается.

«Для него регион был большим заводом». Муртазе Рахимову исполнилось 85 лет 

Пожалуй, это первый день рождения Муртазы Рахимова после его отставки, когда со всех информационных площадок звучат поздравления в его адрес. Пришедший в октябре 2018 года к власти Радий Хабиров в первые же дни встретился со своим бывшим руководителем, дав понять, что давний конфликт между ними исчерпан, и «бабай», как его называют в республике, должен быть выведен из забвения, в которое был погружён во время правления Рустэма Хамитова. Правда, широкого празднования 85-летия не будет — это желание самого юбиляра.

Многие политики сегодня пытаются анализировать с высоты прошедших лет, в чем были несомненные плюсы деятельности первого президента, а где — серьёзные ошибки. UFA.AIF.RU дает мнения двух политологов. Первый являлся советником Рахимова, второй — фигурантом уголовного дела за так называемые «экстремистские» статьи на оппозиционном портале.

Пять главных заслуг Рахимова

«Это общественный и государственный деятель с большим стажем, который руководил республикой 17 лет, — рассказывает Сергей Лаврентьев, являвшийся в 2008-2010 годах советником первого президента Башкирии по гражданскому обществу. — Он застал горбачёвскую перестройку, путч 1991-го года, после которого начались демократические процессы в стране. Это было очень непростое время. Многие руководители регионов просто не смогли работать в новых условиях, а он стал аксакалом во внутренней политике, наряду с Шаймиевым, Росселем, Лужковым и другими. Он входил в комиссию по новому союзному договору, который инициировал Горбачёв. И даже при его правлении стремился повысить статус республики, но путч помешал этому. С Борисом Ельциным у него были отношения на «ты». Как руководитель он состоялся. Был нужен и востребован».

По мнению Лаврентьева, можно выделить пять основных направлений в деятельности Муртазы Рахимова, которые, несомненно, являются его заслугой.

«Во-первых, ему удалось выстроить новую систему управления, с партийных рельсов переводить её на государственные. Шло историческое творчество, ломался старый, формировался новый аппарат, всё это нужно было легализовать, приняв законодательные акты, Конституцию.

Во-вторых, он сохранил экономику региона. Яркий пример этому — его отказ реализовывать в республике указ президента России о роспуске колхозов. Когда Ельцин высказал ему недовольство, он ответил, что если мы сейчас распустим колхозы, мы лишим людей привычного образа жизни, который одним указом не отменить. И у нас изменения происходили постепенно. Потом практика показала, что Рахимов сумел выстроить новый аграрный сектор с фермерскими хозяйствами и другими формами землепользования.

В-третьих, он смог сохранить башкирский ТЭК. Комплекс получил дальнейшее развитие и использовался в интересах республики. Долго боролся, чтобы сохранить его в республиканской собственности, хотя было мощное давление от первых лиц страны.

В-четвёртых, республика получила импульс развития. Строительная индустрия показывала неплохие результаты, строились дороги, газифицировались сёла, заново был создан санаторно-курортный комплекс. Он сохранил сельские школы. 40% населения у нас на селе, и не думать о том, как они живут, куда водят учиться детей и как лечатся нельзя. Он начал строить фельдшерские пункты, стремясь донести медицинские услуги до людей, правда, не успел довести это дело до конца.

В-пятых, он умел работать с людьми. Известно его знаменитое выражение: «Как я могу ему доверять, если он тремя курицами не командовал». Он серьёзно занимался подбором кадров на должность руководителя района, предприятия и т.п. Иногда он слишком много доверял некоторым, как, например, премьер-министру республики Раилю Сарбаеву. Излишнее доверие к одним, и, наверное, излишнюю подозрительность к другим, я бы назвал его недостатком. То, что было создано Рахимовым, до сих работает, и вносит свой вклад в развитие региона».

«Нало уметь вовремя уходить»

«Его очень долгий период правления нельзя однозначно оценивать. Было и положительное, и отрицательное, — считает учёный, этнополитолог Ильдар Габдрафиков (в период правления Рахимов на него было возбуждено уголовное дело за экстремизм, причиной явились публикации на оппозиционном портале — прим.ред). — Главный минус — Рахимов долго был у власти. Всё-таки надо ограничить двумя сроками нахождение на этой должности. 8-10 лет, не более. Чем больше человек сидит во власти, тем хуже для него самого и региона, которым он управляет. Возникают застойные явления в экономике и политике. Нужна конкуренция, постоянная ротация кадров. Без последней появляется соблазн злоупотреблением властью.

Начало его правления оцениваю положительно — когда он работал председателем Верховного Совета БАССР, а с 1993 года президентом республики. Очень много было сделано для экономики республики в социальной сфере. Это газификация сёл, развитие транспортной инфраструктуры, строительство социальных объектов. Он отстаивал перед федеральным центром интересы республики.

С началом 2000-х процесс развития региона стал тормозиться. Главное, мы не смогли отстоять свой ТЭК. А перед этим от нас ушли «Салаватнефтеоргсинтез», банк «Уралсиб» и ряд предприятий — локомотивов нашей экономики. В Татарстане сумели сохранить производства в республиканской собственности, поэтому по всем экономическим показателям эта республика опережает нас.

В кадровой политике наблюдались перекосы, мягко говоря, в сторону кумовства и землячества. Не терпел Муртаза Рахимов инакомыслия. К его преемнику Рустэму Хамитову можно по-разному относиться, но при нём СМИ стали более открытыми, появилась гласность. При Рахимове, пользуясь экономической мощью, мы мало думали о привлечении инвестиций. Уповали на своё производство, самодостаточность, пока другие регионы занимались поиском средств извне. У нас, наоборот, многих инвесторов в республику не пускали. Поэтому в последние годы приходится навёрстывать упущенное.

Система управления при Рахимове была традиционной. Он рассматривал регион как крупный завод, выстраивая жёсткую вертикаль власти. Но управляя многонациональной республикой надо быть не только хорошим менеджером, но и политиком. Отсюда конфликты, кризисные явления. При нём некоторые наши предприниматели, деятели науки вынуждены были уехать из Башкирии».

Созидатель. Муртазе Рахимову исполнилось 85 лет

Время работать

Муртаза Губайдуллович: Я не хочу никаких торжеств. Внутренне не приемлю какого-то праздника на уровне республики. Сегодня есть столько неотлагательных дел, нет места праздным мероприятиям. Есть ежедневная работа, которую нельзя подменять торжествами. У меня всегда было правило: сделай – отдыхай. Хотя мне говорят, что юбилей – это имиджевое мероприятие для республики. Но я не верю в некие политические рейтинги, которые публикуются сейчас и забываются завтра, в которых создаются надуманные образы под словом «имидж».

– Простите, Муртаза Губайдуллович, но различные рейтинги часто определяли назначения и отставки руководителей регионов…

– Я тут думаю проще. Различные политические рейтинги должны отражать уровень жизни в стране. Не должна политика быть выше экономики.

Да, мы видим: у всех иномарки, модные гаджеты и прочее. Но другая реальность – это падение доходов большой части населения, вымирание села и, главное, отсутствие перспектив у людей. Моему поколению всегда было тяжело: война, разруха, восстановление. Но у нас была реальная перспектива на будущее. Это сложно объяснить, но и ваши родители скажут, что жили не просто с надеждой, а с перспективой. Сейчас, на этом пороге лет, мне особенно больно за молодых. Больно, когда вижу данные по демографии…

– Мы как-то жестко начали разговор. Но все же почему Вы отказались от официального юбилея?

– Уровень руководителя определяют испытания, которые он проходит. Я сталкивался с ними не один раз. Та же фенольная катастрофа меня коснулась не только как руководителя региона, но и как производственника. Я ее осознавал через эту двойную призму. Радию Фаритовичу достался Сибай. Мы вместе желаем городу решения всех его проблем, но понимаем, что это целый комплекс проблем. Федеральный центр, крупный бизнес, социалка, экология – много чего… Все вроде бы очевидно. Я не могу, не имею права радоваться тогда, когда нашей республике сложно. И Радию Фаритовичу сейчас отнюдь не легко.


– Но у него же карт-бланш. Он из когорты молодых политиков. У них есть коммуникации, интернет, они все докажут онлайн.

– Интернет? Да, через него они могут слышать людей, но это не значит понимать. Чтобы понимать, а не просто видеть и слышать, каждый министр должен быть специалистом в своей сфере, а не сидеть в соцсетях.

– А что тогда делать молодым политикам? Сложнее им сегодня или легче?

– Печально, но значимые рычаги управления на уровне регионов сегодня утрачены. Мне кажется, что сегодня главы субъектов обладают меньшими правами, чем губернаторы Российской империи. Федеральная вертикаль требует держать свою линию, которая не всегда в интересах республики с муниципалитетами. Нас обвиняли в сепаратизме, убрали местных в силовых структурах. В итоге мы видим только громкие коррупционные скандалы с приезжими. Перед командой Радия Фаритовича стоят непростые задачи, им во многом сложнее. Вы говорите, что современные коммуникации облегчают им жизнь, но это не заменит реального уровня жизни простых людей. Ты можешь вести видеочат с главами районов из дома, но не знать, что происходит на самом деле. Надо мной по-доброму и по-злому шутили, что меня главы сопровождали вдоль дорог. Да, так и было. Зато я с каждого спрашивал за эти самые конкретные дороги, школы и поля. Меня даже пытались обмануть в Мелеузовском районе, мол, не моя территория. Но если ты еженедельно обзваниваешь всех глав районов, объезжаешь половину республики, то тебя трудно обмануть. Реальные слова, дела и люди чувствуются. Поэтому пожелаем успехов новой команде и понимания реальности.

 

Восемь лет безвременья

– Раз уж о былом, о чем сожалеете как о незавершенном?

– Всей жизни на все не хватит. Конечно, есть многое, что не успел тогда как глава республики. Вот Вы родом из Белокатайского района. Я помню каждую деталь по принятию решений по этому району. Как хотели построить водохранилище в Соколках или дорогу в Белянку. Это один твой район, а сеть мини-ГРЭС, которые мы планировали во многих других районах. Это не просто обеспечение своим электричеством в Каге, Узяне или Зилаире, это водоем. Это купание детей, рыбохозяйство и многое другое. Простые, казалось бы, вещи, но которые определяют качество жизни на селе. Не все успели.


Отдельная боль и гордость – это дороги. В свое время «Башнефть» много строила. Вместе мы многое сделали, но не все успели. Так же и с газом. Теперь все это сложнее. Сейчас власти живут своей жизнью, а корпорации – своей.

– А почему с Рустэмом Закиевичем не сложилось?

– Мне самому непонятно. Я-то его всегда поддерживал. Вообще, рассматриваю руководителя через призму успехов республики, появления новых производств или программ. Все прошлые годы нам говорили слово «инвестиции», но, кроме скандального «Кроношпана», ничего к нам не пришло. До Хамитова построен «Ласселсбергер Керамикс» – крупное предприятие, работающее по всему миру. Его руководитель признался мне недавно, что за все годы так и не смог попасть к Хамитову на прием. Зато их уже принял Радий Фаритович. Сегодня австрийцы готовы вложить еще 200 млн евро в новый проект в Абзелиловском районе. Мне известно еще о нескольких проектах, которые могли прийти в республику раньше, но намерены реализоваться только сейчас.

– А как же противодействие фонду «УРАЛ», разве это не шпилька Вам?

– Это не личный вопрос. Фонд находится в республике, хранит средства здесь, помогает жителям и организациям Башкортостана. О проделанной работе судить жителям Башкортостана. Очень жаль, что в благоприятный период времени не случилось позитивного взаимодействия власти с фондом. Сложилось впечатление, что Рустэм Хамитов в ключевой момент сработал не на интерес республики, а на какие-то корпорации.

Не буду опровергать мифы, но средства от продажи нефтянки были сконцентрированы в регионе. Это было основой фонда. После известных событий возможности фонда «УРАЛ» уже не такие огромные.

 

С Миннихановым соседям повезло

– Коллеги из Татарстана просили вас спросить об отношениях с коллегой Минтимером Шаймиевым? Повезло ли соседям с Рустамом Миннихановым? С кем из соседей поддерживаете отношения?

– У нас c Минтимером Шариповичем всегда были прекрасные отношения, мы на постоянной связи. Сейчас ему тяжело, этот свет покинула его супруга Сакина-ханум. Желаю ему духовных и физических сил. Он живет мыслями о благе республики.


Мы на постоянной связи с председателем Госсовета РТ Фаридом Мухаметшиным и экс-министром МВД по РТ Асгатом Сафаровым.

С Рустамом Нургалиевичем мы разговариваем часто, чаще, чем с кем бы то ни было. Даже сложилось так, что он раньше всех поздравляет меня с днем рождения, несмотря на разницу часов. А если серьезно, то Татарстану очень повезло с этим руководителем. Сама его биография это предопределяет. Это производственник, который прошел все уровни управления, буквально поэтапно вырос. Он был министром финансов, затем премьер-министром. Почему Татарстан на особом положении? Потому что у руководителя нет страха потерять свою должность. У Кадырова нет этого страха, можно и долги по газу списать. Я ведь тоже часто критиковал федеральный центр или не соглашался с его решениями, потому что не боялся уйти. В любой момент мог вернуться на свой завод.

Сейчас власти в регионах меньше, чем при Советах или даже у генерал-губернаторов в царской России. Так называемые федералы вообще живут на местах своей жизнью. Нет единства местной власти, федеральных органов и силовиков. Парадокс, что выстроена жесткая вертикаль, а управляемости стало меньше. В этом отношении нынешним региональным руководителям намного тяжелее, чем нам в свое время. И все же там, где, как в Татарстане, Чечне, есть сильные главы региона, удается успешно самостоятельно решать многие вопросы. Я рад, что такое понимание есть у Радия Фаритовича.

– Шаймиев запускает проект развития нескольких полингвальных школ с целью сохранения и развития татарского языка. От Вас многие ждут чего-то подобного.

– У нас проблема башкирского языка стоит острее, чем у них. Ее не решишь простым открытием нескольких школ с углубленным изучением языка. Даже если это сделать, то это вызовет у какой-то, пусть и малой, части населения зависть или раздражение. Даже несколько существующих республиканских учреждений и городских башкирских школ находятся под постоянным прессингом. Поэтому я сомневаюсь в эффективности такого шага со стороны БФ «УРАЛ».

Сохранение и развитие башкирского языка – это прежде всего государственная задача, и не только республики, но и федерации. Государственный на бумаге, статус языка низведен до уровня второстепенного.

И все же люди не должны забывать, что главным источником языка является семья. Говорите со своими детьми на башкирском языке, и он останется у них в сознании.


С Сергеем Михалевым и поддержкой Президента РБ "Салават Юлаев" добился победы в первенстве страны 

– Сменим тему. Вы продолжаете ходить на хоккей?

– На арену уже не хожу, но по телевизору отслеживаю почти все матчи. Вот вчера смотрел игру «Автомобилиста». Там четыре наших воспитанника. Спонсор команды – УГМК (Уральская горно-металлургическая компания – прим. ред.), которая владеет ГОКом в Сибае. Наши ресурсы, наши игроки. А в «Салавате Юлаеве» почти нет наших воспитанников. Все меньше местных в детско-юношеских клубах системы «Салавата». Да что уж там, разрушается сама система клуба в виде сильной связки «Толпар» – «Торос» – «Салават».

 

Как бросил курить

– А где Ваша гиря? Вообще, как проходит Ваш день? Занимаетесь ли спортом, какую музыку слушаете?

– Гиря дома, но с ней или ручным эспандером я, в силу возраста, уже не занимаюсь. Мой спорт сейчас – пешие прогулки. День теперь проходит по-пенсионерски. Так же рано встаю, но теперь приходится внимательнее относиться к здоровью. Но я каждый день на работе, которая включает визиты, встречи, а также обработку документов. Работа и отнимает, и придает сил, смысл жизни.

Вышло так, что я неравнодушен к звукам курая, люблю народную музыку и песни. Смотрю телевизор, предпочитаю политические ток-шоу, но только не Киселева с Соловьевым. Это не дискуссия, а спор глоток и хамства. Они еще за это деньги получают. Не нравится мне, что происходит с БСТ, по содержанию и концепции больше нравится ТНВ.

– Люди часто спрашивают, курили ли Вы?

– Курил по три-четыре сигареты в день до 1978 года. Потом слег в больницу на две недели и перестал. Тогда случилась авария на заводе. Три человека погибли, одного из них придавило краном. Авария на нефтяном заводе – это самое тяжелое и страшное. Я неделю жил на заводе, всю ситуацию прожил, пропустил через себя. Вернулся домой с температурой 41. Следующие две недели прошли в больнице. Так вот перестал курить (тяжело вздыхает и на минуту замолкает).


Любое ЧП на заводе пропускал через себя

Разные моменты вспоминаю. Очень тяжело было в 1978 году, когда температура зимой на улице упала до -55 °С. Это было испытание для нефтезавода и людей. Это был ЗАВОД. А сейчас это промышленная площадка без ответственного руководителя.

– Аварии стали чаще случаться…


Нельзя управлять стратегическим производством наездами из Москвы

– Потому что сейчас не директор завода, а множество приезжих менеджеров, не специалисты-нефтяники, а «эффективные менеджеры». Как можно управлять стратегическим производством наездами, прилетая в понедельник, улетая в пятницу. Наша нефтянка обеспечивала кадрами всю страну, а сегодня нашим специалистам нет места даже в Уфе. Специалист – это тот, кто уважает свою профессию, свой труд, а не тот, кто высасывает максимальную прибыль. Ведь должны работать профессионалы своего дела.

 

Жулики

– Раз коснулись менеджеров. Главный конфликт последних лет – это БСК и Торатау. Что Вы думаете по этому поводу?

– Меня много раз просили отдать Торатау. Просили высокие федеральные чины. Я до сих пор не понимаю, почему государственные люди сидят в совете директоров или просят за частное предприятие. Все эти Пяткины, Фрайманы и прочие живут себе за границей, выводят по 5 млрд дивидендов.

Но даже не это главное. Я считаю, что отдавать контрольный пакет «Соды» было нельзя. Схему по слиянию с «Каустиком» я расцениваю как преступление. И это главный вопрос к Рустэму Хамитову.

– Еще раз про трех куриц. Вы состоите в «Единой России»? (Речь о знаменитой фразе Рахимова 2009 года: «Партией пытаются рулить люди, которые и тремя курицами не командовали»).

– Вышел из «Единой России» давно. Это уже не партия. Партия – это идеология, дисциплина, государственный подход. Я этого не вижу. Сейчас это как входной билет в клуб чиновников, которые видят весь смысл лишь в самосохранении. Большее влияние я вижу у ОНФ (Общероссийский народный фронт – прим. ред.), лидером которого является президент.

– А когда Вам было по-настоящему сложно принимать решение?

– История, как я не подчинился указу Бориса Ельцина о ликвидации колхозов, общеизвестна. Добавлю в нее деталь. Борис Николаевич, когда вызвал меня на ковер, был в хорошем настроении. Ему только что позвонил Буш, сказал, что война в Ираке закончена, теперь США направят продовольствие к нам. Пошли «ножки Буша» и прочее. Ельцин радовался, что накормит страну. Я тогда смог отстоять свою позицию. Но был неприятный осадок от такой радости президента. Радоваться надо, когда страна сама себя кормит.


– А какой период чаще вспоминаете: молодость, руководство заводом или республикой?

– Завод. Это сложный и многогранный организм. Это десятки тысяч людей, детсады, жилье, обеспечение. Приходилось заниматься неожиданными вещами. Наш завод покупал в несколько раз больше товаров народного потребления, чем все универмаги Уфы. Мы старались обеспечить всем наших работников. Помню, мы купили первую партию автомобилей в 300 штук, а это оказались машины Бориса Березовского. Потом мы взяли уже 1 500 машин. Подсобное хозяйство завода обеспечивало каждого работника 38 килограммами мяса.

На торговле товарами народного потребления мы сильно продвинулись. Многие министры, союзные руководители просили меня достать им видеомагнитофон или импортный телевизор.

 

Родом из детства

– А что Вам чаще снится: деревня или Уфа?

– Снится почему-то чаще деревня. Уфа снится не как город, а именно как завод. Сейчас я редко бываю в родном селе. Раньше, когда родители были живы, навещал их каждые выходные. В Таваканово каждый раз бываю на могилах родителей, присмотрел место и себе, на свежем воздухе под деревом. Хочу, чтобы в качестве единственного звукового сопровождения на прощании был только курай.

Сначала ходил в школу в соседнюю Оренбургскую область, в деревню Алмалы. В этой же деревне мой отец работал батраком в одной русской семье. Я потом много общался с детьми этой семьи. У моего отца и у них на всю жизнь сохранились добрые отношения друг к другу. В один момент эта деревня даже хотела войти в состав нашей республики (улыбается).

Потом ходил в школу в 8 километрах, в деревню Тляумбетово. Директор Яхин заставлял нас сначала делать зарядку. Мы и так уставали в пути. Поэтому начали хитрить. Приходили, прятались и выходили лишь с началом урока (улыбается).

Приходилось слышать критику, мол, Рахимов, все сделал для своего аула. А я считаю, что каждый состоявшийся руководитель или бизнесмен должен помогать своей малой родине. Если ты свой дом не можешь обустроить, то и как большой руководитель мало что сможешь. Вот, например, что сделал для Белокатайского района Рамиль Дильмухаметов? Не знаешь. Что в лучшую сторону изменилось в Балтачевском районе за эти восемь лет? За что могут земляки благодарить Рустэма Закиевича?

– Можно относиться по-разному, но у Вас в команде всегда были яркие, сильные люди: Мавлияров, Хабиров, Байдавлетов, Гаскаров, Зайцев, Качкаев, Гимаев и другие. Видите ли Вы таких в команде Хабирова?

– Да, это все сильные специалисты. Проездив со мной весь день, тот же Хамит Мавлияров проводил оперативки в министерстве в два часа ночи. Очень трудолюбивый был. Понятно, что сейчас он уже не вернется в республику, как и очень многие специалисты, которыми мы можем гордиться. Высокий профессионал Айрат Гаскаров, который мог и может зайти к федеральному министру. Сейчас он помощник Антона Силуанова, очень сильный финансист. Было время, когда его коллега, министр из Татарстана просил его вместе с ним зайти к федеральному министру, мол, с ним все получится.


Специалистов у нас всегда было много. Главное – не пропустить момент, когда они начинают «портиться». Говорил я Сарбаеву, что не самое важное в жизни нажива, в могилу ничего не унесешь. Государственный интерес должен быть первичным.

В команде Радия Хабирова я пока вижу только трех сильных специалистов. Это министр сельского хозяйства Ильшат Фазрахманов, вице-премьер Раиф Абдрахимов и мэр Уфы Ульфат Мустафин. Фазрахманов постепенно рос, был главой Давлекановского района. Его отец – руководитель хозяйства в Альшеевском районе.

– Муртаза Губайдуллович, мы еще раз поздравляем Вас с юбилеем, а что Вы пожелали бы жителям республики?

– Время сейчас очень сложное, всем непросто. Поэтому я желаю всем сил для упорного труда. Всем придется очень много работать. Знайте меру во всем, не курите. Надо сберечь энергию и здоровье для страны, семьи

Хочу, чтобы нашему народу повезло с руководителями, которые будут много работать во благо нашей республики, жить здесь и связывать свою судьбу с Башкортостаном. Молодым руководителям сегодня тоже непросто. Появляются новые вызовы, технологии. Но следует прислушиваться к советам старшего поколения. В них не только жизненный опыт, но и искреннее переживание за республику. Надо беречь доверие народа, культивировать такие ценности, как добро, милосердие, терпимость и др. Народу быть единым, когда речь идет о защите природных богатств, о здоровье и будущем детей. Усиливать институты семьи, духовности.

 

«Пятна» Башкирии — Экс-президент Башкирии Рахимов назвал другого экс президента — Хамитова, «черным пятном в истории башкирского народа» 

Первый президент Башкирии Муртаза Рахимов побывал на инаугурации нового главы республики Радия Хабирова и откровенно высказался, что он думает о вновь избранном и о его предшественнике — Рустэме Хамитове: «Сегодня действительно большое событие. А то за 8 лет человек (Рустэм Хамитов — ред.) разрушил всю систему, которая была отработана. В целом Радий Хабиров достойный руководитель башкирского народа. Я этому очень рад и поддерживаю его. Симпатичный руководитель, молодой. Хамитов был черным пятном в истории башкирского народа. Непонятно, как он стал хозяином республики. Сейчас уже трудно сказать. Я предлагал другого, Сергея Тимофеевича Пашина из »Газпрома»», — цитирует Рахимова интернет издание «Бизнес Онлайн».

Пятно «черное»

Если вспомнить «историю башкирского народа», то Хамитов действительно ничего особенного в нее не вписал. Правда, избирался на пост главы два раза подряд в 2010 и в 2015 годах. Но куда ему до Рахимова, которых просидел в этом кресле 18 лет! Как писала «Версия», эксперты уверены, что Хамитов сам себя довел до отставки. Например, руководитель департамента региональных исследований Фонда развития гражданского общества Виталий Иванов уверен, что основной причиной отставки Рустэма Хамитова являлся его низкий рейтинг у избирателей. А это грозило очередными проблемами с избираемостью и повышало риск проигрыша на выборах в данном регионе правящей в стране партии. Поэтому Кремль попросил Хамитова самому уйти «по-хорошему». Кроме того, на его репутацию темными пятнами легли все конфликты с мэром Уфы Иреком Ялаловым, руководством Башкирской содовой компании и так далее. Плюс провалы социальных и экономических проектов (а где их нет?). В 2006 году Башкирия в российском рейтинге по качеству жизни населения была на шестом месте, в 2011 — на 11-м, а в 2017 году — на 24-м. Добавим сюда коррупционные скандалы, ославившие Башкирию на всю страну. Что касается Рахимова, то он, похоже, недоволен Хамитовым не за это. А за то, что того назначили, не считаясь с мнением башкирского политического аксакала (а, может он мечта пожизненно сидеть в кресле башкирского главы?). Да еще Хамитов «посмел» вернуть республике 25 процентов акции «Башнефти», которую семейство Рахимова распродало с громким скандалом, полностью лишив республику своей «нефтянки».

Пятно в авторитете

Прочитав высказывание Рахимова на инаугурации Хабирова, многие подписчики издания «Бизнес Онлайн» оставили свои комментарии. Вот только некоторые из них: «Ага…а сам Рахимов, значит, был „светлым пятном“ в истории Башкирии и жителей региона. Почему-то дети великих людей разных народов почему-то сразу становятся долларовыми миллиардерами. Может, поэтому люди сомневаются в искренности этих якобы светлых пятен?»; «Нефтянку убрали из Башкирии при Рахимове. Кому нефтянку „убрали“? Сыну Муртазы Рахимова — Уралу Рахимову? Неужели это Москва заставила нефтянку Башкирии передать сыну Муртазы?»; «Хамитов вернул 25 процентов „Башнефти“ украденной Рахимовым у народа».

Справедливости ради надо сказать, что, какие бы правильные и не очень решения не принимал Муртаза Рахимов, которого в народе уважительно называли «Бабаем», на посту руководителя республики, в Башкирии сегодня нет, и в ближайшие пять лет точно не будет политика такого уровня. Но все заслуги перевешивает темная и криминальная история с «Башнефтью». В 2003 году Счетная палата проверила финансово-хозяйственную деятельность ОАО «Башнефть» и установила факт хищения акций у государства. По данным проверки аудиторов СП было возбуждено уголовное дело. Главным его фигурантом стал как раз сын «Бабая» — экс-глава «Башнефти» Урал Рахимов. Он, кстати, по версии журнала Forbes, в 2005—2012 годы входил в список 200 богатейших бизнесменов России. В июне 2010 года «Первый канал», НТВ и федеральный выпуск «Российской газеты» обнародовали нелицеприятные для руководства республики материалы. Рахимов-младший был представлен как бывший владелец всей республиканской нефтянки, выручивший от ее продажи, по разным данным, от 500 миллионов до 3 миллиардов американских долларов. 4 июля программа «Время» на Первом канале выпустила жесткий критический сюжет о ситуации в Башкирии в целом. Урал Рахимов скрылся от правосудия в Австрии. В мае 2015 года власти этой страны получили запрос от России об экстрадицию Урала Рахимова. В марте 2016 года Земельный суд Вены по уголовным делам решил не выдавать Рахимова РФ из-за «политических мотивов в уголовном преследовании». (какие там политические мотивы — украденные миллиарды, вложенные в австрийскую экономику). Так что, серьезные причины для ухода «Бабая» с политической арены в 2010 году были. Сейчас Муртаза Рахимов возглавляет благотворительный фонд «Урал». Злые языки утверждают, что в этом фонде осела часть денег от продажи «Башнефти». Да и само название фонда, вроде как, совсем не связано с географией.

Пятно № 117 Австрия — хорошая страна. Недаром там сейчас прячется Урал Рахимов. Есть австрийские корни и у нынешнего главы Башкирии Радия Хабирова — там проживает его вышедшая замуж за местного банкира дочка. Да и сам Хабиров частенько выезжает в те края. Ну, а что касается его взаимоотношений с Муртазой Рахимовым, то они в одно время были сильно подпорчены. Так что, реверансы «Бабая» в сторону нового башкирского «кормчего» многим кажутся странными.

А ведь обижаться на Рахимова у Хабирова поводов было более чем достаточно. Напомним, Муртаза Рахимов уволил Радия Хабирова с поста главы своей администрации в 2008 году, посчитав, что Кремль в его лице готовит ему преемника. В республике господин Хабиров был изгнан из «Единой России», на него возбудили уголовное дело, обвинив в фальсификациях на выборах. Однако конфликт удалось разрешить силами влиятельных политиков из Кремля. Позже он был восстановлен в партии федеральным руководством единороссов и занял пост в Администрации Президента РФ. Потом стал мэром подмосковного города Красногорска. 11 октября 2018 года, как известно, стало для него последним рабочим днем на посту мэра — Указом Владимира Путина Хабиров приступил к обязанностям врио главы Башкирии. Все бы хорошо, только назначил вновь избранный глава Башкирии вице-премьером правительства республики, а в перспективе и руководителем Кабинета министров человека с, мягко говоря, сомнительной репутацией — Андрея Назарова. За чиновником, находящимся в дружеских отношениях с главой и ставшим фактически его правой рукой, тянется уголовный след — Назаров проходил обвиняемым по уголовному делу о групповом изнасиловании. Издание «Компромат-Урал» и целый ряд других СМИ считают приход Назарова на руководящую службу плевком в лицо общественному мнению Башкирии. Да и государству в целом. В 1986 году, по имеющейся у издания информации, Сибайским ГОВД на Андрея Назарова было возбуждено уголовное дело 0024219 по двум статьям УК РСФСР — 117 (изнасилование) и 206 (хулиганство). Следствие шло почти два года и затем было передано в Баймакский районный народный суд Башкирской СССР. Суд признал его виновным, но назначил почему-то крайне мягкое наказание — три года лишения свободы условно с испытательным сроком один год. А еще В 2009 году УВД по Кировскому району Уфы проводило доследственную проверку в отношении Назарова по подозрению в совершении им преступления, предусмотренного статьей 327 УК РФ (подделка документов). Дело тогда замяли. Вот такого «заслуженного» премьера Башкирии как раз и не хватало.

Вот такая политика в Башкирии, вот такие кадры, отвешивающие друг другу реверансы, а их желания и цели, как видим, вполне человеческие — они просты и понятны. И достаточно далеки от Башкирии. Например, в Австрии… Понятно, что Хамитов сюда не вписывается.

Видео дня. Унижения и оскорбления: как выживают матери-подростки

Читайте также

Муртаза Рахимов ездил по республике на «десятке» и не разрешал менять в кабинете советскую мебель

Скоро выходит в свет книга московского политтехнолога Ростислава МУРЗАГУЛОВА «Бабай всея Руси: или особенности уездной демократии». Хоть автор и уверяет, что это фантастический роман, и все события в нем вымышлены, мы-то понимаем, что Мурзагулов, четыре года отвечавший за внутренюю политику у первого президента Башкирии Муртазы Рахимова, может поведать много интересного об одном из главных политических тяжеловесов страны.

Личность Рахимова, которого народ ласково называл Бабаем, известна только по парадно-бравурным репортажам на местных телеканалах. А что мы знаем о нем, как о человеке?

Да почти ничего. Как и о его единственном сыне Урале, который в свое время управлял башкирской нефтянкой, а потом сыграл не последнюю роль в ее приватизации. Ростислав Мурзагулов разрешил «Комсомолке» напечатать отрывки из книги, а еще рассказал по секрету, что уже начал писать продолжение!

ОБЛЕЗЛЫЙ КАБИНЕТ

… Бабая роскошь не интересовала вообще. Он жил в центре столицы в весьма скромном государственном двухэтажном доме, который по уровню отделки и оборудования не дотягивал даже до жилищ республиканских бизнесменов средней руки. Его кабинет своей аскетичностью сражал любых посетителей наповал. Более облезлого кабинета лично я не видел ни у одного губернатора из приблизительно двадцати, в которых довелось побывать. Полагаю, что ни у кого из них мебель в кабинетах точно не стоит с 70-х годов. Это знакомый многим моим сверстникам по родительским гостиным лакированный гарнитур, в котором лак местами облупился, но Бабай лакировать его заново не разрешал, не мотивируя это никак:

— Зачем? Не надо.

В книге этот снимок подписан так: «Забивать колышки и резать ленточки руководителям бабаевского типа очень по душе».

Для передвижения по городу Бабай использовал положенный ему по статусу «мерседес» с-класса, но совершенно «пустую», а не топ-версию, естественную для всех его коллег по губернаторству или большому бизнесу. Когда ехать нужно было по столице республики большим десантом чиновников, чтобы не пугать народ длинными кортежами, Бабай велел всем садиться в обычный большой автобус, или микроавтобус «Фольксваген», или «Форд» — тоже, в общем, не элитарные членовозы. Также в президентском гараже имелась вазовская «десятка» — это если нужно куда-то приехать, чтобы никто не понял, что это приехал хозяин республики.

Однажды мы с двумя друзьями беседовали о том, о сем недалеко от крылечка Белого дома. Вдруг друзей постиг культурный шок:

— О, смотри, какой-то […..](грубое слово, синоним - «недалекий человек», - Ред.) подъехал на «десятке» прямо ко входу!

Обычно машины останавливались у «кирпича» метрах в пятидесяти от центрального подъезда, но на «десятке» был тот, кому можно было и прямо к двери:

— Ребят, этого […..] все тут зовут Бабаем вообще-то, он просто ездил на «десятке», проверял, что происходит где-нибудь, когда там его нет.

Например, рассказывает какой-нибудь министр о героической стройке века, которая не останавливается ни на минуту, и Бабай, в ходе плановой поездки, действительно видит, что объект кишит как муравейник. А потом приезжает он на «десятке» и видит только Ровшана и Джамшута, которые мирно курят на лавочке, где только что был героический оперативный штаб. Потом министру взбивают холку, а еще раз шутить с Бабаем охота у него пропадает. Жаль только, что не все время ездил дед на «жигулях».

В районы, как я уже писал, он ездил на «лексусе», который тоже не был каким-то космическом агрегатом. Сам Бабай в районах объяснял свои транспортные предпочтения так:

— Я вот к вам сегодня проехал 450 километров, и у меня в программе 20 объектов, и все потому, что у меня не наша машина — дерьмо, а нормальная, на которой и быстро, и комфортабельно.

То есть в машинах он ценил исключительно практические свойства, а не качество обивки, отделку деревом или тюнинг от «Гимбалла».

ОТПУСК В САНАТОРИИ

Отдыхал Бабай в выходные на государственной даче, где тоже сусальное золото не струилось с потолков. Ну дача себе и дача. Баня есть. Бильярд тоже — как же без единственного хобби. Опять-таки бывали мы на дачках раз в десять покруче у глав регионов раз в десять победнее.

Отпуск, как правило, проводил в простеньком государственном санатории в республике, а не на Бора-Бора. Был я в его тамошнем номере, который на время отпуска просто становился его офисом, номер как номер, ничего выдающегося.

Летал президент, как известно, рейсовыми самолетами. На обычном кресле бизнес-класса. Правда, как-то раз кто-то из окружения деда «перебдел» — отправил купившего себе на горе билет в бизнесе на один рейс с Бабаем коммерсанта от греха подальше в эконом-класс к народу, а когда он попытался возразить, объяснил, что может и вообще с рейса снять, но это уже, так сказать, «перегибы на местах». Свита в желании угодить патрону обычно заходит куда более далеко, чем он сам, да и не слышал я, чтобы это было обычной практикой. Когда мне приходилось летать рядом с Бабаем — он ни разу никого от себя не отселял.

Ростислав Мурзагулов всегда сопровождал Муртазу Рахимова в рабочих поездках. На фото он слева от президента.

ПРО КОЧЕВНИКОВ И ФУА-ГРУ

Питался Муртаза Губайдуллович (да и сейчас явно на мишленовскую кухню не перешел) всегда обычной деревенской едой с легким национальным колоритом — отварное мясо, беляши, кумыс. На приеме у президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, где соседей встречали с межгосударственным размахом и подавали скрипачей, арфистов и фуа-гра, Бабай, сидя рядом с Нурсултаном Абишевичем, все хихикал и спрашивал:

— Нурсултан Абишевич, мы же с тобой оба кочевники, с каких это пор у нас в казане вот эта фуа-гра завелась?

Нурсултан Абишевич охотно развивал тему, он действительно считал, что народы их — почти один народ, и к Бабаю относился как к родному брату.

Не раз и не два дед обедал совсем не фуа-грой прямо на полевом стане с трактористами. Выглядел он при этом абсолютно счастливым человеком.

БИЛЬЯРД – ДВА РАЗА В ДЕНЬ

…Поездки в районы были единственной причиной для того, чтобы Бабай дважды в день, в строгом соответствии с заведенным распорядком, не принял пищу в Белом доме в 13:00 и 19:00, после чего дважды не сыграл несколько партий на бильярде. Все мероприятия мы планировали так, чтобы не нарушать график приема пищи, который был на самом деле своеобразной формой рабочего совещания, где решались многие ключевые вопросы.

Обедал-ужинал Бабай обычно в компании со своим главой администрации, председателем Конституционного суда, секретарем Совета безопасности, помощником и советником.

Играли на бильярде пара на пару — Бабай с Радием (Радий Хабиров – в то время глава администрации Башкирии – Ред.) против секретаря Совбеза с председателем суда. Урал Насырович (помощник, - Ред.) сидел в уголке, дремал, Советник подавал шары. Я поучаствовал в этих рабочих мероприятиях поначалу, но при первом же переходе от стола с едой к бильярдному соврал деду, что бильярд терпеть не могу и никогда не играю, вызвав округление глаз окружающих, опешивших от этого вроде бы безобидного отказа поиграть.

На самом деле люблю и играю, но памятуя о том, что близко к солнцу сгореть легко, просто интуитивно понял, что не дорос до того, чтобы общаться с вождем в неформальной обстановке два раза в день по часу с лишним.

СЫН УРАЛ

… В 1961 году в семье Бабая родился сын Урал. Бабай, тогда еще совсем молодой, семимильными шагами увлеченно ковал карьеру на нефтезаводах, находясь примерно в середине того самого пути «от оператора до директора». Рождению сына отец обрадовался и продолжил пропадать на заводе со своими крекинг-установками от зари до зари.

Это продолжалось довольно долго, пока отец на заметил, что сынок, оказывается, подрос. Причем вырос эксцентричным, эгоистичным, не в меру избалованным мамой, которая все душевные силы вкладывала в принца.

Бабай подумал, что хорошо бы парню учиться не только в республике, где в нефтяном институте ему могли бы поставить за нефтеаристократическое происхождение все «шестерки» за все сессии прямо в первый же день учебы, а где-то подальше. Бабай всегда с огромным уважением относился к западному миру, понимая, что все россказни КПСС про загнивающий капитализм — в основном от зависти.

Фото Урала – большая редкость. Этот снимок наш фотокор сделал на заседании Курултая.

Бабай как раз очень дружил с французами, которые поставляли для нефтепрома оборудование и были крайне благодарны ему за конструктивность в подходах. Несмотря на сложности советского времени, мальчика удалось пристроить на учебу нефтяному ремеслу в соответствующий вуз на родине Козетты и божоле.

Отучившись во Франции, а потом еще и в Штатах, принц стал крупным специалистом в нефтепереработке. Беда была только в одном — принц был уверен, да и сейчас тоже продолжает пребывать в этом счастливом для себя убеждении, что он лучший специалист также в финансах, менеджменте, социологии, политологии, психологии, лингвистике, пиаре, джиаре, айаре, ботанике, почвоведении, ракетостроении, короче — тупо во всем.

В этом возвышенном состоянии приехал он на темную родину из просвещенной Европы. И разумеется, приехал, будучи уверенным, что должен в самое ближайшее время получить по заслугам за то, что не счел за западло приехать, будучи помазанником божьим, в колхоз коровам хвосты крутить.

Устраивало его только одно вознаграждение за свой героизм — стать полноценным и полновластным хозяином данного колхоза. Во всех смыслах.

ПРИНЯТЬ – ОБЕЩАЛ, РАЗГОВАРИВАТЬ - НЕТ

… К Уралу можно было прорваться на встречу, обладая достаточным чином и авторитетом у его отца, однако встречи эти, как правило, обескураживали посетителей принца, поскольку часто он вел себя с посетителями просто неадекватно.

Например, однажды к Бабаю пришли люди от одного федерального министра и попросили выслушать их о чем-то на темы взаимодействия по нефтянке. Бабай направил их к Уралу, попросив сына принять гостей.

Встречу ту они до сих пор пересказывают знакомым в сакральном ужасе. Они зашли в солидное здание в центре столицы за глухим четырехметровым забором, всюду их сопровождали молчаливые провожатые, которые показывали направление движения, а приведя в приемную с молчаливой девушкой за стойкой, жестом пригласили подождать.

После часа ожидания их пригласили к принцу. Тот поздоровался в ответ на длинное приветствие коротким кивком. Далее последовала традиционная длинная преамбула к беседе, говорившая о том, как посетители всей душой любят республику и ценят ее потенциал в нефтяной промышленности, которой в республике рулят столь одаренные люди, как их собеседник.

Принц молчал.

Посетители подумали, что это такая народная местная традиция гостеприимства — не перебивать гостя, даже если он уже сам ждет, что ему что-то скажут. Поэтому посетители продолжали. Так мол и так, у нас есть вот такая о-о-о-очень необходимая вашим заводам вещь, поэтому предлагаем взаимодействие, бла-бла-бла…

Принц молчал.

Посетители начали нервничать.

— Мы, тут, собственно… Только что после плодотворнейшей беседы с вашим батюшкой… Мы как бы это, крутые коммерсы… Мы вообще-то в Москве от Такойто Такойтовича работаем… И к Самому, в общем, вхожи…

Принц продолжал безмолвствовать.

Посетители помялись еще, попрощались, попятились в приемную к молчаливой девушке, постоянно оборачиваясь, в надежде услышать хотя бы дежурно-вежливое «засылайте коммерческое предложение» или «давайте вернемся к обсуждению позже»…

Напрасно. Их сопровождало только оглушительное тиканье часов. Принц уже смотрел в какие-то свои бумаги. Он ведь обещал папе только принять их, а что-то говорить не обещал.

ВСТРЕЧА С ПРИНЦЕМ

У меня тоже был похожий опыт. В начале работы у Бабая, когда я думал, что мне можно пытаться обращать внимание шефа на любые недостатки в его пиаре, я написал ему топ-секретную служебку про недостатки в имидже его сына.

Там было написано то, что было известно любому, кто хоть раз пересекался в делах с семьей Бабая — образ Урала слишком демонизирован, он слишком закрыт, что вызывает кривотолки — ну и обычный суповой набор для решения подобных проблем.

Бабай прочитал записку с воодушевлением, мы горячо поговорили о том, как неприятно, когда обижают детей, особенно, когда это настолько незаслуженно:

— Во-о-о-от, диствитылно, все же говорят — сын его мафиозник! Это же все пиарство! Он же нормальный человек. Скромный. Он образование ведь хорошее получил. Он процессинг ведь лучше меня знает. А они — все захвати-ил, то, сё… [….] (бранное слово со значением «ерундой» - Ред.) занимаются!

Особенно после знакомства с принцем меня умиляло мнение Бабая о неимоверной скромности Урала.

Знакомство, собственно, состоялось довольно скоро. Бабай, прочтя мою бумажку, позвонил одному из своих помощников, которым в обязанности входило общение с принцем, и поручил организовать мне встречу с сыном.

Встреча состоялась через пару дней в офисе одного товарища Урала. Я поздоровался, демонстрируя максимальное дружелюбие. Руку мне в ответ протянули, что, говорят, уже было всегда большим успехом.

— А, здравствуйте, наслышан.

Тут я совсем воспрял и подумал, что, если он наслышан — может быть, и согласится выйти из тени, которую я считал и сейчас считаю главной имиджевой проблемой тогдашнего моего работодателя.

Я увлеченно пересказал суть своего разговора с шефом о демонизированном образе, о недостатке информации, порождающем кривотолки и т.п. В завершение спича протянул ту самую «умную бумажку», как назвал ее Бабай.

Урал же пока больше не говорил ничего, кроме того, что я уже гордо процитировал вам. Читал бумажку он долго, правда, лицо его не выражало никаких эмоций.

Наконец он дочитал, бросил текст на стол и устало-раздраженно обронил:

— Кто это все понаписал?

Развернувшись, он вышел. Аудиенция была закончена, моим пиар-подопечным Урал не стал.

А может, оно и к лучшему?

ДОСЬЕ «КП»

Муртаза Рахимов родился 7 февраля 1934 в деревне Таваканово Кугарчинского района. Закончил Уфимский нефтяной институт, работал на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе: прошел путь от оператора до директора завода. Первый Президент Республики Башкортостан (с 12 декабря 1993 года по 15 июля 2010 года). С 2010 по 2012 гг. — член Совета директоров ОАО АНК «Башнефть». Ныне - председатель Совета Благотворительного фонда «Урал». Супруга — Луиза Рахимова. Сын — Урал Рахимов.

Башкирия: Секрет семейного счастья Рахимовых

Отшумел очередной день рождения экс-президента Башкирии Муртазы Рахимова.  Прошумел – громко сказано. Скорее, едва прошелестел. Нельзя сказать, что фамилия Рахимова в нынешнем феврале и вовсе не упоминалась в СМИ. Упоминалась, но в каком контексте! Навскидку несколько примеров: «в бытность Муртазы Рахимова президентом Башкирии с неугодной оппозицией принято было расправляться путем отъема бизнес-активов, увольнений… »; «Кировский районный суд Уфы повторно допросил бывшего президента РБ Муртазу Рахимова по делу о растрате в отношении экс-премьера республики Раиля Сарбаева»; «Скандальную мечеть в Уфе достроит фонд "Урал"»; «за авторами обращений могут стоять «элиты, которые, будучи этническими башкирами, имели власть при экс-президенте Муртазе Рахимове, а теперь они от нее отстранены».

Именины без фанфар

Собственно дню рождения Рахимова была посвящена всего одна-единственная статья-интервью! Это раньше ко дню рождения Рахимова писались пространные оды, тиражируемые  несметным  количеством СМИ, а теперь – одно интервью, и оно в ангажированном ресурсе. О-фи-геть! Справедливости ради нужно отметить, что это интервью всё же перепечатал некий ресурс, тоже единственный, из Татарии, но как перепечатал, с каким  заголовком и подзаголовком!  Вчитайтесь:

Муртаза Рахимов: «Часто смотрю ТНВ, интересуюсь, что у соседей, в Татарстане, делается». 08.02.2013. ЭКС-ПРЕЗИДЕНТ БАШКОРТОСТАНА МЕЧТАЕТ О ПОБЕДЕ НАД «АК БАРСОМ». Муртаза Рахимов - один из старожилов российской политики и первый президент Башкортостана, накануне своего дня рождения дал пространное интервью. В нем он рассказал, как он бережет подарки Шаймиева,  что ел и пил в Уфе Путин и чем башкирский телеканал БСТ уступает татарстанскому аналогу.

Тонкость вот в чем: во времена президентства Рахимова этот канал ТНВ в Башкирии был запрещён.  Татарская общественность Башкирии долгие, долгие годы боролась за разрешение трансляции ТНВ  в нашем регионе и добилась этого только после прихода Хамитова. Так что теперь Рахимов пользуется  плодами своей скоропалительной отставки в полной мере. 

Небезынтересен  и следующий пассаж от Рахимова.

– Читаю я каждый день, сейчас, в основном, журналы – «Эксперт», «Профиль», Forbes. Тяги к художественной литературе в последнее время нет. А журналы я люблю, особенно о политике и экономике.

Можно подумать, что у Рахимова  когда-то была эта тяга к художественной литературе. А вот интерес к Forbes вполне объясним. Мы-то с вами знаем, что эти журналы печатают информацию о состоянии российских миллиардеров. Там, в рейтингах  российских олигархов, присутствует и фамилия Урала Рахимова. Отец есть отец, какие бы ни были у него трения с сыном, но о финансовом положении отпрыска нужно поинтересоваться.
И тут вспоминается одна вещица, гуляющая по  сетям  инета и приписываемая перу Ростилава Мурзагулова. Вещица о непростых отношениях отца и сына.  Не скажу, что сия вещица вызывает стропроцентное доверие, но ознакомиться  с ней все же стоит.  Предлагаю  избранные места.

Как поссорились Муртаза Губайдуллович и Урал Муртазович

Отношения бабая с сыном можно было описать коротко бабаевой же фразой, сказанной в разгар башкирского пересказа драмы "Отцы и дети":
- Я ему не отец! Я ему президент!
… 24 февраля 2005  года ваш покорный слуга по окончанию заседания Госсобрания Башкирии был отправлен своим руководителем на верную погибель. Мне было велено в самых жестких словах и выражениях рассказать о том, какие жесткие попрания морали и законности были вдруг обнаружены Муртазой Губайдулловичем Рахимовым в деятельности Урала Муртазовича Рахимова. Зафиксировать для истории этот театр абсурда пришли около полусотни наших и федеральных СМИ, включая основные центральные телеканалы.

Выйдя под прицел двух десятков телекамер я сказал приблизительно вот что:

- В начале 90-ых  созданный трудом нескольких поколений жителей республики топливно-энергетический комплекс необходимо было защищать от попыток недружественных поглощений, которые предпринимались чуть ли не ежемесячно. Для этого был предпринят ряд действий, которые получили название «закольцованная приватизация», то есть, заводы были якобы приватизированы, но принадлежали они в реальности  сами себе. Наш  ТЭК развивался, модернизировался, эффективно работал, давая огромные прибыли республиканскому бюджету, а не кошельку олигарха.  Но в последние годы: Времена изменились. Сейчас мы защищены от недружественных поглощений финансово-промышленными группировками. И Муртаза Губайдуллович принял совершенно логичное решение – вернуть предприятия под полный государственный контроль. Но, менеджеры, работающие в ТЭКе, совместно с некоторыми (на данный момент уже бывшими) членами республиканского правительства решили вести какую-то свою игру, руководствуясь, вероятно, своими частными интересами. Реакция Президента на это, как Вы знаете, была крайне жесткой. Он ещё раз напомнил тем, кто этого не понимает, что ТЭК – это достояние всего народа республики, а не тех менеджеров, которые им управляют.  На данный момент уже подписан ряд указов, в соответствии с которыми заменены руководители Башкирской топливной компании и АО Башнефтехим, и нет никаких сомнений в том, что этот процесс в ближайшее время будет доведен до логического завершения.

Журналисты знали, что сейчас произойдет что-то из ряда вон выходящее, но даже не представляли себе, что им подготовлен настолько сенсационный материал. Отец-президент, поймавший собственного ребенка на чуть ранее собственным указом одобренных экономических махинациях ценой в миллиарды долларов и узурпации власти в своем же регионе - такого, думаю, не было даже в странах типа Уганды, Либерии и тому подобных. В той речи на Госсобрании Муртаза Губайдуллович сказал дословно следующее:

«Сегодня мне обидно и по человечески больно, что и в Государственном Собрании Башкортостана нашлись люди, которые фактически встали на позиции тех сил, которые хотели бы превратить нашу республику из островка стабильности и благополучия в раздираемый противоречиями, политическими склоками и дрязгами регион страны.
Речь идет о группе депутатов, представляющих в основном топливно-энергетический комплекс, которые кулуарно, используя шантаж, обман и ложь ставят вопрос о смещении Председателя Парламента К.Б.Толкачева и назначении на эту должность представителя ТЭК. Доходит до того, что распространяют слухи, что этот вопрос уже решен и Константин Борисович сам написал заявление. Некоторых депутатов, подчиненных по работе, используя служебное положение насильно заставляют подписывать обращения об его отставке.
Рыночные отношения, благоприятная экономическая конъюнктура позволили некоторым руководителям предприятий ТЭК стать состоятельными людьми. Причем руководителями они стали не без поддержки Правительства республики, моих рекомендаций. Только благодаря авторитету руководства республики они стали заметными фигурами российского бизнеса, были избраны депутатами Государственного Собрания. К сожалению - это, наверное, особенность нашего российского менталитета - получив в руки финансовые ресурсы, многие стремятся приобрести и политическую власть.
Топливно-энергетический  комплекс республики создавался трудом нескольких поколений башкортостанцев. В самые трудные годы реформ мы сохранили его как основу нашей экономики, дающей 40% поступлений в республиканский бюджет. Надо отдать должное - благодаря эффективному менеджменту сегодня ТЭК республики – это один nbsp;  из nbsp;  лидеров nbsp;  российской экономики. Но ТЭК - это национальное достояние республики, а не группы людей, которые им руководят. В свое время мы сделали все возможное, чтобы предприятия ТЭК остались в собственности республики, трудовых коллективов, а не ушли за бесценок к олигархам. Сегодня же руководители, которым мы доверили судьбу предприятий, благополучие многих десятков тысяч работающих там людей, выступили против руководства республики.
С учетом сказанного я прошу прекратить любые инсинуации на данную тему и не поднимать больше вопрос о недоверии Председателю Государственного Собрания Республики Башкортостан. Я верю в разум и ответственность наших депутатов.

Занавес…В переводе с чиновничье-бумажечного языка на русский получается вот что:

- Дорогая элита республики! Как вы знаете, я решил несколько лет назад дать руководить основным достоянием республики своему сыну Уралу, надеясь, что хотя бы он не будет пытаться стащить нефтянку у государства. Так ведь нет, стащил таки, сорванец! Утром открываю тумбочку - нету ТЭКа! Я ему сразу - улым, ты ТЭК брал? А он еще врет, да так правдоподобно - взял, атай, но ведь только для того, что сосед дядя Вася не стащил, че то он повадился к нам ходить. Я думаю - ну молодец. А он, оказывается, уже вовсю кусочки ТЭКа себе на игрушки выменивает, да еще и всем двором хочет командовать! Ну я ему ремня врежу, хулигану! 

Для того чтобы объяснить суть происходящего - предлагаю вам очередной исторический экскурс.

… В 1961 году в семье Рахимовых родился сын Урал.

… Бабай подумал, что хорошо бы парню учиться не только в Уфе, где в нефтяном институте ему могли бы поставить за нефтеаристократическое происхождение все «шестерки» за все сессии прямо в первый же день учебы, а где-то подальше.

... Отучившись во Франции, а потом еще и в штатах, Урал вернулся в Уфу, причем, как говорят профессионалы - учеба прошла недаром, поскольку лучшие европейские и американские профессора зарплату получают не зря. Принц стал крупным специалистом в нефтепереработке. В этом возвышенном состоянии приехал он на темную родину из просвещенной Европы. Устраивало его только одно вознаграждение за свой героизм - стать полноценным и полновластным хозяином данного колхоза.

… Справедливости ради нужно сказать, что папа вовсе не спешил отдать Уралу все, что тому требуется... Для начала его уговорили просто взять сына на работу на один из башнефтезаводов. Муртаз

Отставка Муртазы Рахимова была неизбежной, считают эксперты

Остались Лужков и Тулеев

В последнее время ушли со своих постов многие главы регионов, управлявшие ими еще с 90-х годов прошлого века, - такие, как президент Татарстана Минтимер Шаймиев и свердловский губернатор Эдуард Россель.

Эксперты заговорили об уходе поколения "губернаторов-тяжеловесов" и предрекали отставки таких руководителей регионов, как кузбасский губернатор Аман Тулеев, мэр Москвы Юрий Лужков и президент Башкирии Муртаза Рахимов. Если с Тулеевым и Лужковым они раз за разом ошибаются, то прогнозы по Рахимову подтвердились.

Рахимов, которому сейчас 76 лет, возглавлял республику с 1993 года, а до этого с 1990 года был председателем Верховного совета Башкирии. Впервые он был избран президентом 12 декабря 1993 года, затем переизбран 14 июня 1998 года и 21 декабря 2003 года. В следующий раз Рахимов был наделен полномочиями главы республики на пятилетний срок башкирским парламентом - Курултаем 10 октября 2006 года по представлению президента России Владимира Путина.

Разговоры о том, что Рахимов уйдет со своего поста раньше окончания полномочий, ходили уже несколько месяцев. Одной из причин эксперты называли намерение федерального центра сменить власть в республике не осенью 2011 года, когда заканчивались полномочия Рахимова, а хотя бы за год до этого, чтобы новый президент Башкирии успел освоиться до выборов нового созыва Госдумы в декабре 2011-го и президента России в марте 2012-го. О том, что главой республики будет новый человек, неоднократно заявлял сам Рахимов, говоривший, что в его планы не входит оставаться на новый срок.

В последние дни об отставке заговорили еще больше, тем более что сам Рахимов начал проводить консультации по поводу будущего президента Башкирии, встретившись с главой администрации президента России Сергеем Нарышкиным. Эксперты уверяли, что Рахимов объявит об отставке в четверг на внеочередной сессии Курултая - башкирского парламента. Об отставке действительно стало известно в четверг, но уже после заседания Курултая. На котором, кстати, депутаты приняли поправки в региональное законодательство, касающееся привилегий экс-президента республики и его семьи. Об отставке объявил президент России на встрече с Рахимовым в резиденции "Бочаров ручей" в Сочи.

"Их время ушло"

Муртаза Рахимов запомнился прежде всего "безупречно работающей избирательной машиной", считает глава ВЦИОМ и руководитель комиссии Общественной палаты по региональному развитию и местному самоуправлению Леонид Давыдов. "Хорошие показатели на выборах в Государственную Думу, выборах президента - это всегда высоко ценилось, за это многое прощалось", - сказал Давыдов.

Эксперт признал, что гражданское общество было развито слабо, был ряд скандалов между чиновниками и журналистами. При этом Давыдов отметил, что, "по крайней мере, основное производство - нефтянка - живо".

"Мы все знаем, что именно уфимские заводы выпускают тот самый мазут, на котором живут мазутозависимые регионы. Все знают, что именно с них поступает мазут в другие регионы, которые не переведены на газ. Ну, спасибо большое, это все работало, что позволило этим регионам выжить. Поддержал", - считает глава ВЦИОМ.

Более резкие оценки дал рахимовскому правлению глава Центра политических технологий Игорь Бунин. По его мнению, политическая система в республика сложилась авторитарная, а экономическая модель - коррупционная и "с очень сильным семейным элементом". Вспомнил политолог и скандалы, сопровождавшие правление Рахимова. Бунин считает, что нахождение у власти Рахимова ознаменовалось сепаратистскими настроениями в республике и "сомнительными" результатами выборов. В вину башкирской власти Бунин поставил и национальные проблемы, которые, по его мнению, существуют в республике. Уход Рахимова он назвал "благом" для Башкирии.

Леонид Давыдов признает, что правление Рахимова было "неоднозначным", но подчеркивает, что "он был сыном своей эпохи". "Он начинал тогда, когда были 90-е, которые сейчас принято поносить. Он плоть от плоти тех времен. Наряду с такими "орлами", как Лужков, Шаймиев, Россель... Вот эти люди, конечно, совершенно из другой эпохи. Да, их время объективно ушло. Даже не то, что они постарели - а время уходит. Пришли другие времена. А если эпоха прошла - значит, лидер всегда "тормоз", - считает Давыдов.

"Крупной фигурой", оставившей глубокий след в российской политике, назвал Рахимова первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов."Мелкие фигуры 20 лет не остаются во главе одного из крупных и развитых в экономическом отношении регионах", - считает он.

Рахимова он назвал "противоречивой фигурой". "Человек с характером, человек со своим мнением, не всегда удобным, не всегда уютным", - сказал Морозов, напомнив, как Рахимов критиковал "Единую Россию" несколько лет назад и выразив убеждение, что связи между этим скандалом и отставкой нет.

По словам Морозова, он рад, что Рахимов нашел в себе силы уйти в отставку.

Две разные Башкирии

В самой Башкирии эксперты также разошлись в оценках "эпохи Рахимова".

Председатель исполкома Всемирного Курултая башкир Азамат Галин акцентирует внимание на грамотной, по его мнению, политике Рахимова, которая позволила достичь межнационального баланса в республике.

"Муртаза Губайдуллович убедил общественность, что, живя в составе Российской Федерации, можно сохранить понятие этноса, культуру и традиции. В республике созданы все условия для развития всех народов, соответственно, здесь люди толерантны друг другу", - считает Галин.

Более того, Галин советует федеральному центру использовать опыт Рахимова в этой сфере, так как "это было бы благом для всей страны, россияне сделали бы резкий скачок вперед". По его мнению, негативное мнение ряда аналитиков о Рахимова складывается "по газетным вырезками, а не по настоящему положению".

А независимый башкирский политолог Альберт Мифтахов уверен, что правление Рахимова ознаменовалось упадком экономики и борьбой с оппозицией. "В советское время Башкирия была одной из лучших республик и в экономических вопросах, и в промышленности - авиационная, легкая, пищевая были развиты лучше, чем в соседних регионах. А сейчас республика проигрывает всем", - считает Мифтахов.

По его мнению, Рахимов выстроил с центром такую модель отношений, при которой вмешательство в дела республики было минимизировано в обмен на умение добиться положительных результатов на выборах.

Неудачной считает Мифтахов кадровую политику башкирского руководства - он привел в пример главу администрации президента Башкирии Радия Хабирова, который в свое время был отстранен от должности и исключен из "Единой России", а сейчас работает в управлении президента России по внутренней политике.

По мнению Мифтахова, новому руководителю "будет трудно привести Башкирию в чувство - очень много долгов, бюджетный дефицит, экономике республики требуется реанимация". Эксперт считает, что будущему президенту республики потребуется помощь федерального центра, без которой он не справится. И многое зависит от того, будет ли у него программа развития республики, а вокруг него - грамотная команда, уверен политолог.

Особо опасные поручения | Новости

Тем временем в Москве в общей камере СИЗО Лефортово, ожидая приговора, задыхался от жары бывший сенатор от Башкирии Игорь Изместьев. Его, скорее всего, приговорят к пожизненному заключению. Что общего у семьи одного из российских «политических долгожителей» с дельцом, которого обвиняют в организации шести убийств? Если коротко: те самые три нефтеперегонных завода, обеспечивших семье Рахимова миллиардное состояние.

Громкое убийство

Трое убийц поджидали жертву в подъезде многоэтажки, согреваясь «Монастырской трапезой», дешевым красным вином: январский вечер в Уфе выдался морозным. Дверь внизу открылась, в подъезд вошел высокий мужчина в шапке. Один из поджидавших шагнул вперед и ударил вошедшего в челюсть, потом одной рукой зажал ему рот, а другой обхватил его, лишив возможности сопротивляться. Второй несколько раз ударил ножом. Мужчина медленно осел на землю. Но стоило убийцам отступить на шаг, как тот поднялся и сделал шаг к дверям. Тогда третий бандит достал револьвер Taurus и добил жертву выстрелом в голову.

На следующий день Уфа гудела: убитым оказался Салават Гайнанов, еще пару месяцев назад большой человек в местной элите, первый заместитель генерального директора Новоуфимского НПЗ, ставленник президента республики Муртазы Рахимова. Гайнанов несколько лет курировал ключевые с точки зрения контроля над финансовыми потоками операции завода — отгрузку нефтепродуктов с завода и закупку оборудования. Продолжалось это, впрочем, недолго: в октябре 1993 года Гайнанов был понижен в должности, а в январе 1994-го — убит. Следствие уверено, что это лишь одно из громких уфимских убийств, к которым причастен Изместьев.

Законно избранный президент

Назначивший, а потом сбросивший Гайнанова с олимпа Муртаза Рахимов крепко держал в руках власть в республике. В неразберихе начала 1990-х он, член КПСС и директор Уфимского нефтеперерабатывающего завода, сделал молниеносную карьеру: на первых свободных выборах прошел в Верховный Совет Башкирии и был избран его председателем. Все было за него: башкир, хозяйственник, директор крупного предприятия с большими связями.

Он оказался и хитрым политиком: последовали четыре года изощренных интриг в республике, лавирования между президентом Борисом Ельциным и федеральным Верховным Советом, торга с Москвой из-за полномочий. В итоге в 1993 году Рахимов с подавляющим преимуществом выиграл выборы президента Башкирии. «Рахимов, безусловно, лидер по натуре», — говорит Ахнаф Дильмухаметов, в конце 1980-х секретарь башкирского комитета КПСС. Он, по его словам, немало сделал для прихода Рахимова к власти, но потом в нем разочаровался: «Должен с сожалением сказать: он оказался очень кичливым, злопамятным и мстительным человеком».

В начале 1990-х важнейшим после вопроса о власти был вопрос о собственности. В 1992 году Верховный Совет Башкирии приостановил действие в республике федерального законодательства о приватизации и ввел местное. После акционирования расположенных в Башкирии нефтехимических гигантов контроль над ними остался у местных властей. Все руководители заводов прошли переутверждение, а при них появились заместители из числа личных знакомых Муртазы Рахимова (Салават Гайнанов был одним из них). Башкирские нефтеперегонные заводы, как и многие сырьевые предприятия, в 1990-х обросли посредническими структурами, через которые шел сбыт. Одну из них возглавлял Игорь Изместьев.

«Давалец» Игорь Изместьев

Выпускник Уфимского авиационного института Игорь Изместьев успел поработать в отделе внешнеэкономических связей Новоуфимского НПЗ, но карьеры не сделал: как он утверждал позже на суде, для этого нужно было быть, во-первых, башкиром и, во-вторых, знакомым Рахимова. Он решил попытать счастья в Москве и через армейского приятеля вышел на влиятельного столичного предпринимателя, выходца из Азербайджана Георгия Сафиева, совладельца ночного клуба «Манхеттен экспресс», банка «Российский капитал», строительной компании «Конти», авиакомпании «Витязь» и нескольких магазинов в центре Москвы. Сафиев согласился финансировать закупку нефтепродуктов на башкирских заводах, дав Изместьеву кроме начального капитала в партнеры своего менеджера Александра Кузнецова. К 1995 году Изместьев вернул Сафиеву одолженные деньги и избавился от Кузнецова. Бизнес шел через зарегистрированную в Великобритании компанию «Квинта». Выручка, по словам Изместьева, составляла $500–700 млн в год.

Что делали окружавшие башкирские НПЗ трейдеры? Дело в том, что в отличие от других формировавшихся в 1990-е нефтяных холдингов у «башкирской группы» были хорошие мощные нефтеперерабатывающие заводы, но мало месторождений, где можно было добывать собственную нефть для переработки. Крупные нефтяные компании, такие как ЮКОС или «Лукойл», были готовы поставлять нефть со своих месторождений только по предоплате, но денег на это у башкирских заводов не было. Недостаток восполняли так называемые давальцы — нефтетрейдеры, подобные Изместьеву, которые находили партии нефти и организовывали поставки на заводы. Те, перерабатывая нефть, получали от «давальцев» оговоренные платежи.

Кто и на каких условиях попадал в «давальцы»? В 1995 году государственный контрольный комитет Башкирии провел проверку деятельности Новоуфимского завода. Вскрылись многочисленные случаи, когда завод оплачивал будущие поставки нефти, а сырье не поступало. Более $30 млн валютной выручки, полученной от продажи нефтепродуктов, так и не попали на счета предприятия. Отгрузка продукции месяцами шла без документов об оплате со стороны покупателя. Десятки тысяч тонн бензина и мазута отгрузили по подложным документам. Руководство завода все грехи свалило на погибшего Гайнанова.

Исполнители и заказчики

«Гайнанов поссорился с властью», — утверждает Игорь Изместьев (он передал Forbes ответы через своего адвоката Сергея Антонова). «У Гайнанова был конфликт с Рахимовым. Вроде как Гайнанов работал на свой карман, обходил интересы Рахимова», — подтверждает один из предпринимателей, работавший в 1990-е годы с уфимскими НПЗ. За пару месяцев до убийства Гайнанова разжаловали — из фактически главного контролера финансовых потоков предприятия он стал руководителем одного из отделов. Но кто был заказчиком убийства? Сейчас, спустя 15 лет, прокуратура утверждает, что приказ киллерам поступил от двоюродного брата Георгия Сафиева, который отвечал у него за «безопасность». В роли исполнителей выступили несколько мелких бандитов из города Кингисепп Ленинградской области. В свободное от выполнения «специальных заданий» время «кингисеппские» работали в «Манхеттен экспресс» охранниками.

И именно Изместьев, знакомый с Сафиевыми, встретил, по версии следствия, прилетевших в Уфу киллеров, описал им маршрут передвижения Гайнанова, показал им его дом и квартиру. Обо всем этом на допросах рассказал Сергей Финагин, главарь «кингисеппских». Изместьев обвинения отрицает.

Правила игры Урала Рахимова

К концу 1990-х годов бизнес Изместьева заметно окреп, «Квинта» превратилась в Corus Trading, а московский покровитель Сафиев эмигрировал в США, где был убит в 2001 году. Между тем Изместьев по давальческим схемам поставлял на башкирские заводы до 400 000 т нефти в месяц — пятую часть всего республиканского объема. К 2000 году переработка нефти на башкирских НПЗ могла принести Изместьеву $700–800 млн, утверждает Александр Веремеенко, в начале 2000-х годов возглавлявший налоговую службу Башкирии. Проверить эту оценку сложно, но только одна из подконтрольных Изместьеву давальческих компаний, «Корус-КИО», показала в 1999 году при выручке в $253 млн чистую прибыль в $65 млн. «Корус-КИО» была зарегистрирована в одном из ЗАТО («закрытом городе») в Челябинской области, где прибыль облагалась лишь минимальными налогами. Позже российские ЗАТО в схемах Изместьева сменил Байконур, где также действовали налоговые льготы.

Правила игры в башкирском ТЭКе уже во второй половине 1990-х были полностью определены. Все нити управления заводами собрал в своих руках Урал Рахимов, сын президента Башкирии. Офис Рахимова-младшего разместился в доме приемов компании «Башкирэнерго», сюда приезжали директора заводов. «Отказывать [Уралу] Рахимову никто из руководства [башкирской] группы заводов не решался. Его мнение под сомнение не ставилось. Указания выполнялись беспрекословно», — приводятся в деле Изместьева показания одного из директоров. В ходе встреч, по его словам, никаких указаний Рахимов-младший не давал, только выслушивал посетителя. Указания появлялись позже: в виде документов за подписью Валерия Сперанского — главного бухгалтера ОАО «Башнефтехим», которое от имени правительства Башкирии управляло нефтяной промышленностью республики.

Кого пускать с давальческой нефтью на заводы и на каких условиях — эти вопросы Урал Рахимов решал лично. Посредники появлялись из ниоткуда, зарабатывали огромные деньги — и так же неожиданно исчезали. Никому не известная компания «ВМС-октан» в 2001 году поставляла на уфимские заводы 30 000 т нефти в месяц, а год спустя — уже гигантский объем в 300 000 т (переработка одной тонны нефти — это $25 чистой прибыли), притом что у нее не появилось ни нефтяных месторождений, ни ресурсов для финансирования сделок по закупке нефти у крупных компаний. Василий Хитаришвили, совладелец «ВМС-октана», сумел познакомиться с Уралом Рахимовым и завоевать его доверие, утверждал на допросе партнер Хитаришвилии Сергей Румянцев. Но уже в декабре 2003 года Хитаришвили застрелили.

Свидетели обвинения по делу Изместьева утверждают: накануне своей гибели Хитаришвили был в приподнятом настроении, говорил, что январе 2004 года будет поставлять на уфимские заводы уже 350 000 т нефти в месяц. Доля «ВМС-октана» должна была вырасти за счет «Коруса». Чем не мотив для Изместьева устранить конкурента, задают вопрос прокуроры. Исполнителями убийства выступили все те же «кингисеппские» киллеры. Главарь банды Сергей Финагин показал на допросах, что убийство Хитаришвили ему «заказал» Изместьев. Впрочем, объемы поставок на заводы со стороны компаний Изместьева после убийства Хитаришвили не выросли, а через год поставки и вовсе прекратились.

Нефть, поджог и выборы

Июньской ночью 2003 года к бетонному зданию городской типографии Златоуста в граничащей с Башкирией Челябинской области подъехала красная «Нива». Водитель остался за рулем, двое пассажиров направились к зданию. В руках у них были пятилитровые канистры, наполненные смесью бензина и машинного масла. Подойдя к типографии, они швырнули канистры в окна, разбив стекла и проломив жалюзи. По полу типографии расплылась лужа горючей смеси. Вслед за канистрами полетели пиротехнические шашки. Через несколько минут типография пылала. А спустя пять лет ЧП в Златоусте стало одним из эпизодов уголовного дела Изместьева. Как связаны нефтетрейдинг и поджог?

На конец 1990-х — начало 2000-х годов пришелся расцвет режима Муртазы Рахимова. Он не только полностью контролировал ситуацию в республике, но и занимался большой федеральной политикой. Созданное им вместе с Юрием Лужковым и Минтимером Шаймиевым движение «Отечество — Вся Россия» в 1999 году участвовало в думских выборах и даже выдвинуло своего кандидата в президенты России. Но президент Путин повел жесткую войну с самостоятельностью региональных «баронов». В 2003 году на выборах президента Башкирии конкуренцию Рахимову по отмашке федерального центра составили Сергей Веремеенко и акционер «Лукойла» Ралиф Сафин. У Веремеенко, брат которого некоторое время руководил «Баштрансгазом» — подразделением «Газпрома» в регионе — и налоговой службой в республике, были шансы на победу — особенно учитывая, что рейтинг Муртазы Рахимова перед выборами опустился до 25%. Под угрозу было поставлено ни много ни мало политическое выживание башкирской власти.

Игорь Изместьев в числе прочих был мобилизован на борьбу с угрозой. Он зарегистрировался кандидатом в президенты республики. Агитационная кампания Изместьева была в Уфе практически незаметна. Всем было понятно, что он участвует в выборах на стороне Рахимова и незадолго до дня голосования снимет свою кандидатуру. Но свою роль в схватке Изместьев сыграл: именно по его заявлению Сергею Веремеенко несколько раз отказывали в регистрации в качестве кандидата в президенты. Это видимая сторона политического процесса, но есть и скрытая от публики часть. Башкирская избирательная кампания стала одной из самых грязных за всю истории губернаторских выборов в России. Одним из мест, где печатались антирахимовские публикации, была та самая типография в Златоусте, сожженная июньской ночью 2003 года. Поджог совершили все те же «кингисеппские».

А их глава Сергей Финагин так описывает процесс получения заказа. Изместьев неожиданно вызвал его к себе в офис. Финагин зашел в кабинет, но тут приехал Урал Рахимов, и «бригадира» отправили в приемную. Разговор между Изместьевым и Рахимовым-младшим продолжался около часа. Потом Урал вышел, а Финагин, зайдя в кабинет, застал Изместьева в веселом настроении. Посмеиваясь, тот сказал, что Урал «хочет, чтобы сожгли типографию». Остальное оказалось для членов кингисеппской бригады делом техники.

Кто заказчик?

Кроме поджога типографии Изместьева обвиняют в том, что он заказал «кингисеппским» несколько терактов в центре Уфы. В результате одного из них был подорван автомобиль, на котором ехали сотрудники ЧОП «Щит», охранной компании «Башнефтехима». Погибли двое.

Александр Веремеенко, брат снятого с выборов Сергея Веремеенко, говорит, что теракты должны были обострить ситуацию в республике. Во взрывах планировалось обвинить братьев Веремеенко. «Привязать» их к терактам было бы не так уж и сложно — как раз в это время одного из помощников Сергея Веремеенко арестовали за хранение оружия. Александр Веремеенко вслед за обвинением считает, что Изместьев причастен к поджогу типографии и организации взрывов. Однако приказ на их реализацию сам Изместьев получил от Урала Рахимова, уверен Веремеенко.

А вот версия самого Изместьева. К нему действительно в этот день в офис приезжал Урал Рахимов. Но в середине встречи он якобы сказал Изместьеву, что сейчас подойдет Финагин, и ему нужно поговорить с ним наедине. О чем говорили Урал Рахимов и Сергей Финагин, Изместьев, по его словам, не знает. Но при этом утверждает, что сам он лично никаких заказов «кингисеппским» не передавал. Мол, от Урала Рахимова к Игорю Изместьеву постоянно шел поток мелких и не очень просьб и поручений. Изместьев, например, организовал и оплатил покупку для Урала Рахимова бронированного «мерседеса». В приемную Изместьева и ему лично поступали просьбы купить билеты, встретить и поселить нужных людей, передать кому-то крупные и мелкие суммы наличных. Часть передач от Урала Рахимова предназначалась для Сергея Финагина. Изместьев же, если верить его словам, просто передавал главарю банды из Кингисеппа пакеты с деньгами и инструкциями, о содержании которых не догадывался.

Из бизнесменов в уголовники

Выборы 2003 года Муртаза Рахимов выиграл. Однако уже через год Изместьев, оказавший неоценимую помощь в борьбе с политическими противниками, был изгнан из числа переработчиков нефти на башкирских заводах: между ним и Уралом Рахимовым произошел конфликт. По одной из версий — из-за денег. «Байконурская» схема, по которой работали компании, подконтрольные Изместьеву, была признана МНС незаконной. На компании, работавшие по ней, были наложены гигантские штрафы. Потерял не только Изместьев, но и Рахимов. Сам Изместьев, впрочем, утверждает, что разрыв произошел из-за того, что Урал Рахимов заподозрил у сенатора амбиции самому стать главой Башкирии. Как бы то ни было, отношения с сыном башкирского президента оказались безвозвратно испорчены. И хотя Изместьев некоторое время еще оставался представителем республики в Совете Федерации, дни его башкирского бизнеса были сочтены. У него осталась лишь судоходная компания «Волготанкер», владелец флота из 400 речных судов и танкеров класса «река — море».

Событие, сыгравшее в судьбе Изместьева драматическую роль, произошло в сентябре 2004 года. В центре Москвы милиция остановила «жигули» с несколькими противопехотными минами в багажнике и бывшим офицером-подводником Александром Пуманэ — как потом выяснилось, одним из лидеров кингисеппских киллеров. У Пуманэ обнаружился целый набор служебных удостоверений сотрудников спецслужб.

К утру следующего дня после многочасового безостановочного допроса с пристрастием Пуманэ был мертв. Но найденные при нем документы дали возможность выйти на остальных членов банды «кингисеппских». А Сергей Финагин, которого арестовали в 2006 году, дал показания, согласно которым большую часть «заказов» банда получала от сенатора Изместьева. Мол, Изместьев ему регулярно звонил, вызывал в офис, формулировал задачу и тут же давал деньги на подготовку и осуществление убийств. Кроме убийства Хитаришвили и Гайнанова Изместьеву вменили в вину организацию в 2002 году убийства Валерия Сперанского, ближайшего помощника Урала Рахимова, и еще нескольких человек. Однако других свидетелей, кроме Финагина, и документальных подтверждений тому, что он сказал, следователи суду предоставить не смогли.

Сам Изместьев, не дожидаясь, пока следствие подберется к нему, уехал за границу, но в 2008 году его арестовали в Киргизии. Его переправили в Новосибирск, а оттуда — в Москву. С тех пор он находится в заключении. Суд начался в прошлом году, приговор должен быть вынесен этой осенью. И даже адвокаты Изместьева почти потеряли надежду на то, что он может быть иным, нежели пожизненное заключение.

Заслуженный пенсионер Муртаза Рахимов

А что семья Рахимовых? Никаких гонений ни против них, ни против их окружения нет. Новый президент республики Рустэм Хамитов резких движений не делает. Вместе с Хамитовым в Уфе высадился мощный десант сотрудников федеральных спецслужб, которые опекают нового главу республики. «Здесь не чистки, — говорит один из бывших политических противников Рахимова, которого звонок Forbes застал в Башкирии. — Это пока лишь легкое поглаживание против шерсти».

Урал Рахимов, который в 2002 году несколькими сделками оформил три уфимских НПЗ и нефтедобывающую компанию «Башнефть» на принадлежащие ему лично компании, живет за границей, большую часть времени проводит теперь в Австрии. Несколько раз его вызывали на допросы по делу Изместьева. Суть его показаний свелась к тому, что с Изместьевым знаком, вел совместный бизнес и не более того, а про Сергея Финагина узнал из газет и, естественно, никаких убийств ему не «заказывал». Весной 2010 года Урал Рахимов закрыл сделку с АФК «Система», отдав контроль над башкирским ТЭКом за $2,5 млрд.

В ходе этого процесса несколько ключевых свидетелей и один из потерпевших заявили, что именно Урал Рахимов, а не Изместьев, был конечным заказчиком преступлений. Однако и следствие, и суд эти заявления игнорируют. По крайней мере до сих пор игнорировали. Почему? Сергей Антонов, адвокат Изместьева, считает, что дело Изместьева использовалось для давления на Муртазу Рахимова. «Если бы он продолжал упираться [в вопросе об отставке], то Изместьева бы оправдали и место главного обвиняемого занял бы Урал», — считает Антонов. Впрочем, теперь Муртаза Рахимов — пенсионер, а значит, шансов получить оправдательный приговор у Изместьева практически не осталось.


Смотрите также

Описание: