Где находятся мощи игнатия брянчанинова


Храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах -

Русская Православная Церковь

  • 12 Март 2020

    15 марта, Воскресенье, 11.30  в Лектории храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах, в рамках Воскресной школы для взрослых, состоятся две лекции:  11.30 « Первые шаги Апостольской Церкви » (курс «Священное Писание»)   12.30 « Византизм и неославянофильство » (курс «Христианская философия»).  Ведущий: Аркадий Малер, философ, публицист, член Синодальной библейско-богословской комиссии и Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Вход свободный.

  • 02 Февраль 2020

    7 февраля, пятница, 19.00  в Лектории храма Троицы на Воробьевых горах и МГУ  состоится встреча, посвященная  Евгению Николаевичу ТРУБЕЦКОМУ  (к 100-летию со дня смерти).  Во встрече принимает участие «Образовательный фонд имени Сергея и Евгения Трубецких» и его глава отец Георгий Белькинд.

  • Все новости

Мощи святителя Игнатия Брянчанинова. Введенский Толгский женский монастырь / Монастырский вестник

Тропарь святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского и Черноморского
глас 8

Православия поборниче, покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, архиереев богодухновенное украшение, монашествующих славо и похвало: писании твоими вся ны уцеломудрил еси. Цевнице духовная, Игнатие Богомудре, моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, даровати нам прежде конца покаяние.

Кондак святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского и Черноморского
глас 8

Аще и совершал еси стезю жития земнаго, святителю Игнатие, обаче непрестанно зрел еси законы бытия вечнаго, сему поучая ученики словесы многими, имже последовати и нам, святче помолися.

Молитва святителю Игнатию Брянчанинову

О великий и пречудный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Милостиво приими молитвы наша, с любовию и благодарением тебе приносимыя! Услыши нас сирых и безпомощных, к тебе с верою и любовию припадающих и твоего теплаго предстательства о нас пред Престолом Господа Славы просящих. Вемы, яко много может молитва праведника, Владыку умилостивляющая. Ты от лет младенческих Господа пламенно возлюбил еси и Ему Единому служити восхотев, вся красная мира сего ни во чтоже вменил еси. Ты отвергся себе и взем крест твой, Христу последовал еси. Ты путь узкий и прискорбный жития иноческаго волею себе избрал еси и на сем пути добродетели великия стяжал еси. Ты писаньми твоими сердца человеков глубочайшаго благоговения и покорности пред Всемогущим Творцом исполнял еси, грешников же падших мудрыми словесы твоими в сознании своего ничтожества и своея греховности, в покаянии и смирении прибегати к Богу наставлял еси, ободряя их упованием на Его милосердие. Ты николиже притекавших к тебе отвергал еси, но всем отец чадолюбивый и пастырь добрый был еси. И ныне не остави нас, усердно тебе молящихся и твоея помощи и предстательства просящих. Испроси нам у человеколюбиваго Господа нашего здравие душевное и телесное, утверди веру нашу, укрепи силы наша, изнемогающия во искушениих и скорбех века сего, согрей огнем молитвы охладевшая сердца наша, помоги нам, покаянием очистившимся, христианскую кончину живота сего получити и в чертог Спасов преукрашенный внити со всеми избранными и тамо купно с тобою покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Епископ Игнатий (в миру — Дмитрий Александрович Брянчанинов; 5 (17) февраля 1807 — 30 апреля (11 мая) 1867) — епископ Православной Российской Церкви. Богослов, ученый и проповедник.

Святитель Игнатий (в миру Дмитрий Александрович Брянчанинов) родился 6 февраля 1807 г. в родовом имении отца, селе Покровском Вологодской губернии. Мать родила Дмитрия после продолжительного бесплодия, по горячей молитве и путешествии по окрестным святым местам. Детство мальчик провел в уединении сельской жизни; с ранних лет безотчетно влекся он к жизни иноческой. С возрастом его религиозное настроение обнаруживалось все заметнее: оно проявлялось в особенной расположенности к молитве и чтению духовных книг.
Учился Дмитрий превосходно и до самого выхода из училища оставался первым учеником в своем классе. Его способности были самые разносторонние — не только в науках, но и в рисовании, и музыке. Родственные связи ввели его в дом президента Академии художеств А. Н. Оленина; здесь, на литературных вечерах он сделался любимым чтецом и вскоре познакомился с А. Пушкиным, К. Батюшковым, Н. Гнедичем, И. Крыловым. Но в шуме и суете столичной жизни Дмитрий не изменял своим душевным стремлениям. В поисках «вечной собственности для вечного человека» он постепенно пришел к малоутешительному выводу: значение науки ограничивается земными потребностями человека и пределами его жизни.
Столь же ревностно, как занимался наукой, принимается Дмитрий за изучение древней и новой философии, пытаясь успокоить свое духовное томление, но и на этот раз не находит решения главнейшего вопроса об Истине и смысле жизни. Изучение Священного Писания было следующей ступенью, и оно убедило его в том, что, предоставленное произвольному толкованию отдельного человека, Писание не может быть достаточным критерием истинной веры и прельщает лжеучениями. И тогда Дмитрий обратился к изучению Православной веры по писаниям святых отцов, святость которых, как и чудное и величественное согласие, стали для него ручательством их верности.

Дмитрий Брянчанинов посещает богослужения в Александро-Невской лавре и там находит истинных наставников, понимающих его духовные нужды. Окончательный переворот в жизни произвело знакомство со старцем Леонидом (впоследствии оптинский иеромонах Лев). Дмитрий Брянчанинов оставляет блеск и богатство аристократической жизни и, вызывая глубочайшее недоумение «света» и недовольство своих родителей, в 1827 г. уходит в отставку. Пробыв послушником в нескольких монастырях, он принимает иноческий постриг с именем Игнатий в уединенном Глушицком Дионисиевом монастыре.

В январе 1832 г. иеромонах Игнатий был назначен строителем Пельшемского Лопотова монастыря в Вологодской губернии, а в 1833 г. возведен в сан игумена этого монастыря. Вскоре император Николай I вызывает Игнатия в Петербург; по Высочайшей рекомендации и по распоряжению Священного Синода его рукополагают в архимандрита и назначают настоятелем Сергиевой пустыни.

Прожив в Сергиевой пустыни 24 года, архимандрит Игнатий привел ее в цветущее состояние. 27 октября 1857 г. он был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского. В следующем году Владыка прибыл в Ставрополь. где ему предстояли новые большие труды, но постигшая его тяжелая болезнь, оспа, воспрепятствовала им. Преосвященный решил проситься на покой и в 1861 г. поселился в Николо-Бабаевском монастыре. Здесь, свободный от служебных обязанностей, все свое время до конца жизни (30 апреля 1867) он отдал работе над духовными сочинениями.

Епископ Игнатий канонизован Поместным Собором Русской Православной Церкви (Троице-Сергиева Лавра, 6—9 июня 1988). Память — 30 апреля по юлианскому календарю. Перед канонизацией, 26 мая 1988 года, его мощи были торжественно перенесены в Свято-Введенский Толгский монастырь в Ярославле.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) (А. А. Маркова, 2014)

Епископа Кавказского Игнатия (Брянчанинова) еще при жизни почитали как аскета и духовного писателя. По кончине его почитание продолжилось. Более того, почитатели были уверены в том, что, перейдя в вечность, святитель Игнатий не оставил их молитвенным попечением. Об этом свидетельствовали и посмертные явления святителя. Вот примеры таких явлений.

Явление епископа Игнатия А.В. Жандр, на 20-й день по кончине его, 1867 года 19 мая

«Тяжелая скорбь подавила все существо мое с той минуты, как дошла до меня весть о кончине Владыки. Скорбь эта не уступала и молитве: самая молитва была растворена скорбию, невыносимою, горькою. Ни днем, ни ночью не покидало сердца ощущение духовного сиротства. И душа, и тело изнемогли до болезни. Так прошло время до двадцатого дня по кончине Владыки. На этот день я готовилась приобщиться Святых Тайн в одном из женских московских монастырей.

Так сильно было чувство печали, что даже во время таинства исповеди не покидало оно меня, не покидало оно меня и во время совершения Литургии. Но в ту минуту, как Господь сподобил меня принять Святые Тайны, внезапно в душу мою сошла чудная тишина, и молитва именем Господа нашего Иисуса Христа, живая, ощутилась в сердце. Так же внезапно, для меня самой непонятно, печаль о кончине Владыки исчезла.

Прошло несколько минут, в течение которых я отошла на несколько шагов от Царских врат и, не сходя с солеи, стала, по указанию матери игумении, на левый клирос прямо против иконы Успения Божией Матери. В сердце была молитва, мысль в молчании сошла в сердце, и вдруг, пред внутренними глазами моими, как бы также в сердце, но прямо против меня у иконы Успения, возле одра, на котором возлежит Царица Небесная, изобразился лик усопшего святителя – красоты, славы, света неописанных! Свет озарял сверху весь лик, особенно сосредоточиваясь наверху главы. И внутри меня, опять в сердце, но вместе и от лика, я услышала голос, мысль, поведание, – луч света, ощущение радости, проникнувшее все мое существо, – которое без слов, но как-то дивно передало моему внутреннему человеку следующие слова: «Видишь, как тебе хорошо сегодня. А мне без сравнения так всегда хорошо, и потому не должно скорбеть о мне».

Так ясно, так отчетливо я видела и слышала это, как бы сподобилась увидеть Владыку, слышать от него лицом к лицу. Несказанная радость объяла всю душу мою, живым отпечатком отразилась на лице моем так, что заметили окружающие. По окончании Литургии начали служить панихиду. И какая это была панихида! В обыкновенных печальных надгробных песнопениях слышалась мне дивная песнь духовного торжества, радости неизглаголанной, блаженства и жизни бесконечных. То была песнь воцерковления вновь перешедшего из земной, воинствующей Церкви воина Христова в небесную Церковь торжествующих в невечерней славе праведников. Мне казалось, что был Христов день, таким праздником ликовало все вокруг меня, и в сердце такая творилась молитва.

Вечером того же дня я легла в постель: сна не было. Около полуночи, в тишине ночи, откуда-то издалека донеслись до слуха моего звуки дивной гармонии тысячи голосов. Все больше и больше приближались звуки: начали отделяться ноты церковного пения ясно, наконец стали определительно, отчетливо выражаться слова… И так полно было гармонии это пение, что невольно приковывалось к нему все внимание, вся жизнь… Мерно гудели густые басы, как гудит в пасхальную ночь звон всех московских колоколов, и плавно сливался этот гул с мягкими, бархатными тенорами, с серебром рассыпавшимися альтами, и весь хор казался одним голосом – столько было в нем гармонии. И все яснее и яснее выделялись слова. Я отчетливо расслышала: «Архиереев богодухновенное украшение, монашествующих славо и похвало». И вместе с тем для самой меня необъяснимым извещением, без слов, но совершенно ясно и понятно, сказалось внутреннему существу моему, что этим пением встречали епископа Игнатия в мире небесных духов.

Невольный страх объял меня, и к тому же пришло на память, что Владыка учил не внимать подобным видениям и слышаниям, чтобы не подвергнуться прелести. Усиленно старалась я не слышать и не слушать, заключая все внимание в слова молитвы Иисусовой, но пение все продолжалось помимо меня, так что мне пришла мысль, не поют ли где на самом деле в окрестностях. Я встала с постели, подошла к окну, отворила его: все было тихо, на востоке занималась заря.

Утром, проснувшись, к удивлению моему, я припоминала не только напев, слышанный мною ночью, но и самые слова. Целый день, несмотря на множество случившихся житейских занятий, я находилась под необычайным впечатлением слышанного. Отрывками, непоследовательно припоминались слова, хотя общая связь их ускользала из памяти. Вечером я была у всенощной: то была суббота – канун последнего воскресенья шести недель по Пасхе; канон Пасхи. Но ни эти песнопения, ни стройный хор Чудовских певчих не напоминали мне слышанного накануне: никакого сравнения нельзя было провести между тем и другим.

Возвратившись домой, утомленная, усталая, я легла спать, но сна опять не было, и опять, только что начал стихать городской шум, около полуночи, слуха моего снова коснулись знакомые звуки, только на этот раз они были ближе, яснее, и слова врезывались в памяти моей с удивительной последовательностью. Медленно и звучно пел невидимый хор: «Православия поборниче, покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, архиереев богодухновенное украшение, монашествующих славо и похвало: писаньми твоими вся ны уцеломудрил еси. Цевнице духовная, новый Златоусте: моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, даровати нам прежде конца покаяние!»

На этот раз, несмотря на то, что я усиленно творила молитву Иисусову, пение не рассеивало внимания, а еще как-то неизъяснимым образом и моя сердечная молитва сливалась в общую гармонию слышанного песнопения, и сердце живо ощущало и знало, что то была торжественная песнь, которою небожители радостно приветствовали преставившегося от земли к небесным – земного и небесного человека, епископа Игнатия.

На третью ночь, с 21 на 22 мая, повторилось то же самое, при тех же самых ощущениях. Это троекратное повторение утвердило веру и не оставило никакого смущения, запечатлело в памяти и слова тропаря, и тот напев, на который его пели, как бы давно знакомую молитву. Напев был сходен с напевом кондаков в акафистах. После, когда я показала голосом, какой слышала напев, мне сказали, что это осьмый глас».

Явление епископа Игнатия С.И. Снесаревой

«В 1867 году, 30 апреля, Преосвященный Игнатий скончался в Николаевском монастыре; я поехала на его погребение, совершавшееся 5 мая. Невыразима словом грустная радость, которую я испытала у гроба его.

В субботу, 12 августа 1867 года, ночью худо спала, к утру заснула. Вижу – пришел Владыка Игнатий в монашеском одеянии, в полном цвете молодости, но с грустию и сожалением смотрит на меня: «Думайте о смерти, – говорил он. – Не заботьтесь о земном! Все это только сон – земная жизнь, только сон! Все, что написано мною в книгах, все – истина! Время близко, очищайтесь покаянием, готовьтесь к исходу. Сколько бы Вы ни прожили здесь, все это – один миг, один только сон». На мое беспокойство о сыне Владыка сказал: «Это не Ваше дело; судьба его в руках Божиих! Вы же заботьтесь о переходе в вечность». Видя мое равнодушие к смерти и исполняясь сострадания к моим немощам, он стал умолять меня обратиться к покаянию и чувствовать страх смерти. «Вы слепы, ничего не видите и потому не боитесь, но я открою Вам глаза и покажу смертные муки». И я стала умирать. О, какой ужас! Мое тело стало мне чуждо и ничтожно, как бы не мое, вся моя жизнь перешла в лоб и глаза; мое зрение и ум увидели то, что есть действительно, а не то, что нам кажется в этой жизни. Эта жизнь – сон, только сон! Все блага и лишения этой жизни не существуют, когда наступает со смертью минута пробуждения. Нет ни вещей, ни друзей, – одно необъятное пространство, и все это пространство наполнено существами страшными, непостигаемыми нашим ослеплением; они живут вокруг нас в разных образах, окружают и держат нас. У них тоже есть тело, но тонкое, как будто слизь какая, ужасное! Они лезли на меня, лепились вокруг меня, дергали меня за глаза, тянули мои мысли в разные стороны, не давали перевесть дыхания, чтобы не допустить меня призвать Бога на помощь. Я хотела молиться, хотела осенить себя крестным знамением, хотела слезами к Богу, произношением имени Иисуса Христа избавиться от этой муки, отдалить от себя эти страшные существа, но у меня не было ни слов, ни сил. А эти ужасные кричали на меня, что теперь уже поздно, нет молитвы после смерти!

Все тело мое деревенело, голова неподвижна, только глаза все видели, и в мозгу дух все ощущал. С помощью какой-то сверхъестественной силы я немного подняла руку, до лба не донесла, но на воздухе я сделала знамение креста, тогда страшные корчились. Я усиливалась не устами и языком, которые не принадлежали мне, а духом представить имя Господа Иисуса Христа, тогда страшные прожигались, как раскаленным железом, и кричали на меня: «Не смей произносить этого имени, теперь поздно!» Мука неописанная!

Лишь бы на одну минуту перевесть дыхание! Но зрение, ум и дыхание выносили невыразимую муку от того, что эти ужасные страшилища лепились вокруг них и тащили в разные стороны, чтобы не дать мне возможности произнести имя Спасителя. О, что это за страдание! Опять голос Владыки Игнатия: «Молитесь непрестанно, все истина, что написано в моих книгах. Бросьте земные попечения, только о душе, о душе заботьтесь». И с этими словами он стал уходить от меня по воздуху как-то кругообразно, все выше и выше над землею. Вид его изменялся и переходил в свет. К нему присоединился целый сонм таких же светлых существ, и все как будто ступенями необъятной, невыразимой словом лестницы.

Как Владыка по мере восхождения становился неземным, так и все присоединившиеся к нему в разных видах принимали невыразимо прекрасный, солнцеобразный свет. Смотря на них и возносясь духом за этою бесконечною полосою света, я не обращала уже внимания на страшилища, которые в это время бесновались вокруг меня, чтобы привлечь мое внимание к ним новыми муками. Светлые сонмы тоже имели тела, похожие на дивные, лучезарные лучи, пред которыми наше солнце – ничто.

Эти сонмы были различных видов и света, и чем выше ступени, тем светлее. Преосвященный Игнатий поднимался все выше и выше. Но вот окружает его сонм лучезарных святителей, он сам потерял свой земной вид и сделался таким же лучезарным. Выше этой ступени мое зрение не достигало. С этой высоты Владыка Игнатий еще бросил на меня взгляд, полный сострадания. Вдруг, не помня себя, я вырвалась из власти державших меня и закричала: «Упокой, Господи, душу усопшаго раба Твоего Преосвященного Игнатия и святыми его молитвами спаси и помилуй меня, грешную!» Мгновенно все ужасы исчезли, настала тишина и мир. Я проснулась в жестоком потрясении.

Никогда ничего я не боялась и охотно оставалась одна одинехонька в доме, но после этого сна несколько дней я чувствовала такой ужас, что не в силах была оставаться одна. Много дней я ощущала необыкновенное чувство на средине лба: не боль, а какое-то особенное напряжение, как будто вся жизнь собралась в это место. Во время этого сна я узнала, что, когда мой ум сосредотачивается на мысли о Боге, на имени Господа нашего Иисуса Христа, ужасные существа мигом удаляются, но лишь только мысль развлекается, в тот же миг они окружали меня, чтобы мешать моей мысли обратиться к Богу и молитве Иисусовой».

Даже после революции, во время гонения на Церковь творения святителя Игнатия были для многих путеводной звездой в деле вечного спасения. И, наконец, в рамках подготовки празднования 1000-летия Крещения Руси историко-каноническая группа подготовила материал для общецерковного прославления святителя Игнатия.

Незадолго до прославления были обретены и мощи святителя. Вот как вспоминает об этом игумен Борис (Долженко).

Святитель Игнатий Брянчанинов — Чувашская Митрополия Паломнический отдел

Cвятитель Игнатий Брянчанинов

В этом году отмечается 210 лет со дня рождения святителя Игнатия Брянчанинова.

Святитель Игнатий Брянчанинов (в миру Дмитрий Александрович Брянчанинов) — причислен к лику святых, епископ православной российской церкви, известный богослов и проповедник.

Родился 5 (18) февраля 1807 года в старинной дворянской семье Брянчаниновых. С детских лет он почувствовал склонность к молитвенным трудам и уединению. Но, по настоянию отца, Дмитрий (мирское имя будущего святителя), поступил в Военное инженерное училище Петербурга, которое с отличием закончил в 1826 году.

Однако светской и офицерской карьере он предпочел принятие монашества и подал прошение об отставке, которая была удовлетворена только после тяжелой болезни. И сразу же по выздоровлении, он поступил послушником в Александро-Свирский монастырь, затем перешел в Оптину пустынь. 28 июня 1831 году Димитрий Брянчанинов был пострижен в монашество с именем Игнатий в честь священномученика Игнатия Богоносца, через несколько дней был рукоположен в иеродиакона, а еще через три недели, был рукоположен в иеромонаха, т.е. принял сан священника. Через полгода он был определён настоятелем Пельшемского Лопотова монастыря. И еще через полгода, 28 мая 1833 года, иеромонах Игнатий был возведён в сан игумена и сразу было предложено настоятельство в Николо-Угрешском монастыре. Но в его судьбу вмешался император Николай I, который установил иначе, поручив ему управление пришедшей в запустение Троице-Сергиевой пустынью под Петербургом, для ее восстановления. 1 января 1834 года, в Казанском соборе Санкт-Петербурга, игумен Игнатий был возведен в сан архимандрита.

До 1857 года архимандрит Игнатий оставался настоятелем пустыни, за это время ему удалось привести её в порядок как в духовном, так и в хозяйственном отношении. Здесь был образован хор, советы которому давал М. И. Глинка. 27 октября 1857 года, архимандрит Игнатий был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского, он направился в Ставрополь где занимался обустройством епархии.

С самого детства и до конца своих дней, епископ Игнатий (Брянчанинов) отличался выдающимся способностям и трудолюбием. Несмотря на множество служебных забот, свтятитель Игнатий всегда находил время для иноческого делания, переводил творения древних Отцов церкви и работал над томами своих творений.

Хотя своей епархией он управлял только четыре года, ему удалось многое сделать для развития церковной жизни в этом регионе. Его служебные старания не были незамечаними, за заслуги перед Отечеством архимандрит Игнатий был награждён орденом св. Анны 1-й степени.

Снова он серьезно заболел и был вынужден просить увольнения на покой. В 1861 году его прошение было удовлетворено и он направился в Костромскую епархию в Николо-Бабайский монастырь. Там он вёл уединённую молитвенную жизнь и занимался писательской деятельностью, создав известные труды «Приношение современному монашеству», «Отечник», «Слово о смерти», исправлял ранние свои труды, вел переписку с духовными детьми. Скончался епископ Игнатий 30 апреля 1867 года.

Мощи Cвятителя Игнатия Брянчанинова

6 июня 1988 года епископ Игнатий (Брянчанинов) причислен к лику святых. Перед канонизацией, 26 мая 1988 года, мощи епископа Игнатия были торжественно перенесены в Свято-Введенский Толгский монастырь в Ярославле, где покоятся и поныне.

День памяти свт. Игнатия (Брянчанинова) отмечается 13 мая по новому стилю.

Источник

Просмотры (97)

Святитель Игнатий Брянчанинов (†1867) | Воскресенский храм (старый) г. Вичуга

Святитель Игнатий Брянчанинов — епископ Православной российской церкви. Богослов, ученый и проповедник. Прославлен Русской православной церковью в лике святителей на Поместном Соборе РПЦ 1988 года.

Святитель Игнатий (в святом Крещении Димитрий) родился 5 февраля 1807 года в селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии, и принадлежал к старинной дворянской фамилии Брянчаниновых. Родоначальником ее был боярин Михаил Бренко, оруженосец великого князя Московского Димитрия Иоанновича Донского. Летописи сообщают, что Михаил Бренко был тем самым воином, который в одежде великого князя и под княжеским знаменем геройски погиб в битве с татарами на Куликовом поле.

Детство святителя прошло в родовом имении Брянчаниновых – селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии (усадьба, кстати, сохранилась до настоящего времени и в 2000 году передана в ведение Вологодской епархии).

Усадьба Брянчаниновых в селе Покровское

Всего в семье Брянчаниновых было девять детей. Димитрий был старшим. Среди братьев он выделялся своими незаурядными способностями в учении: домашнее образование он завершил в том числе с прекрасным знанием латинского и греческого языков. Родители возлагали на него большие надежды.

Ещё в детстве он почувствовал склонность к молитвенным трудам и уединению. Он часто любил оставаться под тенью вековых деревьев обширного сада и там погружался в глубокие думы.

Когда ему исполнилось 15 лет, в 1822 году, по настоянию отца, Димитрий поступил в Военное инженерное училище (ныне Военный инженерно-технический университет в Санкт-Петербурге), которое закончил в 1826 году. Учился Дмитрий превосходно и до самого выхода из училища оставался первым учеником в своем классе. Его способности были самые разносторонние — не только в науках, но и в рисовании, и музыке.

Перед юношей открывалась блестящая светская карьера. Происхождение, воспитание и родственные связи открыли перед ним двери самых аристократических домов столицы. В годы учения Димитрий Брянчанинов был желанным гостем во многих великосветских домах; он считался одним из лучших чтецов-декламаторов в доме президента Академии художеств А. Н. Оленина (здесь, на литературных вечерах он познакомился с А. Пушкиным, К. Батюшковым, Н. Гнедичем, И. Крыловым). Уже в это время обнаружились незаурядные поэтические дарования святителя Игнатия, которые впоследствии нашли свое выражение в его аскетических произведениях и сообщили многим из них особый лирический колорит. Литературная форма многих его произведений свидетельствует о том, что их автор учился русской словесности в эпоху Карамзина и Жуковского и впоследствии выражал свои мысли прекрасным литературным русским языком.

Петербург начала XIX века

 

Светский бал в традициях начала XIX века

По многим внешним обстоятельствам судьба святителя Игнатия (Брянчанинова) должна была сложиться больше как светская карьера, нежели духовное служение. Но уже тогда Святитель Игнатий резко отличался от окружающего мира. В нем не было слепого преклонения перед Западом, он не увлекался тлетворным влиянием времени и приманками светских удовольствий. Чуткий ко всякой фальши святитель Игнатий с горечью замечал, что объектом изображения светского искусства является, прежде всего, зло. Он с резкой критикой относился к литературным произведениям, в которых воспевались так называемые «лишние люди», «герои», творящие зло от скуки, подобные Печорину Лермонтова и Онегину Пушкина. Считая, что такая литература наносит серьезный вред неискушенным душам читающей молодежи, Святитель написал в 1847 году для массового издания священную повесть о ветхозаветном библейском герое — праведном Иосифе, образе чистоты и целомудрия. В предисловии к повести он писал: «Желаем, чтоб многие из последователей Печорина обратились в последователей Иосифа«.

В поисках «вечной собственности для вечного человека» он постепенно пришел к малоутешительному выводу: значение науки ограничивается земными потребностями человека и пределами его жизни.

Дмитрий принимается за изучение древней и новой философии, пытаясь успокоить свое духовное томление, но и на этот раз не находит решения главнейшего вопроса об Истине и смысле жизни. Изучение Священного Писания было следующей ступенью, и оно убедило его в том, что, предоставленное произвольному толкованию отдельного человека, Писание не может быть достаточным критерием истинной веры и прельщает лжеучениями. И тогда Дмитрий обратился к изучению Православной веры по писаниям святых отцов, святость которых, как и чудное и величественное согласие, стали для него ручательством их верности.

В годы учения Дмитрий Брянчанинов посещает богослужения в Александро-Невской лавре и там находит истинных наставников, понимающих его духовные нужды. Он знакомится с монахами Валаамского подворья и Александро-Невской Лавры. Окончательный переворот в жизни произвело знакомство с иеромонахом Леонидом (будущий оптинский старец Лев).

Несмотря на сословную принадлежность дворянству, святителю предстояло пройти совершенно особый путь – служения Богу в монашеском звании, превозмогая всевозможные на этом пути препятствия. Ещё до окончательного экзамена он подаёт прошение об отставке, желая принять монашество. Но прошение не было удовлетворено, и Димитрий Александрович направился на службу в Динабургскую крепость, где тяжело заболел и 6 ноября 1827 года получил вожделенную отставку.

Сразу по отставке он начинает свой духовный путь послушником в Александро-Свирском монастыре под руководством о.Леонида. Примерно в это время будущий святитель написал «Плач инока», о котором его современник писал: «Едва ли кто поверит, что эта книга написана почти несовершеннолетним юношей».

Пробыв послушником в нескольких монастырях (сначала в Александро-Свирском монастыре, затем — в Оптиной пустыни), в июне 1831 году, в возрасте 24 лет, в уединенном Глушицком Дионисиевом монастыре, он принимает иноческий постриг с именем Игнатий в честь священномученика Игнатия Богоносца. Через несколько дней инок Игнатий был рукоположен во иеродиакона, а еще через три недели принял сан иеромонаха (священника). В самом конце 1831 года был определён настоятелем Пельшемского Лопотова монастыря.

28 мая 1833 года иеромонах Игнатий был возведён в сан игумена и был направлен в Троице-Сергиеву пустынь под Санкт-Петербургом, для восстановления пришедшего в запустение монастыря. А 1 января 1834 года, в Казанском соборе, игумен Игнатий был возведен в сан архимандрита. В должности настоятеля пустыни он оставался до 1857 года и за это время ему удалось привести её в порядок как в духовном, так и в хозяйственном отношении. Здесь был образован хор, советы которому давал М. И. Глинка.

Троице-Сергиева пустынь под Санкт-Петербургом

Архимандрит Игнатий совмещал почти несовместимые должности: он был для братии обители прекрасным настоятелем, администратором и в то же время благостным старцем-духовником. В 27 лет он уже имел дар принимать по­мыслы своих пасомых и руководить их духовной жизнью. По собственному признанию отца Игнатия, служение живым словом было его основным занятием, которому он отдавал все свои силы.

Круг знакомых у отца Игнатия был весьма обширен. Епископы, настоятели монастырей, иноки и простые миряне обращались к нему со своими просьбами, зная, что любвеобильное сердце отца Игнатия откликнется на их нужды. В Сергиевой пустыни к отцу Игнатию непрестанно приходили посетители всех положений и рангов. С каждым нужно было побеседовать, каждому нужно было уделить время. Весьма часто приходилось выезжать в Петербург и бывать в домах знатных благотворителей его обители. Несмотря на такой, внешне казалось бы, рассеянный образ жизни, в душе архимандрит Игнатий оставался аскетом-пустынником. Он умел при любых внешних условиях жизни сохранять внутреннюю сосредоточенность, непрестанно совершать Иисусову молитву. В одном из писем отец Игнатий писал о себе: «Я, проведя начало своего иночества в уединеннейших монастырях и напитавшись понятиями строгой аскетики, сохранял это направление в Сергиевой пустыни, так что в моей гостиной я был репрезентабельным архимандритом, а в кабинете скитянином».

Там, в уединенной комнате, отец Игнатий проводил бессонные ночи в молитве и слезах покаяния. Но, как истинный раб Божий, руководствуясь духом смирения, он умел скрывать от взора людей свои подвиги.

В Сергиевой пустыни он, несмотря на крайнюю занятость, написал и боль­шинство своих произведений.

Имя архимандрита Игнатия знали во всех слоях общества. Весьма со мно­гими духовными и светскими лицами отец Игнатий переписывался. Так, Н. В. Гоголь в одном из своих писем с большим уважением отзывается об отце Игнатии. Известный адмирал Нахимов — герой Крымской войны с благоговением принял икону святителя Митрофана Воронежского, присланную ему в Севастополь архимандритом Игнатием. Замечательно его письмо к великому русскому художнику К. П. Брюллову.

27 октября 1857 года в Казанском соборе был поставлен во епископа Кавказского и Черноморского. Хотя своей епархией он управлял только четыре года, ему удалось многое сделать для развития церковной жизни в этом регионе.

Тяжкая болезнь вынудила епископа Игнатия летом 1861 года подать прошение об увольнении на покой в Николо-Бабаевский монастырь, куда после удовлетворения прошения он и выехал 13 октября вместе с несколькими преданными учениками.

16 апреля 1867 года, в Светлый день Пасхи, он отслужил свою последнюю литургию. Больше уже он не выходил из келлии, силы его заметно слабели. А 30 апреля 1867 года, в воскресный день, в праздник Жен Мироносиц, он скончался.

Мощи святителя почивают в Введенском Толгском монастыре Ярославской епархии.

Свято-Введенский Толгский женский монастырь

 

Рака с мощами святителя Игнатия (Брянчанинова)

 

Мощи святителя Игнатия (Брянчанинова)

Для современного человека, желающего серьезно проводить духовную жизнь, творения святителя Игнатия (Брянчанинова) являются незаменимым руководством. В них сосредоточен предшествующий опыт святоотеческой аскетической мысли, и этот опыт святитель Игнатий воплотил в собственной жизни. В его писаниях ясно раскрывается сущность правильного духовного пути, а также разъясняются те тонкости духовного делания, которые могут быть неверно истолкованы при чтении древних аскетических трактатов. Примером взыскания общения с Богом является и сама жизнь святителя Игнатия. Несмотря на то, что наше время существенно отличается от эпохи, в которую жил святитель, его жизненный путь содержит в себе много поучительного для наших современников.

Свои сочинения сам автор разделил на три группы: первые 3 тома — «Аске­тические опыты», включающие статьи, в основном написанные в Сергиевой пустыни; 4-й том — «Аскетическая проповедь», куда вошли проповеди, произнесенные на Кавказе; 5-й том — «Приношение современному монашеству», то есть советы и наставления монашествующим о внешнем поведении и внутреннем делании, 6-й том — «Отечник» — был издан уже после смерти епископа Игнатия. Эта книга содержит высказывания более 80 подвижников по вопросам христианской аскетики и примеры из их жизни.

Сочинения епископа Игнатия — это не плод размышлений богослова-теоре­тика, а живой опыт деятельного подвижника, созидавшего свою духовную жизнь на основе Священного Писания и нравственного предания Православной Церкви. В них святитель Игнатий излагает учение святых отцов о христианской жизни, «примененное к требованиям современности». В этом — важная особенность и достоинство его творений.

Еще при жизни епископа Игнатия его творения разошлись по многим обителям Русской земли и получили высокую оценку. Саровская пустынь приняла «Аскетические опыты» с особенной любовью. В Киево-Печерской лавре, Оптиной пустыни, в обителях Санкт-Петербургской, Московской, Казанской и других епархий творения святители были признаны душеспасительными книгами, отражающими аскетическое предание православного подвижничества, применительно к духовным требованиям иночества того времени. Даже на далеком Афоне творения епископа Игнатия получили известность и вызвали благоговейное почитание их автора.

В наши дни неоднократно возникали дискуссии, в которых святителя Игнатия с его последователями противопоставляют Оптинским старцам. Конечно, разница традиций очевидна, но путь святителя Игнатия был настолько же отличен, насколько отличным был путь святителя Феофана Затворника или святого праведного Иоанна Кронштадтского. Господь вел тех и других пусть и разными путями, но к единой цели. При разности духовных служений они стали выразителями единого аскетического предания Православной Церкви. А главное, каждый святой отец Церкви выполняет то духовное призвание, которое уделил ему Бог. При многом общем, что наблюдается у святителя Игнатия и старцев Оптиной пустыни, различие, на наш взгляд, заключалось в следующем. Старцы Оптинские предлагали более деятельное благочестие, тогда как святитель Игнатий – сокровенное умное делание со всеми тонкими особенностями внутренней жизни. Старцы Оптинские постоянно принимали народ, наставляя его высокой нравственности, а святитель всю жизнь искал безмолвия по образу древних подвижников и обучал, как стяжать мир сердца и безмолвие внутреннее. Поэтому и основные сочинения старцев Оптинских – письма с назиданием вопрошавших на самые разные темы, а творения святителя Игнатия – это обобщение аскетического опыта предшествовавших святых отцов касательно внутреннего служения человека Богу, проверенного святителем на собственном опыте.

Святитель Игнатий Брянчанинов

Тропарь, глас 8
Православия поборниче, / покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, / архиереев Богодухновенное украшение, / монашествующих славо и похвало: / писании твоими вся ны уцеломудрил еси. / Цевнице духовная, Игнатие богомудре, / моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, // даровати нам прежде конца покаяние.

Кондак, глас 8
Аще и совершал еси стезю жития земнаго, святителю Игнатие, / обаче непрестанно зрел еси законы бытия вечнаго, / сему поучая ученики словесы многими, // имже последовати и нам, святче, помолися.

Фильм «УЧИТЕЛЬ ПОКАЯНИЯ. Святитель Игнатий (Брянчанинов)» (2009)

Название: Учитель покаяния. Святитель Игнатий (Брянчанинов)
Год выпуска: 2009
Страна: Беларусь
Жанр: документальный
Продолжительность: 1 час 38 мин
Режиссер: Максим Михальцов

О фильме:
Талантливый писатель, монах-аскет, по праву названный отцом современного иночества, епископ… Наследник знатного дворянского рода, святитель Игнатий получил прекрасное образование. Благодаря выдающимся способностям Брянчанинов стал любимцем императора и мог бы занять блестящее положение в высшем обществе.
Он же избирает жизнь монаха…

Святитель Игнатий (Брянчанинов) совершил поистине уникальный, титанический труд по изучению творений святых отцов Церкви. Все прочитанное и обдуманное, проверенное личным опытом воплотилось в книги, написанные доступным нашему времени языком. Святые преподобные Оптинские старцы, игумен Никон (Воробьев) и многие другие подвижники благочестия рекомендовали своим духовным чадам руководствоваться в духовной жизни книгами святителя.

Фильм повествует о главных вехах жизненного пути святителя Игнатия, епископа Кавказского и Черноморского. Об этапах жизни и духовном наследии святителя Игнатия рассказывают Архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан и профессор Московской Духовной академии Алексей Ильич Осипов.

Источник: hram-troicy.prihod.ru

Просмотрено (3512) раз

Святитель Игнатий Брянчанинов

Послушничество: В возрасте двадцати лет он поступил послушником в Александро-Свирский монастырь — под духовное руководство отца Леонида. Спустя год он последовал за своим руководителем вместе с другими его учениками в Площанскую пустынь. Своё духовное состояние в это время Дмитрий Брянчанинов позже отразил в миниатюрах «Древо зимою пред окнами келлии» и «Сад во время зимы». В это время некоторые поступки его учителя стали казаться ему несогласными с учением святых отцов, не все недоумения мог разрешить отец Леонид:60. Когда в апреле 1829 года отец Леонид с учениками отправился в Оптину пустынь, Брянчанинов с Чихачёвым направили свой путь через Свенский монастырь к Белобережской пустыни, где встретился с делателем умной молитвы иеросхимонахом Афанасием, учеником преподобного Паисия Величковского. Отсюда они отправились в Оптину пустынь, где пробыли недолго: в конце 1829 года Брянчанинов с другом оказался под кровом родительского дома, в Покровском. Конец 1830 — начало 1831 года Дмитрий Брянчанинов провёл в Семигородней Успенской пустыни, где написал «Плач инока», о котором его современник писал: «Едва ли кто поверит, что эта книга написана почти несовершеннолетним юношей»:90.

Монашеский постриг: 28 июня 1831 года епископом Вологодским Стефаном Брянчанинов был пострижен в монашество с именем Игнатий в честь священномученика Игнатия Богоносца; 5 июля был рукоположён в иеродиакона, а 20 июля — в иеромонаха.

Настоятель монастыря: В самом конце 1831 года был определён настоятелем Пельшемского Лопотова монастыря (на Вологодчине). 28 мая 1833 года был возведён в сан игумена. В ноябре 1833 года император Николай I поручил игумену Игнатию управление пришедшей в запустение Троице-Сергиевой пустынью под Петербургом (Стрельня), где тот начал страдать от болезни, зависти и клеветы. 1 января 1834 года в Казанском соборе игумен Игнатий был возведен в сан архимандрита, а 1838 году он получил звание благочинного всех монастырей Петербургской епархии. Здесь был образован хор, советы которому давал Михаил Глинка. Весной 1847 года после приступа ревматизма 40-летний архимандрит Игнатий подал прошение об увольнении на покой в Николо-Бабаевский монастырь. Ему был разрешён лишь отпуск на 11 месяцев, который он и провёл в этом монастыре. Здесь он написал несколько очерков. В 1848 году он возвратился в Троице-Сергиеву пустынь. В 1847 году впервые появились в печати его литературные произведения: в журнале «Библиотека для чтения» были опубликованы статьи «Валаамский монастырь» (1847. — Т. 82. — С. 66—90) с подписью «И. И. И.» и «Воспоминание о Бородинском монастыре» (Т. 85. — С. 121—122.) с подписью «И». Игнатий Брянчанинов 21 апреля 1851 года архимандрит Игнатий был награждён орденом Святого Владимира 3-й степени:199. В годы Крымской войны имел переписку с Николаем Муравьевым-Карским, в которой называл англичан «врагами человечества».

Епископство: 27 октября 1857 года в петербургском Казанском соборе был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского[5]; 4 января 1858 года он прибыл в Ставрополь. Обустройство епархии потребовало больших трудов, у архиерея не было своего дома, половина населения епархии (линейные казаки) была выведена из ведения епископа, Синод не выделял необходимых средств, значительное число раскольников проявляло враждебность по отношению к епископу. Активным помощником стал его брат П. А. Брянчанинов (1809—1891), занимавший должность ставропольского вице-губернатора. За четыре года управления епархией святителю удалось наладить её жизнь. В 1860 году в письмах Муравьеву-Карскому епископ Игнатий жаловался на золотуху и потерю десятка зубов. Занятия по управлению епархией не отвлекли его от иноческого делания: он продолжал внимательно изучать монашество как науку жизни, ведущую к христианскому совершенству. Здесь он написал книгу «Приношение современному монашеству», составившую 4-й том его творений, изданных в 1867 году. Здесь написаны: «О различных состояниях естества человеческого по отношению к добру и злу», «О чувственном и духовном видении духов», «О спасении и христианском совершенстве», «Учение Православной Церкви о Божией Матери» (написано в связи со введённым в католицизме догматом о Непорочном зачатии Богородицы). За заслуги перед Отечеством архимандрит Игнатий был награждён орденом Святой Анны 1-й степени.

Последние годы жизни: Болезнь заставила просить епископа Игнатия об увольнении на покой. В 1861 году прошение было удовлетворено, и он 13 октября 1861 года приехал в Николо-Бабаевский монастырь Костромской епархии, где вёл уединённую молитвенную жизнь. В это время были созданы и изданы многие известные сочинения: «Слово о смерти» (1862), «Отечник» (издан после смерти святителя — в 1870 году), продолжал переписку с духовными детьми. Здесь, в усиленное занятие пересмотром, исправлением, приведением в одно целое всех статей, написанных ранее, епископа Игнатия ввёл книгопродавец и издатель Илья Глазунов. Первые два тома сочинений под названием «Аскетические опыты» были изданы в 1865 году:515. 16 апреля 1867 года в день Пасхи он отслужил свою последнюю литургию; 21 апреля были получены только что вышедшие из печати 3-й и 4-й тома его сочинений; 30 апреля 1867 года в праздник Жён-мироносиц он скончался. Игнатий Брянчанинов причислен к лику святых 6 июня 1988 года. Перед канонизацией, 26 мая 1988 года, его мощи были торжественно перенесены в Свято-Введенский Толгский монастырь в Ярославле.

Эсхатология: Игнатий предрекал, что России «предназначено огромное значение», что она «будет преобладать над вселенной», при этом он ссылался на 38-ю главу книги Иезекииля (см. Рош) и 20-ю главу Апокалипсиса.

Игнатий разработал учение о «прелести», когда бесы, принимая образ святых, приходят к подвижникам и начинают льстить их самолюбию и очаровывают различными видениями. Иных прельщённых, по мысли Игнатия, надлежало передавать в дома умалишённых. При этом прелесть, в отличие от одержимости, опирается на согласие прельщаемого. Прелесть нередко сопровождается чувствами благоухания, света и сладости во рту, но есть и чисто умственная прелесть, именуемая «мнением». Терезу Авильскую и Франциска Ассизского он называл «западными сумасшедшими», коих «их еретическая Церковь выдает за святых». Среди грехов своего времени он особенно выделял «парадерство» (человекоугодие).

В учении об ангелах Игнатий утверждает, что они — сотворенные существа, а значит, ограничены в пространстве и времени. Он полагал, что ангелы подобны людям, однако тела имеют «газообразные». Перечисляются имена семерых архангелов: Михаил («Вождь Небесного Воинства»), Гавриил, Рафаил, Салафиил, Уриил, Иегудиил и Варахиил. Вслед за Дионисием Ареопагитом Игнатий признает девять чинов ангельских. Первую иерархию составляют «шестокрылые» Серафимы, «многоочитые» Херувимы и Престолы; вторую — «Господствия, Силы и Власти»; третью — Начала, Архангелы и Ангелы. «Падшие ангелы» (они же демоны и бесы) обитают в «поднебесной» или «воздухе», «пространстве между небом и землёй», в «лазуревой бездне». Демонов он описывал в виде «муринов» или «безобразных эфиопов». Ад как место мучений грешников он помещал «во внутренности земли», отмечая тартар в качестве холодного отделения ада. Не отрицал Игнатий и мытарства: «Учение о мытарствах есть учение Церкви». Херувим «со своим вращающимся пламенным оружием» (Быт. 3:24), заграждающий людям путь в рай, — это «воздушный князь» и дьявол]

Игнатий критиковал «лютеранизм» за сохранение Filioque, отказ от идеи пресуществления хлебов на алтаре, отказ от епископской преемственности, добрых дел, иконопочитания, почитания Богородицы и святых, редукцию таинств к двум В числе основных ересей Игнатий называет арианство («отречение от Христа»), несторианство («отвержение вочеловечения Бога Слова»), монофелитов («отвергают и искупление человечества страданиями и смертью Господа»), иконоборцев («косвенно отвергают пришествие Сына Божия в плоти человеческой»), папистов («Папа есть идол папистов») и протестантов («они отвергли все таинства»).

ИГНАТИЙ (БРЯНЧАНИНОВ) - Древо

Свт. Игнатий (Брянчанинов)
Игнатий (Брянчанинов) (1807 - 1867), епископ Кавказский и Черноморский, святитель. Известный русский подвижник и духовный писатель XIX века

Память 30 апреля, в Соборах Брянских, Валаамских, Вологодских, Костромских, Ростово-Ярославских и Санкт-Петербургских святых

В миру Брянчанинов Дмитрий Александрович, родился 5 февраля [1] 1807 года в селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии, и принадлежал к старинной дворянской фамилии Брянчаниновых. Родоначальником ее был боярин Бренко Михаил, оруженосец великого князя Московского Димитрия Иоанновича Донского. Летописи сообщают, что Михаил Бренко был тем самым воином, который в одежде великого князя и под княжеским знаменем геройски погиб в битве с татарами на Куликовом поле.

Отец будущего Святителя Александр Семенович Брянчанинов в своей семье сохранял добрые старинные обычаи. Он был верным сыном Православной Церкви и усердным прихожанином выстроенного им в селе Покровском храма. Мать епископа Игнатия была образованная интеллигентная женщина. Выйдя весьма рано замуж, она всецело посвятила свою жизнь семье.

Учеба

Все дети Брянчаниновых получили прекрасное домашнее воспитание и образование. Учителя и наставники Димитрия удивлялись его блестящим и разносторонним способностям, обнаружившимся уже в самом раннем возрасте. Когда юноше исполнилось 15 лет, отец отвез его в далекий Санкт-Петербург, и отдал в Военно-инженерное училище. Намеченная родителями будущность совершенно не соответствовала настроениям Димитрия; он уже тогда заявил отцу, что хочет "поступить в монахи", но отец отмахнулся от этого неожиданного и неприятного для него желания сына, как от неуместной шутки.

Прекрасная подготовка и исключительные способности молодого Брянчанинова сказались уже во время вступительных экзаменов в Училище: он был принят первым по конкурсу (из 130 экзаменовавшихся на 30 вакансий) и сразу же определен во второй класс. Имя талантливого юноши сделалось известным в царском дворце. Во все время пребывания в училище будущий Святитель продолжал поражать своих наставников блестящими успехами в науках и первым по списку окончил полный курс наук в 1826 году.

В Училище Брянчанинов стал главой кружка почитателей "святости и чести". Редкие умственные способности и нравственные качества привлекали к нему профессоров и преподавателей Училища, соучеников. Он стал известен во всем Петербурге. С особым отеческим вниманием и любовью относился к нему император Николай I; принимая самое активное участие в жизни будущего Святителя, он неоднократно беседовал с юношей в присутствии Императрицы и детей.

Происхождение, воспитание и родственные связи открыли перед ним двери самых аристократических домов столицы. В годы учения Димитрий Брянчанинов был желанным гостем во многих великосветских домах; он считался одним из лучших чтецов-декламаторов в доме президента Академии художеств А.Н.Оленина (его литературные вечера посещали, в числе других, А.С.Пушкин, И.А.Крылов, К.Н.Батюшков, Н.И.Гнедич). Уже в это время обнаружились незаурядные поэтические дарования святителя Игнатия, которые впоследствии нашли свое выражение в его аскетических произведениях и сообщили многим из них особый лирический колорит. Литературная форма многих его произведений свидетельствует о том, что их автор учился русской словесности в эпоху Карамзина и Жуковского и впоследствии выражал свои мысли прекрасным литературным русским языком.

В 1826 году Димитрий закончил Военное инженерное училище. Перед юношей открывалась блестящая светская карьера, но он подает прошение об отставке, желая принять монашество. Прошение не было удовлетворено, и Дмитрий Александрович направился на службу в Динабургскую крепость, где тяжело заболел и вскоре был освобожден от мирских трудов.

Монашество

По выздоровлении он поступил послушником в Александро-Свирский монастырь. Затем перешел со своим старцем, иеромонахом Леонидом (Львом) в Оптину пустынь.

28 июня 1831 года пострижен в монашество епископом Вологодским Стефаном (Романовским) в Воскресенском соборе города Вологды, с наречением имени в честь священномученика Игнатия Богоносца.

4 июля того же года рукоположен в иеродиакона, а 25 июля - в иеромонаха.

Вскоре был назначен настоятелем-строителем Пельшемского Лопотова монастыря.

28 января 1833 году возведен в сан игумена. Вскоре он становится известен благодаря своим административным успехам.

Будучи назначен игуменом Николо-Угрешского монастыря, без вступления в должность он был вызван в Санкт-Петербург, где ему по Высочайшему распоряжению поручили стать архимандритом Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом [2].

Сергиева пустынь

Ко времени назначения настоятелем архимандрита Игнатия Троице-Сергиева пустынь, расположенная на берегу Финского залива близ Петербурга, пришла в сильное запустение. Храм и кельи пришли в крайнюю ветхость. Немногочисленная братия (15 человек) не отличалась строгостью поведения. Двадцатисемилетнему архимандриту пришлось перестраивать все заново. Обитель обстраивалась и благоукрашалась. Богослужение, совершавшееся здесь, сделалось образцовым. Монастырские напевы были предметом особых попечении архимандрита Игнатия; он заботился о сохранении старинных церковных мелодий и их гармонизации. Известный церковный композитор о. Петр Турчанинов, проживавший с 1836 по 1841 год в Стрельне, рядом с Троице-Сергиевой пустынью, проводил, по просьбе о. Игнатия, занятия с монастырским хором и написал для него несколько лучших своих произведений. М.И.Глинка, с увлечением изучавший в последние годы своей жизни древние церковные мелодии, также написал для этого хора несколько песнопений.

В период пребывания в пустыни он лично общался и вел переписку со многими деятелями русской духовной и светской культуры. Архимандрит Игнатий переписывался и со своими духовными детьми (ныне известно около 800 таких писем Святителя)

На Кавказской кафедре

Был избран епископом Кавказским и Черноморским. Настоял на возведении архимандрита Игнатия в сан епископа на Кавказскую кафедру митрополит Санкт-Петербургский Григорий (Постников), принимавший в нем дружественное и искреннее участие, основанное на единении духовном [3].

Хиротония состоялась 27 октября 1857 года в Казанском соборе Санкт-Петербурга.

Путь на Кавказ пролегал через Москву, Курск и Харьков (железнодорожное сообщение было тогда только между Петербургом и Москвой, дальше надо было ехать на лошадях).

В кафедральный город Ставрополь епископ Игнатий прибыл 4 января 1858 года. Гражданский губернатор П. А. Брянчанинов (родной брат святителя) вместе с градоначальником, духовенством и народом торжественно встречал нового архипастыря при въезде в город. Первыми словами, произнесенными владыкой на ставропольской земле были: "мир граду сему".

Свт. Игнатий (Брянчанинов)
Владыка Игнатий был третьим по порядку епископом Кавказским и Черноморским. Внешние условия религиозной жизни в этой недавно учрежденной огромной епархии чрезвычайно отличались от всего того, с чем ему приходилось иметь дело до назначения на Кавказ. Продолжалась Кавказская война. Многонациональный и разноверный состав местного населения был причиной возникновения множества таких вопросов церковно-административного характера, подобные которым даже в мыслях не представлялись архиереям, управлявшим благоустроенными епархиями в центре государства.

Важнейшую свою задачу Святитель видел в апостольском служении пастве, в умирении мира на огнедышащем Кавказе, в укреплении и расширении здесь Святого Православия. Он ревностно заботился и об устроении богослужения, о нормальных взаимоотношениях духовенства и мирян, об улучшении быта духовенства, повышении его образовательного уровня. Вскоре епархиальные дела были приведены в благополучное состояние.

При свт. Игнатии основанная в 1846 году Ставропольская духовная семинария пережила период бурного расцвета, ибо владыка вкладывал в строительство духовной школы все свои силы. Он лично наблюдал за духовным ростом воспитанников, перевел семинарию в новое просторное здание.

Свт. Игнатий совершал объезды епархии, пределами которой были берега Черного, Азовского и Каспийского морей, снежные вершины главного Кавказского хребта и дальние сухие калмыцкие степи. Шла Кавказская война, и епископ в дороге постоянно имел при себе дароносицу для, может быть, последнего Причастия.

Преосвященный Игнатий придавал большое значение строительству в епархии храмов Божиих. Его заботами в 1859 году основанная первым епископом Кавказским Иеремией Иоанно-Мариинская община была преобразована в монастырь. В этой же обители в 1861 году преосвященный Игнатий заложил новый Покровский храм. Владыка вместе с губернским архитектором Воскресенским сам составил проект храма в селе Ново-Григорьевском, ставшего украшением Епархии. В 1860 году владыка Игнатий выдал храмоздательную грамоту на строительство в Моздоке нового храма в честь находящейся в этом городе и глубоко почитаемой на Кавказе чудотворной Иверской иконы Божией Матери. По благословению Святителя за два года (1859-1860) была сооружена по проекту П. Воскресенского уникальная колокольня Ставропольского кафедрального собора Казанской иконы Божией Матери.

Недолго - менее четырех лет - управлял епископ Игнатий Кавказской епархией, но это время промыслительно совпало со многими важными событиями в жизни Кавказа. В августе 1859 года был пленен имам Шамиль. В 1860 году Кавказская линия была разделена на Кубанскую и Терскую области. В 1861 году началось заселение закубанского края.

Несмотря на военные действия, реальную опасность попасть в заложники или быть убитым, святитель посетил многие приходы от Тамани до Кизляра, привел в порядок органы епархиального управления, добился повышения окладов духовенству епархии, ввел торжественное богослужение, устроил прекрасный архиерейский хор, построил архиерейский дом. Кроме того, он неустанно проповедовал. Строгий к себе, он был снисходителен к немощам ближних.

Увольнение на покой

Тяжкая болезнь вынудила епископа Игнатия летом 1861 года подать прошение об увольнении на покой.

Определением Св. Синода от 9 августа 1861 года за № 1752 пребывание ему назначено "в Николаевском Бабаевском монастыре Костромской епархии, который предоставлен был преосвященному Игнатию в главное управление с тем, чтобы настоятель и братия монастыря состояли к нему в таких же отношениях как бы к епархиальному преосвященному, с пользованием лучшими келиями, отоплением, освещением, прислугою и экипажем, но без штатного по монастырю содержания" [4].

В октябре он прибыл в Николо-Бабаевский монастырь вместе с несколькими преданными учениками. Здесь он вел уединенную молитвенную жизнь, создал многие известные сочинения ("Приношение современному монашеству", "Отечник" и др.), продолжал переписку с духовными детьми

16 апреля 1867 года в первый день Пасхи, он отслужил свою последнюю Литургию.

Скончался 30 апреля 1867 года. На его отпевании присутствовало около пяти тысяч человек, печаль которых была "растворена какою-то непостижимой отрадою".

Память и почитание

Оценки жизни и трудов свт. Игнатия

Еп. Никодим (Казанцев) (1803 - 1874):

Я знаю о. Игнатия: монах без лести и лицемерия [5].

Игум. Никон (Воробьев) (+ 1963):

Сегодня день рождения любимого нами Игнатия (Брянчанинова). Как я благодарен ему за его писания! Не понять и не оценить его - значит, ничего не понимать в духовной жизни. Смею сказать, что сочинения епископа Феофана (Говорова) (да простит мне св. владыка) - работы школьника по сравнению с творениями епископа Игнатия (Брянчанинова). Вот что самое дорогое хотел бы я Вам пожелать, если бы Вы спросили меня: постоянно вникайте в Игнатия (Брянчанинова) и идите указанным им путем. Это - путь всех древних отцов, путь, пройденный и самим Игнатием, проверенный им, как человеком нашего времени, развития, человеком наших недостатков и слабостей, нашего почти окружения. Это-то и делает его писания особенно ценными. Прибавьте к этому силу благодати Божией, явно в них ощутимую, ибо писались они не по произволу, а по особому внушению [6].
Святитель Игнатий (Брянчанинов)
Свт. Игнатия хорошо знал и ценил первенствующий член Святейшего Синода митрополит Московский Филарет (Дроздов). Знакомства с архимандритом Игнатием, его советов и наставлений искали многие выдающиеся люди России. Среди них Н.В.Гоголь, Ф.М.Достоевский, А.А.Плещеев, князь Голицын, князь А.М.Горчаков, княгиня Орлова-Чесменская, герой Крымской войны флотоводец адмирал Нахимов. Восхищенный образом жизни и деятельности святителя Игнатия, известный русский писатель Н.С.Лесков посвятил ему свой рассказ "Инженеры-бессребреники".

Все покоряло современников в Святителе: величественная внешность, благородство, особая одухотворенность, степенность и рассудительность. Он духовно окормлял свою многочисленную паству, содействовал нравственному совершенству людей, искавших Бога, раскрывал красоту и величие Святого Православия. Многосторонняя опытность, особый дар смотреть на все духовно, глубокая проницательность, постоянное и точное самонаблюдение сделали его весьма искусным в лечении духовных и душевных недугов. Вот к чьей молитвенной помощи надо прибегать современным больным, а не к экстрасенсам и колдунам, шарлатанам и "знахарям".

Чуткий ко всякой фальши святитель Игнатий с горечью замечал, что объектом изображения светского искусства является, прежде всего, зло. Он с резкой критикой относился к литературным произведениям, в которых воспевались так называемые "лишние люди", "герои", творящие зло от скуки, подобные Печорину Лермонтова и Онегину Пушкина. Считая, что такая литература наносит серьезный вред неискушенным душам читающей молодежи, Святитель написал в 1847 году для массового издания священную повесть о ветхозаветном библейском герое - праведном Иосифе, образе чистоты и целомудрия [7]. В предисловии к повести он писал: "Желаем, чтоб многие из последователей Печорина обратились в последователей Иосифа".

Интерес к личности и бессмертным творениям епископа Игнатия не угасает и в наши дни. Святитель Игнатий Брянчанинов является лучшим духовным руководителем, лучшим примером того, как в жизненном водовороте человек может сохранить верность Христу, возгревая постоянно в сердце своем огонь любви и преданности Богу.

Прославление

Епископ Игнатий был канонизован 6-9 июня 1988 года на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в Троице-Сергиевой Лавре. Его святые мощи были положены в Свято-Введенском Толгском монастыре в Ярославле, а частица их была принесена в Ставрополь патриархом Московским и всея Руси Алексием II во время первого визита предстоятеля Русской Православной Церкви на Кавказ в августе 1994 года.

Первый храм во имя святителя Игнатия был возведен в 1995 году в Донецке на Украине, второй - в 2013 году в городе Грязовце в Вологодской области.

Тропарь, глас 8

Правосла́вия побо́рниче,/ покая́ния и моли́твы де́лателю и учи́телю изря́дый,/ архиере́ев Богодухнове́нное украше́ние,/ мона́шествующих сла́во и похвало́,/ писа́нии твои́ми вся ны уцелому́дрил еси́./ Цевни́це духо́вная Игна́тие богому́дре,/ моли́ Сло́ва Христа́ Бо́га,/ Его́же носи́л еси́ в се́рдце твое́м,/ дарова́ти нам пре́жде конца́ покая́ние.

Сочинения

Сочинения свт. Игнатия, изданные еще при жизни, привлекают внимание глубоким знанием Священного Писания и творений Святых Отцов Православной Церкви, творчески переработанных и осмысленных применительно к духовным запросам современности. Написанные к тому же с незаурядным литературным мастерством, произведения святителя представляют собой ценное пособие для всех желающих проходить узкий и тернистый путь опытного богопознания.

Публикации

  • Аскетические опыты, том. I
  • Аскетические опыты, том. II
  • Аскетическая проповедь
  • Письма к мирянам
  • О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви
  • Будущее России в руках Божественного Промысла
  • О чудесах и знамениях
  • Понятие о ереси и расколе
  • Слово о человеке
  • Христианский пастырь и христианин-художник

Аудиокниги

  • Труды Игнатия Брянчанинова на сайте Предание.ру
  • Творения Игнатия Брянчанинова для бесплатного скачивания

Литература

  • Патерик новоканонизированных святых. Альфа и Омега: Журнал. Москва. 1998 . № 1(15)-2(16). с. 201-246, 195-223..

Использованные материалы

  • Страница сайта Русское Православие
  • Жизнеописание с сайта Православие.Ru
  • Ищите всюду духа, а не буквы: Полное жизнеописание святителя Игнатия Кавказского, составленное его ближайшими учениками, М., 2011, сс. 226, 462, 470
  • Текст тропаря - Православный календарь. Вторник, 13 мая, 2014 / 30 апреля, 2014 (по ст.ст.) // Сайт Троицкого прихода в Балтиморе


[1]  В некоторых жизнеописаниях ошибочно - 6 февраля. В метрической книге Покровской церкви за 1807 год значится: "Февраля 5-го дня родился, 6-го молитвословлен и 9 крещен села Покровского у господина поручика Александра Семенова от жены его Софьи Афанасьевны сын Димитрий..." (цит. по Ищите всюду духа, а не буквы..., прим. на с. 30). Сам свт. Игнатий писал в одном из писем: "5 февраля день моего рождения..." (Игнатий Брянчанинов, свт. Полное собрание писем: В 3 т. Т. 3: Переписка с мирянами.-М.: Паломник, 2011, с. 580).

[2]  Последовательность событий по данным официального сайта Николо-Угрешского монастыря, http://ugresha.org/letopis/history/index.php?ELEMENT_ID=718

[3]  Ищите всюду духа, а не буквы..., сс. 226, 462

[4]  Ищите всюду духа, а не буквы..., примечание 149 на стр. 470

[5]  О движениях в Российской иерархии // ГАКК. Ф. 561. Оп. 1. Д. 120. Л. 8 (отзыв о назначении еп. Игнатия на Ставропольскую кафедру)

[6]  Иг. Никон Воробьев. "Нам оставлено покаяние". Издание Сретенского монастыря, Москва, 2005, стр. 43.

[7]  См. http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=186

Святитель Игна́тий (Брянчанинов), епископ Кавказский

Кондак 1

Избранный Небесным Царем и от Него прославленный, святителю отче Игнатие, ныне всечестную твою память празднующе, молим тя усердно: путеводствуй нас на пути спасения, избави от врагов видимых и невидимых, от скорбей и болезней с любовию зовущих ти:

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный.

Икос 1

Архангели и Ангели удивляхуся житию твоему, святителю отче Игнатие, како ты от лет малых к Богу велие рачение имел еси и по заповедей Его житие твое неуклонно проводил еси. Дивящеся таковому благоразумию твоему, со умилением взываем ти:

Радуйся, скорбящих безчадных родителей твоих рождением своим утешивый;

Радуйся, рода честнаго отрасль прекрасная.

Радуйся, Ангела хранителя твоего непрестанное веселие;

Радуйся, родителей и наставников твоих своею кротостию и покорностию удививый.

Радуйся, от лет младенческих ко иноческому послушанию себе приуготовивый;

Радуйся, душу свою младенческую к Богу устремивый.

Радуйся, в молитве и богомыслии отроческия своя досуги проводивый;

Радуйся, для меньших братии и сестер твоих пример молитвы и послушания бывый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 2

Видяще родители твои великая твоя дарования, направиша тя в царствующий град, да обучен будеши к восприятию воинскаго звания. Ты же, избранниче Божий, юн сый леты, стар же разумом, вся сия яко тленна и скоропреходяща почиташе, к Единей же Красоте и Сладости неизреченной — Господу Иисусу Христу умом и сердцем устремлялся еси, поя Ему: Аллилуиа!

Икос 2

Разум божественный от возлюбленнаго тобою Спаса Христа приял еси, Игнатие досточудне, егда, еще отрок сый, во всех видимых образех мира сего руку Небеснаго Творца и Промыслителя проразумевал еси. Темже прославляя тя, вопием ти сице:

Радуйся, в видимых явлениях природы Невидимого Бога созерцавый;

Радуйся, тишину и уединение лесное возлюбивый.

Радуйся, от лет отроческих к Богу велие рачение имевый;

Радуйся, вся красная и сладкая мира сего презревый.

Радуйся, мзду небесную от Господа восприявый;

Радуйся, молитву Иисусову усты непрестанно творивый и во уме содержавый.

Радуйся, совершенную любовь ко Господу показавый;

Радуйся, возлюбленнаго тобою Иисуса выну в сердце твоем носивый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 3

Силою Вышняго осенен был еси, отче преблаженне, егда вся, яже в мире сем за блага почитаются, отвергл еси и по заповеди Христа Спасителя, взем крест, невозвратно Ему последовал еси, непрестанно поя в сердце твоем: Аллилуиа!

Икос 3

Имея в души своей пламенное желание мир оставити и Христу последовати, не убоялся еси ни гнева царева, ни прещений отеческих и, еще в мире живый, иноческим житием себе украсил еси. Темже, почитая мужество твое и любовь к Сладчайшему Господу Иисусу, блажим тя сице:

Радуйся, во младости твоей адамантову твердость духа проявивый;

Радуйся, еженедельнаго приобщения Святых Христовых Тайн, яко величайшаго сокровища, желавый.

Радуйся, на небесех ныне Христа приобщаяйся, якоже вожделел еси, еще сый на земли;

Радуйся, яко семя Божие, всеянное в добрую землю сердца твоего, обильными слезами орошал еси.

Радуйся, яко посреде мирских плевел, сторичный плод добродетелей Господу принесл еси;

Радуйся, чистоты душевныя и телесныя усердный хранителю.

Радуйся, целомудрия дивное украшение;

Радуйся, яко благолепие лика твоего о душевней красоте твоей свидетельствоваше.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 4

Буря помышлений сумнительных не поколеба Тя, Игнатие блаженне, егда гнева царева не убоявся, чин воинский оставил еси и, подъяв на ся иго Христово и мир с соблазнами его презрев, в пустыню вселился еси и тамо, желанный покой души своей стяжав, немолчно пел еси Богу: Аллилуиа!

Икос 4

Егда слышано бысть во Отечестве твоем, яко ты, юн сый леты, лепотою и дарованьми украшен, славу мира сего и сладости его возненавидев, в пустыню удалился еси, вси сродницы твои вельми удивляхуся, Ангели же на небеси возрадовашася зело и прославиша Бога, восхитившаго тя от суетнаго пути мирскаго и поставившаго на тесный путь иноческий, ведущий в Царство Небесное. Мы же, похваляюще святую ревность твою о Господе, зовем ти:

Радуйся, званию воина царя земнаго звание воина Царя Небеснаго предпочтый;

Радуйся, на искушения от мира, плоти и диавола находящая крепко ополчивыйся.

Радуйся, оружием Божиим, Крестом Христовым, вся козни вражия победивый;

Радуйся, бронею праведности облеченный.

Радуйся, шлем спасения стяжавый;

Радуйся, меч духовный, еже есть глагол Божий, паче всякаго человеческаго оружия возлюбивый.

Радуйся, щитом веры от стрел лукаваго себе оградивый;

Радуйся, чина ангельскаго блаженство неизреченное в чертозе небеснем получивый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 5

Боготечней звезде подобен был еси, Игнатие преподобне, егда предстал еси пред игуменом обители дальния и скудныя, прося прияти тя в число братии. Игумен же, испытав тя, ничтоже вопреки глаголаше, благослови тя на начало иноческаго пути твоего. Ты же, улучив чаяний твоих заветных сбытие, благодарне воспевал еси во умилении благодеющему тебе Богу: Аллилуиа!

Икос 5

Вся братия обители удивляшеся, зрящи великое тщание твое во исполнение послушаний, имиже испытоваше твое смирение духовный отец твой. Мы же, почитающе подвиги и труды твоя, во младых летех волею Христа ради подъятыя, умиленно вопием ти:

Радуйся, крест свой на рамена подъявый и Христу последовавый;

Радуйся, узкий и прискорбный путь жития монашескаго волею избравый.

Радуйся, вспять николиже обративыйся;

Радуйся, смирением своим духа гордыни низложивый.

Радуйся, талант свой в земли не сокрывый;

Радуйся, во славу Божию и на спасение душ человеческих его употребивый.

Радуйся, богомудрыми писаньми твоими многия души, во гресех погрязшия, ожививый;

Радуйся, сладкий глас Небеснаго Домовладыки: «Рабе благий и верный, вниди в радость Господа Твоего» услышавый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 6

Смирением, постом, наипаче же непрестанною молитвою на страсти плотския крепко ополчился еси, святителю, дондеже плоть твою духови поработил еси и сего ради ныне предстоиши с лики Ангел Престолу Пресвятыя Троицы, выну воспевая: Аллилуиа!

Икос 6

Возсия в тебе обильно благодать Божия, егда ты, чин ангельский восприяв, вскоре саном священства почтен был еси. Дух же твой, приятый во объятия Отча, тебе отверстая, блаженство неизреченное вкуси. Егда же избра тя Господь во игумена обители Пельшемския, ты о словесных овцах твоих, тебе Богом врученных, денно и нощно пеклся еси, да ни едина от них погибнет нерадения ради твоего. Таковому Божию о тебе промышлению радующеся, зовем ти:

Радуйся, в приятии ангельскаго чина завершение чаяний твоих узревый;

Радуйся, небесному покровителю своему, священномученику Игнатию Богоносцу, подражавый.

Радуйся, якоже и он, Господа Иисуса Христа в сердце твоем выну носивый;

Радуйся, сан священства, яко великий дар Божий, приявый.

Радуйся, огню тезоименитый, огнем веры и любве к Богу и ближним пламеневый;

Радуйся, с благоговением великим и страхом безкровную жертву приносивый.

Радуйся, Пренепорочную Матерь Христа Бога нашего, яко чистейшую святыню и сокровище Славы Божия, благоговейно почитавый;

Радуйся, храм благоукрашенный во имя Милостивыя Вратарницы во обители воздвигнувый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 7

Хотя, человеколюбец Господь, да не сокрыт будет светильник добродетелей твоих, но да светит всем, да прославят Отца Небеснаго вси человецы, видящии тя, изведе тя из обители пустыни на многотрудная послушания. Сему Божию промышлению дивящеся, со умилением зовем: Аллилуиа!

Икос 7

Новей обители преподобнаго Сергия близ царствующаго града дарова тя Господь, яко предстоятеля и добраго пастыря, неусыпно о словеснем стаде своем пекущагося и о благолепии обители ревнующаго. Сего ради и славяше тя братия твоя, взывающи:

Радуйся, небесному покровителю обители твоея преподобному Сергию, игумену Радонежскому, подражавый;

Радуйся, дивными храмы и строеньми сию украсивый.

Радуйся, яко отец чадолюбивый, чад своих по пути спасения в Царствие Небесное ведый;

Радуйся, жаждавших вступити на путь иноческий с любовию во обитель приимавый.

Радуйся, провинившихся иноков увещеваньми своими к слезному раскаянию приводивый;

Радуйся, яко пастырь добрый, житием своим и нравом всем братиям пример подвига иноческаго подававый.

Радуйся, за спасение их душу свою положити готовый;

Радуйся, монашествующих славо и похвало.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 8

Странник и пришлец на земли был еси, святителю, якоже прочии человецы. Обаче Господь от лет младенческих избра тя, яко угодника Своего, житием бо и богодухновенными писаньми твоими Господу усердно послужил еси. Мы же, хвалу возсылающе ко Благодеющему тебе Богу, вопием Ему: Аллилуиа!

Икос 8

Весь добродетелей исполненный, воистину был еси во плоти Ангел, святителю Игнатие, всех притекавших к тебе с любовию приимая, скорби их утешая, на путь покаяния наставляя, непрестанней молитве и плачу сердечному научая. Сего ради богатии и беднии, знатнии и убогии людие, духовная чада твоя, взываху ти:

Радуйся, новый Златоусте, огненными словесы твоими многия заблудшия путем покаяния к Богу приведый;

Радуйся, писаньми твоими души и сердца всех чтущих тя просветивый.

Радуйся, за враги своя молитися наставлявый;

Радуйся, и сам за враги твоя с теплою любовию моливыйся.

Радуйся, во враждующих на нас оружие Божие ко исправлению нашему разумети учивый;

Радуйся, Езекиины слезы и Манассиины воздыхания духовным очесем кающихся представлявый.

Радуйся, подвиги и труды подвижников древних в богомудрых творениях твоих изобразивый;

Радуйся, в житии твоем всецело им подражавый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный.

Кондак 9

Все воинство ангельское и святителей лик удивишася, зря тебе, новаго угодника Божия великими труды и подвиги просиявшаго. Мы же, ублажая тя, прославльшему тя Богу вопием: Аллилуиа!

Икос 9

На новое многотрудное послушание в дальний край Отечества нашего отшел еси, святителю Игнатие, егда жезл архиерейский от Предвечнаго Архиерея Господа нашего Иисуса Христа вручи тебе архипастырь царствующаго града в Казанском соборе Царицы Небесныя. Разумеюще в сем волю Божию, да и в чуждей стране проповестся тобою Евангелие Царствия Божия, смиренно зовем ти:

Радуйся, в хиротонии обильно благодать божественную восприявый;

Радуйся, апостольскаго учения исполненный и вся верныя спасительными струями его напаяяй.

Радуйся, верный делателю винограда Христова;

Радуйся, цевнице духовная, Духа Святаго исполненная.

Радуйся, архиереев богодухновенное украшение;

Радуйся, яко устами твоими провещаваше возлюбленный тобою Господь.

Радуйся, духовных братий и чад твоих во обители преподобнаго Сергия, аще и телом оставивый, обаче в молитвах своих их николиже забывый;

Радуйся, всем верным и неверным, призывающим тя на помощь, милостивый заступниче.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 10

Немощию телесною и подвигами жития утружденный, во обитель святаго Николая на реце Волге удалился еси, святителю Игнатие, хотя душу свою ко отшествию от мира сего уготовати, идеже в богомыслии и молитве уединенней дни своя скончавая, пел еси немолчно Богови: Аллилуиа!

Икос 10

Скорый помощник и утешитель был еси, святителю Игнатие, не токмо к тебе приходящим, но и далече сущим, писаньми твоими их утешая, дух их ободряя и вразумляя. Сего ради и возглашают ти вси чтущии богомудрая творения твоя:

Радуйся, пастырю наш добрый;

Радуйся, приходящих к тебе николиже отвращаяйся.

Радуйся, просящих твоея помощи ближних и дальних любовию своею объемляй;

Радуйся, чтущих со тщанием писания твоя в теснейшее единение с душею твоею приемляй.

Радуйся, чад своих духовных христианскому терпению учивый;

Радуйся, в страданиях наших промышление Божие о спасении нашем видети наставляяй.

Радуйся, всецело предатися промыслу Божию чада своя научивый;

Радуйся, совершения над нами воли Его, яко милости великой, просити у Господа заповедавый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 11

Пение всеумиленное приносил еси Пресвятой Троице во вся дни земнаго жития твоего, Игнатие всехвальне. Ныне же предстоя Престолу Царя Славы, молися о нас, чтущих святую память твою, да молитвою и покаянием очистившеся, с тобою купно во веки веков воспоем Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Светильник великий Святыя Православныя Церкве в житии своем был еси, святителю Игнатие, и сего ради дарова тебе Вседержитель Господь кончину чудну и прослави тя на небесех. Просим тя, святителю милостивый, испроси и нам грешным, твоея помощи и предстательства умоляющим, кончину жития нашего мирну и безболезненну, добрый ответ на Страшнем Судищи Христове и Царства Небеснаго наследие, да зовем ти радостно:

Радуйся, праведною кончиною праведность жития твоего запечатлевый;

Радуйся, близость отшествия твоего предуведевый.

Радуйся, со светильником горящим Небеснаго Жениха души своея сретивый;

Радуйся, в день кончины твоея с женами мироносицами воскресшаго Спасителя узревый.

Радуйся, чтущих тя и по смерти николиже своего предстательства лишаяй;

Радуйся, всех усердно тебе молящихся благодатию и попечением своим покрываяй.

Радуйся, твердо держатися единыя истинныя святыя православныя веры чада своя учивый;

Радуйся, вся прельщения еретическая приимати и увещаниям их лукавым внимати строго запретивый.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 12

Благодать дадеся ти от Бога, святителю Христов Игнатие, молитися за ны и путеводствовати нас на пути спасения, да покаянием очищеннии, в чертог Спасов преукрашенный внидем и тамо с тобою и со всеми угодившими Богу радостно воспоем Ему: Аллилуиа!

Икос 12

Поюще Бога, дивнаго во святых Своих, хвалим тя, Игнатие блаженне, яко друга Христова, блаженство райское неуклонным творением заповедей Господних стяжавшаго. Моли о нас грешных, да и мы общники с тобою вечери Господней будем, умиленно зовуще ти:

Радуйся, глубочайшим смирением твоим, нищетою духовною Царство Небесное обретый;

Радуйся, добродетель сию во основание всех подвигов иноческих полагати заповедавши.

Радуйся, во плаче о гресех своих Самим Господом утешенный;

Радуйся, за кротость души твоея наследие жизни вечныя получивый.

Радуйся, в земном житии правды Xpистовой, а на брашна тленнаго искавый, ныне же на небесех ею обильно насыщаяйся;

Радуйся, за милосердие твое к ближним от Бога Щедродавца помилованный.

Радуйся, за ангелоподобную чистоту сердца твоего Бога узревый;

Радуйся, вся клеветы и поношения ненавидящим тя Господа ради прощавый и за сие, яко миротворец, великаго сокровища — усыновления Богу — сподобивыйся.

Радуйся, святителю Игнатие, покаяния и молитвы делателю и учителю преизрядный!

Кондак 13

О предивный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Приими сие малое, обаче от любящих и чтущих тя сердец, приносимое ти моление и избави нас твоим всемощным предстательством от всякия скорби, болезни и печали, согрей охладевшия души наша огнем веры и любве к Богу, даруй нам прежде конца покаяние, буди нам к Царствию Небесному путевождь, да тамо с тобою и со всеми угодившими Богу во веки веков поем Ему: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа!

(Этот кондак читается трижды и затем икос 1 и кондак 1)

Молитва святителю Игнатию Брянчанинову

О великий и пречудный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Милостиво приими молитвы наша, с любовию и благодарением тебе приносимыя! Услыши нас сирых и безпомощных, к тебе с верою и любовию припадающих и твоего теплаго предстательства о нас пред Престолом Господа Славы просящих. Вемы, яко много может молитва праведника, Владыку умилостивляющая. Ты от лет младенческих Господа пламенно возлюбил еси и Ему Единому служити восхотев, вся красная мира сего ни во чтоже вменил еси. Ты отвергся себе и взем крест твой, Христу последовал еси. Ты путь узкий и прискорбный жития иноческаго волею себе избрал еси и на сем пути добродетели великия стяжал еси. Ты писаньми твоими сердца человеков глубочайшаго благоговения и покорности пред Всемогущим Творцом исполнял еси, грешников же падших мудрыми словесы твоими в сознании своего ничтожества и своея греховности, в покаянии и смирении прибегати к Богу наставлял еси, ободряя их упованием на Его милосердие. Ты николиже притекавших к тебе отвергал еси, но всем отец чадолюбивый и пастырь добрый был еси. И ныне не остави нас, усердно тебе молящихся и твоея помощи и предстательства просящих. Испроси нам у человеколюбиваго Господа нашего здравие душевное и телесное, утверди веру нашу, укрепи силы наша, изнемогающия во искушениих и скорбех века сего, согрей огнем молитвы охладевшая сердца наша, помоги нам, покаянием очистившимся, христианскую кончину живота сего получити и в чертог Спасов преукрашенный внити со всеми избранными и тамо купно с тобою покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Святитель Игнатий (Брянчанинов): житие, труды, сочинения, читать

Содержание статьи

Святитель Игнатий (Брянчанинов), жизнеописание

Епископа Игнатия в миру звали Дмитрий Александрович Брянчанинов. Он родился 5 (17) февраля 1807, а отошел ко Господу 30 апреля (11 мая) 1867) будучи епископом Православной Церкви, богословом, ученым и проповедником.

Святитель Игнатий (Брянчанинов) родился в родовом имении отца, селе Покровском Вологодской губернии. У его матери долго не было детей, но она молилась об излечении от бесплодия, ездила по святым местам и Господь услышал ее молитву. На свет появился Дмитрий Александрович Брянчанинов. Мальчиком епископ Игнатий (Брянчанинов) жил в уединенном селе, но его это ничуть не тяготило. Наоборот, — с детства он склонялся к иночеству, к тишине, молитве, чтению духовной литературы.

Ребенком епископ Игнатий (Брянчанинов) не просто хорошо учился, но был лучшим в своем классе, старательно постигал разные науки и был одарен в живописи, музыке, во всех видах искусства. Он был знаком, благодаря своей семье, с президентом Академии художеств А. Н. Олениным, где на литературных вечерах имел возможность познакомиться с А. Пушкиным, К. Батюшковым, Н. Гнедичем, И. Крыловым. Несмотря на то, что епископ Игнатий (Брянчанинов) знал и шумную столичную жизнь, он продолжал тяготеть к уходу от мирской суеты, к уединению и поиску «вечной собственности для вечного человека». Он был силен в науках, но осознавал, что возможности человека к познанию мира ограничены и ключ ко всему — Господь и Его Слово.

Путь к монашеству

Епископ Игнатий (Брянчанинов) изучал философию и Писание, откровения Святых Отцов, читал много духовных книг и посещал богослужения в Александро-Невской лавре. Его настоящим духовным наставником и отцом стал старец Леонид (впоследствии оптинский иеромонах Лев). Под влиянием бесед с ним, Дмитрий Брянчанинов оставил свет и должность, ушел в отставку и стал послушником в монастыре, где принял иноческий постриг с именем Игнатий в уединенном Глушицком Дионисиевом монастыре.

В январе 1832 г. иеромонах Игнатий был назначен строителем Пельшемского Лопотова монастыря в Вологодской губернии, а в 1833 г. возведен в сан игумена этого монастыря. Вскоре император Николай I вызвал Игнатия в Петербург. По Высочайшей рекомендации и по распоряжению Священного Синода его рукополагают в архимандрита и назначают настоятелем Сергиевой пустыни.

Архимандрит Игнатий прожил в Сергиевой Пустыни 24 года и многое сделал для обители. 27 октября 1857 г. он был хиротонисан во епископа Кавказского и Черноморского. В следующем году Владыка прибыл в Ставрополь. Там его поразила тяжелая болезнь — оспа. Преосвященный решил проситься на покой и в 1861 г. поселился в Николо-Бабаевском монастыре. Здесь, свободный от служебных обязанностей, все свое время до конца жизни (30 апреля 1867) он отдал работе над духовными сочинениями.

Епископ Игнатий канонизован Поместным Собором Русской Православной Церкви (Троице-Сергиева Лавра, 6-9 июня 1988). Память — 30 апреля по юлианскому календарю.

Его святые мощи покоятся в Свято-Введенском Толгском монастыре Ярославской Епархии. Частица их была принесена в Ставрополь Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II во время первого визита Предстоятеля Русской Православной Церкви на Кавказ в августе 1994 года.

Читайте также — Святитель Игнатий Брянчанинов: О письмах святителя Игнатия (Старчество на Руси)

Цитаты, высказывания,изречения Святителя Игнатия

  • В церкви, когда найдете нужным сесть, садитесь, потому что Бог внимает не тому, кто сидит или стоит, а тому, чей ум устремлен к Нему с должным благоговением. Стремление к Богу, благоговение пред Богом и страх Божий приобретаются вниманием к себе.
  • Вера ослабляется упованием на свой разум, неискренностию и самолюбием.
  • Возненавидь ненавистную Богу праздность, возлюби возлюбленный Богу труд, но души твоей не расслабляй пустою заботливостью, всегда бесполезною и излишнею.
  • Все поступки наши по отношению к ближнему, и добрые и злые, Господь будет судить, как бы они были сделаны относительно Его Самого.
  • Плач есть сердечное чувство покаяния, спасительной печали о греховности и разнообразной, многочисленной немощи человека. Плач есть «дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно, которое Бог не уничижит» Пс.50:19, то есть не предаст во власть и поругание демонам, как предается им сердце гордое, исполненное самомнения, самонадеянности, тщеславия. Плач есть та единственная жертва, которую Бог принимает от падшего человеческого духа, до обновления человеческого духа Святым Божиим Духом. Да будет наша молитва проникнута чувством покаяния, да совокупится она с плачем, и прелесть никогда не воздействует в нас.
  • Должно с насилием отвлекать себя от осуждения ближних, ограждаясь от него страхом Божиим и смирением. Чтоб ослабить и, с Божией помощью, совершенно искоренить из сердца своего соблазн на ближнего, должно при свете Евангелия углубляться в себя, наблюдать за своими немощами, исследовать свои греховные стремления, движения и состояния. Когда грех наш привлечет к себе наши взоры, — некогда нам будет наблюдать за недостатками ближнего, замечать их. Тогда все ближние покажутся нам прекрасными, святыми; тогда каждый из нас признает себя величайшим грешником в мире, единственным грешником в мире; тогда широко отверзнутся для нас врата, объятия истинного, действительного покаяния.
  • Источник: Источник: http://брянчанинов.рф

  • Зрение грехов, зрение того падения, в котором находится весь род человеческий, есть особенный дар Божий. Испроси себе этот дар, и понятнее будет для тебя книга Небесного Врача — Евангелие.
  • Истинная молитва есть голос истинного покаяния. Когда молитва не одушевлена покаянием, тогда она не исполняет своего назначения, тогда не благоволит о ней Бог.
  • Кто нарушил верность Богу впадением в грех, — восстанови эту верность, докажи ее борьбою с грехом, свержением с себя чрез победу цепей, тех цепей, которыми оковывает грех своих пленников, которые удерживают пленников греха в насильственной работе ему.
  • Люби Бога так, как Он заповедал любить Его, а не так, как думают любить Его самообольщенные мечтатели. Не сочиняй себе восторгов, не приводи в движение своих нервов, не разгорячай себя пламенем вещественным, пламенем крови твоей. Жертва благоприятная Богу — смирение сердца, сокрушение духа. С гневом отвращается Бог от жертвы, приносимой с самонадеянностью, с гордым мнением о себе, хотя б эта жертва была всесожжением.
  • Не будем смущаться, когда увидим в себе восстание страстей, как обыкновенно смущается этим неведение себя. Мы повреждены грехом, и страсти сделались нам естественны, как естественны недугу различные проявления его. При восстании страстей должно немедленно прибегать к Богу молитвою и плачем, с твердостью противостоять страстям и в терпении ожидать заступления от Бога.
  • Не нужны Богу наши молитвы! Он знает, и прежде прошения нашего, в чем мы нуждаемся; Он, Премилосердый, и на не просящих у Него изливает обильные щедроты. Нам необходима молитва: она усвояет человека Богу. Без нее человек чужд Бога, а чем более упражняется в молитве, тем более приближается к Богу.
  • Не осуждай ни нечестивого, ни явного злодея: «своему Господеви стоит он, или падает» (Рим. XIV, 4). Не возненавидь ни клеветника твоего, ни ругателя, ни грабителя, ни убийцы: они распинают тебя одесную Господа, по непостижимому устроению судеб Божиих, чтобы ты, от сердечного сознания и убеждения мог сказать в молитве твоей Господу: «Достойное по делам приемлю, помяни мя, Господи, в Царстве Твоем».
  • Не унывай при случившихся переменах. Никому из людей не свойственно постоянное, без всяких унижений, пребывание в добре: тем более не свойственно это новоначальному! Отдай долг страстям! — сказал некоторый святой наставник монашествующих. Побеждения врачуй покаянием! Борьба нового человека с ветхим соделает тебя искусным в невидимых бранях, твердым, мужественным. Не желай преждевременно состояния спокойного!
  • О, странники земные! о, вы все, стремящиеся или влекущиеся по широкому пути, при неумолкающем шуме земных попечений, развлечений и увеселений, по цветам, перемешанным с колючим тернием, спешащие по этому пути к концу, всем известному и всеми забываемому — к мрачному гробу, к еще более мрачной и страшной вечности, остановитесь! Отряхните обаяние мира, постоянно содержащее вас в плену! Прислушайтесь к тому, что возвещает вам Спаситель, обратите должное внимание на слова Его! Покайтеся и веруйте во Евангелие, говорит Он вам, покайтеся: приближися бо царствие небесное.
  • Когда Господь был на земле пресвятою плотию, — многие видели Его и, вместе, не видели. Что пользы, когда человек смотрит телесными очами, общими у него с животными, а ничего не видит очами души — умом и сердцем? И ныне многие ежедневно читают Евангелие, и вместе никогда не читали его, вовсе не знают его.

Молитвы Святителю Игнатию

Источник: http://брянчанинов.рф

Читайте также — Святитель Игнатий (Брянчанинов): Ободримся, грешники – ибо есть покаяние!

Тропарь святителю Игнатию (Брянчанинову), епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Православия поборниче, / покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, / архиереев Богодухновенное украшение, / монашествующих славо и похвало: / писании твоими вся ны уцеломудрил еси. / Цевнице духовная, Игнатие богомудре, / моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, // даровати нам прежде конца покаяние.

Иной тропарь, глас 8

Избранник возлюблен Христови явился еси, / Тому скорбьми многими и молитвою непрестанною прилепився, / благодать Духа Святаго стяжав, / учитель изряден людем был еси. / Поминай нас, святителю Игнатие, богоносе Российский, / да учении и молитвами твоими покаяние спасительное обрящем // и любовию сердечною Христу усвоимся.

Кондак святителю Игнатию Брянчанинову, епископу Кавказскому и Черноморскому, глас 8

Аще и совершал еси стезю жития земнаго, святителю Игнатие, / обаче непрестанно зрел еси законы бытия вечнаго, / сему поучая ученики словесы многими, // имже последовати и нам, святче, помолися.

Молитва

О великий и пречудный угодниче Христов, святителю отче Игнатие! Милостиво приими молитвы наша, с любовию и благодарением тебе приносимыя! Услыши нас сирых и безпомощных, к тебе с верою и любовию припадающих и твоего теплаго предстательства о нас пред Престолом Господа Славы просящих. Вемы, яко много может молитва праведника, Владыку умилостивляющая. Ты от лет младенческих Господа пламенно возлюбил еси и Ему Единому служити восхотев, вся красная мира сего ни во чтоже вменил еси. Ты отвергся себе и взем крест твой, Христу последовал еси. Ты путь узкий и прискорбный жития иноческаго волею себе избрал еси и на сем пути добродетели великия стяжал еси. Ты писаньми твоими сердца человеков глубочайшаго благоговения и покорности пред Всемогущим Творцом исполнял еси, грешников же падших мудрыми словесы твоими в сознании своего ничтожества и своея греховности, в покаянии и смирении прибегати к Богу наставлял еси, ободряя их упованием на Его милосердие. Ты николиже притекавших к тебе отвергал еси, но всем отец чадолюбивый и пастырь добрый был еси. И ныне не остави нас, усердно тебе молящихся и твоея помощи и предстательства просящих. Испроси нам у человеколюбиваго Господа нашего здравие душевное и телесное, утверди веру нашу, укрепи силы наша, изнемогающия во искушениих и скорбех века сего, согрей огнем молитвы охладевшая сердца наша, помоги нам, покаянием очистившимся, христианскую кончину живота сего получити и в чертог Спасов преукрашенный внити со всеми избранными и тамо купно с тобою покланятися Отцу и Сыну и Святому Духу во веки веков. Аминь.

Труды Святителя Игнатия (Брянчанинова)

Житие святителя Игнатия Брянчанинова

Страницы: <1234567>>>

Пребывание Димитрия Александровича и его товарища в Оптиной пустыне далеко было не таково, как в Площанской. Настоятель смотрел на них неблагосклонно, братия относились не совсем доверчиво. Приходилось много скорбеть им при уединенном образе жизни; самая пища монастырская, приправленная постным маслом дурного качества, вредно действовала на слабый и болезненный организм Димитрия Александровича. Они решились сами для себя изготовлять пищу; с немалым трудом выпрашивали круп или картофеля и варили похлебку в своей келлии; ножом служил им топор; готовил пищу Чихачов. Такая трудная и неблаговидная обстановка, конечно, не могла долго продолжаться: изнурительная слабость телесных сил была последствием ее для того и другого. Сперва пострадал от нее Димитрий Александрович, настолько, что не мог держаться на ногах; за ним ухаживал Чихачов, который был крепче его телосложением; но вскоре свалился и он, пораженный лихорадкою. Тогда за больным товарищем ухаживал Димитрий Александрович; он хотя усердно исполнял это служение, но тут же сам падал от конечного изнеможения.

Мать Димитрия Александровича была больна. Болезнь — предвестница смерти — обыкновенно изменяет расположение человеческого сердца. София Афанасьевна простила в душе поступок своего сына; материнское чувство заговорило в ней; она пожелала видеться с сыном. Александр Семенович под влиянием этого обстоятельства сам смягчился и написал сыну, что не будет препятствовать его намерениям: пусть он приедет к матери; и одновременно с письмом прислал за ним крытую бричку. Димитрий Александрович поспешил к родителям. Он отправился вместе с больным товарищем своим Чихачовым, так как Александр Семенович был столь внимателен, что не забыл пригласить и того. Но встреча в доме родительском была далеко не такова, какую обещало приглашение. Больная родительница Брянчанинова несколько поправилась здоровьем, и мирное чувство, внезапно явившееся в отце по поводу угрожавшего обстоятельства — болезни жены, — исчезло. Он принял сына холодно. Мать, хотя и была приветлива, но обошлась со сдержанностию.

Молодые люди расположились под мирским кровом в отдельном уединенном флигеле дома с намерением продолжать свои иноческие подвиги, обращаясь за духовными потребностями к местному сельскому священнику, считая свое пребывание здесь только временным. Но не так думал Александр Семенович. Он обратился к прежней своей мысли возвратить сына к мирской жизни и всеми мерами стал склонять его к поступлению на государственную службу; взоры родных и знакомых обращались к нему с тою же мыслию; мать, хотя внимала иногда учению сына о душеспасении и других высоких истинах христианской жизни, но не имела столько самостоятельности, чтобы отдаться вполне его внушениям. Вращающиеся пред глазами соблазны смущали подвижников; шумная толпа нарушала их безмолвие. Молодые люди стали тяготиться своим пребыванием среди мирян и помышляли о том, как бы им скорее выбраться из светского общества, несовместного с монашеством, и водвориться опять где-нибудь в монастыре. Проживя начало зимы 1829 года в селе Покровском, в следующем 1830 году, в феврале месяце, отправились оба друга искать себе удобного приюта в стенах монастыря; они направили путь свой в Кирилло-Новоезерский монастырь. В это время там жительствовал на покое архимандрит Феофан, знаменитый своею святою жизнию и примерным управлением обителию, а настоятельствовал игумен Аркадий, его присный ученик и подражатель его образа правления. О. Аркадий отличался простотой нрава; он провидел в двух молодых пришельцах дух истинного монашества и с любовию принял их в свою обитель. Но недолго радовались друзья новому месту жительства: неумолимая природа доказала им, что человек состоит не только из души, но и тела. Новоезерский монастырь расположен на острове обширного озера. Сырой климат от испарения воды наделяет жестокою лихорадкою непривычные и слабые организмы. Вскоре почувствовал его вредное влияние Димитрий Александрович; он заболел лихорадкою и три месяца испытывал ее мучительные симптомы без всяких медицинских пособий. Под конец у него стали пухнуть ноги, так что он не мог вставать уже с постели. В июне, когда лихорадка особенно там свирепствует, родители прислали за сыном экипаж, чтобы привезти его в г. Вологду. Тяжело было это время для Димитрия Александровича: он вынужден был возвратиться опять туда, откуда хотел спастись бегством. В Вологде Димитрий Александрович поместился у своих родных и стал пользоваться медицинскими средствами от мучившей его лихорадки, которая так глубоко проникла в его организм, что оставила свои следы на весь остальной век. Чихачов, также пострадавший от климата Новоезерской обители, отправился в Псковскую губернию для свидания со своими родителями 13 августа того же 1830 года. Друзья расстались, чтобы каждому отдельно испытать свои силы в борьбе со стихиями мирской жизни.

Рука Промысла, доселе невидимо покрывавшая бесприютного скитальца, коснулась сердца Преосвященного Стефана, епископа Вологодского: архипастырь проник душевные стремления молодого Брянчанинова и расположился к нему. Преосвященный Стефан так полюбил Димитрия Александровича, что принял в нем самое живое участие, и эта любовь владыки была видимым знаком благоволения Божия к жертве сердца, которую приносил новый Авель: она возвещала благоприятный исход всех понесенных на пути к иночеству испытаний, потому что архипастырь держал в руке своей тот лавр, которым надлежало повить голову юного борца, измученного в брани с миром, плотью и диаволом. Оправившись от болезни, Димитрий Александрович не хотел возвратиться к родителям, а по благословению владыки поместился в Семигородной пустыне. Местность этой обители благоприятствовала восстановлению его здоровья; он с новой ревностью предался своим обычным духовным занятиям: богомыслию и молитве в тишине келейного уединения. Здесь написал он свой «Плач инока», в котором выразилось печалующее состояние души, усиленно стремящейся к Богу, но разбитой треволнениями жизни, вследствие чего уделом ее стал только плач на развалинах ее стремлений. Недолго пожил Димитрий Александрович и в Семигородной пустыне; вскоре, 20 февраля 1831 года, он был перемещен, по его просьбе, Преосвященным в более уединенный, пустынный Глушицкий Дионисиев монастырь, где и зачислен послушником. К этому времени относится первое знакомство Преосвященного Игнатия с бывшим настоятелем Николо-Угрешского монастыря архимандритом Пименом.

Между тем родитель Димитрия Александровича и во время пребывания его в Глушицком монастыре не переставал выражать желание исполнения своих требований: он настойчиво добивался того, чтобы сын оставил монастырскую жизнь и поступил в государственную службу. Тогда новоначальный послушник стал просить архиерея оказать ему милость и, ввиду семейных обстоятельств, поспешить постричь его в монашество. Преосвященный, зная хорошо духовное настроение Брянчанинова, решился исполнить его просьбу. Исходатайствовав разрешение Святейшего Синода, он вызвал Димитрия Александровича из Глушицкого монастыря в Вологду и велел готовиться к пострижению; вместе с тем он приказал ему хранить это в тайне от родных и знакомых, чтобы избежать каких-либо притязаний со стороны их, могущих воспрепятствовать делу, так как намеревался постричь его неожиданно для всех. Стеснительно было такое положение в столь важное время: готовящийся к пострижению вынужден был остановиться на постоялом дворе и среди мирской волны приготовляться к великому обряду.

28 июня 1831 года Преосвященный Стефан совершил обряд пострижения Брянчанинова в малую схиму в кафедральном Воскресенском соборе и нарек Димитрия Игнатием в честь священномученика Игнатия Богоносца, память которого празднуется Церковью 20 декабря и 29 января. Инок Игнатий сначала в первый, потом в последний из этих дней праздновал свое тезоименитство. Это имя Игнатия указывает еще на преподобного Игнатия — князя, Вологодского чудотворца, мощи которого почивают в Прилуцком монастыре, где покоятся мощи и преподобного Димитрия Прилуцкого — Ангела новопостриженного инока от Крещения. Таким образом, произведена над ним перемена имен двух чудотворцев, почивающих в одной обители. С именем одного, данным при Крещении, соединено воспоминание об обстоятельствах рождения, а имя другого наречено при пострижении, как бы в ознаменование сходства земной участи новопостриженного — с преподобным из княжеского рода. Родные Брянчанинова, прибывшие 28 июня в собор к богослужению, были крайне изумлены неожиданным священнодействием, зрителями которого они сделались. 4 июля того же года инок Игнатий был рукоположен Преосвященным Стефаном в иеродиакона, а 25 того же месяца — в иеромонаха, и временно оставлен при архиерейском доме, который в Вологде находится при кафедральном соборе, в одной с ним ограде, образуемой стенами Кремля времен царя Иоанна Грозного. Для обучения священнослужению новорукоположенный был приставлен к городской церкви Спаса Обыденного под руководство священника Василия Нордова, впоследствии протоиерея и настоятеля Вологодского кафедрального собора.

Страницы: <1234567>>>

Год со святителем Игнатием (Брянчаниновым) / Православие.Ru

Год со святителем Игнатием (Брянчаниновым) / Сост. Т. А. Соколовой. — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2008. — 384 с.: ил. ISBN 978-5-7533-0227-4
Сретенский монастырь продолжает серию церковных календарей, начатую выпуском книг «Год со святителем Иоанном Златоустом», «Год со святым праведным Иоанном Кронштадтским» и «Год с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным)».

В планах издательства — календари, которые познакомят читателей с жизнью и наследием наставников христианской жизни: «Год со святителем Феофаном Затворником», «Год с Оптинскими старцами» и др.

 

Житие святителя Игнатия (Брянчанинова)

Святитель Игнатий (в миру Димитрий Александрович Брянчанинов) родился 5 февраля 1807 года в селе Покровском Грязовецкого уезда Вологодской губернии. Отец святителя, Александр Семенович, принадлежал к старинной дворянской фамилии Брянчаниновых. Родоначальником ее был боярин Михаил Бренко, оруженосец благоверного великого князя Московского Димитрия Иоанновича Донского. Летописи сообщают, что Михаил Бренко был тем самым воином, который в одежде великого князя и под княжеским знаменем геройски погиб в битве с татарами на Куликовом поле. Александр Семенович Брянчанинов был усердным прихожанином выстроенного им в селе Покровском храма. Мать епископа Игнатия София Афанасьевна всецело посвятила свою жизнь семье. У Брянчаниновых было четыре дочери и пять сыновей; Димитрий был старшим из детей.

Пользуясь всегдашним уважением от братьев и сестер, и не только в силу старшинства, Димитрий не обнаруживал ни малейшего превозношения или хвастовства. По нравственности и уму он был несравненно выше своих лет — и вот причина, почему братья и сестры относились к нему даже с некоторым благоговением, а он в свою очередь сообщал им свои нравственные качества.

Родной брат его, Петр Александрович Брянчанинов, наиболее близкий ему по духу из всех членов семьи (двадцать девять лет проживший в Николо-Бабаевском монастыре и скончавшийся с именем монаха Павла), вспоминая время своего детства, рассказывал: «У нас, детей, была любимая игра — бегать взапуски и бороться. Старший брат Димитрий, вместо того чтобы по-детски показывать свое превосходство надо мной, младшим и слабейшим, всегда, напротив, поощрял к неуступчивости и сопротивлению, говоря: "Не поддавайся, защищайся". Тому же учил он и под старость, в деле духовной борьбы со страстями и их двигателями, духами отверженными».

Димитрий рано научился читать. Любимой его книгой было «Училище благочестия» в пяти томах. Книга эта, содержащая краткое изложение деяний святых и избранные изречения их, весьма соответствовала настроенности отрока. Мальчиком он возлюбил уединенную сосредоточенную молитву, находя в ней отраду и утешение.

Очень способный и не по годам серьезный отрок получил прекрасное домашнее образование. Когда Димитрию исполнилось пятнадцать лет, отец повез его в Санкт-Петербург для продолжения образования. Дорогой, близ Шлиссельбурга, отец внезапно обратился к сыну со следующим вопросом: «Куда бы ты хотел поступить на службу?» Пораженный такой небывалой откровенностью отца, сын не хотел более скрывать от него своей сердечной тайны, которой до сих пор никому не открывал. Сперва он испросил у него обещания не сердиться, если ответ ему не понравиться, затем с твердостью духа, волей и силой вполне искреннего чувства сказал, что желает «идти в монахи». Отец, видимо, не придал значения услышанному.

В Санкт-Петербурге молодой Брянчанинов блестяще сдал вступительные экзамены в Главное военно-инженерное училище и при значительном конкурсе первым был зачислен сразу во 2-й класс.

Все годы пребывания в училище Димитрий Брянчанинов был первым учеником, отличался редкой скромностью, искренней набожностью и пользовался всеобщей любовью соучеников и преподавателей. Но много и скорбей пришлось претерпеть будущему святителю в училище.

В годы учения Димитрий Александрович был желанным гостем во многих великосветских домах. Он считался одним из лучших чтецов-декламаторов в доме президента Академии художеств А.Н. Оленина (его литературные вечера посещали, в числе других, А.С. Пушкин, И.А. Крылов, К.Н. Батюшков, Н.И. Гнедич).

Среди тех, кто в годы учебы Димитрия Александровича Брянчанинова в Главном военно-инженерном училище регулярно посещал дом Олениных, были и сыновья Николая Николаевича Муравьева (старшего): Александр — декабрист, участник Отечественной войны 1812 г., а также Крымской войны, генерал-лейтенант, сенатор, мемуарист, публицист; Михаил (Виленский), граф, крупный государственный и военный деятель; Николай (Карский) — выдающийся военный деятель, участник Отечественной войны 1812 г. и Кавказских войн, в 1854–1856 гг. главнокомандующий и наместник, на Кавказе, покоритель Карса, автор ряда военно-исторических книг; Андрей — духовный просветитель-публицист, поэт, мемуарист. Несмотря на то, что все четыре брата были старше Димитрия Александровича, у него сложились с ними близкие отношения. Причем для Михаила Николаевича и Николая Николаевича с годами святитель Игнатий стал не только другом, но и духовным наставником, к которому они обращались в трудные периоды своей жизни. Особенно близкие отношения сложились у него с Николаем Николаевичем Муравьевым-Карским.

Не мирскими развлечениями, а молитвой, посещением храма Божия и изучением наук был занят пытливый юноша.

Более двух лет провел Димитрий Брянчанинов в усердном изучении наук, и вот, когда перед миром ума его открылась обширная область эмпирических знаний человеческих, когда изучил он химию, физику, философию, географию, геодезию, языкознание, литературу, то поставил перед собой вопрос: что, собственно, дают науки человеку? «Человек вечен, и собственность его должна быть вечна. Покажите мне эту вечную собственность, — говорит он, — которую я мог бы взять с собою за пределы гроба». Но «науки молчали».

В училище товарищем Димитрия Брянчанинова стал Михаил Чихачев, происходивший из дворян Псковской губернии и учившийся на одном с ним курсе. Вот как произошло их знакомство.

Однажды в дружеских разговорах Димитрий, прервав веселую болтовню Михаила, сказал ему: «Будь ты христианином!» — «Я никогда не бывал татарином», — возразил ему товарищ. «Так, — сказал первый, — да надо слово это исполнить делом и углубиться поприлежнее в него».

В это время искатели истины познакомились с монахами Валаамского подворья и Александро-Невской лавры. Они-то и помогли найти то, к чему стремилась душа.

Под руководством иноков Димитрий Александрович начал читать творения святых отцов. Вот как сам он пишет о том благодатном влиянии, которое произвели на него святоотеческие творения: «Что прежде всего поразило меня в писаниях отцов Православной Церкви? Это их согласие, согласие чудное, величественное».

Чтение творений святых отцов, назидательные беседы с иноками лавры, через которых он познакомился с известным впоследствии Оптинским старцем Леонидом, — все это возродило и окончательно укрепило в сердце Димитрия желание детских лет его — уйти в монастырь.

Окончив Главное военно-нженерное училище в 1826 году в чине поручика, Димитрий Александрович, желая уйти в монастырь, сразу, в том же году, подал прошение об отставке. Но здесь ему пришлось вступить в единоборство со многими сильными мира сего и показать пример непоколебимого мужества, доблести мученической, прямого исповедничества. Родители категорически отказались благословить его на путь иноческой жизни. Начальство отказало ему в отставке. Сам император Николай I был против его увольнения.

Несмотря на убедительные просьбы, личные объяснения, твердость желания и редкую тактичность, Димитрий Брянчанинов не получил отставки и по назначению начальства должен был в двадцать четыре часа выехать в Динабургскую крепость.

Но когда в жизненной борьбе бывают бессильны собственные силы подвижника, ему на помощь приходит Сам Бог и Своим премудрым Промыслом устрояет все ко благу.

В Динабурге Брянчанинов скоро заболел, а осенью 1827 года было принято его прошение об освобождении от светской службы. Димитрий Александрович сразу же воспрянул духом; он уехал в Александро-Свирский монастырь Олонецкой губернии к старцу иеромонаху Леониду и вступил в число послушников этого монастыря. Однако вскоре иеромонах Леонид был вынужден переселиться в Площанскую пустынь Орловской губернии, а затем в Оптину пустынь. За ним последовал и Димитрий Брянчанинов. Не долго пробыл послушник Димитрий и в Оптиной пустыни. Скудная пища этой прославленной впоследствии обители отразилась на его здоровье.

В это время тяжело заболела мать Димитрия — София Афанасьевна. Готовясь к смерти и желая проститься со своим старшим сыном, она настояла, чтобы отец послал за ним в Оптину пустынь крытую повозку. Находясь и сам в очень тяжелом состоянии в Оптине, Димитрий Брянчанинов посещает больную мать.

Весьма недолго пробыл послушник Димитрий в родительском доме. В скором времени он удалился в Кирилло-Новоезерский монастырь. В этой обители жил на покое известный своей святой жизнью архимандрит Феофан. Строгий устав обители был по душе послушнику Димитрию, но суровый, сырой климат местности отрицательно повлиял на его здоровье. Он заболел лихорадкой и для лечения был вынужден вернуться в Вологду и остановиться у своих родственников. Несколько окрепнув, он с благословения Вологодского епископа жил в Семигородской пустыни, а затем — в более уединенном Дионисиево-Глушицком монастыре.

Годы, проведенные в монастырях, обогатили его духовной мудростью, укрепили его преданность воле Божией.

В 1831 году Вологодский епископ Стефан, видя пламенную ревность послушника Димитрия, решил исполнить желание его сердца: 28 июня он совершил постриг Димитрия в монашество в кафедральном Воскресенском соборе и нарек его Игнатием в честь священномученика Игнатия Богоносца. Тому, кто от юности своей носил Бога в своем сердце, приличнее всего было дать это имя.

4 июля того же года монах Игнатий был рукоположен епископом Стефаном во иеродиакона, а 25 июля — во иеромонаха.

Видя духовную зрелость иеромонаха Игнатия, епископ Стефан назначил его вскоре настоятелем и строителем Пельшемского Лопотова монастыря, который был уже предназначен к закрытию. Сравнительно недолго (около двух лет) настоятельствовал здесь отец Игнатий, но за этот короткий срок благодаря своей мудрости, твердой воле и несокрушимой энергии возродил обитель в духовном и хозяйственном отношении. За короткий срок число братии увеличилось до тридцати человек.

Молодой настоятель в отношении к братии своей обители сочетал отеческую строгость с трогательной любовью. Чувствуя эту любовь, насельники обители покорно повиновались настоятелю, несмотря на его сравнительно юный возраст.

28 января 1833 года за усердные труды по возрождению обители иеромонах Игнатий был возведен в сан игумена.

В это время о его деятельности стало известно в Петербурге. В конце 1833 года он был вызван в столицу, и ему поручили в управление Троице-Сергиеву пустынь с возведением его в сан архимандрита.

Троице-Сергиева пустынь была расположена на берегу Финского залива близ Петербурга. Ко времени назначения в нее архимандрита Игнатия она пришла в сильное запустение. Храм и кельи пришли в крайнюю ветхость. Немногочисленные братия (пятнадцать человек) не отличались строгостью поведения. Двадцатисемилетнему архимандриту пришлось перестраивать все заново: храмы, корпуса, заводить сельское хозяйство; он упорядочил богослужение в обители, собрал прекрасный хор.

С 1836 по 1841 год известный церковный композитор протоиерей Петр Иванович Турчанинов проживал рядом с Сергиевой пустынью — в Стрельне. Глубоко уважая отца Игнатия, он откликнулся на его просьбу и взял на себя труд обучения монастырского хора. Несколько лучших своих музыкальных произведений отец Петр Турчанинов написал специально для этого хора.

Живое участие в организации хора Сергиевой пустыни принимал и директор придворной капеллы А.Ф.Львов.

Великий русский композитор М.И.Глинка тоже был глубоким почитателем архимандрита Игнатия; по его просьбе он занимался изучением древней русской музыки и своими советами способствовал повышению музыкальной культуры хора обители.

В бумагах епископа Игнатия осталось письмо к нему М.И.Глинки от 27 августа 1855 года, свидетельствующее о взаимном расположении их:

«Я был очень нездоров, — пишет Глинка, — и в минуты тяжких страданий жаждал более всего удостоиться принятия Святых Таин из рук Вашего Высокопреподобия… Желание видеть Вас, получить благословение Ваше и отраду в беседе Вашей были так сильны, что я не мог устоять против этого глубокого влечения сердца.

Сверх того, я желал сообщить Вам некоторые мои соображения насчет церковной отечественной музыки, но теперь оставляю это до приезда Ивана Григорьевича Татаринова, которого прошу по возвращении навещать меня и тогда, сообща еще более все, относящееся к этому предмету, буду иметь честь представить Вашему Высокопреподобию плод посильных трудов моих».

Архимандрит Игнатий совмещал почти несовместимые должности: он был для братии обители прекрасным настоятелем, администратором и в то же время благостным старцем-духовником. В двадцать семь лет он уже имел дар принимать помыслы своих пасомых и руководить их духовной жизнью. По собственному признанию отца Игнатия, служение живым словом было его основным занятием, которому он отдавал все свои силы. Подвиг служения ближним словом назидания был для него источником радости и утешения на поприще его многоскорбной жизни. В Сергиевой пустыни он, несмотря на крайнюю занятость, написал и большинство своих произведений.

С 1838 года круг деятельности архимандрита Игнатия значительно расширился: он был назначен благочинным всех монастырей Петербургской епархии и мог теперь более широко распространять свое благотворное влияние на монашество всей епархии. Он способствовал расцвету духовной жизни древнего Валаамского монастыря, содействуя назначению туда настоятелем опытного в духовной жизни игумена Дамаскина.

В Сергиевой пустыни к отцу Игнатию непрестанно приходили посетители всех положений и рангов. С каждым нужно было побеседовать, каждому нужно было уделить время. Весьма часто приходилось выезжать в Петербург и бывать в домах знатных благотворителей его обители. Несмотря на такой, казалось бы, рассеянный образ жизни, в душе архимандрит Игнатий оставался аскетом-пустынником. Он умел при любых внешних условиях жизни сохранять внутреннюю сосредоточенность, непрестанно совершать Иисусову молитву.

Как-то, в один из дней памяти преподобного Сергия, 5 июля, в новой обширной трапезной Троицкой пустыни обедали все ее посетители за общим столом вместе с братией. В числе гостей было немало сановных, высокопоставленных, влиятельных лиц. Во время обеда один из самых почетных посетителей обратился к настоятелю с категоричным вопросом: «Как согласить, отец архимандрит, ваши обеты монашества с той обстановкой, в которой вы живете?», указывая глазами на великосветское общество, окружавшее архимандрита. Настоятель не замедлил с ответом: «Очень просто. Оно объясняется послушанием воле государя императора, которому угодно было меня взять из из вологодских болот, где я жил в уединеннейшем монастыре, и поставить здесь, на перепутье большого света, чтобы говорить вам слово истины настолько, насколько позволят это ваши гнусные приличия света». В одном из писем отец Игнатий писал о себе: «Я, проведя начало своего иночества в уединеннейших монастырях и напитавшись понятиями строгой аскетики, сохранял это направление в Сергиевой пустыни, так что в моей гостиной я был репрезентабельным архимандритом, а в кабинете скитянином».

Там, в уединенной комнате, отец Игнатий проводил бессонные ночи в молитве и слезах покаяния. Но, как истинный раб Божий, руководствуясь духом смирения, он умел скрывать от взора людей свои подвиги.

Среди немногих духовно близких святителю Игнатию — святитель Филарет (Амфитеатров), митрополит Киевский. Сохранилось одиннадцать писем владыки Филарета к святителю Игнатию.

Вот одно из писем святителя Филарета (Амфитеатрова), датированное 16 декабря 1844 года:

«Возлюбленный в Господе Иисусе Христе брат, отец архимандрит! Приношу Вашему Преподобию искреннейшую благодарность за память о моем недостоинстве в день ангела моего. Примите и от моего сердца, любящего Вас, искреннейшее приветствие с днем ангела Вашего, а паче с наступающим великим праздником Рождества Христова — Спасителя нашего и с новым летом благодати Его. Желаю и молю Господа Бога Сладчайшего Иисуса, чтобы пламенная к Нему любовь святого Игнатия Богоносца вселилась в доброе и благочестивое сердце твое, брате возлюбленне! С сею любовию и на Севере не будет холодно твоей святыне. А как скоро почувствуешь холодность, возгревай недремленно сердце твое животворными словами Евангелия Господа Иисуса Христа. А имя Его сладчайшее и всеспасительное всегда носи в сердце твоем, да будет оно в сердце твоем начертано неизгладимою тростию Духа Святаго.

Многие милости аз, недостойный, получил от Господа Бога, но более всего благодарю Его благость за две милости: что избавил меня от юности от уз мира сего иночеством и что, неведомыми судьбами Промысла Своего, сподобил иметь жительство в святой обители Пресвятыя Богородицы, Милосердной Матери иноков, при благоухающих Духом Святым пещерах преподобных отец наших Печерских.

Одно остается желание сердца моего, чтоб не лишиться части с ними в вечных обителях Отца Небесного. Желаю скорее разрешитися и бытии со Христом. Четыредесят седьмый раз отпраздновал я духовно в уединенной пустыне моей день иноческого ангела моего — пора к Отцу Небесному. Боюсь такой старости, в которой можно растерять и малый запас для вечности, а преумножить поздно. Воля Господня да будет во всех, но Господь едва ли что дарует нам без молитвы. <…>».

В 1847 году архимандрит Игнатий, изнуренный болезнями, подал прошение об увольнении на покой, но вместо этого получил длительный отпуск и поехал лечиться в Николо-Бабаевский монастырь Костромской епархии. На пути в этот монастырь он остановился в Москве и несколько дней провел в Троице-Сергиевой лавре.

В Николо-Бабаевском монастыре отец Игнатий пробыл одиннадцать месяцев, после чего вернулся в Сергиеву пустынь. Опять начались многотрудные дни: руководство духовной жизнью монастырской братии, прием посетителей, выезды в Петербург, строительство новых храмов.

По воспоминаниям архимандрита Игнатия (Малышева), его духовный отец — архимандрит Игнатий (Брянчанинов) весьма различно относился к посетителям: это зависело от того, с каким расположением души приходили они к отцу Игнатию. Его душа обладала особым свойством видеть состояние души других людей. Это особое свойство имеют почти все облагодатствованные люди, люди духа, а не плоти. Архимандрит Игнатий с одного взгляда постигал душу человека. С окаменелыми он был молчалив. С лукавыми — порой юродствовал. Но с искавшими спасения он был откровенен и беседовал подолгу, вливая в душу собеседника спасительный бальзам слова Божия, святоотеческих наставлений и проверенных своей жизнью советов.

Круг знакомых у отца Игнатия был весьма обширен. Епископы, настоятели монастырей, иноки и простые миряне обращались к нему со своими просьбами, зная, что любвеобильное сердце отца Игнатия откликнется на их нужды.

Имя архимандрита Игнатия знали во всех слоях общества. Весьма со многими духовными и светскими лицами отец Игнатий переписывался. Так, Н. В. Гоголь в одном из своих писем с большим уважением отзывается об отце Игнатии. Известный адмирал Нахимов — герой Крымской войны с благоговением принял икону святителя Митрофана Воронежского, присланную ему в Севастополь архимандритом Игнатием. Замечательно его письмо к великому русскому художнику К. П. Брюллову.

Всего в настоящее время известно более восьмисот писем епископа Игнатия. В письмах раскрываются его необычайная благостность, духовная рассудительность, глубокое и правильное понимание современной ему жизни.

На протяжении многих лет вели богословский спор святители Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник.

«Критика епископа Феофана, — как отмечал, в частности, иеромонах Серафим (Роуз), — была направлена не на всю систему учения епископа Игнатия, а лишь на один ее технический аспект (о природе Ангелов. — Сост.). Но даже и здесь их согласие больше их разномыслия: оба согласны, что в деятельности Ангелов есть телесный аспект, будь то в этом или ином мире, и что поэтому повествование об их деятельности в житиях святых и других православных источниках должны пониматься как подлинные, а не как “метафоры” или “фантазии”, как полагают западные критики.

Однажды преосвященного Феофана прямо спросили, не нашел ли он в учении епископа Игнатия какого-либо еще заблуждения, помимо предлагаемого учения о “материальности” души. Он ответил: “Нет, у преосвященного Игнатия только и есть погрешности, что его суждение о природе души и Ангела, — будто они вещественны… Сколько же мне приходилось читать в книгах его, я ничего не заметил неправославного; что читал, то хорошо”. В контексте всего православного учения епископа Игнатия и Феофана это действительно “незначительное” расхождение».

Шли годы. Телесные силы отца Игнатия все более слабели. Мысль уйти на покой, чтобы в уединенном безмолвии провести конец жизни, появлялась все чаще.

В 1856 году он предпринял путешествие в Оптину пустынь, предполагая совсем переселиться туда, но это намерение не осуществилось, ибо Господу было угодно, чтобы Его избранник послужил Святой Церкви еще и в епископском сане.

В 1857 году, по представлению Петербургского митрополита Григория, архимандрит Игнатий был посвящен во епископа Кавказского и Черноморского. Хиротония состоялась 27 октября 1857 года в петербургском Казанском соборе. Хиротонию совершил митрополит Григорий с сонмом других иерархов.

Отец Игнатий никогда не стремился к епископскому сану. Не об архиерейском жезле, а о простом посохе пустынножителя были его непрестанные мечты. В речи при наречении он сказал: «Во дни юности своей я стремился в глубокие пустыни, но я вовсе не мыслил о служении Церкви в каком бы то ни было сане священства. Быть епископом своего сердца и приносить в жертву Христу помышления и чувствования, освященные Духом, — вот высота, к которой привлекались мои взоры».

4 января 1858 года епископ Игнатий приехал в город Ставрополь и вступил в управление епархией.

Недолго — менее четырех лет — управлял преосвященный Игнатий Кавказской епархией. За это время он посетил многие приходы своей обширной епархии, привел в порядок органы епархиального управления, добился повышения окладов духовенству епархии, ввел торжественное богослужение, устроил прекрасный архиерейский хор, построил архиерейский дом, перевел семинарию в новые, лучшие здания и внимательно следил за ее внутренней жизнью. Кроме того, он неустанно проповедовал. В отношении к духовенству и прихожанам владыка Игнатий был истинным миротворцем: строгий к себе, он был снисходителен к немощам ближних.

Но тяжкая болезнь не покидала епископа Игнатия и на Кавказе, и летом 1861 года он подал прошение в Синод уволить его на покой в известный ему уже Николо-Бабаевский монастырь.

Со всеподданнейшим письмом обратился он и к государю императору Александру II:

«Августейший Монарх, Всемилостивейший Государь!

Чувствуя изнеможение сил от болезненности, продолжающееся около 40 лет, и постоянно питая в душе моей желание окончить дни в уединении, я подал в Святейший Синод рапорт, в котором, донося о состоянии своего здоровья, прошу об увольнении меня от управления епархией и предоставлении мне в управление общежительного Николо-Бабаевского монастыря, на Волге, в Костромской епархии, по тому образцу, как это делалось для многих архиереев, уволенных от дел епархиальных. То милостивое внимание, которого удостаивали меня Ваши Августейшие Родители, называя меня своим воспитанником, дозволяет мне обратиться к Вашему Императорскому Величеству с всеподданнейшею и убедительнейшею просьбою. Не во внимание к какой-либо заслуге или достоинству — коих нет у меня, — в память Ваших почивших Родителей окажите мне милость, повелите удовлетворить моему прошению, даруйте мне просимый приют, в котором я мог бы окончить в мире дни мои, вознося недостойные и убогие молитвы к Богу о благоденствии Вашем и всего Вашего Августейшего Дома, о покое и вечном блаженстве Ваших приснопамятных Родителей.

С чувствами верноподданническими благоговейнейшего уважения и совершеннейшей преданности имею счастие быть.

24 июля 1861 года».

Через несколько месяцев просьба была удовлетворена, и 13 октября этого же года он вместе с несколькими преданными учениками переехал в Николо-Бабаевскую обитель.

Спустя некоторое время он писал своему другу Михаилу Чихачеву: «Никогда в жизни моей я не был так доволен моим положением, как доволен им теперь. Кажется, мой Ангел Хранитель по повелению Божию продиктовал Святейшему Синоду указ о мне — так этот указ удовлетворяет требованиям моего душевного настроения и телесного здоровья».

Епископ Игнатий приехал в Николо-Бабаевский монастырь 13 октября 1861 года. И вот потекли годы уединенной жизни в малоизвестной обители.

Ко времени приезда владыки Игнатия Николо-Бабаевский монастырь пришел в крайне плачевное положение. Не было даже продовольствия, и обитель имела большие долги. Многие здания, в частности соборный храм, пришли в ветхость.

Природный ум и практичность владыки позволили ему в короткий срок улучшить материальное положение обители, произвести капитальный ремонт зданий и построить новый храм в честь Иверской иконы Божией Матери.

В свободное время святитель занимался пересмотром своих прежних сочинений и написанием новых. В Николо-Бабаевском монастыре святитель Игнатий написал «Приношение современному монашеству» и Отечник. Множество назидательных писем его относится к этому периоду.

Свои сочинения сам автор разделил на три группы: первые 3 тома — «Аскетические опыты», включающие статьи, в основном написанные в Сергиевой пустыни; 4-й том — «Аскетическая проповедь», куда вошли проповеди, произнесенные на Кавказе; 5-й том — «Приношение современному монашеству», то есть советы и наставления монашествующим о внешнем поведении и внутреннем делании, 6-й том — Отечник — был издан уже после смерти епископа Игнатия. Эта книга содержит высказывания более 80 подвижников по вопросам христианской аскетики и примеры из их жизни.

Сочинения епископа Игнатия — это не плод размышлений богослова-теоретика, а живой опыт деятельного подвижника, созидавшего свою духовную жизнь на основе Священного Писания и нравственного предания Православной Церкви.

О творениях святителя Игнатия нужно сказать прежде всего то, что все они имеют печать благодатной помазанности. Он писал свои произведения тогда, когда Божественный глагол касался его чуткого уха, когда в его сердце появлялось слово, посланное Господом.

«Бывали в жизни моей минуты, — писал он обер-прокурору Святейшего Синода С. Д. Нечаеву, — или во время тяжких скорбей, или после продолжительного безмолвия, минуты, в которые появлялось в сердце моем слово. Это слово было не мое. Оно утешало меня, наставляло, исполняло нетленной жизни и радости, потом отходило. Случилось записывать мысли, которые так ярко светили в сии блаженные минуты. Читаю после, читаю не свое, читаю слова, из какой-то высшей среды нисходившие и остающиеся наставлением». По этой причине святитель Игнатий не смотрел на свои произведения как на свои собственные, но признавал их «собственностью всех современных подвижников Православной Церкви».

Сочинения святителя Игнатия излагают учение святых отцов о христианской жизни, «примененное к требованиям современности». В этом — важная особенность и достоинство его творений.

Богословское наследие святителя Игнатия было принято читателями с большой любовью и благодарностью.

Еще при жизни епископа Игнатия его творения разошлись по многим обителям Русской земли и получили высокую оценку.

Саровская пустынь приняла «Аскетические опыты» с особенной любовью. В Киево-Печерской лавре, Оптиной пустыни, в обителях Санкт-Петербургской, Московской, Казанской и других епархий творения святители были признаны душеспасительными книгами, отражающими аскетическое предание православного подвижничества применительно к духовным требованиям иночества того времени. Даже на далеком Афоне творения епископа Игнатия получили известность и вызвали благоговейное почитание их автора.

Лучшие иерархи позапрошлого века сразу же увидели в сочинениях преосвященного Игнатия всестороннее руководство к духовной жизни. Митрополит Петербургский Исидор писал епископу Игнатию: «Получив сегодня 3—4 тома сочинения Вашего преосвященства, спешу принести Вам искреннюю признательность за полезные труды Ваши, свидетельствующие о глубоком изучении Вами душеспасительного учения богомудрых подвижников благочестия и истинных руководителей в иноческой жизни».

В первый год пребывания в Николо-Бабаевском монастыре здоровье епископа Игнатия несколько улучшилось. Но вскоре болезнь опять усилилась, и он до самой смерти безвыездно пребывал здесь.

Наступил 1866 год, печатались 3-й и 4-й тома его творений. Сам же епископ Игнатий настолько ослабел, что все приезжавшие к нему поражались, видя его. Но духом владыка был бодр, он ждал смерти, ибо всю жизнь посвятил на служение Христу и жизнь для него была Христос, а смерть — приобретение (см.: Флп 1, 21).

В последние дни своей жизни святитель был проникнут необычайной милостью ко всем, которая, казалось, была растворена какою-то жалостью. Но вместе с тем и несказанная радость сияла на лице больного.

16 апреля 1867 года, в первый день Пасхи, владыка с большим трудом отслужил последнюю литургию. Больше уже он не выходил из кельи, силы его заметно слабели.

Кончина епископа Игнатия последовала в воскресенье 30 апреля, в Неделю жен-мироносиц.

На шестой день после смерти было совершено отпевание епископа Игнатия преосвященным Иоанафаном, епископом Кинешемским, по пасхальному чину.

На погребении святителя Игнатия присутствовало пять тысяч человек.

Все удивлялись мягкости рук и вообще покойному положению тела почившего, которое нисколько не издавало обыкновенного запаха тления. Отпевание усопшего скорее походило на какое-то торжество, чем на погребение. Невольно вспоминались слова усопшего: «Можно узнать, что почивший под милостью Божией, если при погребении тела его печаль окружающих растворена какою-то непостижимой отрадою».

Гроб с телом святителя был обнесен вокруг собора и при пении «Христос воскресе» опущен в землю в малой больничной церкви в честь преподобного Сергия Радонежского и святителя Иоанна Златоуста, у левого клироса.

В автобиографических записках М.В. Чихачева отмечены посмертные явления святителя Игнатия своим пасомым.

Так, на двенадцатый день по кончине святителя одна из духовных дочерей его, находившаяся в большой скорби из-за его внезапной кончины, видела его в неописуемом свете в храме. Ночью того же дня она слышала дивное пение тысячи голосов. Мерно гудели издали густые басы, как гудит в пасхальную ночь звон всех московских колоколов, и плавно сливался этот гул с мягкими бархатными тенорами, с рассыпавшимися серебром альтами, и весь хор казался единым гласом — столько было в нем гармонии. И все яснее и яснее выделялись слова: «Православия поборниче, покаяния и молитвы делателю и учителю изрядный, архиереев богодухновенное украшение, монашествующих славо и похвало; писании твоими вся ны уцеломудрил еси. Цевнице духовная, новый Златоусте: моли Слова Христа Бога, Егоже носил еси в сердце твоем, даровати нам прежде конца покаяние!»

Пение этого тропаря повторялось в течение трех ночей.

Служение епископа Игнатия словом назидания не прекратилось с его кончиной. Учение святителя о духовной жизни христианина, изложенное им в его творениях, служит спасению христиан всех последующих поколений. Многочисленные издания творений владыки Игнатия быстро расходились по обителям и частным лицам, по лицу всей Русской земли.

В год смерти епископа Игнатия архиепископ Ярославский Леонид писал: «Я уповаю, что православные русские люди мало-помалу усвоят себе покойного святителя; в его жизни и писаниях они постараются найти и найдут что может быть общедушеспасительного».

Интерес к личности и бессмертным творениям епископа Игнатия не угасает и в наши дни. На Православном Востоке епископ Игнатий считается выдающимся подвижником и православным духовным писателем.

«Все, чему учит епископ Игнатий по вопросам, относящимся к христианской жизни, находится в полном соответствии с вселенским Преданием Православия, основано на этом предании, высказанном в творениях святых отцов».

И в настоящее время преосвященный Игнатий является лучшим духовным руководителем, лучшим примером того, как в жизненном водовороте человек может сохранить верность Христу, возгревая постоянно в сердце своем огонь любви и преданности Богу.

Святитель Игнатий был прославлен в лике святых в 1988 году, на Поместном Соборе Русской Православной Церкви, посвященном юбилею Крещения Руси.

Празднование святителю Игнатию совершается 30 апреля — в день его праведной кончины.

Святые мощи его ныне обретаются в ярославской Свято-Введенском Толгском монастыре.


Смотрите также

Описание: