Где находятся дисбаты в россии


Дисциплинарный батальон — Википедия

Отдельный дисциплинарный батальон — специальное формирование в вооружённых силах России и некоторых странах СНГ, воинская часть (отдельный батальон), в котором отбывают наказание осуждённые за уголовные преступления в период прохождения военной службы военнослужащие и курсанты высших военных учебных заведений, до получения ими первичного офицерского звания.

Создан в этих же целях в соответствии с действовавшим ранее уголовным кодексом. Срок службы осуждённым в дисциплинарном батальоне не засчитывается в общий срок действительной военной службы, за исключением особых случаев (приказ командующего войсками военного округа). Таким образом, военнослужащий, отбывший срок наказания в дисциплинарном батальоне, направлялся в регулярные войска дослуживать срок, который ему оставался до осуждения. В конце 1980-х годов срок направления в дисциплинарный батальон был увеличен до трёх лет.

В отдельный дисциплинарный батальон направляются для отбывания уголовных наказаний, осуждённые военным судом солдаты и сержанты. Судимость погашается по истечении одного года после отбытия наказания. При этом ранее, согласно ст. 57 УК РСФСР, лица, отбывшие наказание в дисциплинарном батальоне или досрочно освобожденные из него, признавались не имеющими судимости.

Общая численность постоянного состава отдельного дисциплинарного батальона — около 300 человек.

Общая численность переменного состава отдельного дисциплинарного батальона зависит от количества осуждённых военнослужащих по призыву, но не более 500 человек.

Сокращённое наименование — одисб. В просторечии употребляется сокращение — дисбат; солдатский жаргон — дизель.

Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1940 года в отдельный дисциплинарный батальон направлялись военнослужащие рядового и младшего начальствующего состава, осуждённые военным трибуналом к лишению свободы на срок от шести месяцев до двух лет за самовольные отлучки. В дальнейшем практика пошла по пути замены лишения свободы на срок до двух лет направлением в отдельный дисциплинарный батальон военнослужащих, совершивших и общеуголовные преступления незначительной общественной опасности. С началом Великой Отечественной войны большинство отдельных дисциплинарных батальонов (за исключением дислоцированных в восточных районах СССР) было расформировано, а отбывавшие там наказание военнослужащие направлены на фронт и зачислены в обычные формирования или штрафные части, в зависимости от совершённого преступления.

С конца лета 1942 года на основании Приказа № 227 Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина создаются фронтовые штрафные батальоны для командиров и армейские штрафные роты — для красноармейцев, сержантов и старшин. Боевое расписание штрафных частей Красной Армии 1942—1945 годах насчитывало 60 штрафных батальонов и 1049 штрафных рот. После окончания Великой Отечественной войны многие расформировываются или преобразуются в дисциплинарные батальоны и под этим названием сохраняются в Вооружённых силах СССР (по состоянию на ноябрь 1991 года действовал 21 дисциплинарный батальон, в которых содержалось около 17 тысяч человек[1]), а после распада СССР в вооружённых силах Российской Федерации, Украины, Белоруссии и других стран СНГ.

Дисциплинарные батальоны имеются в каждом округе и флоте. Военнослужащие в них делятся на «постоянный» состав (проходящие действительную военную в службу по призыву или договору и занимающие командные должности от командира отделения до командира батальона) и «переменный» состав — осуждённые. Военнослужащим, состоящим на офицерских должностях воинское звание присваивается на одну ступень выше, чем в аналогичных общевойсковых частях[2] (командир взвода — капитан, командир роты — майор, командир батальона — полковник).

Военнослужащий, направленный в дисциплинарный батальон решением военного трибунала, лишается воинского звания, которое ему восстанавливается по отбытии срока наказания (или освобождении по УДО) при условии, если осуждённый не лишён такового при вынесении приговора.

В настоящее время порядок и условия содержания осуждённых военнослужащих в дисциплинарных батальонах определяются «Положением о дисциплинарном батальоне в Вооружённых Силах Российской Федерации», утверждённом постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июня 1997 года № 669 и Приказом Министра обороны Российской Федерации № 680 от 20 октября 2016 года. Время нахождения осуждённого в дисциплинарном батальоне в срок военной службы не включается (за исключением случаев ходатайства командования части на имя командующего войсками военного округа, в подчинении которого находится дисциплинарный батальон, о зачёте срока пребывания в дисциплинарном батальоне в срок военной службы), но осуждённые остаются военнослужащими и носят погоны рядовых (матросов). По отбытии 1/3 срока наказания осуждённый, вставший на путь исправления, может быть зачислен в «разряд исправляющихся» и допущен к несению службы в наряде или к работам за территорией части (под конвоем или без него). По отбытии не менее половины срока наказания осуждённые из числа зачисленных в «разряд исправляющихся» могут быть представлены к условно-досрочному освобождению (УДО).

В 1990-е годы военнослужащие, как правило, привлекались по следующим статьям УК РФ:[3]

В конце 2000-х годов в странах СНГ наметился кризис системы дисбатов, связанный с сокращением количества лиц, которым назначается этот вид наказания. В 2014 году этот вид наказания был назначен в России лишь 180 лицам[4] (в 2010 году — 503[5]). В иных странах СНГ пропорция между переменным и постоянным контингентом стала превышать все разумные пределы: на Украине в дисбате в январе 2012 года находилось только 5 осуждённых при численности постоянного свободного штата около 200 военнослужащих[6]. В Белоруссии на 6 осуждённых в дисбате приходилось в 2010 году около 160 военнослужащих обслуживающего состава[6]. В результате, страны СНГ стали отказываться от дисбатов — сначала Казахстан отменил этот вид наказания в 2008 году[6], а затем в 2014 году Белоруссия.

Советского периода[править | править код]

До и во время Великой Отечественной войны в ВС СССР:

  • 1-й отдельный дисциплинарный батальон (1 одисб), в составе действующей армии 9.8.45 — 3.9.45[7];
  • 3-й отдельный дисциплинарный батальон (3 одисб), в составе ДАФ 9.8.45 — 3.9.45[7];
  • 6-й отдельный дисциплинарный батальон (6 одисб), в составе ДАФ 22.6.41 — 15.7.41, расформирован[7];
  • 10-й отдельный дисциплинарный батальон (10 одисб), в составе ДАФ 24.6.41 — 25.9.41, расформирован[7];
  • 13-й отдельный дисциплинарный батальон (13 одисб), в составе ДАФ 28.6.41 — 11.9.41, расформирован[7];
  • 15-й отдельный дисциплинарный батальон (15 одисб), в составе ДАФ 24.6.41 — 25.9.41, расформирован[7];
  • 17-й отдельный дисциплинарный батальон (17 одисб), в составе ДАФ 22.6.41 — 20.8.41, обращен на укомплектование 90-й стрелковой дивизии (90 сд), 20.8.41 г.[7];

Послевоенный период:

  • 7-й отдельный дисциплинарный батальон, КДВО, Хабаровский край, посёлок (п.) Анастасьевка, Войсковая часть (В/Ч) № 61684;
  • 8-й отдельный дисциплинарный батальон, КБВО, БССР, город (г.) Минск-113, п. Масюковщина, улица (ул.) Лынькова, дом (д.) № 124, в/ч № 61678;
  • 10-й отдельный дисциплинарный батальон, КДВО, Хабаровский край, Ванинский район, посёлок Октябрьский, в/ч № 75142, после 1994 г. передислоцирован в Приморский край, г. Уссурийск, п. Доброполье, существует и сейчас;
  • 28-й отдельный дисциплинарный батальон, (бывшая 66-я отдельная дисциплинарная рота), ОЛМВО, Нижегородская область (обл), п. Мулино, в/ч № 12801, существует и сейчас;
  • 34-й отдельный дисциплинарный батальон, САВО, Казахская ССР, г. Караганда, в/ч № 75190;
  • 36-й отдельный дисциплинарный батальон, ЗабВО, Читинская обл., г. Чита-45, п. Каштак-45, в/ч № 44311;
  • 37-й отдельный дисциплинарный батальон, ЛВО, Ленинградская обл., г. Луга, в/ч № 75138, расформирован 1.12.1998 г.;
  • 38-й отдельный дисциплинарный батальон, ПрикВО, Львовская обл., г. Яворов, В/Ч № 75139;
  • 39-й отдельный дисциплинарный батальон, ПУрВО, г. Пермь-2, в/ч № 75140;
  • 40-й отдельный дисциплинарный батальон, СибВО, г. Новосибирск, в/ч № 75141;
  • ЧФ (Черноморский), ОДБ-60, дислокация: СССР, г. Керчь, Керченская крепость, в/ч 34358.
  • 266-й отдельный дисциплинарный батальон, САВО, Казахская ССР, Джамбулская обл., Курдайский рай., п.г.т. Гвардейский, ст. Отар-2;
  • КВО (Киевский), ОДБ-307, дислокация: СССР, г. Киев, п. Дарница, в/ч № 28577,на данный момент в/ч 0488
  • 595-й отдельный дисциплинарный батальон[8] (бывшая 33-я отдельная дисциплинарная рота), СКВО, Ростовская обл., п. Гуково, в/ч № 46111, расформирован;
  • 1538-й отдельный дисциплинарный батальон, ПУрВО, Оренбургской обл., п. Тоцкое-2, в/ч № 22009, расформирован;
  • КТуркВО (Туркестанский Военный Округ), г. Ташкент, район Сергели, 3-й проезд Нилуфар, д.2Д в/ч 22008
  • КЗакВо (Закавказский Военный Округ) Дисбат п.Караязы

Послесоветского периода[править | править код]

  • 40-й отдельный дисциплинарный батальон (40 одисб), город Новосибирск, Центральный военный округ, расформирован[9];
  • 62-й отдельный дисциплинарный батальон (62 одисб)[10], город Уссурийск, Приморский край, Восточный военный округ, расформирован[9];
  • 28-й отдельный дисциплинарный батальон (одисб)[11][12][13]посёлок Мулино, Нижегородская область, Западный военный округ, действует[9]; по состоянию на март 2004 года здесь содержалось около 600 человек, их охраняло 140 солдат, 50 сержантов и 20 сторожевых псов[14]
  • 36-й отдельный дисциплинарный батальон (одисб), посёлок Каштак, Забайкальский край, Восточный военный округ, действует[9];
  • 595-й отдельный дисциплинарный батальон (595 одисб)[8][15] посёлок Замчалово, Ростовская область, Южный военный округ, расформирован[9];
документальные фильмы

ru.wikipedia.org

Шоковая дисциплина: российские дисбаты пустеют | Статьи

Срочник из Дагестана пытался заставить сослуживца заступить вместо него в наряд, а получив отказ, ударил по лицу. Теперь ближайшие пять месяцев он проведет в дисциплинарном батальоне. Раньше такие истории были не редкостью, но сейчас новости об «армейской тюрьме» почти исчезли из повестки дня. Дисбаты как шоковое средство перевоспитания проштрафившихся солдат уходят в прошлое. В настоящее время их осталось всего два, хотя на момент распада СССР в вооруженных силах была 21 такая часть. Количество осужденных сержантов и матросов, находящихся в дисциплинарных частях, сократилось с 17 тыс. в советское время до двух-трех сотен человек в настоящее время. Причем их число продолжает уменьшаться. «Известия» вспомнили историю создания и узнали, как сейчас солдаты служат в дисциплинарных частях.

Топливо для «дизеля»

Современная история дисциплинарных частей отсчитывается с 6 июля 1940 года, когда указом президиума Верховного Совета СССР в Рабоче-крестьянской Красной армии были введены дисциплинарные части. Документ подписал председатель президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин. В то время дисциплинарные наказания были жестче, чем сейчас. В документе говорилось, что даже самовольная отлучка солдата или краснофлотца из части продолжительностью свыше двух часов влечет за собой предание суду военного трибунала с направлением в дисциплинарный батальон на срок от шести месяцев до двух лет.

В СССР дисциплинарные батальоны имелись в каждом военном округе и флоте. В этих частях были созданы максимально жесткие условия, поэтому солдаты боялись попадать в дисбаты и, если была альтернатива, предпочитали отбыть наказание в обычной колонии. Сразу после развала Советского Союза дисциплина в «дизелях», как называют эти воинские части на солдатском жаргоне, резко упала. Не редко в дисциплинарных батальонах отмечались случаи массового неповиновения.

Осужденный военнослужащий отдельного дисциплинарного батальона во время работы

Фото: ТАСС/Владимир Зинин

В отдельных дисциплинарных частях к армейским неуставным отношениям подмешивались зэковские порядки, идущие из тюрем и следственных изоляторов. Весь контингент осужденных, как в дисбатах, так и на зоне, делился на несколько категорий: «блатные», «приблатненные», «черти», «опущенные» и «петухи».

Дисциплину вернули только в 2000-х годах. Последний случай массового неповиновения, о котором стало известно общественности, имел место в 2003 году в дисбате в Читинской области.

Зубрежка устава и строевая подготовка

В армии сейчас осталось два дисбата: в поселке Мулино Нижегородской области и в поселке Каштак Читинской области.

«Дизель» — это дисциплинарная воинская часть, куда отправляют отбывать наказание осужденных за совершение преступлений солдат и сержантов срочной службы, а также курсантов первого курса военных вузов. Сейчас примерно 40% осуждены за самоволки, примерно столько же — за дедовщину, остальные — за уголовные преступления. Максимальный срок нахождения в дисбате ограничивается двумя годами.

Весь личный состав делится на две категории: переменный и постоянный. Переменный состав — это осужденные, а постоянный — охрана. Количество осужденных, проходящих службу в каждом «дизеле», не может превышать 500 человек при общей численности постоянного состава отдельного дисциплинарного батальона в 300 человек.

Служить в охране сложно, поэтому офицерам здесь присваивают воинское звание на одну ступень выше, чем в аналогичных общевойсковых частях: командир взвода — капитан, командир батальона — полковник.

В батальоне действует строгий режим, прописанный в «Положении о дисциплинарной воинской части». Все осужденные, попавшие в дисбат, лишаются званий и становятся рядовыми или матросами. Сама часть живет строго по уставу.

Доставка осужденных в Отдельный дисциплинарный батальон Сибирского военного округа

Фото: РИА Новости/Николай Федоров

Действует жесткий распорядок дня, который могут выдержать далеко не все. День рядового переменного состава проходит так: подъем в 6 утра, два часа на заучивание устава, два часа строевой подготовки и, наконец, два часа бега и физупражнений и огневая подготовка с макетами оружия. После обеда все повторяется. По части солдаты передвигаются только строем. За нарушение правил внутреннего распорядка могут отправить на гауптвахту, где можно «задержаться» на 30 суток.

Осужденные привлекаются к хозяйственным работам в части. Кроме того, командир части может отправить солдат на подработки за пределы батальона. В таком случае половина заработанных денег будет поступать на счет части, другая — на счет солдату. Но он их получит только после увольнения — наличка в дисбате под запретом.

После «дизеля» солдаты отправляются дослуживать в свою часть. Важно, что на гражданку солдат переменного состава отправится с паспортом без отметки о судимости — эти данные останутся только в военных документах и на судьбе молодого человека, если он будет вести законопослушный образ жизни, отрицательно не скажутся. Теоретически бывший дисбатовец сможет работать даже в полиции.

Сейчас «дизели» находятся под присмотром региональных Общественных наблюдательных комиссий (ОНК). Их представители регулярно проводят проверки дисциплинарных частей, беседуют с осужденными солдатами. В последнее время правозащитники фиксируют сокращение количества жалоб. Еще одна важная тенденция — количество солдат переменного состава «дизелей» в последние годы снизилось примерно вдвое.

Цена наказания

В конце 2000-х годов в России и в других бывших республиках Советского Союза наметился кризис системы дисбатов. Пропорция между переменным и постоянным контингентом стала превышать все разумные пределы. Так, на Украине в январе 2012 года в дисбате находилось только пять осужденных при численности постоянного свободного штата около двухсот военнослужащих. В Белоруссии на шесть осужденных приходилось в 2010 году около 160 военнослужащих обслуживающего состава. Цена наказания, если ее пересчитать на «зайчики» и тенге, оказалась неподъемной. В результате в 2008 году от дисбатов отказался Казахстан, а в 2014 году — Белоруссия.

Военнослужащий Отдельного дисциплинарного батальона Сибирского военного округа заправляет постель

Фото: РИА Новости/Николай Федоров

Теперь в этих странах военнослужащие, совершившие воинское преступление, отбывают наказание в обычных исправительных учреждениях без возвращения в вооруженные силы. Только в России и на Украине «дизели» существуют по сей день.

Вопрос о ликвидации дисбатов в России ставился неоднократно, причиной стало незначительное число приговоров, которые выносят военные суды. Но в итоге Минобороны пришло к выводу, что упразднять эти спецчасти необходимо поэтапно. В 2011 году была проведена последняя на сегодняшний день реформа дисбатов, в ходе оргштатных мероприятий ликвидированы три из пяти оставшихся на тот момент батальонов: 595-й (поселок Замчалово, Краснодарский край), 40-й (Новосибирск) и 62-й в Уссурийске (Приморский край).

Освободившиеся должности были переданы военной полиции. И не исключено, что в ближайшее время два оставшиеся «дизеля» будут расформированы за ненадобностью.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

iz.ru

КРИМИНАЛЬНЫЕ АВТОРИТЕТЫ ВОРЫ В ЗАКОНЕ |

Дисбат

В феврале 2006 года тогдашний министр обороны РФ Сергей Иванов заявил, что дисциплинарные батальоны — это анахронизм и, мол, подобных формирований нет ни в одной армии мира (хотя это на самом деле не так — дисбаты есть, скажем, в США и Франции). Если военнослужащий ‚совершил преступление, пусть находится в рамках системы исполнения наказаний, — заявил министр. Дисбаты решено было расформировать. Но — не тут-то было! «Дизель», как называют дисбаты, живее всех живых!

Для начала рассмотрим, что же такое дисциплинарный батальон, какие там условия содержания и внутренний распорядок. В настоящее время в России пять «дизелей». Внутренняя структура такая — пять рот: две с тяжкими статьями, три — с не очень. По штату положено не более 800 солдат-зэков. Попадают в «дизель» по решению военного суда за преступления как воинские, так и общеуголовные, небольшой тяжести, когда можно избежать уголовного преследования. Срок дают от 3 месяцев до 2 лет (в советское время максимум равнялся 4 годам). Осужденные солдаты носят погоны зеленого цвета. Тот же цвет и на бляхах-ремней.

Во время нахождения в дисбате солдаты не лишены такого гражданского права, как участие в выборах (простые осужденные этого делать не могут). Самая распространенная статья, за которую они попадают в дисбат, — это, конечно, неуставные отношения (40%, по данным Минобороны). Помимо «дедовщины» — «самоволка», воровство, хранение наркотиков. В
последнее время все чаще стали осуждать за грабеж — когда солдаты уходят в увольнительную, обратно нередко возвращаются с отобранными у малолеток сотовыми телефонами.

Военнослужащие одеты в обычный «камуфляж»

С родными осужденные солдаты имеют право видеться два раза в месяц по 4 часа. Дисциплинарный батальон выглядит как самая обычная воинская часть со всей ее инфраструктурой: казармы, плац, медпункт, баня, комната досуга. Однако часть обнесена колючей проволокой, а по периметру расположены вышки с вооруженными чаоовыми (солдатами-срочниками). Передвигаться солдаты-зэки должны строевым шагом или бегом. Так записано в уставе.

Распорядок дня в дисбате

Распорядок дня таков. Подъем в 6 утра. До обеда — два часа занятий по зазубриванию устава. Потом два часа строевой подготовки и, наконец, два часа бега и различных физических
упражнений. После обеда все то же самое, все те же шесть часов. И каждые 50 минут происходит построение и поверка. Если сравнивать с обычной колонией, то там все куда демократичнее.

В дисбате

Из-за такой монотонности дня у многих солдат не выдерживают нервы. Отсюда стычки, конфликты, ругань. За это уже совсем страшное наказание — батальонная гауптвахта, аналог
зоновского ШИЗО. Туда могут засадить на срок до 30 суток! Помимо 8 часов сна, обитатель гауптвахты в остальное время не имеет права даже присесть! Если сравнить с зоновским ШИЗО, то почти все они сейчас обзавелись деревянными полами, на которых можно валяться хоть целые сутки. Так что солдатам — «дизелистам» живется-сидится труднее.

Почему забылась идея Иванова? Следующий министр обороны Анатолий Сердюков лично посетил несколько дисциплинарных батальонов, а также пару общеуголовных исправительных колоний. И признался, что в дисбатах условия получше, чем на зонах.

Заявление на УДО

Это спорно по описанным выше причинам, но да ладно. В Минобороне пояснили отказ от ивановской идеи тем, что в колониях оступившиеся солдаты могут втянуться в криминальную среду. Пребывание же в дисбате судимостью не считается. Проведенное в нем время просто высчитывается из срока службы, и после отбытия наказания военный обязан дослужить (правда, обычно такого солдата стараются побыстрее отправить домой, чтобы не портил атмосферу).

Истории из дисбата

Чтобы повеселить читателя при помощи черного юмора, приведу историю, как раз по поводу дисбата. Привожу ее почти дословно, только убрав, так сказать, идиоматические выражения. Это рассказ бывшего «вертухая» дисциплинарного батальона:

«Тоска, всем охота в отпуск, а отпуск в дисбате — вещь нереальная. Есть один вариант гарантированного отпуска — пристрелить зэка при попытке к побегу, что само по себе маловероятно, бегут редко. Служил во втором взводе Петя Шнигель — немец родом с Алтая, одноклеточное существо, рыжий, косоглазый. Мечтал об отпуске страшно, плакал, хотел домой. Путь домой лежал только через автоматную очередь в спину убегающего зэка, если таковой случится. В зоне сидел здоровый страшный кочегар — беспредельщик, блатной до ужаса, в общем крутизна. А баня была за пределами зоны и, чтобы кочегару получить чистое белье, нужно тащиться на КПП, проходить досмотр, делать крюк километра два; короче, геморрой.

А баня рядом вообще-то с кочегаркой, только за забором с двумя рядами колючей проволоки. Петруха «долбился» (нес службу) на четвертом посту, на вышке, как раз рядом с кочегаркой: солнышко, бессонная ночь; короче, закемарил. Кочегар посмотрел — часовой спит, и орет банщику: «Молдаван, бросай белье через забор, мент кемарит!» Банщик бросил
узел с чистым бельем, но тот зацепился за колючку, развязался и рассыпался по предзоннику между забором и колючкой. Кочегар видит — косяк, но Петруха то спит, и кочегар решился полезть и собрать трусы и майки. Пролез под колючкой, ползает по предзоннику, собирает тряпки. Само собой, в этот момент просыпается наш воин и обалдевает — вот он, долгожданный отпуск, в десяти метрах попытка к побегу, все честно и конкретно!

Петро передергивает затвор, начинает стрелять длинными очередями по кочегару без всяких там обязательных «Стой, назад!», «Стой, стрелять буду!», но так как косоглазый, попасть не может. Кочегар мечется по предзоннику, забыл про трусы и прет через колючку обратно в кочегарку. Петрухин расстрелял магазин, в азарте вставляет второй и продолжает вышибать отпуск из кочегара.

Конвой в дисбате

Тот все-таки пролез через колючку и бежит к кочегарке, а Петро в запале палит уже по зоне, а это, в общем, нельзя. Кочегар влетает в кочегарку, и тут последняя в магазине пуля
рикошетом об асфальт пробивает ему легкое. Он падает в дверях, Петруха рад до смерти и тут осознает, что застрелил зэка не в предзоннике, а в зоне, и поедет не в отпуск, а в соседний дисбат и там его точно кончат, когда узнают, где служил.

Он спрыгивает с вышки и тащит за ноги хрипящего почти жмура в предзонник — мол, замочил его там по уставу. Мы, когда услышали в караулке пальбу, схватили АКМы, прибегаем, смотрим: маленький перепуганный Петруха тащит за ноги окровавленную тушу кочегара из зоны к забору. Въезжаем, что произошло, и начинаем ржать. Собирается консилиум: что делать? Короче, Петруху кое-как отмазали, кочегара заштопали в госпитале и велели молчать, а то пристрелим конкретно».

Насильники в армии

А теперь слово бывшему следователю ленинградском прокуратуры Олегу Бабушкину, который как-то отправил солдат в дисбат за мерзейшее преступление: «В 26 лет я оказался в вооруженных силах Советского Союза (с 1986 по 1988 годы). Служил в Башкирии. Поскольку работал на гражданке следователем прокуратуры, то и в армии оказался в той же должности — только в военной прокуратуре. Она занимается преступлениями, совершенными военнослужащими. И вот, совсем скоро после моего приезда, в Уфе произошло громкое и мерзкое преступление — изнасилование бабушки!

Потерпевшая жила на окраине Уфы. В старом деревянном доме, расположенном в глухом месте. Неподалеку была воинская часть. Бабульке было 89 лет! Как-то к ней в дом ворвались два молодых человека и изнасиловали ее. Бабушка написала заявление в милицию. Ей не очень-то поверили, думали, совсем сбрендила старуха, но соответствующая экспертиза подтвердила ее показания. Бабулька почти не запомнила лиц нападавших геронтофилов, зато приметила кое-что действительно важное — насильники были в военной форме! Поэтому милиция передала дело военной прокуратуре.

Дисбат

Так я и узнал подробности преступления. Честно говоря, кто такие геронтофилы, я тогда еще слыхом не слыхивал, как, наверное, и многие советские граждане. У меня в голове не укладывалось, какое можно получить удовольствие от секса со старухой. Главный военный прокурор, назовем его М. (башкир), был очень опытным работником и, что важно для следователя, обладал чутьем. Он тоже не очень-то был знаком с тактикой и психологией геронтофилов, но уверял, что они могут вернуться на место преступления. И потому приказал мне вместе с сотрудниками ГАИ патрулировать окраину, где находился дом изнасилованной старухи. И вот мы, на уазике, день за днем патрулировали, наматывая круги по пыльным улицам.

Наконец, где-то через полтора месяца, нам повезло. Во время патрулирования мы увидели двух стройбатовцев, направлявшихся к дому изнасилованной старухи! Эти ублюдки шли
к ней, чтобы развлечься повторно (как выяснилось потом на допросах)! Скажу честно, задержали мы солдат жестко, «приняли с пристрастием». Короче говоря, два бесчувственных тела мы погрузили в УАЗ, и уже через полчаса эти уроды были в стенах военной прокуратуры. Однако они пошли в отказ. Бабушка тоже не могла их опознать. Ситуация получалась дурацкая. Преступники выявлены — доказательной базы никакой.

И тогда пришлось решиться на нетривиальные действия. И задействовать я решил изнасилованную старушку. Для этого надо хорошо знать различные варианты поведения потерпевших от насильников. Это очень тяжело психологически переносимое преступление. И все здесь зависит от конкретного человека. Некоторые стараются выдавить случившееся из памяти. Они не хотят общаться на допросах, вдаваясь в болезненные подробности. Другие же горят чувством мести, они сами подгоняют следствие, готовы сказать ему любое содействие. Что касается нашей бабушки, она очень хотела, чтобы виновные получили заслуженное наказание. Я решил воспользоваться этим ее желанием.

Арестованные стройбатовцы содержались не в обычном КПЗ, а на «губе». От гауптвахты до здания военной прокуратуры было всего метров триста, однако в соответствии с Уставом Вооруженных сил СССР, подозреваемые были обязаны вестись в наручниках, причем в сопровождении двух автоматчиков. В то решающее для следствия утро я как раз наблюдал, как
солдаты конвоировали геронтофилов. Их препроводили в мой кабинет. Там юноши наткнулись… на труп изнасилованной ими старухи!

Дисбат

Фраза одного из солдат была ключевой: «Она же должна была остаться живой!» Оставалось уже дело техники. Пока они еще не вышли из ступора, я набросился, как коршун: «Это мокруха, ребята! Понимаете, дебилы, «мокрая» статья! Под расстрел пойдете! Легко! Пишите, как дело было! Явку с повинной пишите! Сейчас вам жизнь свою поганую спасать нужно!»

Юноши «поплыли», разнылись: «Мы ‚ не хотели убивать, мы только это самое…» Короче говоря, написали они повинные явки, где в подробностях поведали о том, как по очереди изнасиловали старуху. Видимо, мало брома им давали. Когда явки были задокументированы, допрос закончен, «труп» старушки преспокойно встал с кушетки и сказал: «Спасибо, Олег. Я теперь хоть помру спокойно, пусть посидят эти голубчики». Потом, повернувшись в сторону солдат: «А вам, засранцы, я всю жизнь сниться буду. В кошмарах».

А договорился я с бабулей о том, чтобы она сыграла труп, удивительно легко. Сказала только: «Все равно мне скоро помирать, мне уж прогулы на кладбище ставят. Так хоть помогу напоследок вам. А то эти изверги таких дел могут натворить». Мы тщательно обговорили ее роль. Старушка проявляла усердие, ей, чувствовалось, хотелось не то что мстить, ей хотелось защитить будущих жертв этих подонков.

Дисбат

Кстати, бабуля напрасно прибеднялась, когда говорила насчет скорой кончины. Пока я служил в Уфе, она была все еще бодрячком и регулярно приносила мне клубнику со своего огорода. Что касается насильников из стройбата, то они были осуждены военным трибуналом и получили по 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в дисциплинарном батальоне».

Дисбат Мулино

Один из самых известных в России дисбатов, это 28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов. Второй — близ Читы. Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский дисбат считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом. Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни.

Дисбат Мулино

Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть. Служат в в\ч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра. Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет. В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных.

Дисбат Мулино находится в Нижегородской области, где среди лесов и болот раскинулся поселок Мулино. На самом деле термин «поселок» не совсем корректен – это просто крупный военный городок, в котором немногочисленное гражданское население представлено лишь отставниками и членами семей военнослужащих, а градообразующими предприятиями являются многочисленные воинские части. Высокие заборы скрывают за собой казармы и парки бронетехники, по разбитым дорогам ездят почти исключительно выкрашенные в зеленый цвет грузовики, а с соседнего полигона то и дело раздаются звуки пулеметных очередей и пушечных залпов.

Дисбат Мулино

Среди прочих военных частей и находится дисбат Мулино. Внешне он почти не выделяется из череды прочих, но пользуется вполне заслуженной и грозной славой – в Вооруженных Силах страны нет ни одного солдата или сержанта, который бы не знал о его существовании. Это Отдельный дисциплинарный батальон, один из двух, оставшихся в России. Страшный сон любого военнослужащего срочной службы. Для некоторых из них он становится страшной реальностью. За этими стенами и заборами из колючей проволоки царит совершенно непередаваемая атмосфера – здесь нет улыбок и блеска в глазах, нет перекуров и дружеского общения, нет увольнений и посиделок в «чепке». Есть только Ее Величество Военная Дисциплина – беспощадная, безжалостная, бессмысленная и безграничная. Восемь часов в сутки – строевые упражнения на плацу, восемь часов – зубрежка устава или (для счастливчиков!) тяжелый физический труд в цеху железобетонных изделий, и, наконец, восемь часов сна.

Дисбат Мулино

Единственная отдушина в череде бесконечной рутины – короткие перерывы на прием пищи. Передвижение что на плацу, что в казарме возможно только двух видов – строевым шагом или бегом. Любая небрежность, любая ошибка влекут за собой взыскания, самыми суровыми из которых являются одиночное заключение в каменном мешке гауптвахты на срок от 10 до 30 дней, или же военный суд и новый срок.

www.mzk1.ru

Про дисбат (47 фото)

Весь текст авторский: 28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов. Второй — близ Читы. Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом. Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни.Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть. Служат в вч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра. Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет. В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных.


Сведущие люди разъяснили: заехать в дисциплинарный батальон — задача не такая уж и простая. В смысле, там немного «случайно оступившихся», больше тех, кто сумел своими трудами стяжать довольно весомую личную «славу». Армия — не палата мер и весов и не правофланговый отряд скаутов, это огромная организация, внутри которой постоянно случается масса самых странных нарушений и девиаций. И придётся несколько напрячься, чтобы быть персонально замеченным на общем фоне. Некоторые не пожалели на это сил.
В дисбате немало тех, кто позволял себе т.н. неуставные отношения. Иначе такого рода отношения именуются «дедовщиной» или «годковщиной». Один из наиболее распространённых видов дедовщины — избиение сослуживцев. Помимо «экзекуторов», велик и процент «сочинцев» (СОЧ — самовольное оставление части) или, как их ещё называют — «лыжников». Вообще говоря, статей, по которым осуждены воины переменного состава, не так уж и много.
Например, статья 335 УК РФ. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишением свободы на срок до трех лет. И подпункты к статье.
Или статья 337. Самовольное оставление части или места службы. Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, — наказываются арестом на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года. И опять куча подпунктов.
Есть в дисбате бывшие воришки, буяны, грабители, безыдейные хулиганы и просто удивительного калибра дураки (для интересующихся - почти часовой фильм с реальными историями). А вот насильников, убийц и прочих уголовников нет. Для них предназначены заведения иного толка.
Тут, кстати, очень большой вопрос возникает — где, собственно, лучше: в дисбате или в тюрьме? Лично я правильного ответа не знаю, но подозреваю, что дисбат для большинства заехавших полезнее тюрьмы. Но это мои фантазии конечно, как оно там на самом деле — не знаю. Зато знаю, что никаких отметок о судимости в паспорте военнослужащего, проводившего время в дисбате — нет. Военному комиссару, конечно, не составит труда понять что кроется за строками про пребывание в вч 12801, но для остальных, для непричастных — репутация человека незапятнана. Такое, есть мнение, в ряде обстоятельств может для молодого мужчины дорогого стоить.
«Ничто так не облегчает жизнь воина, как дисциплина…»
В ротах — только рядовые. Прошлые заслуги, звания и отличия в зачёт не идут. Род войск и специализация тоже не играют роли. Матрос, мотострелок, пограничник или «вован» — всех одинаково приветливо принимают в лоно дисциплинарного батальона. Стригут наголо и переодевают в новую форменную одежду. Времена, когда в дисбате носили красноармейскую форму образца 1943 года — прошли. Пилоток со звёздочками, шаровар и гимнастёрок с воротником-стойкой на складах больше нет.



Военнослужащие одеты в обычный «камуфляж». Поверх формы белой краской через трафарет нанесены номера рот и надпись КОНВОЙ во всю спину. Это чтобы не перепутать между собой постоянный и переменный составы. Ещё одно видимое отличие между составами — шинели вместо бушлатов. Хотя, как видно на картинках, и бушлаты тоже есть. Обувь довольно единообразна — сапоги. В морозы — валенки. Сапоги, кстати говоря, у встреченных в части осуждённых солдат прямо-таки блистали. Пряжки у бойцов, напротив, блёклые, полевые. Некоторые почему-то покрашены зелёной краской.





Внутри охраняемого периметра решётки на окнах, буферные ворота из металлической сетки и прочие ограничения. Спальное помещение в казарме отделено запирающейся решётчатой металлической дверью. Если ночью бойцу приспичит в сортир — надо отметиться в специальном списке и проследовать к месту отправления естественных надобностей строго в гордом одиночестве. Уже вдвоём, например, в ночное время мчать в туалет нельзя.
Пока мы фотографировали дневального, спавший в казарме наряд получил команду «Подъём!» Отдыхавшие мигом взлетели над койками и чётким коротким строем прошагали в комнату для умывания.

Национальный вопрос в части отсутствует, разного рода «землячества» и прочие кучкования не поощряются. А вот т.н. «кавказцы» — присутствуют. Примерно каждый четвёртый из 170 нынешних «осУжденных» — с Кавказа. Среди них попадаются ошибочно считающие себя упорными и несгибаемыми граждане. Если заехавшему в дисбат пламенному борцу за свои мужские права список предлагаемых удовольствий видится недостаточно полным — имеется целительная гауптвахта. Срок пребывания там — до 30 суток. Решения суда не потребуется, достаточно воли командира.
Если и тридцать суток на «губе» показались шуткой — процедуру можно повторить. До сих пор, говорят, помогало всем. На выходе тяга к работе над собой и созидательному физическому труду во имя общества у осуждённого и проштрафившегося воина резко усиливается. А вот «диетическое питание» в виде хлеба с водой на гауптвахте было отменено. Кормят тамошних сидельцев и просто бойцов дисбата одинаково.
Снаружи «переменных» воинов охраняют другие воины — из постоянного состава. Помимо стрелков, на страже стоят свирепые служебные собаки и специальные средства. Объект режимный, караульные передвигаются в «броне», касках и с примкнутыми штыками и, в случае чего, имет право открывать огонь на поражение. Стрелять умеют, боевые стрельбы командование части проводит чуть ли не ежепятнично, благо полигон в Мулино гигантский, хватит места и для стрелка охраны и для САУ.
«Мы с приятелем вдвоём работаем на дизеле...»
Трудовой фронт для военнослужащих переменного состава — кругом. Начиная от казармы, сияющей почти стерильной чистотой, абсолютно квадратных сугробов вокруг плаца и заканчивая кропотливым изготовлением масштабных макетов части для местного музея.



Кто не умеет делать макеты частей, кораблей и самолётов — делает бетонные блоки и прочие железобетонные конструкции, грузит, копает, носит, шьёт — да мало ли чего может делать солдат, если ему умело приказать! Работы хватает на всех, но не всем доверяют ответственные участки производства. Сначала придётся проявить себя. Говорят, это выгодно проштрафившемуся военнослужащему.



В отдельных случаях осуждённые солдаты могут подпасть под УДО (условно-досрочное освобождение). Такое счастье надо заслужить. В зачёт идут знание воинских уставов, отличия в строевой подготовке, безукоризненная дисциплина и успехи на трудовом фронте. Обычно пребывание в дисбате в срок службы не засчитывается и военнослужащий возвращается в свою часть (или в ту, куда его после освобождения направляют) дослуживать положенное. Но не редки и ситуации, когда боец из дисбата отправляется прямиком домой.

Ну а пока речи про дом нет, в гости к осуждённым солдатам могут приехать ближайшие родственники. Разрешены краткосрочные несколькочасовые свидания (при невозможности — телефонные переговоры) и четыре свидания длительностью в трое суток ежегодно. Для таких случаев имеется специальная гостиница. На время пребывания с родителями, понятно, солдат освобождается от работ и занятий.









В дисбат можно прислать посылку. Список запрещённых предметов доводится до сведения каждого бойца, всё остальное — можно. Посылку доставляет в часть почтальон, по описи посылка загружается в каптёрку, после чего хозяин волен распорядиться полученными благами по своему усмотрению. Стандартный путь — получить часть посылки перед очередным приёмом пищи и поделиться в столовой с товарищами. Отдельно прояснил вопрос с сигаретами: если в дисбат сигареты не засылают — боец не курит. Потому что купить не на что, денег и мобильного телефона у него нет. Не положено.

Кормят и постоянный и переменный составы одним и тем же. Солдатская столовая встретила нашу группу обычным для таких учреждений запахом и рядами столов со скамейками. Посуда, конечно, не из богемского стекла, но чистая и аккуратно разложенная. Кухня с котлами из нержавейки, умывальник с полотенцами и мылом, ежедневно обновляемое меню на стенде при входе — всё как в других воинских частях, где мне приходилось бывать.







После «экскурсии» по части собравшимся дали возможность послушать краткие истории четверых бойцов дисбата. Самый безобидный из них «самоходчик». Убежал из части домой, бегал три дня, теперь девять месяцев проведёт за забором в Мулино. Рядом с ним парень с грузинской фамилией и беспокойными глазами. Избил офицера, снимавшего его на видеокамеру, а видимокамеру эту разбил. Почему? Зачем? Непонятно. 10 месяцев на обдумывание.
Лучше всех держался бывший сержант, отслуживший уже 11 месяцев, задембелевавший и на этой почве самовыразившийся в тяжких телесных повреждениях. В Мулино прибыл на 2 года. Смотрел на всех орлом, видимо, орешек крепкий. В глазах у остальных было темно и страшно. Молодые пацаны вызывали сочувствие, чего уж там. Были среди них и удивительные персонажи. Теперь всех вместе ждут увлекательнейшие мероприятия по исправлению себя же.

Сопровождавшие нас офицеры доступно пояснили: подравнивание и неустанное оквадрачивание сугробов, постоянная ходьба строем, непростая отливка бетонных блоков в промзоне и многомесячный зубрёж одних и тех же, сто раз уже надоевших уставов — занятия, конечно, бестолковые. Это каждому понятно, особенно гражданским. Толковые занятия — это вымогательства, кражи, побеги, побои, угоны автотранспортных средств, самовольные отлучки к маме и заезды в очередные отпуска с изнурением себя многодневной пьянкой пополам с неразборчивым грабежом бестолковых граждан. Другое ж совсем дело!

От тяги к подобным увлечениям в дисбате избавляют при помощи трудотерапии. Пока мы стояли на плацу, несколько групп бойцов с ломами, лопатами и мётлами продефилировали в разных направлениях, бойко чеканя шаг по мёрзлому асфальту. По плацу бойцы дисбата или маршируют (чаще всего — в строю, но бывает и индивидуально) или бегают бегом. Строевая подготовка и физкультура тесно переплетены и заполняют собой практически весь досуг военнослужащего. И вообще сложилось впечатление, что солдат переменного состава в дисбате стремится или постоять смирно или немедленно побежать бегом.

В т.н. «свободное время» военнослужащие дисциплинарного батальона могут обратиться к вере. На территории дисбата руками осуждённых возведён небольшой, очень аккуратный православный храм. Для мусульман имеется молельная комната. В редкие минуты досуга верующие солдаты имеют возможность поразмыслить о своих бессмертных душах. Места отправления религиозных культов в военной части не пустуют.






Бегут ли из дисбата? Бегут. Но редко и неудачно. Один из случаев побега зафиксирован в 2008 году. Закончился побег печально: после предупредительных выстрелов в воздух караульные открыли прицельный огонь по беглецу, прострелили ему обе ноги, а сторожевые собаки ещё и искусали раненого. Но тут виноватых искать не стоит, все участники событий доподлинно знали на что идут и чего надлежит ожидать. В Мулино совсем не Голливуд, многокилометровых отапливаемых вентилиционных лазов и корзин с бельём для обеспечения комфортного побега не найти.

Были в истории дисбата и особо находчивые бойцы: один решил убежать по простыням в окошко прямо из гостиницы, где находился с приехавшими родителями, а другой отважно наелся гвоздей и прочих металлических предметов. Очень хотел в больнице отдохнуть. Гвозди из затейника извлекли и передали в музей части. Там же хранятся и прочие предметы, изъятые у (из) осуждённых — шприцы, самодельные игральные карты, примитивные заточки, ножи и прочие полезные мелочи.


Никаких, подчеркну ещё разок красненьким, НИКАКИХ ужасов в расположении части усмотреть не удалось за исключением тех, что демонстрировались на каждом шагу: чистота, монотонность, полная занятость. Без всяких шуток — 8 часов строевой и физической подготовки, 8 часов изучения уставов, 8 часов сна, передвижение строго в рамках периметра бегом или строевым шагом, проверки, построения, неукоснительное выполнение распорядка дня, ежедневную муштру выдержит не каждый. Уставы, например, изучают до полного изумления и впадения в воинский транс, только на этой почве можно умом тронуться! Нет никаких сомнений — тяжкое место. По лицам военнослужащих переменного состава сразу всё видно. Не стоит, говорят они, сюда попадать, да только поздновато озаряет.
Не знаю, пригодятся ли в последующей жизни воинам полученные в дисбате навыки и умения, но из разговора с солдатом постоянного состава выяснилось: знание уставов таки облегчает жизнь по любую сторону колючей проволоки. Похоже, солдат знает, об чём говорит.
via onepamop.livejournal.com

fishki.net

Дисциплинарные части — Википедия

Дисциплинарные части (ДЧ) — в военном деле России термин имеет следующее значение для формирований:

  1. Части (батальоны, роты и команды) — места заключения для нижних воинских чинов (истор.).
  2. Особые воинские части (отдельный дисциплинарный батальон, одисб («дисбат»), отдельная дисциплинарная рота, одиср («дисрота») в которой отбывают наказание, осуждённые за уголовные преступления, военнослужащие (солдаты, сержанты, старшины) в период прохождения военной службы по призыву и курсанты военных учебных заведений.

На военном жаргоне — «дизель».

Впервые дисциплинарные воинские части появились в Русской армии (ВС России) в 1878 году. Формировалось как дисциплинарные батальоны, так и дисциплинарные роты. До этого, в период 1863—1866 годов, действовали военно-арестантские роты и батальоны, где отбывали наказание низшие воинские чины. Они сформировались в малоосвоенных и отдаленных губерниях России. Правовое положение осуждённых определялось губернатором соответствующей территории, который и осуществлял надзор за их содержанием. Так, Александр II подписал рескрипт, разрешающий генерал-губернатору Восточной Сибири Корсакову осуществлять от имени царя верховную власть на вверенной ему территории, в том числе генерал-губернатору было предоставлено право предавать провинившихся военно-полевому суду и право конфирмации, то есть окончательного утверждения или отклонения решений суда. Неблагонадежные же и штрафные, или как их называли «порочные» (12 тысяч человек), были высланы в другие места: в Западную Сибирь, на Сыр-Дарышскую линию. Только в течение 1866 года было удалено из войск в военно-арестанские роты 4950 штрафованных чинов. Несмотря на изнурительный труд и жестокое обращение с осуждёнными, данный институт не получил своего закрепления в войсках, более того, штрафованные, как докладывал царю военный министр Д. А. Милютин, «стали совершать новые преступления собственно с той же целью, чтобы освободиться от роты, предпочитая ей каторжную работу». С принятием в 1867 году «Положения о местах заключения воинских чинов» действовавшие в вооружённых силах военно-арестантские роты были реорганизованы в военно-исправительные роты. Военно-исправительные роты по типу представляли собой военно-пенитенциарные учреждения, как и военные тюрьмы, но лишь приспособленные к более продолжительным срокам заключения. На момент реформы в 17-ти военно-исправительных ротах Военного министерства отбывало наказание 6500 военнослужащих. Данные дисциплинарные части были переполнены сверх штата, и Военное министерство испытывало большие затруднения в размещении осуждённых. Поэтому были сформированы дополнительно две военно-исправительные роты, рассчитанные на содержание 200 осуждённых в каждой. Дислоцированы они были в Иркутске и Константинове. Направлению в эти военно-исправительные учреждения подлежали низшие воинские чины за совершение воинских преступлений, не представляющих большой общественной опасности. При этом предельный срок содержания осуждённых в ротах снижался с 6 до 3 лет. В первоначальный период нахождение в этой специфической роте не засчитывалось в общий срок службы, и осуждённый после отбытия наказания возвращался обратно в свою войсковую часть для дальнейшего прохождения службы.

Дисциплинарные батальоны и роты (команды присоединены к ним Положением 1892 года), с 1879 года заменили военно-исправительные роты. Дисциплинарные части имеют совершенно иной характер. Назначаемые преимущественно за воинские преступления, они имеют целью исправить не порочного человека, а солдата, не подчиняющегося условиям военной службы; их цель — поставить провинившегося в более суровые условия военной службы, приучить его «к требованиям дисциплины и обязанностям строевой службы».

Отдача в дисциплинарные батальоны, роты и команды назначается по приговорам военно-окружных и полковых судов. Как наказание самостоятельное, оно сопровождается только ограничением некоторых прав и преимуществ по службе и переводом в разряд штрафованных; если же оно определяется в замену общего наказания, то влечет за собой лишение некоторых особенных, лично и по состоянию осуждённого присвоенных прав и преимуществ. Наказание имеет 4 степени; высший срок 3 года, низший — 1 год. Каждый дисциплинарный батальон и каждая дисциплинарные части рота суть отдельные войсковые части, организованные на одинаковых с войсковыми частями основаниях. Отданные в дисциплинарные части именуются заключёнными и носят одежду форменного военного покроя, а не арестантскую. Заключённые располагаются в общем помещении обычным казарменным порядком; но казарма должна быть обнесена оградой и ворота должны быть всегда на запоре; без особого разрешения никому из посторонних вход за ограду не дозволяется. Свидания допускаются по общим тюремным правилам, притом «с крайней разборчивостью» и «сколь можно реже». Заключённые обучаются строю, гимнастике, фехтованию, стрельбе, Закону Божию и грамоте. Строевые занятия производятся не только внутри, но и вне ограды. По усмотрению командующего войсками округа, содержание караула при дисциплинарные части частях может быть возлагаемо на состав заключённых. Порядок дня определяется расписанием; время, назначенное для отдыха, заключённые могут проводить в казармах или во дворе. Состоящие в разряде исправляющихся могут быть увольняемы за казарменную ограду одни, без конвоя, как для исполнения служебных поручений, так и по собственной надобности. Отличающимся особенно хорошим поведением и знанием службы срок заключения может быть сокращаем до 1/6 части. В отношении пищевого довольствия заключённых дисциплинарные части — батальоны, роты и команды сравнены с войсковыми частями. Время, проведенное нижними чинами в дисциплинарной части — батальонах, ротах и командах — засчитывается им в срок действительной службы.

ДЧ созданы в соответствии с действовавшим ранее уголовным кодексом. Срок службы осуждённым в ДЧ не засчитывается в общий срок военной службы, за исключением особых случаев (приказ командующего войсками военного округа). Таким образом, военнослужащий, отбывший срок наказания в ДЧ, направлялся в «свою» часть «дослуживать» срок, который ему оставался до осуждения. В конце 1980-х годов срок направления в ДЧ был увеличен до трёх лет.

Согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1940 года в ДЧ направлялись военнослужащие рядового и младшего начальствующего состава, осуждённые военным трибуналом к лишению свободы на срок от шести месяцев до двух лет за самовольные отлучки. В дальнейшем практика пошла по пути замены лишения свободы на срок до двух лет направлением в ДЧ военнослужащих, совершивших и общеуголовные преступления незначительной общественной опасности. С началом Великой Отечественной войны большинство ДЧ (за исключением дислоцированных в восточных районах СССР) было расформировано, а отбывавшие там наказание военнослужащие направлены на фронт и зачислены в обычные воинские формирования или штрафные части.

ДЧ имелись в каждом округе и флоте. Военнослужащему, направленному в ДЧ (применение к осуждённому ст. 34 У. К. РСФСР) решением Военного трибунала, по отбытии назначенного срока, судимость погашается (ст. 57 У. К. РСФСР).

В настоящее время порядок и условия содержания осуждённых военнослужащих в Дисциплинарных частях определяются «Положением о дисциплинарном батальоне в Вооружённых Силах Российской Федерации» утверждённом постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июня 1997 года № 669 и Приказом Министра обороны Российской Федерации № 302 от 29 июля 1997 года. Время нахождения осуждённого в Дисциплинарном батальоне в срок военной службы не включается (за исключением случаев ходатайства командования части на имя Командующего войсками военного округа, в подчинении которого находится Дисциплинарный батальон, о зачёте срока пребывания в Дисциплинарном батальоне в срок действительной военной службы). Осуждённые остаются военнослужащими, независимо от принадлежности к роду войск носят погоны рядовых солдат и именуются «рядовой переменного состава». По отбытии 1/3 срока наказания осуждённый, вставший на путь исправления, может быть зачислен в «разряд исправляющихся» и допущен к несению службы в наряде или к работам за территорией части (под конвоем или без него). По отбытии не менее половины срока наказания осуждённые из числа зачисленных в «разряд исправляющихся» могут быть представлены к условно-досрочному освобождению (УДО).

Военнослужащие в них делятся на «постоянный» состав (проходящие военную службу по призыву или контракту и занимающие командные должности от командира отделения до командира батальона) и «переменный» состав — осуждённые. Военнослужащим, состоящим на офицерских должностях воинское звание присваивается на одну ступень выше, чем в аналогичном общевойсковом подразделении[1](командир взвода — капитан, командир роты — майор, командир батальона — полковник).

Военнослужащий, направленный в ДЧ решением суда военного гарнизона, лишается воинского звания, которое ему восстанавливается по отбытии срока наказания (или освобождении по УДО).

К 1881 году в ВС России было сформировано 6 дисциплинарных батальонов.

До издания Положения 1892 года у нас было 4 дисциплинарных батальона (херсонский, воронежский, бобруйский и екатериноградский), на 2900 заключённых, и 2-е дисциплинарные роты (иркутская и омская). С 1893 года число ДЧ предложено увеличить.

До и во время Великой Отечественной войны:

  • 1-й отдельный дисциплинарный батальон, в составе действующей армии 9.8.45 — 3.9.45;
  • 3-й отдельный дисциплинарный батальон, в составе действующей армии 9.8.45 — 3.9.45;
  • 6-й отдельный дисциплинарный батальон, в составе действующей армии 22.6.41 — 15.7.41, расформирован;
  • 10-й отдельный дисциплинарный батальон, в составе действующей армии 24.6.41 — 25.9.41, расформирован;
  • 13-й отдельный дисциплинарный батальон, в составе действующей армии 28.6.41 — 11.9.41, расформирован;
  • 15-й отдельный дисциплинарный батальон, в составе действующей армии 24.6.41 — 25.9.41, расформирован;
  • 17-й отдельный дисциплинарный батальон, в составе действующей армии 22.6.41 — 20.8.41, обращен на укомплектование 90 сд, 20.8.41 г.;
  • 821 отдельная дисциплинарная рота Дунайского Военного Флота.

Послевоенный период:

  • 7-й отдельный дисциплинарный батальон, КДВО, Хабаровский край, посёлок (п.) Анастасьевка, Войсковая часть (В/Ч) № 61684;
  • 8-й отдельный дисциплинарный батальон, КБВО, БССР, город (г.) Минск-113, п. Масюковщина, улица (ул.) Лынькова, дом (д.) № 124, В/Ч № 61678;
  • 10-й отдельный дисциплинарный батальон, КДВО, Хабаровский край, Ванинский район, посёлок Октябрьский, В/Ч № 75142, после 1994 г. передислоцирован в Приморский край, г. Уссурийск, п. Доброполье, существует и сейчас;
  • 28-й отдельный дисциплинарный батальон, ОЛМВО, Нижегородская область (обл), п. Мулино, В/Ч № 12801, существует и сейчас;
  • 34-й отдельный дисциплинарный батальон, САВО, Казахская ССР, г. Караганда, В/Ч № 75190;
  • 36-й отдельный дисциплинарный батальон, ЗабВО, Читинская обл., г. Чита-45, п. Каштак-45, В/Ч № 44311;
  • 37-й отдельный дисциплинарный батальон, ЛВО, Ленинградская обл., г. Луга, В/Ч № 75138, расформирован 1.12.1998 г.;
  • 38-й отдельный дисциплинарный батальон, ПрикВО, Львовская обл., г. Яворов, В/Ч № 75139;
  • 39-й отдельный дисциплинарный батальон, ПУрВО, г. Пермь-2, В/Ч № 75140;
  • 40-й отдельный дисциплинарный батальон, СибВО, г. Новосибирск, В/Ч № 75141;
  • 266-й отдельный дисциплинарный батальон, САВО, Казахская ССР, Джамбулская обл., Курдайский район, п. г. т. Гвардейский, ст. Отар-2;
  • 595-й отдельный дисциплинарный батальон (бывшая 33-я отдельная дисциплинарная рота), СКВО, Ростовская обл., п. Гуково, В/Ч № 46111, расформирован;
  • 1538-й отдельный дисциплинарный батальон, ПУрВО, Оренбургской обл., п. Тоцкое-2, В/Ч № 22009, расформирован;
  • 263-я отдельная дисциплинарная рота, ТуркВО, Туркменская ССР, г. Красноводск, В/Ч № 22008.
  1. ↑ Дисциплинарный батальон приравнивается к общевойсковому отдельному батальону.
  • Арестантские роты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Афанасьев В. Дисциплинарные части батальоны и роты // Военный сборник. 1890, № 7.
  • Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XIX веке. — Институт истории АН СССР. — М.: Наука, 1972. — 615 с.
  • Всеподданнейший отчет о действиях Военного Министерства за 1866 г., СПб., 1867 г., С. 11—12.
  • Дисциплинарные батальоны и роты // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого … []. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  • Кузьмин-Караваев В. Д. Дисциплинарные части // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Обзор деятельности Военного Министерства в 1881—1984 гг. СПб., 1903 г., С. 256.
  • Дисциплинарный батальон // Великая Отечественная война, 1941—1945 : энциклопедия / под ред. М. М. Козлова. — М. : Советская энциклопедия, 1985. — С. 242. — 500 000 экз.
  • Овчаренко А. С. Сравнительная характеристика военно-арестантских / военно-исправительных рот, дисциплинарных рот / батальонов и штрафных рот / батальонов Российской Федерации, Украины и Беларуси (1823—2013) // Пролог: журнал о праве. — 2013. — № 2.

ru.wikipedia.org

«Почему считается, что дисбат страшнее тюрьмы?» – Яндекс.Кью

Как и всегда, начну с объяснения.

Дисбатом называют дисциплинарные батальоны в составе вооружённых сил различных стран бСССР (в частности, они есть в России и Украине, ранее были в Казахстане и Беларуси). С дисбат ссылаются осужденные военнослужащие и курсанты военных училищ, если они не имеют офицерского звания (офицеров сразу на зону шлют, насколько я понимаю). Если статья, по которой был осуждён солдат, предусматривает содержание в дисциплинарной войсковой части, то осуждённый направляется туда. Срок, который он там проводит, не засчитывается в срок его службы в ВС РФ, то есть после отсидки он продолжает служить дальше. Говорят, что в дисбат боятся попасть все: как новички, так и "деды" (давно служащие).

Режим дисбата схож с режимом обычной зоны или обычной войсковой части (хотя это, в принципе, одно и то же): одну часть времени осуждённые работают, другую часть времени разучивают военный устав на практике: строевая и физическая подготовка, то есть маршируют, бегают, прыгают до тех пор, пока не скажут "стоп". В обычных войсковых частях часто действуют послабления: по территории можно передвигаться не строго строевым шагом, в принципе есть какая-то свобода, но в дисбате вся служба – 100% устав, это как "красные камеры" на зоне – там тоже всё строго по уставу. Бывает, что практические занятия заменяются теорией – чтением устава, либо повторением такового за командиром. Несложно представить, что будет, если вы прослушаете или забудете хоть одну строчку.

Военнослужащие, отбывающие там наказание, признаются, что содержание в таких местах очень сильно давит на психику – 8 часов они занимаются хозяйственной работой, ещё 8 часов – физической подготовкой. Во время работы нет времени даже на отдых – стоят жёсткие KPI. Причём если работы нет – её всё равно найдут. В России было 5 дисбатов, сейчас осталось 2 – во Нижегородской области и в Забайкалье.

По теме можно посмотреть парочку коротких видео: первое и второе.

yandex.ru

Дисциплинарный батальон в Мулино – Это интересно!

28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов. Второй — близ Читы. Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом. Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни.

(47 фото)

Источник

1.

2. Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть. Служат в в\ч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра. Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет. В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных.

3. Сведущие люди разъяснили: заехать в дисциплинарный батальон — задача не такая уж и простая. В смысле, там немного «случайн

daypic.ru

«Почему считается, что дисбат страшнее тюрьмы?» – Яндекс.Знатоки

Дисбат в армии — место, куда отправляются отбывать наказание военнослужащие, в «послужном списке» которых появилось нарушение уголовного законодательства, действующего в России.

В дисбат направляются лица, признанные виновными в совершении преступления и осужденные судом. К таким деяниям можно отнести:

· неисполнение приказа;

· оскорбление военнослужащего;

· сопротивление вышестоящему начальнику по званию и должности,

· насильственные действия в отношении его;

· самоволка;

· дезертирство;

· оставление тонущего корабля;

· утрата имущества и подобные случаи, предусмотренные гл.33 УК РФ.

Срок службы в дисбате не может быть больше 2-х лет. Минимальный срок нахождения равен 3-м месяцам.

Распорядок дня устанавливается командиром. В целом, он должен соответствовать следующим цифрам: работа и сон — по 8 часов, один раз в неделю осуществляется военная подготовка, на нее отводится 6 часов, прием пищи — 3 раза в день.

Добросовестное отношение к обязанностям и соблюдение дисциплины разнообразно поощряются: подарком, денежной премией, предоставлением дополнительных свиданий, благодарностью, снятием наложенного взыскания. По истечении 1/3 установленного срока возможен перевод в более мягкие условия, позволяющие осужденному перемещаться по территории без конвоя, тратить неограниченное количество денег на продукты, и даже выходить на свидания за пределы части. В отношении особо отличившихся граждан разрешена подача ходатайства о замене наказания. В качестве мер негативного воздействия за нарушение порядка используется выговор, строгий выговор и арест, замена мягких условий обычными.

Дополнительно вы можете узнать о том, что такое дисбат в армии, отличия гауптвахты от дисциплинарного батальона, остались ли данные формирования в России, об основаниях для зачисления в дисбат, сроках несения службы в дисциплинарном батальоне, порядке содержания военнослужащих в ОСДИБе, режимах, поощрениях и взысканиях, а также прочитать ответы на вопросы пользователей или задать свой вопрос редактору и юристам по ссылке https://nagrazhdanke.ru/sluzhba-v-vs/disbat/.

yandex.ru

Дисциплинарный батальон

Дисбат является видом наказания для военнослужащих, которые совершили нетяжелые преступления. Многие скажут, что дисбат сломал их жизнь, другие скажут, что дисбат помог встать взрослее, стать на путь истинный.

ЧТО ТАКОЕ ДИСБАТ: ТЮРЬМА ИЛИ АРМИЯ?

Дисбат, в соответствии с российским законодательством, является мерой наказания для военнослужащих, осужденных за убийство по неосторожности, дезертирство, неуставные взаимоотношения, кражи, грабежи и даже хранение наркотиков. Одним словом все те, кто в соответствии с уголовным Кодексом во время прохождения военной службы по призыву совершил нетяжелые преступления.

Военная реформа также коснулась и дисциплинарных батальонов, которых функционировало пять. В 2011 году три из них попали под сокращение. На сегодняшний день на территории Российской Федерации существуют два отдельных дисциплинарных батальона, которые имеют статус отдельной воинской части: в Нижегородской области в поселке Мулино и в Читинской области в поселке Каштак.  

Основными нормативно-правовыми документами, определяющими условия и порядок прохождения службы в дисциплинарной части являются УК РФ, Статуты Вооруженных Сил РФ и  Положение о дисциплинарном батальоне (ППРФ № 669 от 04.06.1997). 

История дисциплинарных батальонов

Еще в Российской империи в 1866 году во времена правления императора Александра ІІ были учреждены военно-арестантские роты и батальоны. Туда отправляли провинившихся военнослужащих из низших чинов, а также тех, кто считался неблагонадежным. Штрафников туда отправляли по решению военно-полевого суда. Также губернатор пользовался исключительным правом и одним своим решением мог помиловать осужденного либо отправить на исправительные работы. Однако, такая система наказания «провинившихся» потерпела фиаско, так как многие штрафники, не желая выполнять непосильную работу в военно-арестантских ротах, совершали новые преступления, желая лишь попасть на каторгу, где условия были гораздо лучше.

В 1867 году военно-арестантские подразделения были упразднены, а на смену им пришли военно-исправительные роты. Был значительно уменьшен срок наказания для низших чинов, совершивших незначительные военные преступления, с 6 до 3 лет. После отбытия наказания штрафники направлялись в свои части. Срок, проведенный в военно-исправительной роте, в общий срок службы не шел.  Дисциплинарный батальон и дисциплинарная рота в 1879 году стали исправительными учреждениями для военнослужащих, целью функционирования которых было исправить солдата, не желающего жить в соответствии с требованиями воинской службы.  Это достигалось тем, что солдата ставили в более жесткие рамки, нежели в части. Заключенные могли рассчитывать на уменьшение срока дисциплинарного батальона до 1/6 части в случае примерного поведения. При этом срок, проведенный в дисбате, шел в общую выслугу лет.

В советское время дисциплинарные батальоны и роты функционировали в соответствие с действовавшим на тот момент криминальным кодексом. Срок пребывания в дисбате не шел в зачет действительной службы. После того как наказание прошло, военнослужащий отправлялся в часть, где служил до осуждения. С 1940 года в исправительные части направлялись те, кто самовольно покинул расположение части на срок от полугода до двадцати четырех месяцев. Позже в такие части стали направлять и лиц, совершивших во время прохождения действительной службы и уголовные преступления, не несущие большой социальной опасности. С началом войны дисбаты, кроме дальневосточных, были расформированы, а военнослужащие в зависимости от тяжести совершенного отправились либо в регулярные части на фронт, либо в штрафроты. Сталин рассматривал общее отступление на всех фронтах, поражения, массовое дезертирство как следствие повального нарушения и снижения уровня воинской дисциплины в подразделениях и частях. В соответствии с Приказом № 227, более известный как Приказ «ни шагу назад!» военнослужащие допустившие малодушие на поле боя, грубое нарушение воинской дисциплины, оставление позиций без приказа направлялись в штрафные батальоны. В том числе и в тех военных округах, где дисбаты не были расформированы, военнослужащие осужденные военно-полевым трибуналом направлялись на фронт в штрафные роты и батальоны, где по статистике потери в личном составе были в четыре раза выше, чем в обычном подразделении. после окончания войны в июне 1945 года было расформировано последнее подобное подразделение, на смену которому вернулся дисциплинарный батальон. Начиная с 80-х прошлого столетия, максимальный срок наказания дисбатом был увеличен до трех лет. 

За что попадают в дисбат

В дисбат попадают лица, которые совершили уголовные преступления во время прохождения срочной службы. Наиболее распространенные статьи: дезертирство и неуставные взаимоотношения. Немало и тех, кто совершает иные преступление против военной службы: невыполнение приказа физическое насилие к начальнику, нарушение правил обращение с оружием. Сейчас в российской армии, не смотря на то, что военкоматы досконально изучают дело призывника, появилась тенденция к совершению военнослужащими срочной службы уголовных преступлений по статье  161 (грабеж): участились случаи, что солдат, выхватывает сумку, либо мобильный телефон у гражданского лица, находясь в увольнении или в самовольной отлучке. Также стоит и упомянуть про кражу военного имущества, что также довольно распространено. встречаются и лица, совершившие убийство по неосторожности. Попадаются среди жуликов, как называют себя военнослужащие дисциплинарного батальона те, кто хранил в части наркотики. 

Служба в дисбате

Военнослужащие дисциплинарного батальона делятся на постоянный и переменный состав. Переменный состав – это осужденные, постоянный – охрана, начальство. Как и любой другой осужденный, военнослужащий дисбата получает ограничения своих свобод и прав. Служба в дисбате далеко не сахар: восемь часов на работы, восемь часов строевой или прочих занятий и восемь часов на отдых, что прерывается приемами пищи. Воскресение и суббота: выходные дни. Ограничение накладывается и на свидания с родственниками, близкими.  Например: раз в три месяца разрешено трехдневное свидание с родителями. Также действуют и другие ограничения, характерные для тюрьмы: запрещено разговаривать с заключенными из других отрядов, выходить из казармы без предварительной записи и разрешения, нет увольнений в город, запрещено со свиданий проносить в расположение не только алкоголь, но и продукты питания, чай, кофе.      

* Те, кто встал на путь исправления, и досиживает срок, могут рассчитывать на увольнение в город без сопровождения.

Те, кто в дисбате продолжают вести себя не подобающим образом могут угодить на гауптвахту на несколько дней, что позволяет военнослужащему глубоко задуматься над своим поведением. Те, кто ведет себя хорошо, могут рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Кроме того по представлению командира части, таким солдатам по решению командующего военного округа срок службы может быть засчитан в выслугу лет, после чего боец уходит сразу на дембель. Во время службы бойцу на руки деньги на руки не выдают. Лишь после освобождения тот получает проездной документ и положенную ему сумму денег. Кстати, ранее солдата отправляли после освобождения дослуживать срочную службу в свою часть самостоятельно. Однако, многие не пребывали по месту назначения. Теперь военнослужащего направляют в свою часть лишь в сопровождении офицера или прапорщика.

* Один матрос пересидел 3 месяца из-за того, что корабль «Петр Великий» находился в походе, и просто некому было приехать и забрать отбывшего наказание военнослужащего.

* Нередко свидания с родителями для заключенных заканчиваются плачевно. В Мулино был случай, когда солдат после трехдневного свидания с папой и мамой попал в госпиталь с переломом ребра: родители пытались восполнить пробелы в воспитании отпрыска. Кроме того многие солдаты попадают после подобный свиданий в санчасть с жалобой на боль в животе из-за переедания. Некоторые родители пытаются помочь детям обрести скорее волю и покинуть дисциплинарный батальон: по неподтвержденной информации мать одного из солдат-заключенных в Мулино передала ему инструменты, которыми он перепилил решетку,  и вызвала ему такси, на котором он скрылся в неизвестном направлении.   

russianarmya.ru

Дисбат в Советской армии: что это было — Рамблер/новости

После принятия присяги советский солдат принимал на себя обязанность на верность служения своей Родине и уголовную ответственность за проступки. Но об этом в советской печати не писали, и лишь отдельные громкие случаи начали проникать в печать в 80-х годах XX века.

Селезенка — причина дисбата

Вторая самая распространенная причина отбывания наказания — неуставные отношения. Нередко среди новобранцев возникали драки — вот за такое могли осудить и сослать в дисбат. Однажды два десантника поспорили друг с другом, завязалась драка, в результате которой один из бывших товарищей получил серьезно увечье — разрыв селезенки. Было возбуждено уголовное дело, состоялся суд — виновный десантник был отправлен отбывать наказание. Иногда причинение тяжкого вреда здоровью происходило по неосторожности: служили в одной части два товарища, уже скоро им предстояло отгулять «дембель». Но у военнослужащих существовала привычка делать символические удары, означающие перевод из одной касты в другую. Вот такой удар и нанес в живот своему сослуживцу его друг — произошел разрыв селезенки, потребовалась срочная операция. А на бывшего друга военные следователи завели дело, по которому он отбывал срок.

Сухие пайки тащили дембеля

Нередки в советской армии были случаи воровства. Несколько сухих пайков стали добычей группы солдат, но поплатился свободой только один из них: к тому времени, когда была выявлена кража, виновники уволились в запас, и осудить их по воинской статье не представлялось возможным.

Военная тайна — не для девушек

Разглашение военной тайны — эта причина, по которой можно было загреметь за колючую проволоку в три ряда, обычно так огораживалась особо охраняемая кавказскими овчарками зона наказания. Сотрудники одного из дисбатов вспоминали, как к ним попал солдат, который решил похвастаться своей девушке и позвонил ей со склада по служебному телефону: он прослушивался. В разговоре разомлевший от девичьего голоса солдат сказал, что он охраняет склад с тротилом такой мощности, что им можно уничтожить целый город. Хранение наркотиков, причинение смерти по неосторожности в ходе несения караула — за эти и другие преступления солдат отправляли в дисбат сроком до двух лет, а с конца 80-х годов — до трех лет. Нередко военнослужащие совершали такие же преступления, как и в своей обычной жизни, их нередко приводили в милицию, а когда пришла пора отбывать службу в Советской армии, преступные привычки были привнесены в армейскую жизнь.

Мулино — знаменитый дисбат

Обычно местоположение дисбатов выбиралось в отдаленных деревнях. Летом 1986 года рядом с поселком Мулино в Володарском районе Нижегородской области вокруг, которого находились десятки воинских частей, был образован один из 16-ти самых крупных советских дисбатов. Здесь отбывали наказание остриженные наголо и одетые в одинаковую форму советские военные строители, морпехи, матросы и пехотинцы. Многие из них надеялись выйти на армейскую свободу по условно-досрочному освобождению за примерное поведение. Распорядок дня в советском дисбате был таким же, как в обычной армии: побудка в половине седьмого, десять минут на одевание и — контрольная проверка. Ее проводили четыре раза.

Дисбат — не тюрьма

Советский дисциплинарный батальон напоминал чем-то тюрьму, но тюрьмой не являлся, поскольку по окончанию срока наказания некоторым военнослужащим этот срок засчитывали и практически сразу демобилизовывали. Но так везло не всем. По закону советского времени, после отбывания наказания солдат обязан был снова вернуться в строй и отдать сполна долг своей Родине. Информация о понесенном уголовном наказании нигде в солдатских документах, за исключением личного дела, не фигурировала.

Следствие вело КГБ Как правило, в советской армии пытались скрыть противоправные случаи, которые тенью позора падали на образцовые части, но если это не удавалось, тогда в дело вступали военные следователи и сотрудники КГБ в зависимости от тяжести совершенного преступления. Дело решалось в течение нескольких дней, никто преступника в части не пытался оставить на долгое время, все старались от него избавиться. Надо признать, что советские военные суды работали профессионально и быстро: от командиров следователи незамедлительно требовали все характеристики на солдата, документы оформлялись в уголовное дело, которое перенаправлялось в военную прокуратуру, а оттуда — непосредственно руководству дисциплинарного батальона. Солдата сажали в машину и отвозили в глушь, где и находились такие батальоны: в Читинскую или Ростовскую области или в Новосибирск. Впрочем, иногда доходило до анекдотических случаев, когда солдаты сами добирались до места отбывания наказания. Но такое случалось крайне редко.

Уроки воспитания дисбатом

Особенно тяжело пришлось в 90-х годах, когда советская армия стала зеркалом многих межэтнических конфликтов: конфликт в Нагорном Карабахе аукнулся тем, что в одной из частей произошла массовая резня, в результате — несколько человек отправилось на излечение в госпиталь, а несколько — в дисбат. Столкновения на межнациональной почве происходили в воинских частях и в 80-х годах, но широкой огласки они не получали. Виновные, по мнению военных следователей, отправлялись отбывать наказание. Воспитание дисбатом становилось для одних уроком на всю жизнь — люди становились чрезвычайно послушными и исполнительными, а других солдат эта мера наказания озлобила — они становились главными зачинщиками конфликтов.

Видео дня. Daily Mail перепутал Матвиенко и Терешкову

Читайте также

news.rambler.ru

Про дисбат

28 отдельный дисциплинарный батальон в Мулино — один из двух оставшихся в России дисбатов. Второй — близ Читы. Но и в те времена, когда дисбатов по стране было больше, мулинский считался одним из самых благополучных, если вообще слова «благополучие» и «дисбат» можно поставить рядом. Несколько часов, проведённых внутри этого внушающего уважение заведения, считаю, оказались, чрезвычайно полезными. Редкой силы источник познания жизни.

Дисциплинарный батальон — не тюрьма, а воинская часть. Служат в в\ч 12801 два типа личного состава — постоянный и переменный. Военнослужащие переменного состава — это те, что находятся внутри охраняемого периметра. Попадают внутрь на разное время, от трёх месяцев до двух лет. В данный момент в части 170 «постояльцев» из 800 возможных.

Сведущие люди разъяснили: заехать в дисциплинарный батальон — задача не такая уж и простая. В смысле, там немного «случайно оступившихся», больше тех, кто сумел своими трудами стяжать довольно весомую личную «славу». Армия — не палата мер и весов и не правофланговый отряд скаутов, это огромная организация, внутри которой постоянно случается масса самых странных нарушений и девиаций. И придётся несколько напрячься, чтобы быть персонально замеченным на общем фоне. Некоторые не пожалели на это сил.

В дисбате немало тех, кто позволял себе т.н. неуставные отношения. Иначе такого рода отношения именуются «дедовщиной» или «годковщиной». Один из наиболее распространённых видов дедовщины — избиение сослуживцев. Помимо «экзекуторов», велик и процент «сочинцев» (СОЧ — самовольное оставление части) или, как их ещё называют — «лыжников». Вообще говоря, статей, по которым осуждены воины переменного состава, не так уж и много.

Например, статья 335 УК РФ. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием, наказывается содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишением свободы на срок до трех лет. И подпункты к статье.

Или статья 337. Самовольное оставление части или места службы. Самовольное оставление части или места службы, а равно неявка в срок без уважительных причин на службу при увольнении из части, при назначении, переводе, из командировки, отпуска или лечебного учреждения продолжительностью свыше двух суток, но не более десяти суток, совершенные военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, — наказываются арестом на срок до шести месяцев или содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до одного года. И опять куча подпунктов.

Есть в дисбате бывшие воришки, буяны, грабители, безыдейные хулиганы и просто удивительного калибра дураки (для интересующихся - почти часовой фильм с реальными историями). А вот насильников, убийц и прочих уголовников нет. Для них предназначены заведения иного толка.

Тут, кстати, очень большой вопрос возникает — где, собственно, лучше: в дисбате или в тюрьме? Лично я правильного ответа не знаю, но подозреваю, что дисбат для большинства заехавших полезнее тюрьмы. Но это мои фантазии конечно, как оно там на самом деле — не знаю. Зато знаю, что никаких отметок о судимости в паспорте военнослужащего, проводившего время в дисбате — нет. Военному комиссару, конечно, не составит труда понять что кроется за строками про пребывание в в\ч 12801, но для остальных, для непричастных — репутация человека незапятнана. Такое, есть мнение, в ряде обстоятельств может для молодого мужчины дорогого стоить.

«Ничто так не облегчает жизнь воина, как дисциплина…»

В ротах — только рядовые. Прошлые заслуги, звания и отличия в зачёт не идут. Род войск и специализация тоже не играют роли. Матрос, мотострелок, пограничник или «вован» — всех одинаково приветливо принимают в лоно дисциплинарного батальона. Стригут наголо и переодевают в новую форменную одежду. Времена, когда в дисбате носили красноармейскую форму образца 1943 года — прошли. Пилоток со звёздочками, шаровар и гимнастёрок с воротником-стойкой на складах больше нет.

Военнослужащие одеты в обычный «камуфляж». Поверх формы белой краской через трафарет нанесены номера рот и надпись КОНВОЙ во всю спину. Это чтобы не перепутать между собой постоянный и переменный составы. Ещё одно видимое отличие между составами — шинели вместо бушлатов. Хотя, как видно на картинках, и бушлаты тоже есть. Обувь довольно единообразна — сапоги. В морозы — валенки. Сапоги, кстати говоря, у встреченных в части осуждённых солдат прямо-таки блистали. Пряжки у бойцов, напротив, блёклые, полевые. Некоторые почему-то покрашены зелёной краской.

Внутри охраняемого периметра решётки на окнах, буферные ворота из металлической сетки и прочие ограничения. Спальное помещение в казарме отделено запирающейся решётчатой металлической дверью. Если ночью бойцу приспичит в сортир — надо отметиться в специальном списке и проследовать к месту отправления естественных надобностей строго в гордом одиночестве. Уже вдвоём, например, в ночное время мчать в туалет нельзя.

Пока мы фотографировали дневального, спавший в казарме наряд получил команду «Подъём!» Отдыхавшие мигом взлетели над койками и чётким коротким строем прошагали в комнату для умывания.

Национальный вопрос в части отсутствует, разного рода «землячества» и прочие кучкования не поощряются. А вот т.н. «кавказцы» — присутствуют. Примерно каждый четвёртый из 170 нынешних «осУжденных» — с Кавказа. Среди них попадаются ошибочно считающие себя упорными и несгибаемыми граждане. Если заехавшему в дисбат пламенному борцу за свои мужские права список предлагаемых удовольствий видится недостаточно полным — имеется целительная гауптвахта. Срок пребывания там — до 30 суток. Решения суда не потребуется, достаточно воли командира.

Если и тридцать суток на «губе» показались шуткой — процедуру можно повторить. До сих пор, говорят, помогало всем. На выходе тяга к работе над собой и созидательному физическому труду во имя общества у осуждённого и проштрафившегося воина резко усиливается. А вот «диетическое питание» в виде хлеба с водой на гауптвахте было отменено. Кормят тамошних сидельцев и просто бойцов дисбата одинаково.

Снаружи «переменных» воинов охраняют другие воины — из постоянного состава. Помимо стрелков, на страже стоят свирепые служебные собаки и специальные средства. Объект режимный, караульные передвигаются в «броне», касках и с примкнутыми штыками и, в случае чего, имет право открывать огонь на поражение. Стрелять умеют, боевые стрельбы командование части проводит чуть ли не ежепятнично, благо полигон в Мулино гигантский, хватит места и для стрелка охраны и для САУ.

«Мы с приятелем вдвоём работаем на дизеле...»

Трудовой фронт для военнослужащих переменного состава — кругом. Начиная от казармы, сияющей почти стерильной чистотой, абсолютно квадратных сугробов вокруг плаца и заканчивая кропотливым изготовлением масштабных макетов части для местного музея.

Кто не умеет делать макеты частей, кораблей и самолётов — делает бетонные блоки и прочие железобетонные конструкции, грузит, копает, носит, шьёт — да мало ли чего может делать солдат, если ему умело приказать! Работы хватает на всех, но не всем доверяют ответственные участки производства. Сначала придётся проявить себя. Говорят, это выгодно проштрафившемуся военнослужащему.

В отдельных случаях осуждённые солдаты могут подпасть под УДО (условно-досрочное освобождение). Такое счастье надо заслужить. В зачёт идут знание воинских уставов, отличия в строевой подготовке, безукоризненная дисциплина и успехи на трудовом фронте. Обычно пребывание в дисбате в срок службы не засчитывается и военнослужащий возвращается в свою часть (или в ту, куда его после освобождения направляют) дослуживать положенное. Но не редки и ситуации, когда боец из дисбата отправляется прямиком домой.

Ну а пока речи про дом нет, в гости к осуждённым солдатам могут приехать ближайшие родственники. Разрешены краткосрочные несколькочасовые свидания (при невозможности — телефонные переговоры) и четыре свидания длительностью в трое суток ежегодно. Для таких случаев имеется специальная гостиница. На время пребывания с родителями, понятно, солдат освобождается от работ и занятий.

В дисбат можно прислать посылку. Список запрещённых предметов доводится до сведения каждого бойца, всё остальное — можно. Посылку доставляет в часть почтальон, по описи посылка загружается в каптёрку, после чего хозяин волен распорядиться полученными благами по своему усмотрению. Стандартный путь — получить часть посылки перед очередным приёмом пищи и поделиться в столовой с товарищами. Отдельно прояснил вопрос с сигаретами: если в дисбат сигареты не засылают — боец не курит. Потому что купить не на что, денег и мобильного телефона у него нет. Не положено.

Кормят и постоянный и переменный составы одним и тем же. Солдатская столовая встретила нашу группу обычным для таких учреждений запахом и рядами столов со скамейками. Посуда, конечно, не из богемского стекла, но чистая и аккуратно разложенная. Кухня с котлами из нержавейки, умывальник с полотенцами и мылом, ежедневно обновляемое меню на стенде при входе — всё как в других воинских частях, где мне приходилось бывать.

Гражданин на снимке, обладающий признаками человека высокой культуры - сам twower

После «экскурсии» по части собравшимся дали возможность послушать краткие истории четверых бойцов дисбата. Самый безобидный из них «самоходчик». Убежал из части домой, бегал три дня, теперь девять месяцев проведёт за забором в Мулино. Рядом с ним парень с грузинской фамилией и беспокойными глазами. Избил офицера, снимавшего его на видеокамеру, а видимокамеру эту разбил. Почему? Зачем? Непонятно. 10 месяцев на обдумывание.

Лучше всех держался бывший сержант, отслуживший уже 11 месяцев, задембелевавший и на этой почве самовыразившийся в тяжких телесных повреждениях. В Мулино прибыл на 2 года. Смотрел на всех орлом, видимо, орешек крепкий. В глазах у остальных было темно и страшно. Молодые пацаны вызывали сочувствие, чего уж там. Были среди них и удивительные персонажи. Теперь всех вместе ждут увлекательнейшие мероприятия по исправлению себя же.

Сопровождавшие нас офицеры доступно пояснили: подравнивание и неустанное оквадрачивание сугробов, постоянная ходьба строем, непростая отливка бетонных блоков в промзоне и многомесячный зубрёж одних и тех же, сто раз уже надоевших уставов — занятия, конечно, бестолковые. Это каждому понятно, особенно гражданским. Толковые занятия — это вымогательства, кражи, побеги, побои, угоны автотранспортных средств, самовольные отлучки к маме и заезды в очередные отпуска с изнурением себя многодневной пьянкой пополам с неразборчивым грабежом бестолковых граждан. Другое ж совсем дело!


От тяги к подобным увлечениям в дисбате избавляют при помощи трудотерапии. Пока мы стояли на плацу, несколько групп бойцов с ломами, лопатами и мётлами продефилировали в разных направлениях, бойко чеканя шаг по мёрзлому асфальту. По плацу бойцы дисбата или маршируют (чаще всего — в строю, но бывает и индивидуально) или бегают бегом. Строевая подготовка и физкультура тесно переплетены и заполняют собой практически весь досуг военнослужащего. И вообще сложилось впечатление, что солдат переменного состава в дисбате стремится или постоять смирно или немедленно побежать бегом.

В т.н. «свободное время» военнослужащие дисциплинарного батальона могут обратиться к вере. На территории дисбата руками осуждённых возведён небольшой, очень аккуратный православный храм. Для мусульман имеется молельная комната. В редкие минуты досуга верующие солдаты имеют возможность поразмыслить о своих бессмертных душах. Места отправления религиозных культов в военной части не пустуют.

Бегут ли из дисбата? Бегут. Но редко и неудачно. Один из случаев побега зафиксирован в 2008 году. Закончился побег печально: после предупредительных выстрелов в воздух караульные открыли прицельный огонь по беглецу, прострелили ему обе ноги, а сторожевые собаки ещё и искусали раненого. Но тут виноватых искать не стоит, все участники событий доподлинно знали на что идут и чего надлежит ожидать. В Мулино совсем не Голливуд, многокилометровых отапливаемых вентилиционных лазов и корзин с бельём для обеспечения комфортного побега не найти.

Были в истории дисбата и особо находчивые бойцы: один решил убежать по простыням в окошко прямо из гостиницы, где находился с приехавшими родителями, а другой отважно наелся гвоздей и прочих металлических предметов. Очень хотел в больнице отдохнуть. Гвозди из затейника извлекли и передали в музей части. Там же хранятся и прочие предметы, изъятые у (из) осуждённых — шприцы, самодельные игральные карты, примитивные заточки, ножи и прочие полезные мелочи.

Никаких, подчеркну ещё разок красненьким, НИКАКИХ ужасов в расположении части усмотреть не удалось за исключением тех, что демонстрировались на каждом шагу: чистота, монотонность, полная занятость. Без всяких шуток — 8 часов строевой и физической подготовки, 8 часов изучения уставов, 8 часов сна, передвижение строго в рамках периметра бегом или строевым шагом, проверки, построения, неукоснительное выполнение распорядка дня, ежедневную муштру выдержит не каждый. Уставы, например, изучают до полного изумления и впадения в воинский транс, только на этой почве можно умом тронуться! Нет никаких сомнений — тяжкое место. По лицам военнослужащих переменного состава сразу всё видно. Не стоит, говорят они, сюда попадать, да только поздновато озаряет.

Не знаю, пригодятся ли в последующей жизни воинам полученные в дисбате навыки и умения, но из разговора с солдатом постоянного состава выяснилось: знание уставов таки облегчает жизнь по любую сторону колючей проволоки. Похоже, солдат знает, об чём говорит.

topwar.ru


Смотрите также

Описание: