Где находится в мордовии женская колония


Исправительные колонии в Мордовии - адреса, телефоны, отзывы

ФКУ ИК-14 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Парца, Лесная улица, 7

Прием начальника
пн: с 10:00 до 11:00
ср: с 14:00 до 15:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-11-04
+7 (83457) 5-11-34

ФКУ ИК-17 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Озерный, Лесная улица, 3

1, 3 пн месяца Прием начальника
пн: с 14:00 до 16:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-82-45
+7 (83457) 5-81-53
+7 (83457) 5-81-40

ФКУ ИК-18 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Потьма, Красноармейская улица, 10

Прием начальника
пн: с 14:00 до 15:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

ФКУ ИК-22 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Леплей, улица Дежурова, 1

Прием начальника
пн: с 14:00 до 16:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-32-22
+7 (83457) 5-34-93

ФКУ ИК-1 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Сосновка, Почтовая улица, 8

Прием начальника
пн: с 14:00 до 16:00
График работы комнат приема передач, выдачи передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 17:00, перерыв: с 12:00 до 13:00

+7 (83457) 5-40-10
+7 (83458) 3-26-39

ФКУ ИК-2 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Явас, Чернореченская улица, 1

Прием начальника
пт: с 14:00 до 15:00
График работы комнат приема передач, выдачи передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 2-26-40
+7 (83457) 2-26-47

ФКУ ИК-4 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Ударный, Железнодорожная улица, 1

Прием начальника
пн: с 15:00 до 16:00
График работы комнат приема и выдачи передач
ежедневно: с 08:00 до 17:00, перерыв: с 12:00 до 14:00
График работы комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-21-57
+7 (83457) 5-23-53

ФКУ ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Леплей, Песочный переулок, 1

Прием начальника
пн: с 11:00 до 12:00
График работы комнат приема передач
ежедневно: с 09:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00
График работы комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-31-40
+7 (83457) 5-31-39

ФКУ ИК-6 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Торбеевский район, поселок Торбеево, Весенняя улица, 50

Прием начальника
пн: с 14:00 до 16:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 09:00 до 18:00, перерыв: с 13:00 до 14:00

ФКУ ИК-7 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Сосновка, Центральная улица, 2

Прием начальника
чт: с 14:00 до 16:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-40-47
+7 (83457) 5-40-52

ФКУ КП-8 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Явас, улица Дзержинского, 51

Прием начальника
пн: с 11:00 до 12:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 2-48-36
+7 (83457) 2-48-69

ФКУ ИК-10 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Ударный, Молодежная улица, 1

Прием начальника
пн: с 14:00 до 15:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-21-34
+7 (83457) 5-21-40

ФКУ ИК-11 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Явас, улица Дзержинского, 39

Прием начальника
пн: с 14:00 до 15:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 2-23-69
+7 (83457) 2-23-65

ФКУ ИК-12 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Молочница, Новая улица, 2

Прием начальника
пт: с 14:00 до 16:00
График работы комнат приема, выдачи передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-60-12
+7 (83457) 5-70-16

ФКУ ИК-13 УФСИН России по Республике Мордовия - подробнее

Зубово-Полянский район, поселок Парца, Центральная улица, 6

Прием начальника
пн: с 14:00 до 16:00
График работы комнат приема передач, комнат предоставления свиданий
ежедневно: с 08:00 до 18:00, перерыв: с 12:00 до 14:00

+7 (83457) 5-11-03
+7 (83457) 5-11-19

Мы нашли 15 исправительных колоний в Мордовии и заметили, что еще никто не поделился своим мнением. Будьте первым, выберите интересующий вас адрес и оставьте свой отзыв о работе учреждения!

Воспользуйтесь сортировкой, чтобы выбрать самую популярную колонию Мордовии.

Написать отзыв / вопрос / пожелание

что творилось в скандальной мордовской ИК — Рамблер/новости

Фото: Илья Питалев/РИА Новости

В декабре ФСИН признала нарушения, в том числе наличие рабского труда, в мордовской женской колонии № 14. Учреждение скандально прославилось пять лет назад, когда об этих фактах сообщила отбывающая там срок Надежда Толоконникова из панк-рок-группы Pussy Riot. Тогда колония подала в суд на Толоконникову, позже в учреждении сменился начальник. Теперь же исправительное ведомство фактически подтвердило, что те порядки, о которых шла речь в письме Толоконниковой, имеют место до сих пор. News.ru удалось найти женщину, которая находилась в 14-й колонии Мордовии одновременно с Толоконниковой. По её словам, публичные итоги проверки ФСИН очень мало говорят о тех нечеловеческих условиях, которые на самом деле были в ИК.

Город несчастья

Зубово-Полянский район Мордовии — край лагерей. Здесь расположен так называемый Дубравлаг (Дубравное лагерное управление) с пятнадцатью колониями, в том числе женскими. Этот «город несчастья» с многотысячным населением стал разрастаться ещё с начала 1930-х годов. Трудно сказать, что здесь изменилось с тех пор, но образцом гуманизма эта сеть учреждений точно не стала.

О страшных мордовских колониях СМИ заговорили в 2013 году, когда было опубликовано письмо Надежды Толоконниковой с рассказом о происходящем в ИК-14 УФСИН по Республике Мордовия. Она описала принудительный труд на швейном производстве по 16−17 часов в день, голод, холод и расправы над неугодными заключёнными. После этого в суд на Толоконникову подала администрация колонии и лично заместитель начальника ИК Юрий Куприянов. Иски были отклонены, а в результате последующего скандала руководитель колонии Александр Кулагин покинул должность, уступив пост своему заму — тому самому Куприянову. В конце 2018 года после внезапной проверки ФСИН от руководства был отстранён уже сам Куприянов, а также несколько его подчинённых. Материалы переданы следствию. При этом сотрудники ИК пытались уничтожить следы нарушений, в том числе изымаемые видеоархивы, прямо на глазах у комиссии. Как рассказал замдиректора ФСИН Валерий Максименко, женщин-заключённых заставляли работать по 18 часов в день. Они должны были обшивать лично начальника, членов его семьи. Кроме того, отбывающих наказание заставляли работать на «левых» коммерсантов. За возможный отказ угрожали наказанием, в том числе лишением пищи. А за две недели до проверки, 7 декабря, другой замдиректора ФСИН Рустам Степаненко хвалился, что мордовские женские зоны на 13% за год увеличили «объём услуг, оказанных бизнес-сообществу», и призвал предпринимателей теснее взаимодействовать с колониями.

«Исполнять госзаказ — такого точно не было»

News.ru связался с Геленой Алексеевой, которая находилась в мордовской ИК-14 с 2013 по 2015 год, в то время когда, там также отбывали наказание Надежда Толоконникова и Евгения Хасис (соучастница

как в мордовской женской колонии живут матери с детьми — РТ на русском

Дом ребёнка (ДР) при женской исправительной колонии (ИК) №2 в Мордовии выглядит как обычный детский сад. В игровой — бежевые стены с расклеенными по ним изображениями бабочек и цветов, специальное оборудование для дезинфекции воздуха. О том, что ДР находится в месте лишения свободы, напоминает только вид из окна: три глухие стены, ряды колючей проволоки.

Дарья и Марьяна

 

Небольшие светлые комнатки, в которых живут осуждённые с детьми, напоминают номера в санатории: по две взрослые и детские кроватки, комод, отдельная ванная комната. В одной из таких комнат живут 29-летняя Дарья и её дочка Марьяна.

Дарья родом из Липецка, в мордовскую колонию она попала почти пять лет назад. На тот момент у неё уже была дочь от первого брака, которой сейчас 11 лет. Как и большинство осуждённых в ИК №2, женщина оказалась в колонии по ст. 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств»).

Также по теме

«Здесь мало кто считает, что поступил правильно»: RT побывал в самой большой колонии для пожизненно осуждённых

Две тысячи преступников в России приговорены к пожизненному заключению и отбывают наказание в тюрьмах. Двести из них уже отсидели...

«Раньше я работала в микрофинансовой организации, всё было прекрасно в моей жизни, — рассказывает  Дарья. — А потом что-то не сложилось, связалась не с той компанией — и всё полетело. Не так, как я хотела. Срок большой, я очень многое потеряла. Но здесь у меня родилась дочь».

Полуторагодовалая Марьяна с серьёзным личиком сидит на коленях матери и теребит плюшевого зайчика. Она родилась, когда её мама уже три года отбывала срок. Вспоминая роды, Дарья плачет: они были очень тяжёлыми. «Слава богу, помогли», — шепчет женщина.

Заключённых возят в обычный роддом — во время перевозки и самих родов женщину сопровождает вооружённый конвой. Затем мать с новорождённым доставляют обратно в колонию, в дом ребёнка.

«Мы просыпаемся вместе, умываемся, кушаем. Потом дети идут в садик, а мы — работать. Вечером забираем, — описывает Дарья свои будни в колонии. — Здесь у нас есть возможность проводить время с детьми, видеть, как они растут. В таких местах это очень дорогого стоит».

С отцом Марьяны, Алексеем, Дарья познакомилась, когда была в СИЗО. Они продолжали общаться, а потом обвенчались в церкви, расположенной на территории ИК №2. Дарья надеется, что в следующем году сможет выйти по УДО и вернуться домой, к мужу, вместе с дочерью. Если не получится, то ещё через полтора года девочку передадут отцу или бабушке.

«Муж готов в любой момент забрать дочку и воспитывать её. Он стабильно приезжает каждые два месяца, хотя, наверное, больше не ко мне, а к дочке, — смеётся Дарья. — Каждый раз он мне говорит одно и то же: «Даш, отдай!» Он уже всё ей сделал: оборудовал комнату, накупил всяких игрушек, всего на свете. И старшая дочка ждёт сестрёнку, она сейчас живёт с моей матерью».

Мила и Давид

 

Ещё одна осуждённая по ст. 228, живущая в ДР, — уроженка Татарстана Миляуша. Ей 31 год. Отец её сына, полуторагодовалого Давида, сейчас тоже отбывает срок. Мила получила девять с половиной лет и должна выйти на свободу только в конце 2026 года. К тому моменту Давиду будет почти девять лет.

«У меня это первая судимость. Я до этого жила нормально, как все, работала. Торговала на рынке, у меня была своя точка с одеждой, — рассказывает женщина. — Потом у меня появилась подруга, которая дала мне попробовать наркотики. Я употребляла год и три месяца. И оказалась здесь… Перевернула всё в своей жизни».

Мила знала, что ждёт ребёнка, ещё до того, как её арестовали. Когда оказалась в колонии, была уже на последних месяцах беременности.

«Был сильный страх — я не знала, рожу ли я полноценного ребёнка. Я же больше года наркотики употребляла», — вспоминает она.

Сейчас крепкий голубоглазый малыш сидит у неё на руках и клюёт носом. «Он сегодня рано проснулся», — беспокоится женщина.

На воле её ждут старший сын и пожилая мать. Бабушке Давида 63 года, но Мила утверждает, что та готова забрать маленького внука в любой момент.

«У неё это третий внук. Души не чает, любит, ждёт домой. Конечно же, ребёнку лучше дома, я понимаю. Но ведь и мама рядом тоже нужна, — говорит Мила. — У меня в собственности в Нижнекамске есть двухкомнатная квартира. Мама специально её не сдаёт, ждёт меня».

Как и многие заключённые, которые попали в колонию, имея на руках малолетних детей, Мила планирует требовать отсрочки по своему приговору. В соответствии со ст. 82 УК РФ беременным женщинам и женщинам, воспитывающим детей младше 14 лет, может быть предоставлена отсрочка реального отбывания наказания, пока дети не достигнут 14-летия.

Мила попадает в обе категории и надеется, что ей удастся вернуться домой.

«Здесь так некоторые девочки уходили домой. Но срок — он в любом случае не вечен. Ещё не всё потеряно. Мы отсюда выйдем, вернёмся домой», — твёрдо говорит женщина.

Регина и Богдан

 

Регина забеременела, когда по её делу уже шло следствие. Сейчас её сыну Богдану десять месяцев. Пока женщина рассказывает, как оказалась в колонии, мальчик радостно гулит и подпрыгивает у неё на коленях.

 «Мне 29 лет. До колонии я не работала, была замужем, дочь воспитывала, —  улыбается Регина, и становится видно, что у неё не хватает передних зубов. — Жили мы в Башкирии. А попала сюда за сбыт наркотиков. У меня год шло следствие. Я забеременела, оказалась здесь, родила Богдана».

У мальчика необычные глаза: один голубой, другой почти чёрный. Сотрудники колонии от Богдана без ума — наперебой рассказывают, что в десять месяцев он уже говорит «мама» и «папа», умеет ходить. Мать делится с мужем новостями о сыне по телефону, тот, по её словам, всегда очень радуется.

Регина освободится и вернётся домой уже через полгода. Она хотела бы отвезти Богдана на море, но поехать вместе с сыном не сможет — после освобождения она будет под надзором.

«Хочется на море поехать с детьми, будем добиваться, чтобы снять надзор. Иначе я ещё восемь лет не смогу выехать из своего города, — говорит Регина и вдруг начинает плакать. — Старшая дочка видела море, мы туда ездили с моими родителями, ей там очень нравится».

Некому забрать

Даже если у осуждённой есть маленький ребёнок, попасть в ДР ей будет нелегко. По словам начальницы пресс-службы УФСИН по Мордовии Марины Ханиевой, женщины проходят строгий отбор, чтобы жить вместе со своими детьми.

«Сюда отправляют далеко не всех матерей, место в доме ребёнка надо ещё заслужить, — подчёркивает Ханиева.— Поверьте, очень многие женщины не готовы отказаться, например, от курения, которое строго запрещено».

В остальном матерям, попавшим в ДР, часто идут навстречу. Например, если ребёнку уже исполнилось три года, но срок матери подходит к концу, пребывание ребёнка с ней обычно продлевают.

Если же у женщины большой срок, детей передают под опеку отцу или родственникам. Ситуации, когда ребёнка совсем некому забрать, встречаются редко, и только в таких крайних случаях его передают в детский дом.

В комнате для ясельной группы в доме ребёнка при ИК №2 играют годовалые малыши. Но есть и девочка постарше. Её мамы здесь сейчас нет: она работает на швейном производстве и живёт не в ДР. Девочка с любопытством смотрит на взрослых из-под длинных чёрных ресниц.

«Такая красавица, — вздыхает замначальника колонии Ольга Драгункина. — А ведь отправится в детский дом. Её маме ещё долго сидеть, а их единственная родственница недавно умерла».

Сотрудники ИК №2 говорят, что ещё не сталкивались с матерями, которые бросали бы своего ребёнка после освобождения. Начальство колонии интересуется жизнью побывавших в ДР детей — наводят справки, забрали ли их мамы. Точной статистики они не ведут, но всегда переживают, как идут дела у их воспитанников: за время, пока дети заключённых здесь находятся, персонал успевает к ним привязаться.

Маткапитал для заключённых

 

Матери, отбывающие наказание в колониях, не лишаются и возможности получать материнский капитал. 7 мая в ИК №2 вручили сертификат молодой матери Елене. Здесь, в доме ребёнка, она живёт с дочкой Алмазой.

Воспользоваться сертификатом у женщины получится ещё не скоро — она должна освободиться лишь к 2025 году. Дочку Лена собирается отправить к родителям, а также будет подавать заявление по ст. 82 УК РФ, надеясь на отсрочку наказания.

  • В исправительной колонии №2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Мордовия состоялось торжественное событие: вручение осуждённой государственного сертификата, дающего право на получение материнского капитала
  • © УФСИН по Республике Мордовия

«Материнский капитал я планирую потратить на жильё. У меня в Оренбурге, откуда я родом, есть однокомнатная квартира, хочу обменять на жильё побольше. Там у меня сейчас с родителями старший сын живёт, и я хочу своим детям, когда освобожусь, купить хорошее жильё», — рассказывает женщина.

Детство в колонии

Начальница колонии Елена Позднякова объясняет, что дети, которые живут в Доме ребёнка, ещё слишком маленькие, чтобы понимать, где они находятся, а главный вопрос — куда они попадут после того, как покинут колонию вместе с матерью.

«При освобождении наши сотрудники: начальник отряда, медицинские работники — сопровождают маму с ребёнком до места жительства, чтобы убедиться, что условия соответствуют требованиям проживания ребёнка», — объясняет руководитель ИК №2.

В свою очередь, сотрудница мордовского УФСИН Марина Ханиева отмечает, что многие дети, покинув колонию, попадают далеко не в такие комфортные условия, к каким привыкли в доме ребёнка.

«Зачастую, знаете, приходит сотрудник колонии осматривать дом, где будет жить ребёнок, а там земляные полы», — вздыхает Ханиева.

В мордовских женских колониях продолжают пытать заключенных

За последние годы сменилось три начальника ФСИН, но пыток меньше не становится

Говорить о том, что пытки в колониях — это «горячая новость», мы не можем. Но мы, правозащитники, не можем и не писать об этой ситуации, которая никак не меняется. Только за последние годы сменилось три начальника ФСИН, но пыток меньше не становится.

Нельзя сказать, что руководство ФСИН не знает о пытках. Руководители один за другим осуждают насилие над заключенными, но не борются с ним.

Особенно мерзко выглядят избиения женщин-заключенных. Огромное количество жалоб приходит из колонии ИК‑2. Мы опросили множество бывших осужденных, и все они подтверждают насилие и пытки.

Ольге Ш. 37 лет. Сейчас она живет в Москве и работает маникюршей, но мечтает поступить в медицинский. Три года назад Ольга освободилась из ИК‑2 Мордовии, где провела два года. Не любит вспоминать, за что получила срок. Да и не важно, за что она сидела, — важно, что с ней там делали.

«Я хочу добиться того, чтобы их всех судили. Чтобы они ответили за свои преступления», — говорит Ольга о сотрудниках колонии.

В сентябре 2013 года между ней и одним из сотрудников ИК‑2 произошел небольшой словесный конфликт. Закончилось тем, что Ольга начала получать удары кулаками по голове, животу, спине и ягодицам. Потом ее поставили к стене и начали бить железной палкой по всему телу, пока она не сползла по стенке.

Избивавший Ольгу мужчина сказал ей: «Теперь я буду приходить к тебе каждый день». И действительно приходил и избивал. Ольга считает, что от смерти ее спасло только этапирование в другую область.

Ольга далеко не первая, кто обратился в фонд «В защиту прав заключенных» после освобождения из ИК‑2. На данный момент у нас есть заявления от шести освободившихся оттуда осужденных женщин. Мы постоянно получаем жалобы от родственников осужденных, которые содержатся там сейчас.

Все обратившиеся описывают одинаковые издевательства над осужденными: работа по многу часов без перерыва, избиения заключенных, доведение до самоубийства (имена сотрудников, участвующих в преступлениях, известны).

О том, что происходит в ИК‑2, в 2013 году писала правозащитница Зоя Светова после скандала с Надеждой Толоконниковой. Несмотря на то что прошло уже четыре года, сменился директор ФСИН и несколько раз менялся начальник УФСИН Мордовии, — в ИК‑2 ничего не изменилось.

Все осужденные ИК‑2 работают на швейной фабрике. Работа совершенно рабская. Подъем в 6 утра, в 6.30 — завтрак, в 7.00 — развод на фабрику.

С 7.00 до 24.00, а иногда до трех часов ночи, женщины работают. Сможет ли осужденная в течение дня сходить в туалет, в столовую, на прогулку, в баню, зависит исключительно от того, выполнила ли она «норму».

Осужденные берут с собой баночки и пакетики, в которые справляют нужду, не отходя от швейной машинки. «Иногда девчонки встают, их мочевой пузырь не выдерживает, они идут и на ходу мочатся под себя», — рассказывает бывшая заключенная Елена Винниченко.

Возможность сходить в баню тоже надо заслужить. Винниченко говорит, что в декабре 2016 года их пустили помыться только один раз — аккурат 31 декабря.

Тут не имеет значения, умеешь ты шить или не умеешь. Работают даже с отрезанными на производстве пальцами.

Бывшая осужденная Татьяна Забелина рассказывает историю своей подруги: «Работала двое суток в закройном цехе, ей отрезало три пальца на правой руке. Ее увезли в больницу. Через неделю привезли и загнали обратно на фабрику работать».

Татьяне Чепуриной не было и 30 лет. Тихая, спокойная, всегда сдержанная. Она не справлялась с «нормой», из-за чего ее заставляли работать по 22 часа в сутки, не пускали в туалет и столовую. 23 октября 2011 года ее назвали неуспевающей и сильно избили. Вечером этого же дня Чепурина повесилась на собственном платке.

Ее тело сутки пролежало на улице возле санчасти, а потом еще сутки в так называемой запретной зоне (периметр между забором с током и колючей проволокой). Смерть впоследствии «списали», т.е. оформили как смерть по состоянию здоровья.

53-летняя Наталья Ульянова также не успевала отшивать норму на промзоне. В декабре 2013 года ей не разрешили вставать из-за швейной машинки и заставили работать в две смены. Естественно, не отпускали в туалет и столовую. Не отпустили даже в медсанчасть, когда ей стало плохо.

Когда Ульянова потеряла способность сидеть и вообще двигаться, ее просто положили рядом с вахтой, где она на холодном полу пролежала несколько часов, ожидая медицинской помощи. В этот же день, 29 декабря, она скончалась.

Бывшую осужденную Татьяну Гаврилову в Мордовии помнят очень хорошо. Из своих 40 лет она провела в заключении пятнадцать, семь лет отсидела в ИК‑2, освободилась в 2014 году.

Первый день в ИК‑2 у Гавриловой вышел очень запоминающимся — как для нее, так и для всей администрации колонии. «Главный по безопасности в колонии К. тут же позвал к себе в кабинет. Он несколько раз меня ударил там по виску дубинкой. Мне ничего делать уже не оставалось, я начала обороняться», — рассказывает Гаврилова.

На крики К. прибежали все сотрудники, но Гаврилова, понимая, что терять ей нечего, не ослабляла захват: «Он приказал всем выйти из кабинета. Дал слово офицера, что больше меня никто тут бить не будет. Ну я его отпустила. Он сел на диван и спокойно уже сказал, что из колонии я никогда живой не выйду».

В этот же день Гаврилову повели в ШИЗО, потребовали снять нательный крестик. Она отказалась: «Пока меня по коридору вели, сотрудник П. со всей дури ударил меня сзади по голове. А он весом под сто килограмм. Я развернулась и нанесла ему боковой удар ногой в живот». Гаврилова тогда еще не знала, что П. являлся начальником колонии…

Увидев лежащего на полу начальника, остальные сотрудники забили тревогу и вызвали ОМОН: «К тому моменту меня уже прицепили наручниками к батарее. П. и другие продолжали мне наносить удары — в грудь, живот. Короче, когда прибежали двое омоновцев, я потеряла сознание».

Сейчас Татьяна Гаврилова — самая активная из освободившихся осужденных ИК‑2. Уже три года она продолжает писать жалобы в прокуратуру и УФСИН, пытается добиться возбуждения уголовных дел против сотрудников ИК‑2, собирает жалобы от других осужденных. У Гавриловой две цели: защитить тех, кто сейчас содержится в ИК‑2, и наказать всех ответственных за смерти и избиения осужденных.

Елена Винниченко прибыла в колонию ИК‑2 в феврале 2015 года. На левой ноге у нее была трофическая язва.

В медсанчасти ИК‑2 вместо надлежащего лечения ей начали колоть антибиотики, язва начала увеличиваться. Комплексного лечения Винниченко не получала, перевязок ей тоже не делали. Когда летом 2016 года женщину не пустили на очередную перевязку из-за невыполненной нормы, Винниченко сама сняла повязку с больной ноги. Из язвы полезли черви…

Другая осужденная рассказывает: при температуре 40, когда ее била лихорадка, свершилось чудо — ее положили в санчасть на два дня, чтобы сбить температуру. После того как температура опустилась до 38 градусов, чудеса кончились: пришлось выходить на промзону, где бригадир отряда начала избивать «отлынивающую».

Татьяна Забелина работала в столовой поваром, освободилась полгода назад. Сейчас живет и работает в Питере. На вопрос «как кормят» отвечает: «Такое ощущение, что дохлых свиней привозят. Когда варишь мясо, стоит отвратительный запах». Молоко выдают только больным, которым прописана специальная диета, но всегда только прокисшее. Но хорошую еду в столовой все-таки готовят, правда, не для осужденных: «Приезжают прокуроры, для них готовится заказ: салаты, утки, печенка, кролик — все готовится для прокурора. Упаковывается и вывозится за зону».

На еду отводится не более 20 минут, потом всех обратно загоняют на промку. Осужденные, зная, что в течение дня им больше не удастся поесть, пытаются спрятать у себя хлеб, но если сотрудники его найдут — обязательно побьют.

«Те, кого сутки не выпускают с производства, приходят в столовую как зомби — они не понимают, что происходит. Женщины в ИК‑2 не живут, а выживают», — рассказывает бывшая осужденная.

Осужденные, которые отбывают в ИК‑2 наказание, сами жалобы никогда не пишут — боятся мести сотрудников и в любом случае знают, что все бесполезно. Даже если кто-то из родственников осмелится написать жалобу в защиту осужденных, в итоге получит один и тот же ответ: «Проведенной проверкой никаких нарушений выявлено не было».

9 марта Владимир Путин освободил от должности начальника УФСИН по Мордовии генерал-майора внутренней службы Рамазана Ягьяева. Это произошло после серии статей члена Совета по правам человека и развитию гражданского общества Елены Масюк о нарушениях прав в мужских колониях Мордовии. Временно исполняющим полномочия начальника УФСИН России по Республике Мордовия назначен заместитель Ягьяева — Михаил Мезин.

Однако ситуация в колонии ИК‑2 не меняется — об этом нам сообщают девушки, которые сейчас находятся там. Описывают работу по 12 часов, отсутствие медицинской помощи, избиения. «В четвертом цехе бригадиры избили девочку беременную. Она вышла с карантина, даже не знала, что она беременна, потому что анализы ей не сделали. Ее избили и с выкидышем увезли», — сообщила нам заключенная Елена И. Заключенная О. сообщила нам о применении физического насилия к ней со стороны бригадира, из-за чего она лежала в больнице.

Нам в движении «За права человека» очень бы хотелось услышать мнение о происходящем генерал-полковника Геннадия Александровича Корниенко, который является директором Федеральной службы исполнения наказаний. Пусть скажет: может быть, так и надо? Может быть, это нормально — избивать и доводить до суицида осужденных девушек? Будем ждать его ответа.

Может показаться, что правозащитники в этой ситуации сражаются исключительно за права осужденных, преступников. Но это не так. Пока в российских колониях будут работать садисты, ни один человек не выйдет оттуда исправившимся. Наоборот — озлобленным, желающим мстить. Именно поэтому уровень рецидивов в России — более пятидесяти процентов.

Женщины в Мордовской колонии ИК-14 -ужас

Странная история.

"17 сентября заместителю начальника ИК-14 Куприянову обратились супруг осужденной Петр Верзилов и ее адвокат Ирина Хрунова. Во время беседы они предложили перевести Толоконникову в другой отряд и трудоустроить ее в художественную мастерскую", - сказал сотрудник пресс-бюро в понедельник, 23 сентября.

По его словам, в случае невыполнения этих условий Верзилов и Хрунова сообщили, что направят в СКР, Генпрокуратуру, ФСИН и СМИ заявление о том, что Куприянов угрожает Толоконниковой физической расправой и убийством.

"При этом подготовленные заранее заявления были продемонстрированы Куприянову", - сказал представитель ФСИН.

По данным ведомства, Куприянов, занимающий должность заместителя начальника колонии по безопасности и оперативной работе, "пояснил, что трудоустройством осужденных не занимается - решение о переводе принимает специально созданная комиссия".

"Куприянов отказался выполнить требования Верзилова и Хруновой, после чего обратился с заявлениями о склонении к совершению должностного правонарушения (созданию льготных условий для Толоконниковой) в Дубравную прокуратуру и начальнику УФСИН по республике Мордовия", - сказал собеседник агентства.

В пресс-бюро отметили, что утром в понедельник Толоконникова была на завтраке, заявление об объявлении голодовки поступило от нее в 11:45.

"Стоит отметить, что в ИК-14 основное производство - швейное, и большинство осужденных трудоустроено именно там. Работа в промышленной зоне организована в две смены: с 8.00 до 16.00 и с 16.30 до 00.30, с перерывами на обед. Работает Толоконникова в первую смену с 8.00 до 16.00 с перерывом на обед", - сказал представитель ФСИН.

По его словам, норма выработки едина для всех осужденных, работающих на швейном производстве, "никаких специальных
требований к Толоконниковой не предъявляется".

"В связи со сложившейся ситуацией будет проведена служебная проверка", - добавил сотрудник пресс-бюро.

В свою очередь, адвокат Толоконниковой Ирина Хрунова заявила агентству "Интерфакс-Поволжье", что она обращалась к .Куприянову "с просьбой перевести Надю в другой отряд или иное место работы, предлагая несколько вариантов таких мест".

"Моя просьба была связана с тем, что в отряде и бригаде на швейном производстве Наде угрожают другие осужденные. Это началось с 30 августа. Надя сообщала об этом администрации колонии, однако та не предприняла никаких мер", - сказала Хрунова, пишет Интерфакс.

Адвокат отметила, что замначальника колонии в ответ на просьбу о переводе Толоконниковой сказал, что "вопрос будет решен до пятницы 20 сентября".

"Однако этого сделано не было", - заключила Хрунова.
Ранее в понедельник отбывающая наказание участница Pussy Riot Толоконникова объявила голодовку в колонии, заявив, что администрация угрожает ей убийством.

"В понедельник, 23 сентября, я объявляю голодовку. Это крайний метод, но я абсолютно уверена в том, что это единственно возможный выход для меня из сложившейся ситуации",- говорилось в письме Толоконниковой.

По словам Толоконниковой, в колонии, где она отбывает наказание, заключенные вынуждены работать по 16 часов, некоторые из них подвергаются побоям со стороны других женщин.

Н.Толоконникова написала заявление о начале голодовки во ФСИН, пожаловалась в Следственный комитет России на угрозу убийством со стороны администрации колонии и обратилась к уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину.

"Заместитель начальника ФКУ ИК-14 УФСИН России по республике Мордовия Куприянов Ю.В. озвучил в устной форме следующее, что было мной расценено как прямая угроза убийством со стороны должностного лица: "Тебе уже точно никогда не будет плохо, потому что на том свете плохо не бывает", - говорилось в обращении Толоконниковой к российскому омбудсмену.
http://www.kp.ru/online/news/1542986/

где расположены, правила и порядки :: SYL.ru

Всем известно, что в России существуют женские зоны. Это факт ни от кого не скрывается, но и обсуждать его в СМИ как-то не принято. Можно сказать, что этой темы стесняются, она является чем-то условно запретным. Общество не желает знать, что происходит с женщинами, попавшими за решетку. Они являются изгоями этого общества, имеющими шанс вернуться к нормальной жизни только после отбывания наказания. Женская тюрьма - место не для слабых, здесь царят свои законы и порядки. Вот о них мы и расскажем в этой статье.

Женские зоны России: общая характеристика

По последним данным, в нашей стране находится тридцать пять колоний и тюрем для женщин. В них содержится около шестидесяти тысяч представительниц прекрасного пола, что составляет приблизительно пять процентов от всех осужденных России. Если сопоставить все эти цифры с общим количеством жителей страны, то получится, что приблизительно на сто тысяч россиян приходится сорок осужденных женщин.

Несовершеннолетние девочки, попавшие за решетку, составляют довольно серьезный процент заключенных. Их в России, по данным ФСИН, на сегодняшний момент около тринадцати тысяч.

Женские колонии существуют трех видов:

  • общего режима;
  • строгого;
  • колония-поселение.

Чаще всего женщин определяют в колонии общего режима и поселения. Для несовершеннолетних существует воспитательная женская зона. Строгий режим предусмотрен только для рецидивисток, таких исправительных учреждений в России два. Они расположены по следующим адресам:

  • город Березняки;
  • поселок Шахово.

Обычно в такие зоны попадают женщины-убийцы, повторно или неоднократно совершившие данное преступное деяние. За воровство или грабеж на строгий режим попадают довольно редко.

Женские зоны - не единственное место, где содержатся женщины. В следственных изоляторах приблизительно двадцать тысяч представительниц прекрасного пола. Они находятся в ожидании суда и оглашения приговора. В случае признания вины женщина по этапу отправляется в исправительное учреждение. Стоит отметить, что СИЗО в нашей стране являются смешанными, но в последнее время наметилась тенденция к реформированию системы отбывания наказания. В связи с этим в стране появилось три женских СИЗО, расположенных в следующих городах:

  • СПб.
  • Москва.
  • Екатеринбург.

Условия содержания в некоторых из них на порядок лучше, чем в смешанных следственных изоляторах.

За что в тюрьму попадают женщины?

Самая распространенная статья, по которой россиянки оказываются за колючей проволокой - это хранение и распространение наркотических веществ. Такие осужденные женщины составляют более шестидесяти процентов от общего числа. Попадаются воровки, таких не очень любят на зоне. Они способны воровать у своих же, что жестко пресекается остальными осужденными. Женщины-убийцы составляют не более шести процентов от всех попавших в заключение. Чаще всего их статья классифицируется как "убийство по неосторожности" или "превышение уровня допустимой самообороны". Такие случаи весьма распространены.

Особый контингент на зоне составляют заключенные женщины, отбывающие наказание за мошенничество, иногда в особо крупных размерах. Эти дамы обычно достаточно ухожены и выходят по УДО, отсидев чуть более половины назначенного судом срока.

Россия: в каком регионе расположено больше всего женских колоний?

Традиционно лагерным краем называют Мордовию. Здесь расположено двадцать исправительные учреждений, из них три - это женские зоны. Мордовия является достаточно тяжелым местом для отбывания наказания, бывшие осужденные рассказывают о сложных бытовых условиях, случаях издевательства администрации, скудном питании и отсутствии элементарных гигиенических принадлежностей. Даже форменная одежда выдается здесь не всегда или не в полном комплекте.

Список женских исправительных учреждений Мордовии выглядит следующим образом:

  • ИК-2 (поселок Явас).
  • ИК-13 (поселок Парца).
  • ИК-14 (поселок Парца).

В каждой из колоний существует промышленная зона, в некоторых выстроены собственные подсобные хозяйства.

Пожизненное отбывание наказания: есть ли такие колонии в России?

Какой бы ни была по условиям содержания женская зона, пожизненно отбывать наказание дамам не придется. Дело в том, что, согласно российскому законодательству, женщинам не назначается подобная мера наказания. Ни одно совершенное преступление не приведет представительницу прекрасного пола к пожизненному сроку. Данное правило касается также лиц, не достигших на момент преступления восемнадцати лет, и мужчин, достигших шестидесятилетнего возраста.

СИЗО: особенности ожидания суда

Единственно женское СИЗО в Москве имеет дурную славу среди подобных учреждений. Попасть сюда - это значит приоткрыть для себя ворота ада и, возможно, остаться в нем навсегда. Заключенные называют данное учреждение весьма красноречиво - "СИЗО 666". И это вполне справедливо, ведь таких нечеловеческих условий нет даже в колониях строгого режима. Судите сами: общественники приезжают сюда практически еженедельно и бьют тревогу, но ситуация до сих пор не изменилась - условия содержания женщин остаются невероятно чудовищными. Выйти из СИЗО здоровым человеком просто не представляется возможным.

По данным за прошлый год, в следственном изоляторе Москвы содержится 1357 человек, а верхняя граница наполняемости учреждения колеблется в пределах 892 женщин. Представляете, что при такой переполненности творится в камерах, где находятся заключенные? Если нет, то мы вам расскажем.

В каждой камере содержится по семьдесят-восемьдесят человек при норме пятьдесят. Коек на всех не хватает, поэтому привычной картиной в данном СИЗО стали женщины, спящие под кроватями и на полу камер. Это уже давно никого не смущает, надзирательницы тоже привыкли, что заключенные лежат на полу, прикрывшись тоненьким одеялом. Решить ситуацию никто не может, ведь даже раскладушки не приведут к кардинальному решению проблемы. Никто не представляет, как их поместить в камеры, где даже развернуться невозможно.

Добавьте к этому положению вещей жуткую антисанитарию. Женщины не имеют нормального туалета, а душ в подобных камерах вообще не предусмотрен. Если заключенным повезет, то они смогут сполоснуть руки и лицо водой, нагретой в чайнике. Он есть далеко не во всех камерах. По спящим под кроватями женщинам ползают полчища тараканов. Здесь их становится все больше с каждым годом. Трудно найти квадратный метр пространства, где не сидело бы несколько десятков этих усатых насекомых.

Особой проблемой женщин в СИЗО является медицинское обслуживание. Можно сказать, что его вовсе нет, на все просьбы о помощи вам ответят одним - выдадут аспирин. Многие женщины попадают в учреждение абсолютно здоровыми, а выходят с туберкулезом или сифилисом. Подхватить его в камере проще простого, ведь вновь прибывшие даже не выдерживают положенного карантина. У них никто не берет анализ крови и не делает флюорографию. В экстренных случаях дождаться врачебной помощи невозможно, даже беременные могут не осматриваться на протяжении всего срока. Такая халатность приводит к высокому уровню смертности среди заключенных, подобных условий не выдерживают даже молодые и крепкие женщины.

Питание тоже оставляет желать лучшего. Как говорят сами заключенные, они питаются просроченными продуктами, а передачи от родственников доставляются далеко не в полном объеме.

Конечно, данная информация - это всего лишь легкий набросок к будням заключенных московского СИЗО, но даже он уже внушает ужас от того положения, в котором находятся, возможно, даже невиновные женщины.

Порядки на женской зоне

Судя по отзывам бывших осужденных, зоны радикально отличаются друг от друга. Одни из них напоминают ад, а в других жизнь может быть вполне сносной и терпимой. Конечно, если у тебя есть деньги и возможность постоянно получать посылки. Жизнь на женских зонах напрямую зависит от количества денег, за них можно купить себе послабление режима, вкусную еду и относительно спокойное существование без дежурств и притеснений со стороны сокамерниц. Но давайте расскажем обо всем по порядку.

Проживают женщины в казармах, рассчитанных приблизительно на сорок человек. Обычно такие камеры отличаются большими размерами, в них есть душ, отведенный закуток под туалет и отгороженная небольшая зона кухни. В условиях, когда уединиться практически невозможно, такая планировка позволяет хотя бы иногда находиться вдали от шумной толпы людей. В меньших камерах находиться гораздо труднее, в них нет выделенной кухни, а телевизор всегда включается по желанию старшей.

В каждом отряде - четыре отдельно стоящие кровати. Спят на них только избранные. Обычно это старшая и те, кого она сама назначит. Спальное место можно выкупить за деньги или сигареты. Такса зависит от ответственной по отряду, она устанавливает тарифы и количество дней, когда можно пользоваться особенным положением.

Старшая всегда выбирается путем общего голосования женщин, но ее кандидатура должна быть согласована с администрацией колонии. Вообще ответственная может быть назначена и непосредственно администрацией, она отвечает за все, что происходит в отряде. Малейшее нарушение режима, беспорядок или драки сразу становятся поводом для наказания старшей, а она, в свою очередь, начнет жестко спрашивать с сокамерниц.

Для того чтобы поддерживать чистоту, старшая составляет графики дежурств. Этим женские зоны существенно отличаются от мужских - здесь практически каждое действие регламентируется графиком. Даже стирка и сушка белья происходит у каждой женщины в свой день. Дежурство не считается чем-то постыдным, но в одиночку довольно тяжело трижды в день убирать всю территорию камеры. Многие женщины, имеющие деньги, передают свое дежурство сокамерницам за сигареты. Они вместе с чаем являются самым ходовым товаром.

Драки и разборки в камерах, конечно, случаются. Но все же они не столь часты, как показывают в кинофильмах. Многие женщины живут "семьями", но такие группы не имеют под собой сексуального подтекста. Просто несколько человек ведут совместное хозяйство и общаются, обычно весь отряд со временем разбивается на такие группы. Люди общаются только внутри "семьи", одиночки могут общаться с кем угодно.

Случаи изнасилований, которыми, по мнению журналистов, изобилуют женские колонии, на самом деле крайне редки. Лесбийские пары обычно складываются среди женщин, которые находятся в заключении более десяти лет. Это не особо приветствуется и афишируется, но принуждать к сожительству никто не станет.

Распорядок жизни в колониях

Естественно, женская тюрьма - это не санаторий. Здесь необходимо работать, и работать много. Чем занимаются на зоне? В основном женщины шьют спецодежду, этим занимаются даже те, кто никогда не сидел за швейной машинкой и не брал в руки иглу.

Согласно распорядку, подъем в зоне начинается в шесть утра. Час дается осужденным на гигиенические процедуры, в семь часов они должны стоять у входа в промзону. Рабочий день длится в каждой зоне по-разному, так же как и рабочий график. В одних зонах женщины работают по двенадцать часов с часовым перерывом на обед и одним выходным днем в неделю. В других существует график "два через два", но он довольно редко встречается в исправительных учреждениях. У осужденных существует дневная норма выработки, за невыполнение которой может быть наказан весь отряд, поэтому стараются хорошо и быстро работать абсолютно все.

Помимо шитья, существует работа уборщиц, поварих и посудомойщиц. В некоторых колониях построены свои пекарни, где тоже работают женщины. Во многих исправительных учреждениях существуют клубы, они поднимают статус учреждения в глазах проверяющего начальства. Женщины обычно сами устраивают конкурсы, ставят спектакли и проводят праздники. Никто не заставляет их этим заниматься, но от отсутствия эмоций и ярких впечатлений они сами готовы хоть как-то скрасить свои серые будни.

Форменная одежда осужденных

С этим в колониях тоже не существует единых стандартов. Согласно законодательству, каждой женщине должен выдаваться комплект одежды и белья сроком на один год. Но в реальности данное правило практически нигде не соблюдается.

По рассказам осужденных можно судить о положении дел с обеспечением одеждой в колониях. К примеру, в Мордовии довольно часто осужденным выдают следующий комплект формы:

  • рубашка;
  • юбка или брюки;
  • платок;
  • телогрейка;
  • один комплект нижнего белья.

Обычно подобный комплект носится около трех лет, а то и более долгое время. К тому же в условиях зимних морозов женщины не имеют возможности пододеть под тонкую рубашку кофту или футболку. Женщины мерзнут в холодных швейных цехах, а платок они вообще не имеют возможности снимать до самого отбоя. Он должен находиться на голове постоянно, что крайне неудобно.

В других колониях дамы получают только одни брюки и телогрейку в зимнее время, это существенно осложняет жизнь женщин, которые не имеют возможности получать передачи с вещами из дома. Им приходится выкупать одежду у сокамерниц или ходить в обносках. Это приводит к антисанитарии и большому количеству простудных заболеваний.

Рождение ребенка в тюрьме

Эта тема является, пожалуй, самой болезненной и непростой. Ведь чудо появления на свет новой жизни омрачено нахождением в мрачных застенках и отсутствием возможности видеться со своим чадом. Выносить ребенка в колонии удается далеко не всем женщинам. Многие беременности заканчиваются выкидышами, это связано с тяжелыми бытовыми условиями и плохим медицинским обслуживанием. Тюремные больницы не имеют необходимого оборудования и медикаментов. Даже при наличии профессиональных и добросердечных врачей в экстренном случае они не смогут оказать необходимую помощь, чтобы сохранить беременность. К тому же многие врачи не утруждают себя осмотром будущих мам, они в течение всего срока могут находиться вне врачебного наблюдения.

Не каждая колония дает возможность матери находиться рядом с ребенком до трех лет. Чаще всего мать может и не увидеть малыша после рождения - он сразу же переправляется в детское отделение больницы, а потом в дом малютки. В других случаях малыш содержится в соседнем здании, а мама имеет возможность видеть его всего лишь несколько часов в день во время прогулки. После трех лет ребенок отправляется в детский дом или на воспитание к родственникам, если они согласны принять малыша.

Женская зона: отзывы бывших осужденных

Трудно резюмировать отзывы заключенных о своей жизни в колониях, ведь они очень разнятся. Но благодаря данным отзывам можно выявить общие проблемы женских колоний, с которыми пришлось столкнуться практически всем заключенным. Список проблем выглядит следующим образом:

1. Антисанитарные условия

Каждая женщина упоминала о жутких антисанитарных условиях, ведь многие осужденные не имеют возможности получить средства гигиены и даже обычное мыло. К тому же заключенные не всегда могут помыться и уединиться в туалете. Все интимные процедуры проходят на виду у коллектива, что существенно ломает психику и превращает женщину в безвольное и подчиняющееся существо.

К сожалению, не во всех колониях заключенные имеют возможность гулять и даже дышать свежим воздухом, что создает дополнительные трудности и служит источником инфекции.

2. Бесчеловечное отношение надзирательниц

Конечно, среди надзирательниц существуют и отличные сотрудники, которые относятся к осужденным с большим вниманием и видят в них людей. Но, к сожалению, процент подобных сотрудников колонии крайне мал. В основном надзирательницы (сами женщины, между прочим) стараются всячески унизить осужденных и практикуют различные издевательства.

3. Скудное питание

Несмотря на то что рацион питания заключенных достаточно сбалансирован, в реальности он выглядит очень скудным и бедным. К тому же многие колонии закупают продукты не лучшего качества, что сказывается на здоровье женщин. Если у кого-то есть деньги, то тюремной едой они не питаются, а готовят себе самостоятельно из продуктов, присланных из дома родственниками.

4. Отсутствие медицинского обслуживания

В российских женских колониях, как и в мужских, высоки случаи заболевания туберкулезом и инфицирование ВИЧ. Таких осужденных около пятидесяти процентов. Женщинам вовремя не оказывается медицинская помощь, многих вообще не лечат, пока ситуация еще подлежит исправлению.

5. Товарно-денежные отношения среди заключенных и администрации

Практически все осужденные отмечают, что существовать в колонии без денег невозможно. За них можно купить себе телефон, дополнительные свидания с родственниками и послабления режима. К тому же в некоторых колониях ходят слухи о возможности выйти по УДО за фиксированную денежную сумму. Конечно, официального подтверждения данным слухам нет, но все же дыма без огня не бывает. К тому же всем известно, что за определенную плату осужденные могут попасть в тюремные салоны красоты, сделать маникюр и педикюр и даже ходить целый день с макияжем. Некоторые заключенные рассказывали в интервью, что в их отряде находилась девушка-визажист, которая ежедневно приводила в порядок барышень с хорошим финансовым положением.

Все вышеперечисленные проблемы максимально обобщены и не раскрывают полного положения вещей во всех женских колониях. Но, как утверждают сами бывшие осужденные, выйдя из зоны, трудно снова ощутить себя полноценным человеком. Ведь бесчеловечное отношение убивает и калечит душу, что приводит к случаям рецидива и возвращению в колонию по уже новым статьям.

Заключение

Тюрьма является для многих женщин страшным опытом, который не хочется повторять. Она буквально за несколько месяцев превращает самодостаточного человека в нечто абсолютно иное, готовое подчиняться и предавать. Ведь сами осужденные рассказывают, что в колониях существуют только два вида людей - те, кто "стучит", и те, на кого "стучат".

Нельзя скрывать, что система исполнения наказания в России нуждается в серьезной реорганизации. Она должна быть изменена в корне, ведь только в этом случае женщины не потеряют в этих исправительных учреждениях свое лицо и очарование, а деньги перестанут играть столь значимую роль, и все осужденные будут уравнены. Но, к сожалению, на сегодняшний день ситуация в данной сфере остается очень и очень плачевной. И мы считаем, что об этом необходимо говорить как можно чаще.

За «рабский труд» в Мордовии будут судить начальника колонии, где сидела «пусси-райтка» Толоконникова!

Следственный комитет по РМ завершил расследование дела в отношении и.о. начальника женской исправительной колонии № 14 Юрия Куприянова. Его обвиняют в организации принудительного женского труда заключенных на швейном производстве. Теперь Куприянову придется отвечать в суде за «превышение служебных полномочий» (до 4 лет неволи), а также за «служебный подлог» (до 2 лет неволи).

По данным сотрудников отдела по расследованию особо важных дел, Куприянов хотел с помощью «отличной статистики» стать настоящим начальником колонии, отбросив «лишнее» — «исполняющий обязанности». А для этого шел на нарушение закона. Как говорится в обвинительном заключении, желая «приукрасить истинное положение дел» и «показать свою состоятельность как руководителя, обеспечить себе преимущество среди других кандидатов на должность начальника», Куприянов, с ноября по декабрь 2018 года заставлял осужденных работать сверхурочно. В том числе ночью. А своим подчиненным велел задним числом оформить два приказа о привлечении заключенных к сверхурочным работам. Таким образом, большинство потерпевших ежедневно трудились работали на 4-8 часов больше положенного, рабочий же день у них начинался в шесть утра и заканчивался заполночь. Всего же с 1 ноября по 8 декабря 2018-го заключенные отработали 87 лишних часов.

Обвинение против Куприянова основывается как на показаниях как потерпевших заключенных, так и сотрудников ИК-14. Трудившиеся в швейном цехе рассказывали, что из-за нереалистичных планов по выработке они были вынуждены работать в три смены. При этом ж»рабыни» должны были дать письменное согласие на сверхурочную работу; как следует из показаний некоторых потерпевших, писали такие заявления задним числом под давлением отряда или начальниц цехов. Впрочем, другие свидетели настаивали, что писали заявления и выходили на сверхурочную работу действительно добровольно. Правда, это оказались женщины, на момент допроса все еще отбывающие наказание в ИК-14. Но почти все в показаниях отмечали, что им действитеьно не хватало времени, чтобы элементарно выспаться.

А когда в колонию в декабре 2018 года прибыла проверка из центрального аппарата Федеральной службы исполнения наказания, Куприянов подделал приказы о сверхурочных работах заключенных. В этой же колонии, как известно, отбывала срок солистка «Pussy Riot» Надежда Толоконникова. Она-то, собственно, первой тогда провозгласила на весь мир о том, что в Мордовии используется «рабский труд». В итоге Федеральная служба исполнения наказания России тоже не менее громогласно заявила об использовании непосильного труда осужденных женщин в исправительной колонии № 14. По словам замдиректора службы Валерий Максименко, проверка, которую провели сотрудники центрального аппарата ведомства, установила, что «осужденные женщины выполняли по ночам левые заказы». Максименко рассказал, что жалобу он получил от одной из осужденных (имелось в виду, что от Индиры Багаевой). Она, как и Толоконникова, отбывала наказание в колонии № 14. «Она обратилась с заявлением, что используется рабский труд. В принципе, то же, что говорила и Толоконникова, — пояснил представитель ФСИН. — Что заставляют работать до часу ночи, что издеваются, что обшивают начальников, обшивают детей, приводят какие-то левые заказы, какие-то коммерсанты». По словам Максименко,  речь шла о «полном беззаконии» и рабском труде. При этом предыдущие проверки ничего подобного не показали, поэтому была организована внезапная скрытая проверка, которая наконец дала поразительный результат.

В результате почти двухлетнего расследования следователи признали потерпевшими 210 женщин. Причем, большинство из них еще отбывают наказание в ИК-14. Некоторые находятся в лечебно-профилактическом учреждении. А более 40 уже освободились. Уведомления о завершении следствия уже направили бывшим заключенным в Пензу, Москву, Алтайский край, Башкортостан, Саратов, Северную Осетию, Ульяновскую область, Челябинск… Как сообщают московские сайты, сначала это резонансное дело расследовалось Зубово-Полянским МСО, но в январе 2019 года его передали в Саранск, в отдел по расследованию особо важных дел СК по РМ. В следственную группу поначалу входили аж входили 18 человек, позже их число сократилось до 14-и. За время следствия было допрошено более 450 свидетелей. При этом свою вину сам «опальный» Куприянов не признает. Он по-прежнему находится на свободе — с него взята подписка о невыезде.

И что примечательно, даже в этой «тюремной истории» не обошлось без мундиалы, чьи матчи в то время принимала и столица Мордовии. По словам заключенной на тот момент Индиры Багаевой, на территории колонии действовала также нелегальная художественная мастерская. В ней изготавливали на продажу матрешки, в том числе для торговли в дни чемпионата мира по футболу в 2018-м году.

Пять свидетельств женщин, освободившихся из мордовских колоний

В Мордовии идет расследование рабского труда осужденных женщин. Под следствием начальник ИК-14 Юрий Куприянов. Ранее в 2016 году бывший начальник ИК-13 Мордовии Дмитрий Нецкин приговорен к 11 годам лишения свободы за взятки.

Ниже 5 свидетельств женщин, освободившихся из этих двух колоний.

Вероника Красс, бывшая заключенная ИК-14 Мордовии:

— Могут себе позволить руку поднять, могут не пустить зимой в отряд, могут не разрешить мыться. Я знаю людей, которые умирали от плохого медобслуживания, которые умирали от того, что их избили в отряде. Рабский труд, люди круглосуточно работают, питание ужасное. Знаете, такое унижение человеческого достоинства вперемешку с садизмом. (Репортаж «Дождя» и монолог на Идель-Реалиях).

Индира Багаева, бывшая заключенная ИК-14 Мордовии:

— Куприянов избивал девочек — я сама лично видела, как он избивал негритянку. Я так поняла, что негритянка неправильно пробила кнопки на куртках, или что-то такое, что-то незначительное. У нее получился конфликт со старшей ручницей. Естественно, негритянка все бросила и сказала — я больше работать не буду. И она очень сильно возмущалась: «Я с утра до вечера работаю, получаю копейки, вы еще ополчились все на меня, я больше не выйду на промзону». Она день не вышла, второй не вышла. Потом все равно ее вывели на промзону, там она начала чудить за рабочим столом. Куприянов взял и избил ее, надавал по лицу! И это произошло при всех, в разгар смены, чтобы другим неповадно было. (Монолог на Медиазоне).

Гелена Алексеева, бывшая замминистра инвестиционной политики Саратовской области, заключенная ИК-14 Мордовии:

— Мыши жили вместе с нами. На промзоне вместе с нами жили крысы. Прежде чем зайти в туалет, нужно было постучать — стояли специальные палки. Чтобы крысы убежали, понимаете? Для этого держат кошек. Они, естественно, плодятся — в какой-то момент их плодовитость достигает определенного максимума. Их собирают в мешок и жгут в кочегарке. Могу сказать, что дороже этих кошек и котят у этих зэчек ничего нет. И это тоже преподносится как наказание. То есть вы сегодня плохо шили, поэтому кошек мы сожжем! (Монолог на Идель-Реалиях)

Ульяна Хмелева провела 11 лет в двух колониях в Мордовии — ИК-13 и ИК-14:

— В ИК-13 при мне умерло три человека, я помню точно. Немка Иоланта Ритц, мы с ней дружили. Она колола инсулин, у нее был маленький шприц германский. В один прекрасный день был обыск, и у нее этот аппарат отдел безопасности изъял. Был вечер пятницы, субботу-воскресенье она не получала инсулин. В воскресенье ночью она выла, плакала. Ее положили в бокс в санчасти, и она умерла в ванной. Приезжала прокуратура, проверяла, все замяли. И там два человека еще умерло якобы своей смертью от сердечной недостаточности. (Монолог на Медиазоне)

Ольга Жарикова, отбывавшая наказание в двух мордовских колониях — ИК-13 и ИК-14:

— При мне зашли трое сотрудников и били эту девочку так, что она в итоге сошла с ума. Ей надели наручники — только не на запястья, а чтобы растопырились пальцы. Били по пальцам дубинками за то, что она отказалась шить. Ей отбили голову, выбили зубы. Это было при мне. Звали ее Юлия.

При мне был еще один трагический случай: девочке — Елене, фамилию не помню — оставалось месяц до свободы. Она пришла в санчасть и сказала, что ей плохо, колит сердце. Ее как всегда начали прогонять, говорили, что она молодая, просто не хочет работать. Ей там сделали укол. Елена спросила врача, что она вколола — та начала ее прогонять. А когда сотрудник санчасти поняла, что та умирает, начала суетиться. Елена скончалась. Об этом говорила вся колония, там была девочка из моей бригады. Все произошло во время раздачи таблеток, было много осужденных, кто все это видел. После этого медика просто перевели в другую колонию, даже без увольнения. (Монолог на Идель-Реалиях).

Источник: Facebook

Женские тюрьмы и колонии в России – условия содержания, сколько расположено в РФ

Женская тюрьма в России, это жесткая школа жизни. Сложность процесса отбывания наказания, будет зависеть от поведения и жизненной позиции заключенной.

Самый верный способ не потерять уважение в женской колонии, это быть естественной, подобное поведение высоко ценится среди заключенных. Никогда не нужно впадать в панику или конфликтовать с другими осужденными, особенно с теми, кто давно отбывает наказание.

Некоторые женские тюрьмы России известны своей жесткостью и любой необдуманный поступок может навсегда изменить жизнь человека.  Существуют определенные правила содержания в колониях для женщин, которые кардинально отличаются от условий отбывания наказания в мужских тюрьмах.

Количество женских колоний в РФ

На сегодняшний день на всей территории России, по официальным, данным существует 35 функционирующих женских колоний. Количество осужденных, находящихся в колониях для женщин почти 60 000 лиц, что составляет 5 % от всех осужденных в РФ. Список женских тюрем не большой. Находятся они не в каждом регионе России. В связи с этим, большинство женщин, отбывают наказание в другой области, в некоторых случаях за сотни километров от места постоянного проживания.

Список и место их нахождения

Тюрьмы России женские и мужские существенно отличаются друг от друга. Женские тюрьмы в России имеют свои особенности. Например, при некоторых из них, имеется дом ребенка.  Расположены женские колонии России в следующих административных единицах:

В городах

  • Нижний Новгород
  • Самара
  • Челябинск

В республиках

В областях

  • Московская
  • Владимировская
  • Свердловская
  • Кемеровская

В краю

  • Краснодарском
  • Хабаровском

Наибольшее количество колоний, находиться в республике Мордовия. Именно этот регион называют краем лагерей. Из двадцати колоний расположенных на территории этой административной единицы, три колонии для содержания женщин. Две из них ИК-13 и ИК-14, находятся в населенном пункте Парца, ИК-2 в поселке Явас.

Колонии, это не единственное место содержания представительниц прекрасного пола, нарушивших закон. Почти 20 000 женщин ожидают вынесения приговора в СИЗО, которые в большинстве случаев предусматривают смешанное содержание лиц разного пола.  Изменения в системы отбывания наказания привели к тому, что в России появились три СИЗО, в которых содержаться исключительно лица женского пола. Они находятся в городах:

  • Москва
  • Санкт-Петербург
  • Екатеринбург

Колонии для несовершеннолетних

Девушек, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте, направляют в специализированные колонии. Общее количество, отбывающих наказание несовершеннолетних преступниц в России, достигает 21 000 человек. Существуют специальные воспитательные колонии, условия в которых отличаются от содержания в обычной тюрьме. Количество осужденных, содержащихся в подобных местах, составляет 1500 девушек. Одна из самых известных колоний воспитательного направления, находится в городе Брянск.

Колонии строгого режима

Существуют две колонии, в которых отбывают наказание женщины, совершившие особо опасные и тяжелые преступления. Расположены колонии строго режима для женщин по следующим адресам:

  1. Пермский край, город Березники, проспект Ленина дом 81.
  2. Орловская область, поселок Шахово.

Лагеря пожизненного заключения

В независимости от тяжести совершенного преступления, женщина в России не может быть приговорена к пожизненному сроку. Данный факт прописан в статье 57 УК РФ. В связи с этим, необходимость в организации женских тюрем, для отдельного содержания преступниц с пожизненным сроком нет. Для женщин, которые получили срок более 25 лет, действуют жесткие условия содержания. Одно из ограничений это запрет на прогулки на территории колонии. Отбывают наказание женщин, которые совершили особо тяжелые преступления, в отдаленных от больших городов колониях.

Самые страшные учреждения для женщин

К наиболее страшным и опасным для здоровья учреждениям, относят колонии, в которых отбывают наказание преступницы рецидивистки и совершившие убийства.  В подобных тюрьмах поддерживается строгий режим и в них не отправляют женщин, осужденных за кражу.

Одни из самых тяжелых условий содержания заключенных, зафиксированы в колониях Мордовии. В Москве, СИЗО № 6 известно своими страшными условиями существования находящихся в ней заключенных. Причины следующие:

  • Недостаток спальных мест

СИЗО постоянно переполнено и некоторым, заключенным приходиться спать на полу

  • Антисанитария

Отсутствия нормальных условий поддержания личной гигиены и отсутствие ежедневного доступа к водным процедурам, создают антисанитарные условия

  • Опасные насекомые

В камерах, постоянно, в больших количествах присутствуют тараканы и другие насекомые, разносчики болезней

  • Отсутствие полноценной медицинской помощи

Практически у всех женщин, побывавшие в СИЗО № 6 наблюдается существенное ухудшение здоровья. Самые распространенные болезни, с которыми выходят из СИЗО это сифилис и туберкулез

Условия содержания заключенных

Установлены определенные правила содержания заключенных в колониях, которые сводятся к следующим условиям:

  1. Камеры большой площади, предусматривающие нахождения в помещении от 40 до 60 осужденных
  2. Установлены кровати двухъярусного типа
  3. В каждой камере, может быть одна одноярусная кровать. На ней спит «старшая» отряда
  4. На территории колонии, имеются кухня и душевая комната
  5. Заключенные, имеют доступ к стирке
  6. Каждая отбывающая наказание, должна выполнять уборку в камере, по установленному графику. Если качество приборки не удовлетворительное, то осужденной будет назначено наказание. Обычно это дежурство вне очереди.

Режим дня

Во всех колониях, в том числе и женских, установлен строгий режим дня осужденных. Подъем для всех ровно в 6 утра. Один час женщинам предоставляется на личную гигиену. 07.00 время сбора всех заключенных колонии в промышленной зоне.

Время и график рабочего дня, в каждой колонии устанавливается отдельно, исходя из потребностей и производственных мощностей. Наиболее распространены графики с двенадцатичасовой рабочей сменой, с возможностью одного перерыва на обед и отдых в течение часа. Реже, организуют работу в режиме «два через два». Перед каждой работающей на зоне женщине, стоит определенная задача на производственную смену. Если дневная выработка, не будет выполнена, без объективных причин, наказание ждет весь отряд.  В женских колониях, осужденные занимаются следующими работами:

  1. Пошив одежды
  2. Уборка помещений
  3. Помывка посуды
  4. Приготовление пищи
  5. Изготовление хлебобулочных изделий

Периодически в колониях проводятся конкурсы самодеятельности, организуются спектакли и другие развлекательные мероприятия, в которых участвуют сами заключенные.

Питание

Руководство колоний должно организовать сбалансированное питание для заключенных. По факту, рацион достаточно скудный. У большинства колоний нет достаточного финансирования для закупки качественных продуктов питания для своих заключенных, что негативно сказывается на отбывающих наказание женщинах. Если у осужденной есть возможность получать продукты питания от родственников, она имеет право не питаться в общей столовой, а готовить себе пищу самостоятельно.

Работа

На руководство тюрем возлагается задача обеспечить каждую женщину работой. При определении характера трудовой деятельности, учитывается возраст и способности осужденной. Каждая работающая женщина имеет право на ежегодный отпуск. Он длиться 12 суток, но никак не оплачивается. Несовершеннолетние и женщины, возраст которых больше 55 лет, имеют право на более длительный отпуск – 18 суток.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (499) 653-79-33

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 332-54-12

Бесплатная горячая линия по всей России:
88006003901

Отдых

Большую часть свободного времени женщины проводят, выполняя личные дела. Некоторые пишут письма своим родным и близким, другие принимают участие в организации номеров художественной самодеятельности.

Учеба

Для отбывающих наказание женщин, предусмотрена образовательная программа. К учебному процессу привлекают осужденных, которые не окончили среднюю школу или не успели получить специальность. Всем заключенным будет предоставлено полноценное начальное и профессиональное образование. Женщины, возраст которых превышает 55 лет, самостоятельно решают, проходить соответствующее обучение или нет.

Свидания для заключенных

Виды и количество допустимых свиданий с осужденными, определяются Уголовным кодексом. Одним из определяющих факторов является режим исправительного учреждения и установленный внутренний распорядок. Получить разрешение для свидания можно у администрации исправительного учреждения.

Передачи от родственников

Каждому заключенному положен минимальный набор вещей, которые обеспечивают необходимые условия для отбывания наказания. Практически во всех колониях разрешается передача вещей от родственников заключенных.

Материнство

В нескольких женских колониях организованы дома ребенка, при которых функционируют родильные отделения. При создании и организации подобных тюрем, особое внимание уделялось комфорту ребенка. Заключенная под стражу мать имеет право проводить время и общаться со своим ребенком, в свободное от работы и других обязанностей время.

При соблюдении определенных условий, допускается совместное проживание ребенка с матерью. В доме ребенка при колонии, находятся дети до трех лет. Детей старшего возраста, по согласованию с матерью, предают на воспитание ближайшим родственникам. Если их нет или мать против этого, ребенка передают в государственное учреждение.

Если женщине назначили срок меньше трех лет и при условии соблюдения заключенной всех правил и безупречном поведении, ребенка могут оставить при колонии. Мать сможет забрать его, сразу после освобождения. Всем женщинам, у которых в доме ребенка есть дети, руководство колонии предоставляет отпуск сроком 15 дней. Это время мать должна проводить с малышом.

Трудовая занятость

Уголовно-исполнительная политика государства, предусматривает обязательное привлечение к трудовой деятельности на территории колонии. Администрация лагеря в индивидуальном порядке определяет место и виды выполняемых работ для каждой женщины, отбывающей наказание.  Целью любого наказания, является исправление человека, что подразумевает уважение к человеку к труду. Освобождаются от выполнения трудовых обязанностей, только женщины возрастом более 55 лет.

Досуг заключенных

Каждой осужденной, предоставляется свободное время для организации собственного досуга. Для этой цели на территории колоний построены клубы, в которых проводят конкурсы художественной самодеятельности. Осужденные самостоятельно ставят спектакли и проводят тематические праздники. Администрация принудительно заставлять заниматься художественной самодеятельностью женщин отбывающих наказание не будет. Но, для получения положительных характеристик при условно-досрочном освобождении, участие в самодеятельности очень важно.

Религия и вероисповедание

Достаточно много женщин после попадания в тюрьму, проникаются религиозной верой и совершают разрешенные обряды, непосредственно на территории колонии. Администрацией колонии не запрещается религия и вероисповедание, если она не носит экстремистский характер и разжигает религиозную ненависть.

Свидания и посещения

Каждое лицо, отбывающее наказание в женской колонии, имеет право воспользоваться двумя видами свиданий с родственниками:

  • Непродолжительные

Время ограничено и не превышает 4 часа.

Максимальное время 3 дня, с возможностью проживания непосредственно на территории колонии.

Порядок и характер свидания с родственниками определяет лично начальник колонии.

Передачи вещей и продуктов

Существуют определенные правила организации передачи вещей и продуктов. Разрешено передавать:

  1. Нижнее белье, носки, футболки
  2. Постельное белье
  3. Полотенца
  4. Обувь
  5. Предметы личной гигиены: бумагу для туалета, гигиенические салфетки, расчески.
  6. Предметы посуды, изготовленные из пластика или алюминия
  7. Бумагу, шариковые ручки, с чернилами черного или синего цвета.
  8. Фотографии, не более трех штук в одной передаче.

Если у родственников заключенных есть возможность, они имеют право передавать продукты питания, из которых осужденные готовят себе пищу.

Категорически запрещено передавать:

  1. Вещи, окрашенные в камуфляжные или защитные цвета
  2. Продукты, содержащие алкоголь, наркотические, токсические вещества
  3. Медицинские препараты
  4. Агитационные материалы

Освобождение по УДО

Ситуация, когда женщина отбывающая наказание выходит из места заключения досрочно, называется условно-досрочное освобождение. Подобная ситуация, возможна при соблюдении следующих обстоятельств:

  • Имеются факты, на основании которых суд принял положительное решение по условно-досрочному освобождению
  • Заключенная полностью или частично возместила вред, который был причинен совершенным ею преступлением

Всем кто вышел из колонии по УДО, по решению суда могут быть применены и наложены следующие требования и ограничения:

  1. Полностью пройти курс лечения от наркотической, алкогольной или другой зависимости, в специализированных учреждениях
  2. Пройти обучение или устроиться на официальную работу
  3. Не посещать определенные период времени общественные места определенные судом
  4. Не изменять место проживания, работы, учебы определенный период времени

Как получить УДО

Для получения возможности освободиться по УДО, женщине необходимо предоставить следующую информацию:

  1. Характеристика от администрации исправительного учреждения, где она отбывала наказание
  2. Данные о поведении, соблюдении правил внутреннего распорядка, отношению к учебе и работе, участие в культурно-массовых мероприятиях претендентки на условно-досрочное освобождение

В случае положительной характеристики осужденной, отсутствия нарушений, активное участие в различных мероприятиях, проводимых на территории колонии, вероятность положительного исхода при рассмотрении возможности выйти по УДО существенно увеличивается.

Иерархия в камерах

В отличие от мужских колоний, в женских тюрьмах практически не существует категории лиц, которые будут постоянно подвергаться унижениям. В большей степени отношения между осужденными, определяются личностными качествами и характером заключенных. Есть категория изгоев, которых на зоне, другие заключенные сторонятся и избегают, к ним относятся:

  • Наркоманы с большим стажем
  • Убийцы детей
  • Женщины с подтвержденным диагнозом ВИЧ
  • Осужденные, имеющие патологии венерического или онкологического происхождения
  • Стукачи, которые работают на администрацию колонии

Эти категории заключенных, считаются более низкими личностями по сравнению с остальными. В каждом отряде назначается «старшая», из числа заключенных. Её кандидатуру выбирают сами женщины заключенные, путем голосования.

После одобрения кандидатуры администрацией колонии, на неё возлагается ответственность за все, что происходит в отряде. Любые нарушения, драки, невыполнения производственных показателей, являются поводом для администрации наказать назначенную «старшую» отряда. Она в свою очередь, с помощью своих методов, наказывает провинившихся сокамерниц.

Для многих осужденных женщин, отбывание наказание в тюрьме, является опытом, который никогда не хочется повторить. Достаточно нескольких месяцев, проведенных в колонии, чтобы изменить личность человека.

Ежедневная Параша: ещё подробности из женских колоний от Муртазалиевой (ИК-13): man_with_dogs — LiveJournal

Для лучшего понимания того, что представляет из себя женская колония в путинлянде.
Что то, что подняла Толоконникова про отношение к другим зэчкам - это не что-то особенное, а обыденность путинского Гулага. Который по любому стоит приводит в соответствие с законами, выводить из беспредела и произвола вертухайского начальства.

http://www.newtimes.ru/articles/detail/71762
№ 31 (293) от 30 сентября 2013
Зара Муртазалиева
Мордовлаг: проверено на себе
фотографии: Игорь Старков, пресс-служба УФСИН Мордовии, Илья Наймушин/Reuters

Зара Муртазалиева провела 8,5 лет в мордовской колонии

23 сентября осужденная по делу Pussy Riot Надежда Толоконникова объявила голодовку, протестуя против рабских условий труда в мордовской ИК-14 и требуя перевода в другую колонию. Следственный комитет РФ проводит проверку по заявлению об угрозах в ее адрес со стороны заместителя начальника ИК-14 Юрия Куприянова. Некоторые факты, о которых рассказала Толоконникова, уже подтвердили члены Совета по правам человека при президенте РФ, побывавшие в ИК-14. Зара Муртазалиева, бывшая заключенная колонии ИК-13, которая находится через дорогу от ИК-14, хорошо знает то, о чем говорит Толоконникова. Муртазалиева просидела в Мордовии восемь с половиной лет, освободилась в сентябре 2012 года и уехала во Францию, где получила политическое убежище. The New Times публикует отрывок из книги, которую бывшая осужденная написала о годах, проведенных в мордовской зоне.

Зара Муртазалиева через неделю после освобождения. Сентябрь 2012 г.

В 2005 году, когда я только приехала в колонию, там действовал режим пропусков. То есть для того чтобы выйти из отряда и попасть в штаб, в туалет, в баню, нужно было взять жетон-пропуск, за него расписаться в журнале и, только когда соберется человек пять, строем идти по колонии.

Через три-четыре года в нашей колонии жетоны отменили. Но не отменили их в ИК-14, где сейчас сидит Толоконникова. Первые годы, что я сидела в ИК-13, мы маршировали и пели, каждый отряд пел свою песню. За лучшую песню отрядам присуждали места, давали подарки — телевизоры, микроволновые печи, холодильники, утюги, видео. Все эти подарки привозили наши родственники. За все эти «роскошества», привезенные в колонию, осужденным смягчали условия содержания, снимали нарушения, записывали поощрения в личные карточки, что было важно для тех, кто стремился к УДО. Наши родители везли все: от паласов до цветочной рассады, которую мы потом сажали на клумбах. Родители знали: без «гуманитарки» жизнь их детей в колонии может превратиться в кошмар.

Утро

День в колонии начинался с подъема в 6.00. Многие девочки вставали и в 4 часа, чтобы успеть умыться — в отряде на 150 и больше человек было всего 10–12 раковин, из которых в исправности были от силы восемь-девять.

В 6.15 начиналась зарядка. Ее проклинали все заключенные от мала до велика. Часто администрация заставляла делать зарядку по пять-шесть раз. После зарядки — завтрак. Мы строились по пять и шли в столовую — за пропуск завтрака можно было в лучшем случае получить рапорт, а это значит взыскание, или в худшем — попасть в ШИЗО. Завтрак — пресная крупа, а иногда каша из нескольких видов крупы, закинутых в одну кастрюлю и сваренных наспех, с молоком, наполовину разведенным водой.

После столовой все бригады строились на плацу и ждали вывода на работу. Разговоры осужденных между собой карались наказанием — дополнительными кругами по плацу. Когда на улице 40-градусный мороз, ходить кругами по плацу — настоящая пытка.

Промка

На промзону можно было попасть, только пройдя через КПП (контрольно-пропускной пункт), где каждая осужденная подвергалась тщательному обыску. На промзону запрещено проносить чай, кофе, хлеб, конфеты и многое другое. Иногда женщины прятали хлеб за пазуху, нашивали дополнительные потайные карманы, куда прятали чай: невыносимо и скучно сидеть без чая, а многие не выдерживали без чифа (чифиря), на котором сидят долгие годы заключения: ночью он бодрит, днем согревает.

Промзона — обветшалое здание, рассыпающееся со всех сторон. Там три участка, три швейные ленты — с двух сторон стоят 15–20 старых машинок. Между ними — длинный железный стол. Над столом — лампы. Пол сложен из прогнивших деревянных досок: всегда было страшно, что можно провалиться под пол, сломать ногу или разбить голову.

В щели этих деревянных полов падали ножницы, нам приходилось вскрывать гнилые доски и вытаскивать их оттуда. Правила такие, что, пока не будет сдан весь инструмент, полученный на бригаду, мы не можем покинуть швейную фабрику, даже если придется сидеть до утра. Бывали случаи, когда осужденные, которые желали нам насолить, воровали ножницы и выкидывали их на улицу или в туалет. Тогда мы часами ждали, пока нас выведут с работы и пока начальник колонии соизволит нас простить. Антисанитария, протекающая крыша, неработающая вентиляция, отсутствие элементарных условий работы… На этой же территории стоял раскройный цех, где кроили одежду. Мы шили все — от камуфляжной формы до варежек и ватных телогреек. Если увидите в магазине продукцию с лейблом «Восток-Сервис» или «Сириус», знайте: ее шьют зэчки в Мордовии.

Швейный цех в промзоне ИК-13

Дедовщина

За десять дней новенькая обязана научиться шить и выдавать норму — 200 единиц, что за восемь часов делает очень хорошая швея. Это означает, что шансы вновь прибывшей заключенной сведены к нулю, да и десять дней на обучение никакая бригадирша ей не даст. Если же за два-три дня новенькая не научится шить, ее очень быстро научат заключенные. Все очень просто: через несколько дней бригадирша начнет кричать на нее, станет обзывать ее последними матерными словами. Если же новенькая не поймет, за дело возьмется либо сама бригадирша, либо ее «шестерки». Они отведут новенькую в бендяк (помещение, где хранится готовая продукция). Там ее изобьют, доходчиво объяснив, как нужно шить. Жаловаться куда-либо бесполезно.

Рабочая смена выглядит, словно вся промзона — это сплошная галера, а на ней рабы. Бригадирши ходят по ленте и кричат: «Давай, шевели руками, ты че, уснула, б…, где подача? Не слышу, как моторы работают!» Так они подстегивают отстающих, и некоторым достаются не только крики, но и удары.

Бригадирша всегда права: когда в бригаду приходит новенькая, бригадирша должна найти к ней подход или просто «сломать» ее — бригада работает либо на страхе, либо на уважении. Третьего не дано.

Первое время, пока я не привыкла к новым обстоятельствам и не начала безумно уставать на работе, я боялась после промки возвращаться в барак и ложиться спать — меня пугала вонь, исходившая от женщин, не привыкших мыться. Некоторых из них мы насильно загоняли в умывальник и ждали, пока они не приведут себя в порядок. Меня пугал храп — что больных, что здоровых тучных женщин.

Летом в бараке в комнате на 45–50 человек было невозможно дышать и спать. Сон превращался в мучение, потому как Мордовия славится комарами и москитами, которые летом едят вас живьем, оставляя на теле жуткие язвочки и волдыри, а потом шрамы. Особенно тяжело приходилось, когда появлялась мошкара. Мошки ужасны тем, что они выгрызают кусок плоти, и на этом месте остается огромный синяк — место укуса надувается и заполняется непонятной жидкостью. Постепенно организм адаптировался и привыкал к новым обстоятельствам. Зэки часто шутят: «Первые пять лет тяжело, потом привыкаешь».

«Показуха»

Как-то в колонию приехала московская комиссия с проверкой. За несколько дней до ее приезда администрация предупредила нас, что малейшая жалоба может иметь серьезные последствия: «Помните, они уедут, а вы останетесь!» И правда, они уезжали, а мы оставались, и если кто-то из новеньких осужденных, не зная правил, рисковал жаловаться на администрацию, то после отъезда комиссии гнил в ШИЗО 20 суток.

Перед приездом комиссии мы всегда усиленно готовились к показухе. В магазин при колонии в срочном порядке завозили разнообразный ассортимент, переписывали цены на более низкие. Мы расписывались за более высокую зарплату. В отрядах стелили ковры, вешали дорогие занавески, где нужно — подкрашивали и белили, вытаскивали со склада музыкальный центр, микроволновую печь и другую «роскошь». Нам разъясняли, что если будут спрашивать, откуда у нас в отряде холодильник, стиральная машина и другие чудеса техники, которыми мы обычно не пользуемся, нужно объяснять, что все это закупила для нас на бюджетные деньги уважаемая и горячо любимая нами администрация.

При приезде любой комиссии я всегда задавалась вопросом: неужели проверяющие не видят или не хотят видеть, что когда они входят в колонию, то создается ощущение, что все осужденные вымерли: чтобы не сказали лишнего, всех загоняли по отрядам и водили проверяющих только к проверенным зэчкам, которые лишнего не скажут. Неужели они не видят, что в отряде на 160–180 человек всего семь-восемь туалетов? Неужели не замечают, что одежда, в которую одеты женщины, не соответствует климату Мордовии? Совершенно глупым мне казался вопрос о том, какая у нас зарплата. Конечно, осужденные врали и завышали свои зарплаты в два-три раза, но членам комиссии достаточно было бы зайти в магазин, посмотреть цены, потребовать в бухгалтерии карточку любой заключенной и посмотреть, на какую сумму она покупает продукты. Но проверяющие не хотели этого видеть и уезжали, оставляя нас разочарованными и уверенными в бесполезности этих комиссий и нашей незащищенности от беспредела в колонии.

Осужденные строем идут по зоне. 2013 г.

Бунт

Лишь однажды мы почувствовали, что мы все же можем что-то изменить в этой системе. Это был декабрь, и в Мордовии стояли жуткие холода. На лавочках перед бараком сидели осужденные, которых в барак не пускали. Они были наказаны «по-белому». Если бригада не сдала норму, то бригадирша может наказать отстающих швей хозработами или «по-белому», то есть лишить права заходить в барак, лишить права есть и пить до отбоя. Таков был закон во всех бригадах, во всей колонии. Заключенные, а иногда и вся бригада, отработав 9–10 часов на промке, сидели на этих лавочках в надежде, что бугор (бригадир) их помилует. Но часто они оставались сидеть до отбоя, потом им разрешали поспать с 10 до 11 часов ночи, а потом они должны были выходить работать в ночную смену. И это был как раз такой случай: на лавочках сидело много женщин.

Кто-то позвонил по телефону, и старшина отряда побежала в дежурную часть. Минут через двадцать она вернулась и прокричала: «Звонил начальник, все на плац, начальник сказал, что если к утру не будет весны в колонии, будем стоять на плацу еще две смены».

Послышались проклятия, потом все начали утепляться, прятать руки в варежки, кто-то заматывал под платком полотенце. Все прекрасно знали, что такое сделать «весну на плацу»: плац должен быть очищен от сугробов до самого асфальта. Во всей колонии должна была наступить оттепель. Нехватка лопат, веников, скребков для чистки снега превращала эту работу в долгий нудный процесс, который, как правило, заканчивался отмороженными руками, ногами и носами. Кто-то из бригадиров крикнул: «Ведра сразу ставьте, снег топить!» Бригада ринулась за ведрами и водой. Пока на плацу гребли снег, пара человек сторожили ведра: одно грелось на чиф, в других кипятилась вода, чтобы потом растопить снег. Так называемая оттепель в нашей колонии могла наступить в любой день зимы.

Главным метеорологом здесь был наш начальник Нецкин Дмитрий Петрович. Вся погода в зоне зависела от него. Мы все вывалили на плац, периодически кидая друг в друга снежки. Зона занялась «весной». Не прошло и часа, как мы услышали крики: бригадир 21-й бригады Ирма Кекутия и начальник отдела по безопасности орали друг на друга. Ирма была одной из тех, кто делал вид, что лояльно относится к администрации, на самом же деле она использовала свои хорошие отношения с начальством, чтобы защищать зэчек, которые работали у нее в бригаде. Сейчас на плацу она ругалась с начальником по безопасности, пытаясь объяснить ему, что ее бригада должна уйти в ночную смену на промзону и что зэчки не смогут после уборки снега работать на швейке. Но начальник по безопасности был непреклонен. Он не собирался обсуждать приказ начальника колонии.

Ирма со злости развернулась и крикнула ему через весь плац: «Да иди ты на х.., козел!» Начальник по безопасности в первую минуту онемел, из-за шума лопат многие не услышали сказанного Ирмой, но те, кто услышал, передавали другим, — плац замер в ожидании. Начальник по безопасности окрикнул Ирму: «Наверх ко мне!»

На плацу все начали кучковаться и строить предположения, что же дальше будет с Ирмой. Через полчаса вместе с начальником по безопасности Ирма спустилась в дежурную часть, и они прошли в дежурку. «Побегушки» — так называют зэчек, склонных к побегу, — как раз шли в дежурную часть отмечаться. Они должны были пронюхать и рассказать нам, что там происходит. Первая к нам вышла Зубина Наташа. Она сказала: «Ирма в отстойнике*, он ее избил, и она стоит там раздетая». (*Отстойник — клетка, которая стоит при входе в дежурную часть, куда сажают наказанных осужденных.)

Мы приняли решение остаться на плацу и потребовать, чтобы Ирму освободили из клетки и вызвали в колонию начальника Мордовского УФСИН. Мы разбились на бригады и выстроились напротив дежурной части. К нам вышел старший дежурный Василий Иваныч.

«Че выстроились?» — спросил он. Мы договорились заранее, что, когда начальство спросит, против чего мы митингуем, мы будем говорить все вместе, чтобы они не искали среди нас дезорганизатора и не предъявили потом начальнику колонии для дальнейшего наказания кого-то одного как зачинщика. Из разных углов строя, сперва тихо, потом все громче и громче поплыло: «Ирму верните, мы не уйдем, пока бригадира не отпустите!», «Зовите сюда начальника колонии и начальника УФСИН!», «Она умрет там!» Когда появился начальник по безопасности, тот самый, который и посадил Ирму, мы все уже кричали хором.

Мы не разошлись ни через час, ни через другой. ДПНК (дежурный помощник начальника колонии) вынужден был сообщить начальнику колонии, что у нас чрезвычайная ситуация и что осужденные отказываются идти спать.

Еще через час в колонию прибыл Нецкин. Он не стал с нами разговаривать. Быстро прошел в дежурную часть и в освещенных светом окнах, через решетку, мы видели, как он орал на своих подчиненных. Он орал так громко, что мы почти различали слова. Он орал, что если его уволят, то им придется отвечать вместе с ним. Мы же слушали его и радовались. Это была наша победа.

Вскоре к нам вышла уже одетая Ирма, замерзшая, но тоже счастливая от того, что все мы боролись за нее. Мы обнимали и целовали ее, а Ирма плакала и сквозь слезы пыталась каждой из нас сказать: «Спасибо вам, девочки». На следующий день она пригрозила начальнику по безопасности жалобой в прокуратуру, но потом приняла его извинения. Как мы потом узнали, ее об этом попросил сам «хозяин» (именно так мы называли начальника колонии) — другого варианта у нее не было.

В женской колонии в Мордовии выявлено использование рабского труда заключенных

Начальник колонии после проверки отстранен от должности

Руководство исправительной колонии № 14 в Мордовии отстранено от исполнения обязанностей после внезапной проверки Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), подтвердившей показания бывшей заключенной об изнурительном труде в учреждении, сообщил «Интерфаксу» замдиректора ФСИН Валерий Максименко.

«Сегодня по итогам проверки центральным аппаратом ФСИН начальник ИК-14 Юрий Куприянов и несколько его подчиненных отстранены от исполнения обязанностей. Все собранные материалы переданы в следственные органы», — сказал Максименко в понедельник «Интерфаксу».

По его словам, ранее в колонию была направлена внезапная проверка сотрудников центрального аппарата ведомства в связи с заявлением бывшей заключенной этой колонии о невыносимом режиме принудительного труда.

«Эта информация полностью подтвердилась», — сказал Максименко.

По данным ФСИН, женщин заставляли работать с 7:00 до 1:00 — обшивать лично начальника колонии, его детей, а также его знакомых коммерсантов, которых он приводил в учреждение.

«При этом женщинам угрожали, что за малейший брак их посадят в карцер, лишат еды», — сказал замглавы ФСИН.

Он напомнил, что информация о рабском труде в этой колонии поступала и раньше — от осужденной участницы группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой, однако факты после проводимых проверок не находили подтверждения.

«Тогда было принято решение направить в колонию группу сотрудников центрального аппарата ФСИН для внезапной проверки, без предварительного уведомления руководства территориального органа», — сказал Максименко.

По его словам, когда московские специалисты приступили к изъятию видеоархива, «он у них на глазах стал уничтожаться из компьютерной сети колонии».

«Единственное, что они смогли сделать, это сорвать с груди одного из охранников видеорегистратор, а также изъять коробку с видеорегистраторами предыдущей смены. Информация с этих носителей подтвердила все сказанное бывшей осужденной», — сказал замдиректора ФСИН.

Он подчеркнул, что в связи с инцидентом «будет наказана вся вертикаль, вплоть до начальника регионального управления ФСИН».

В женской ИК-14 отбывала часть своего срока участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, приговоренная к двум годам заключения после панк-молебна в храме Христа Спасителя. Она заявляла, что руководство колонии угрожало ей убийством за протест против нарушений прав заключенных, подвергавшихся, по словам Толоконниковой, физическому насилию и вынужденных постоянно работать сверхурочно. Однако тогда ФСИН никаких нарушения в ИК не обнаружила.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?


Смотрите также

Описание: