Где находится усадьба леоново


Леоново (Москва) — Википедия

Леоново. Господский дом, 1894 г.

Леоново — бывшее село, вошедшее в состав Москвы в 1917 году. Располагалось на территории современного района Ростокино.

По предположению одного из историков, первым владельцем села был некто Леон (или Левон), может быть, выходец из Ливонии, которых в Московской Руси в XV веке было уже довольно много[1].

Наиболее раннее упоминание о Леоново содержится в писцовой книге Молчанова (1573—1574 годы): «В Монатьином стану <…> пустошь Леново, что была деревня»[2]. В источниках 1586—1588 годов этот же объект упоминается как Левоново[3].

В 1629 г. пустошь была пожалована князю Ивану Никитичу Хованскому[4][5]. В этот период в Леоново появились жилые дворы, началось строительство деревянной Ризоположенской церкви. По переписи 1646 г. в усадьбе не было боярского дома, настоящая усадьба была построена только в 1649 г [6].

Усадьба Леоново. Храм, 1894 г.

В 1658 г. владелицей Леоново стала вдова князя — Дарья Михайловна (урождённой Пожарской), а в 1671 г. усадьба перешла к их наследникам — князьям Петру и Ивану Ивановичам Хованским. Они разделили село пополам, установив межи и границы. В двух помещичьих дворах насчитывалось 3 двора кабальных и 3 двора задворных с 15 крестьянами. Деревянная церковь обветшала, так как у неё не было ни церковной земли, ни прихода[6].

В 1701 г. единоличным владельцем Леоново стал Петр Хованский. В 1716 г. село перешло к его сыну Василию Петровичу, который в начале 1740-х годов состоял обер-президентом главного магистрата в Москве. Он приказал разбить в Леонове регулярный липовый парк[6], и построить каменную церковь. При нем в селе помимо двора помещика, числилось 6 крестьянских дворов.

В 1746 г. после смерти Василия Петровича и его жены село досталось их многочисленным детям, всего насчитывалось девять юридических владельцев. Село несколько раз закладывали, пока на аукционе в 1767 г. его не приобрел дворянин Павел Григорьевич Демидов[5].

Усадьба Леоново. Вековой Демидовский кедр на северо-западе от храма, 1907 г.

Демидов был выходцем из простой семьи кузнеца. Демидов был меценатом, он основал в Ярославле Демидовский лицей, который получил одинаковые права с университетом. Также он завещал большую часть своих денег Московскому, Киевскому и Тобольскому университетам [1]. Павел Демидов много времени и средств уделял обустройству усадьбы, увлекался садоводством и лесоводством.

Последние годы жизни Павел Григорьевич провёл в Леонове, где и скончался 1 июля 1821 г. на 83-м году жизни. Современник вспоминал[5]:

«…как страстный любитель природы Павел Григорьевич большую часть года проводил в подмосковном селе своём Леонове, а чтобы и зимой любоваться зеленью деревьев, насадил не одну тысячу сосен и елей, выписывал кедр, лиственницу, пихту, которые и теперь можно видеть в Леонове. Сад Демидова был наполнен растениями, большей частью достопримечательными по каким-либо особливым явлениям, кои наблюдал он весьма тщательно и всегда с великим удовольствием. В хорошие летние дни проводил по несколько часов всегда почти один, любуясь природой. В таком случае нужна ему была тишина совершенная, даже голоса птиц его беспокоили».

В 1812 г. Леоново заняли солдаты французской армии, они разместились в здании усадьбы и церкви.

У Демидова не было детей и его наследники в 1822 г. распорядились продать Леоново поручику гвардии Николаю Ивановичу Пономарёву. В 1825 г. ему пришлось продать усадьбу с большим убытком купцу Ивану Петровичу Кожевникову. Новый владелец приказал вырубить весь лес, а в усадьбе разместил другие предприятия на условиях аренды.[5]

Дом Капустиных у линии Окружной дороги, перед дорожкой к храму, 1907 г.

В дальнейшей истории Леонова было много разных хозяев. Сын И. П. Кожевникова из-за долгов продал Леоново в 1867 г. владельцу Ростокинской ткацкой фабрики Е. В. Молчанову[5]. Он отремонтировал здешний храм. В начале XX в. селом владели московские купцы A.M. Капустин и Г. А. Красногоров. При них остатки фабричных зданий были разобраны, был восстановлен липовый парк и пруд[6].

Во второй половине XIX века в селе началось активное строительство, в начале XX в. в связи с появлением Московской окружной железной дороги, Леоново вошло в состав Москвы и до середины 1950-х годов было популярным дачным местом[5]. В 1961 году Леоново стало районом массовой застройки.

От старинного села осталась лишь Церковь Ризоположения в Леонове, расположенная у входа на станцию метро «Ботанический сад».

Память о селе Леоново сохранилась в названиях:

1-я улица Леонова

1-й проезд Леонова

2-й проезд Леонова

3-й проезд Леонова

Леоновское кладбище

  1. 1 2 Московский журнал, №4, 1999 г.
  2. ↑ Капустин, 1908, с. 3.
  3. ↑ Капустин, 1908, с. 4.
  4. ↑ Капустин, 1908, с. 5.
  5. 1 2 3 4 5 6 История московских районов. Энциклопедия/под ред. Аверьянова К. А.. - М.: Астрель, АСТ, 2008. - 830c.
  6. 1 2 3 4 Капустин, 1908.

Парк-усадьбы Леоново в Москве — история усадьбы и фото

С 1626 по 1767 годы Леоновым владели князья Хованские, устроившие на месте бывшей пустоши боярскую усадьбу и выстроившие здесь первое здание Ризоположенской церкви. Известно, что Василий Петрович Хованский заменил к 1722 году деревянную церковь каменной и разбил рядом липовый парк, от которого до сих пор, вероятно, сохраняется несколько деревьев.

Но настоящий расцвет парк пережил при следующем хозяине усадьбы – Павле Григорьевиче Демидове, известном коллекционере и меценате, владевшем железоделательными заводами. Он собрал богатые естественнонаучные коллекции и был лично знаком с Карлом Линнеем, с которым оставался в переписке. Во время обустройства Леоновской усадьбы особое место им было уделено окружающей природе. «Вестник Европы» сообщал в начале XIX века, что в Леонове Демидов: «чтобы и зимой любоваться зеленью дерев, насадил не одну тысячу сосен и елей, выписывал кедр, лиственницу и пихту». Сохранилось изображение усадьбы 1806 года, из которого видно, что барский дом стоял на высокой террасе над прудом, а между восточным флигелем и церковью имелась большая оранжерея.

Во второй половине XIX века Леоново стало дачным местом. Один из владельцев дачи А.М. Капустин писал, что сохранялась широкая парадная аллея, ведшая ко дворцу, а более узкая носила название Аллеи вздохов, в парке можно было прогуливаться и кататься на велосипеде. Он также отмечал старый кедр, который называли «кедром Демидова».

В советское время в северной части Леонова был устроен совхоз, увеличилось количество деревянных домов и огородов, имелась водокачка. В 1973 году журнал Московской Патриархии писал, что над прудом ещё стоит «совершенно потерявший прежний облик 2-этажный дом», вероятно, Демидовский. Деревянные жилые дома простояли в парке до конца 20 века, их последние остатки были разобраны в начале 2000-х годов.

Парк является объектом культурного наследия регионального значения как произведение садово-паркового искусства «Усадьба Леоново». Особое место в нём занимает старый дуб и фрагмент аллеи из старых лип, отмеченные на схемах природных территорий города.

Леоново (усадьба) Википедия

У этого термина существуют и другие значения, см. Леоново.

Лео́ново (Сад Будущего) — парк в Москве, расположенный на месте одноимённых подмосковных усадьбы и села, принадлежавших в XVII—XVIII вв. князьям Хованским. Находится в Северо-Восточном административном округе, районе Ростокино, на северном берегу реки Яузы.

Границы парка

Располагается между Окружной железной дорогой с северо-запада, 1-й Леоновской улицей и улицей Докукина с севера и востока и рекой Яузой с юга и запада. По территории парка проходит улица Вильгельма Пика, которая делит парк на две части: бо́льшую (примерно 2/3) восточную и меньшую западную. Западная часть вплотную примыкает к территории Ботанического сада имени Цицина.

Также на территории парка находится южный вестибюль станции метро «Ботанический сад».

История парка

Парк был создан как приусадебный при имении Леоново в XVIII веке П. Г. Демидовым (1738—1821). С 1869 года владельцем имения стал московский купец А. М. Капустин. Само здание усадьбы было сожжено в начале XX века и до нашего времени не сохранилось. Вот как описывает Леоновский парк известный искусствовед М.В. Алпатов (его детские впечатления относятся к 1910-м годам):

«Здесь был старинный липовый парк, который правильностью своих аллей вещал нам о далеком прошлом, величественном и чопорном по сравнению с тем, что делалось в наше время. На краю дороги высился огромный развесистый кедр, который называли кедром Демидова. Были в Леонове остатки демидовского дворца, хотя они имели вид обычной бревенчатой дачи… Леоново, где прошло наше детство, было для нас мерой красоты и гармонии»[1].

В послереволюционные годы территория Леонова застраивалась частными жилыми домами, а от старинного парка осталась лишь липовая аллея. «Правда, живописные дачи последних владельцев имения … простояли здесь до 1950-х годов»[2].

Новая жизнь парка

От старой усадьбы остался декоративный пруд около реки, называемый Леоновским, и церковь Ризоположения. При этом судьба пруда в конце XX века оказалась чуть ли не драматичной. По свидетельству писателя и сценариста Юрия Арабова,

«пруд в начале восьмидесятых постарались засыпать, потому что решили, что от него заводятся комары. Пригнали пыльных, недовольных собою людей и начали откачивать воду в Яузу. Но что-то не сработало, вода не захотела уходить целиком, а ушла лишь наполовину. Поэтому бульдозером засыпали то, что могли засыпать, повредив ключи, которыми пруд питался»[3].

В 2004 году территория парка была благоустроена. Отсыпаны дорожки, установлены информационные стенды. Созданы «Аллея новорождённых», «Аллея молодожёнов» и другие. Благоустройство в большей степени коснулось восточной части парка.

На территории парка находятся два особо охраняемых природных объекта (ООПО): 150-летний дуб и аллея старых лип.

Ссылки

Примечания

Территория охранной зоны «Усадьба „Леоново“»

 невидимый объект, объект культурного наследия регионального значения

Объект культурного наследия (произведение садово-паркового искусства) регионального значения.

Местность Леоново впервые упоминается в разъездной грамоте великого князя Ивана III в 1504 году. В XVI веке данная местность была пустошью, приписанной к дворцовому приселку Свиблово. В 1573 году оно принадлежало Ф.Ф. Карпову, а в 1626 году пожаловано князю И.Н. Хованскому, при котором около 1633 года построена деревянная церковь Ризоположения.

Уже в XVII веке в Леонове существовала усадьба с господским домом, о котором упоминает в своих записках камер-юнкер герцога Голштинского Ф. Берхгольц. Село оставалось вотчиной Хованских до 1767 года, когда его купил советник Берг-коллегии П.Г. Демидов, владелец уральских железоделательных заводов и основатель Ярославского лицея. При нём в 1770–76 гг. сооружены колокольня и северный придел Павла Фивейского, остававшийся неосвящённым до 1785 года (впоследствии освящён в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина»). В 1800 году церковь лишена самостоятельного прихода и приписывается к Свиблову. К 1822 году церковь стояла без престола и иконостаса, а крыша пришла в ветхое состояние. В таком запустении церковь просуществовала около шестидесяти лет.

При П.Г. Демидове, увлекавшемся садоводством, в Леонове был разбит обширный парк с редкими деревьями и растениями, устроены оранжереи. После смерти Демидова, скончавшегося в Леонове в 1821 году, село сменило нескольких владельцев. Сначала оно принадлежало Н.И. Пономареву, а с 1825 года — мануфактур-советнику И.П. Кожевникову, вырубившему большую часть парка для нужд его суконной фабрики в Свиблове. В 1867 году село приобрёл фабрикант Е.В. Молчанов, владелец ситценабивной фабрики в соседнем Ростокине. На средства Молчанова, который ещё ранее арендовал эти земли, была возобновлена леоновская церковь, освящённая в 1860 году.

Во 2-й половине XIX века ближние подмосковные сёла постепенно превращаются в дачные места, старинные парки застраиваются сдаваемыми домами. Не стало исключением и Леоново. В «Справочной книге Московской губернии» за 1890 год при селе Леонове числятся усадьбы московских купцов A.М. Капустина и Г.А. Красногорова. Семья А.М. Капустина проводила лето в Леонове, начиная с 1869 года они жили в большом доме, который одной стороной выходил в старинный парк, а другой стороной — на проезжую дорогу.
Со временем Капустины завели в Леонове несколько дач. Одна из них принадлежала В.А. Капустину. После смерти отца он получил хорошее наследство, что дало ему возможность построить зимнюю дачу в Леонове, на выделенной ему по наследству части. Дача была хорошо меблирована, при ней был разведён сад. Подробнее всех о Леонове написал именно В.А. Капустин: «В Леонове прошлое обступало нас незаметно со всех сторон. Здесь был старинный липовый парк... Одна из самых широких аллей с площадкой посередине, самая парадная, вела ко дворцу. Средняя, более узкая, настраивала на уединение, она носила наименование Аллеи вздохов. В парке можно было прогуливаться и кататься на велосипеде во всех направлениях...».

На краю дороги высился вековой кедр, который называли кедром Демидова. Были в Леонове и остатки демидовского дворца. За дачами находилась берёзовая роща с узкими дорожками, которые спускались к Яузе.
B.А. Капустин написал и издал в 1908 году брошюру «Леоново. Подмосковное поместье боярина князя Ивана Никитича Хованского». Эта книга и в настоящее время остаётся единственным наиболее полным трудом об этом старинном селе. Книга заканчивается описанием вида усадьбы в начале XX века в «дачных тонах»: «Леоново погружается в мирную тишину. Разбросанные по имению остатки фабричных зданий разбираются; <...> Чудный липовый парк, с вековыми деревьями, пруд, церковь переносят во время князей Хованских; громадный кедр, лиственница, пихты напоминают о Демидове...».

Церковь Ризоположения закрыта с 1930 по 1942 год. С 1942 года в церкви вновь проводятся богослужения. Некоторые дачи продолжали существовать в Леонове вплоть до 1950-х гг., но, как и по всем окрестностям Ростокина, они превратились в коммунальные квартиры. В 1961 году Леоново стало районом массовой застройки.

Основной породный состав парка — липа в возрасте 150 лет, встречаются и более старые экземпляры. Прямоугольный пруд находится в земляных берегах с естественной подпиткой и сбросом в реку Яузу. В целом он сохранил свои первоначальные очертания.
К востоку от липового парка, на верхней надпойменной террасе расположена церковь Положения риз Богоматери, возведённая в 1719–22 гг. в стиле петровского барокко. Она расположена на церковном участке, обнесённом оградой в каменных столбах. От церкви к пруду идёт длинный асфальтированный спуск-пандус. Южнее церкви, на берегу реки, расположена автобаза. Между парком и церковной землёй располагалось село, от него до 2002 года сохранялось несколько деревянных частных строений с участками. На переломе рельефа у северо-восточного пологого склона сохранился фрагмент сельского яблоневого сада. Этот участок заканчивается небольшой асфальтированной площадкой.

В 2003 году на территории парка усадьбы «Леоново» заложен «Сад будущего». Его заложили участники Международной выставки молодёжных научно-технических проектов «ЭКСПО-Наука-2003». Они высадили полукруглую аллею из 21 дерева — символ XXI века. В 2004 году управой района заложена «Аллея молодожёнов». В этом же году заложена «Аллея студентов» — в честь 12-летия Российского государственного социального университета, а в 2005 году — «Аллея учителей» — в честь 10-летия Московского городского педагогического университета. В 2007 году образуется «Аллея содружества» — в честь 50-летия VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, проходившего в Москве в 1957 году; создана «Аллея новорождённых» (высажена сирень разных сортов) — в честь детей, родившихся в Год ребёнка.

На территории парка находятся два особо охраняемых природных объекта — дуб и аллея старых лип, возраст которых предположительно около 250 лет. Леоновский дуб занесён в программу защиты великовозрастных деревьев — «Дубы-патриархи».

Леоново (усадьба) - это... Что такое Леоново (усадьба)?

Леоново (усадьба)

Координаты: 55°50′31″ с. ш. 37°38′26″ в. д. / 55.841944° с. ш. 37.640556° в. д. (G)55.841944, 37.640556

Парк зимой

Лео́ново — парк в Москве, расположенный на месте бывшей одноимённой усадьбы и села. Находится в Северо-Восточном административном округе, муниципальном районе Ростокино, на северном берегу реки Яузы.

Границы парка

Располагается между Окружной железной дорогой с северо-запада, 1-й Леоновской улицей и улицей Докукина с севера и востока и рекой Яузой с юга и запада. По территории парка проходит улица Вильгельма Пика, которая делит парк на две части. Б́ольшую (примерно 2/3) восточную и меньшую западную. Западная часть вплотную примыкает к территории Ботанического Сада имени Цицина.

Также на территории парка находится южный вестибюль станции метро Ботанический сад

История парка

Парк был создан как приусадебный при имении Леоново в XVIII веке П. Г. Демидовым (1738—1821). С 1869 года владельцем имения стал московский купец А. М. Капустин. Само здание усадьбы было сожжено в начале XX века и до нашего времени не сохранилось.

Новая жизнь парка

В 2007 году территория парка была благоустроена. Отсыпаны дорожки, установлены информационные стенды. Созданы аллеи Новорождённых, Молодожёнов и другие. Благоустройство в большей степени коснулось восточной части парка.

От старой усадьба остался декоративный пруд около реки, называемый иногда Леоновским, и Церковь Ризоположения.

На территории парка находятся два особо охраняемых природных объекта (ООПО): трёхсотлетний дуб и аллея старых лип.

Ссылки

Усадьба Леоново - это... Что такое Усадьба Леоново?


Усадьба Леоново

Леоново — парк в Москве. Находится в Северо-Восточном административном округе, муниципальном районе Ростокино, на северном берегу реки Яузы.

Границы парка

Располагается между Окружной железной дорогой с северо-запада, 1-й Леоновской улицей и улицей Докукина с севера и востока, и рекой Яузой с юга и запада. По территории парка проходит улица Вильгельма Пика, которая делит парк на две части. Большую (примерно 2/3) восточную и меньшую западную. Западная часть вплотную примыкает к территории Ботанического Сада имени Цицина.

Также на территории парка находится южный вестибюль станции метро Ботанический сад

Зимой

История парка

Парк был создан как приусадебный при имении Леоново в XVIII веке П.Г. Демидовым (1738—1821). С 1869 года владельцем имения стал московский купец А.М. Капустин. Само здание усадьбы было сожжено в начале двадцатого века и до нашего времени не сохранилось.

Новая жизнь парка

В 2007-м году территория парка была благоустроена. Отсыпаны дорожки, установлены информационные стенды. Созданы аллеи Новорождённых, Молодожёнов и другие. Благоустройство в большей степени коснулось восточной части парка.

От старой усадьба остался декоративный пруд, (называемый иногда Леоновским) около реки и Церковь Ризоположения.

На территории парка находятся два Особо Охраняемых Природных Обьекта (ООПО): трёхсотлетний дуб и аллея старых лип.

Ссылки

 

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Усадьба Говардс-энд (фильм)
  • Усадьба Тарасова

Смотреть что такое "Усадьба Леоново" в других словарях:

  • Леоново (усадьба) — Координаты: 55°50′31″ с. ш. 37°38′26″ в. д. / 55.841944° с. ш. 37.640556° в. д.  …   Википедия

  • Леоново — название населённых пунктов: Белоруссия Леоново деревня в Шумилинском районе Витебской области. Леоново деревня в Борисовском районе Минской области. Леоново посёлок в Копыльском районе Минской области. Россия Леоново (усадьба)  название… …   Википедия

  • Леоново (парк) — У этого термина существуют и другие значения, см. Леоново. Координаты: 55°50′31″ с. ш. 37°38′26″ в. д. / 55.841944° с. ш. 37.640556° в. д.  …   Википедия

  • Усадьба Трубецких в Хамовниках — Координаты: 55°43′40″ с. ш. 37°34′37″ в. д. / 55.727778° с. ш. 37.576944° в. д.  …   Википедия

  • Покровское-Стрешнево (усадьба) — У этого термина существуют и другие значения, см. Покровское Стрешнево. Покровское Стрешнево и окрестности на карте 1931 г …   Википедия

  • Кузьминки (усадьба) — У этого термина существуют и другие значения, см. Кузьминки. Конец Липовой аллеи и господский дом в Кузьминках. Рис. Ж.Рауха, 1820 е …   Википедия

  • Останкино (усадьба) — У этого термина существуют и другие значения, см. Останкино. Музей усадьба Останкино …   Википедия

  • Свиблово (усадьба) — У этого термина существуют и другие значения, см. Свиблово. Координаты: 55°51′07″ с. ш. 37°37′55″ в. д. / 55.851944° с. ш. 37.631944° в. д. …   Википедия

  • Воронцово (усадьба) — Историческая местность в Москве Воронцово …   Википедия

  • Люблино (усадьба) — У этого термина существуют и другие значения, см. Люблино. Координаты: 55°41′18″ с. ш. 37°44′36″ в. д. / 55.688333° с. ш. 37.743333° в. д …   Википедия


Леоново. Московские легенды. По заветной дороге российской истории

Ризоположенская церковь в Леонове. Гравюра начала ХIХ в.

«Алексеевское позади, проехали Ростокино, — писал путник начала XX века, проезжающий по Троицкой дороге. — Взбираемся на холм. Справа виднеется огромный акведук. Миллионный мост, остатки екатерининских времен. Налево за оврагом видна Леоновская церковь. Она скромней и невзрачней, чем Алексеевская. Но в ее облике есть что-то манящее, робкое и особенный отпечаток чистоты в ее белизне».

Церковь села Леонова во имя Ризположения Пресвятой Богородицы, что на Яузе, сохранилась. С какой стороны на нее ни посмотришь — то ли с Яузы, откуда она видна в окружении зеленых лип, то ли на фоне многоэтажных кварталов улицы Докукина, в окружении которых она теперь оказалась, старинная церковка и сейчас изящна, ладна и действительно несет на себе обаяние скромной сельской простоты.

Село Леоново снесено в 1960–1980-е годы, большая часть его территории застроена. Названия улиц, проходящих по ней, дают возможность определить его прежнее местоположение и границы.

Возле станции метро «Ботанический сад» проходит улица Леонова. Станция находится приблизительно на ее середине. В начале улицы вправо от нее отходит 1-й проезд Леонова.

Сейчас среди названий московских улиц большинство составляют названия, образованные от фамилии какого-либо деятеля. Поэтому и улица Леонова, окруженная названиями подобного типа — улица Бажова, Амундсена, Седова, летчика Бабушкина, заставляет предполагать, что она также названа в честь человека по фамилии Леонов. Почти все, кого я спрашивал, в честь кого названа эта улица, отвечали, что в честь советского писателя Леонида Леонова. Однако у этого названия другое происхождение, и к сожалению, название это изувечено глухим к русскому языку бюрократом.

История названия улицы Леонова легко прослеживается по документам.

В 1920-е годы, когда Ростокинская волость фактически стала частью Москвы, почтовый адрес села Леонова обозначался его названием: село Леоново (например, в справочнике-путеводителе «Москва в планах» 1929 года издания).

Весной 1930 года село Леоново было включено в состав города, его новый статус потребовал и нового топонимического оформления населенного пункта, единого для всего города. Две улицы села получили названия: Первая улица села Леонова и Вторая улица села Леонова, переулки между ними были названы 1-й — 4-й проезды села Леонова. Кроме того, было еще одно название, связанное с названием села: дорога от Ярославского шоссе до Леонова называлась Леоновской. В 1955 году, когда вдоль нее встали дома, она была названа Леоновской улицей, а в 1964-м переименована в улицу Докукина — в честь летчика, Героя Советского Союза, погибшего в 1943 году.

По мере застройки микрорайона пропадали деревенские улицы и с ними их названия. Но еще раньше, в 1940-е — 1950-е годы, названия улиц и проездов села Леонова упростились: в какой-то канцелярии выбросили из названия слово «село», и осталось нынешнее название — улица Леонова. В то же самое время известно, что по законам русского языка и правилам московской топонимики названия московских улиц, происходящие от географических наименований, образуются в форме прилагательного с суффиксом — ский, — ская: Ростокинская улица, Алексеевская улица, Игарский проезд. Именно так образованы соответствующие названия вокруг улицы Леонова, название которой по своей форме, к сожалению, не сохраняет память о старинном селе, а напротив — затемняет ее.

Впервые Леоново упоминается в XVI веке в царствование Ивана Грозного. Сначала в Писцовой книге 1573 года о нем говорится как об одной из деревень поместья боярина Федора Федоровича Карпова: «В Манатьином стану… пустошь Левоново, что была деревня, пашня 20 четьи в поле, сена 20 копен, лесу пашенного 4 десятины». В годы опричнины Карповы подверглись преследованиям, в Синодик для поминовения по приказанию царя Ивана Грозного были внесены «убиенные» Карповы — Федор, Михаил, Василий и Иван с женой. По свидетельству Писцовых книг 1586 года поместья Карповых были разорены и заброшены. Дьяк Хлопов, составлявший эти книги, описывает выразительную картину: «Левоново, что была деревня и иные (пустоши), а имян их сыскать неким, в которых пашня поросла в кол и жердь». Поместья Карповых были взяты в казну.

В 1626 году эти земли получил от царя Михаила «в поместье», то есть в пожизненное владение без права продажи, стольник князь Иван Никитич Хованский. «В двух пустошах Левоновой да Коровьей (на другом берегу Яузы, против Леонова. — В. М.), — как сообщает указ, — было „перелогом“ и лесом поросло середние и худые земли 60 четвертей в поле, сена 45 копен, лесу, болота 2 десятины».

Хотя Леоново было дано Хованскому в «поместье», оно стало без всяких на то документов «вотчинным», то есть наследственным, владением Хованских.

Первый хозяин Леонова из Хованских князь Иван Никитич редко бывал в нем, чаще он или нес службу в каком-нибудь пограничном городе, или находился в походе.

Однако при нем в Леонове в 1630-е годы была построена деревянная церковь во имя праздника Ризоположения Пресвятой Богородицы, а в конце 1640-х годов отстроена усадьба.

Очень редкое для России посвящение храма празднику Ризоположения — в память обретения в V веке византийским императором Львом священных одеяний Богородицы и возведения в Константинополе храма для помещения в нем священных риз Божией Матери — в данном случае имеет простое объяснение. Дело в том, что в Кремле была Ризоположенская церковь на патриаршем дворе и была особенно почитаема отцом государя Патриархом Филаретом, фактически правившим Россией, и Хованский, будучи опытным царедворцем, хотел ему угодить. Возможно, и имение было получено князем Иваном Никитичем не без помощи патриарха.

Потомки Хованского в конце XVII — начале XVIII века пережили жестокие потрясения и опалы, но их род всегда оставался при дворе. После подавления стрелецких волнений 1682 года, известных под названием «Хованщины», глава стрелецкого приказа князь Иван Андреевич Хованский и его сын Андрей были казнены, другие Хованские подверглись опале. Но после падения Софьи опала с них была снята.

В 1719 году, уже в царствование Петра I, владельцем Леонова стал двадцатилетний князь Василий Петрович Хованский, морской офицер, приобретший внешний лоск, но еще более преуспевший в разгуле и дебоширствах. Один из его дебошей историки связывают с постройкой в Леонове каменного храма.

Эта история стала широко известна в придворных кругах. Ее описал в своем дневнике камер-юнкер герцога Голштинского Фридрих Вильгельм Берхгольц:

«Молодой князь Хованский, зять старого барона Шафирова, года два тому назад пригласил в одно из своих имений (речь идет о Леонове. — В. М.) несколько молодых русских князей и дворян. Гости напоили его до бесчувствия, одели, как мертвеца, положили в найденный там настоящий гроб, отнесли в церковь, поставили перед алтарем и совершили над ним все употребительные у русских похоронные обряды, но оскорбляющим религию образом… Мало того, они, как рассказывают, обошлись непочтительно и с церковными сосудами, в особенности с чашей. Покончив все эти шалости, они ушли, оставив его в гробу пред алтарем, где он и лежал до тех пор, пока не пришли церковные служители и не вынесли его из церкви. Сам Хованский стыдился рассказывать о случившемся и охотно скрыл бы все это дело, но оно дошло до его тестя Шафирова, который пожаловался императору и довел до того, что все виновные в этом деле были приговорены к смерти. Однако государь смягчил приговор, приказав всех участников наказать телесно в своем присутствии».

Петр сам развлекался тем, что устраивал кощунственные «шутейные» церковные обряды, и конечно, молодые «шалуны» лишь подражали государю, но, видимо, здесь царь решил показать, что то, что позволено ему, не позволено подданным.

После порки князь Василий Хованский продолжал делать успешную карьеру, имел придворные звания шталмейстера и камергера, был кавалером многих орденов.

Историк села Леонова В. А. Капустин полагал, что строительство каменной церкви Ризоположения, заменившей деревянную, было «искупительной жертвой шалости родовитой молодежи». Возможно, так оно и было. Церковь заложена в 1719 году (в год «шалости»), освящена в июне 1722 года. Как раз летом 1722 года Берхгольц гостил в соседнем с Леоновым селе Свиблове — имении Нарышкиных, и ко времени пребывания там относится приведенная выше запись из его дневника.

Церковь Ризоположения Пресвятой Богородицы в Леонове представляет собой характерный сельский храм того типа и облика, каким он сложился к началу XVIII века. По сравнению с возводившимися одновременно с ним в богатых боярских вотчинах церквями в стиле нарышкинского барокко он представляется простым и бедным. Но его красота и прелесть в другом: не в декоративных украшениях, обычно раздробляющих форму, а в общей гармонии, при которой скупые элементы отделки фасадов — пилястры, карнизы, наличники на окнах — лишь подчеркивают конструкцию постройки.

В церкви, кроме главного престола, имеются два придела: иконы Богоматери «Неопалимая Купина» и Николая Чудотворца. Так как акафиста празднику Ризоположения не существует, в престольный праздник 2 июля за службу читается акафист Державной иконе Богоматери, поскольку его смысл тот же самый, который вкладывается в содержание праздника Ризоположения: покров и заступление Божией Матери за взывающих к ней.

К середине XVIII века наследники В. П. Хованского забросили Леоново, поместье было заложено и перезаложено, хозяйства никакого не велось. Отставной прапорщик Захаров, посетивший Леоново в 1762 году и бывавший здесь прежде, рисует выразительную картину разорения: «В конюшенном дворе (на 20 стойл и 12 денников) как стоялых коней, так и прочих лошадей ничего нет. В скотном дворе — коров, овец, свиней, а также птиц — гусей, уток, кур индейских и русских — ничего нет. В двух житницах хлеба господского — ржи, пшеницы, ячменя, овса и прочего ничего не имеется. В господском доме провалился потолок. А под оным селом близ реки Яузы в лугу пруд, а в нем имелась рыба разных пород, а ныне ничего нет. На другой стороне Яузы два пруда, с прорубленной между ними плотиной и спущенные».

В 1767 году последний владелец Леонова из рода Хованских лейб-гвардии капитан князь Александр Васильевич Хованский продал имение дворянину Павлу Григорьевичу Демидову — внуку крестьянина-фабриканта.

Леоново находилось в роду Хованских 140 лет и 7 месяцев.

С переходом к Демидову открывается новый период в истории села Леонова, непохожий на все то, что здесь прежде было.

Павел Григорьевич Демидов получил блестящее образование. Отец готовил его к управлению заводами. Демидов учился в Геттингенском университете, Фрейбергской горной академии, с образовательными целями совершил ряд путешествий по странам Европы, изучал горно-заводское дело и стал серьезным специалистом в этой области. Но когда ему шел 29-й год, после смерти жены он неожиданно круто изменил свою судьбу, передал управление заводами братьям, приобрел Леоново и уединился в нем.

Демидов, по словам современника, принял решение посвятить жизнь «философскому уединению, ученому наблюдению над природой, коллекционированию художественных предметов, монет, книг, разнообразя его игрой на скрипке и на органе, а летом увлекаясь садоводством и лесоводством».

Демидов преобразовал Леоново. При нем были построены новый дом, службы, разбит парк. «Как страстный любитель природы, — рассказывает современник, — Павел Григорьевич большую часть года проводил в подмосковном селе своем Леонове, а чтобы и зимой любоваться зеленью деревьев, насадил не одну тысячу сосен и елей, выписывал кедр, лиственницу, пихту, которые и теперь можно видеть в Леонове. Сад Демидова был наполнен растениями, большей частью достопримечательными по каким-либо особливым явлениям, кои он наблюдал весьма тщательно и всегда с великим удовольствием. В хорошие дни летние проводил по нескольку часов всегда почти один, любуясь природой. В таком случае нужна ему была тишина совершенная, даже голоса птиц его беспокоили». С годами его чувствительность к звукам перешла в болезнь: он добился закрытия церкви, так как его раздражал колокольный звон, крестьянам было приказано вылавливать в парке птиц и в пруду лягушек.

Павел Григорьевич Демидов прожил в Леонове пятьдесят четыре года.

П. Г. Демидов. Гравюра начала ХIХ в.

В области русского образования Демидов оставил заметный след: он основал Демидовский лицей в Ярославле, пожертвовал капитал на постройку университетов в Киеве и Тобольске, в Московский университет отдал свою библиотеку и научные коллекции.

После смерти бездетного Демидова в 1821 году его наследники продали Леоново гвардии поручику Пономареву, а уже от того усадьба в 1825 году попала к фабриканту И. П. Кожевникову — владельцу соседнего Свиблова, который таким образом увеличил владения и расширил свое текстильное производство.

При Кожевникове в Леонове была построена ситценабивная фабрика, лесные посадки вырублены для фабричных нужд.

В 1859 году Ризоположенскую церковь, пребывавшую в запустении с 1800 года, отремонтировали, и она была вновь освящена.

Богослужения в ней происходили до 1930 года, когда ее закрыли. В военный 1942 год храм вернули верующим. В церкви сохранилось несколько старинных икон, видимо, находившихся еще в деревянном храме XVII века.

В 1860-е годы Леоново, вернее, ситценабивную фабрику и при ней усадебный дом купил купец и промышленник Арсений Михайлович Капустин.

В это время ему было около пятидесяти лет, он происходил из мещан города Твери, упорным трудом выбился в купцы, жену взял из семьи Найденовых, крупнейших московских промышленников и общественных деятелей. Капустин был культурным человеком, хотя все его знания приобретены путем самообразования, любил музыку. Он вел дневник, в который записывал не только события дня, но и собственные мысли и афоризмы. Вот некоторые из них: «Молчание: Говори только то, что может быть полезно другим и самому себе. Избегай пустословия. Спокойствие: Не позволяй себе смущаться безделицами и случаями обыкновенными и неизбежными. Чистота: Не терпи ни малейшей нечистоты на теле и в доме. Бережливость: Не делай иных расходов как только для блага ближнего и для собственного». Из детей Капустина настоящих промышленников не вышло. Они получили хорошее образование, служили в разных фирмах, но без интереса, лишь по необходимости, зато интересовались литературой и искусством, по-любительски музицировали.

Большой семье Капустиных Леоново служило дачей, и описание дачной жизни там в воспоминаниях известного искусствоведа М. В. Алпатова — внука А. М. Капустина — воспринимается как жизненный комментарий к чеховской беллетристике. «С наступлением теплой погоды, — пишет Алпатов, — Капустины отправлялись на загородную дачу в Леонове за Крестовской заставой… Семья Арсения Михайловича проводила лето в Леонове начиная с 1869 года. Здесь жили в большом доме, который одной стороной выходил в старинный парк, а другой — на проезжую дорогу.

Старики выезжали из города, только когда устанавливалось тепло. Молодежь любила отправляться как только сойдет снег. Иногда выезжали в Леоново самой ранней весной на санях. Поездки эти особенно были приятны, так как все знакомое выглядело неузнаваемым. В солнечные дни поля слепили глаза своим сверканием, чернела лишь дорога, разъезженная санями. Ехать приходилось осторожней, чтобы, выбившись из узкой колеи, не свалиться в сугроб. По дороге в Леоново попадались возы, возвращающиеся с базара. Мужики снимали шапки и кланялись. Приходилось напрягать память, чтобы в какой-нибудь закутанной фигуре узнать пололку Марью или разносчика Владимира…

Летом жили большущей семьей, разросшейся до размеров рода, и сохраняли свои обычаи и нравы. Сюда приезжали родственники, подруги женщин, гости и среди них — женихи. Время проходило в прогулках в соседние места. Ездили на долгушах или же просто на телегах куда-нибудь подальше. Собирали цветы или бабочек. Шумное время, в котором женская половина общества играла выдающуюся роль. Дамы носили платья с узкими рукавами, на которые нависали „колокола“. Пестрые зонтики украшали общество. Женщины собирались вместе, шептались, поверяли маленькие тайны друг другу. Все, что говорилось, озарялось улыбкой. Валялись в траве или в сене. Составляли группы, чтобы сняться на карточку».

Особое внимание Алпатова привлекал средний сын Арсения Михайловича — Владимир Арсеньевич, «дядя Володя», как называет его мемуарист. «Высокого роста, блондин, с ясным открытым взглядом, он увлекался игрой на виолончели, — описывает его Алпатов. — По облику он был близок к героям Чехова. Какая-то мягкость выступает в нем. Правильные черты лица, небольшая бородка…»

Он много путешествовал за границей, был знатоком живописи, литературы, сам был одарен литературным талантом.

В. А. Капустин был очень привязан к Леонову. Он написал и издал в 1908 году брошюру «Леоново. Подмосковное поместье боярина князя Ивана Никитича Хованского», собрав для нее большой исторический материал.

Леоново, приобретенное Арсением Михайловичем Капустиным ради фабрики, в начале XX века, при его детях и внуках, превратилось в дачу. В заключение рассказа об истории Леонова В. А. Капустин описывает современный вид усадьбы в элегических — «дачных» — тонах:

«Леоново погружается в мирную тишину.

Разбросанные по имению остатки фабричных зданий постепенно разбираются; картина блестящего прошлого как будто снова выделяется. Чудный липовый парк с вековыми деревьями, пруд, церковь переносят во время князей Хованских; громадный кедр, лиственница, пихты напоминают о Демидове…»

Такое же впечатление от усадьбы осталось и у М. В. Алпатова, в детстве жившего в ней каждое лето.

«В Леонове прошлое обступало нас незаметно со всех сторон, — рассказывает он в своих „Воспоминаниях“. — Здесь был старинный липовый парк, который правильностью своих аллей вещал нам о далеком прошлом, величественном и чопорном по сравнению с тем, что делалось в наше время. На краю дороги высился огромный развесистый кедр, который назывался кедром Демидова. Были в Леонове остатки демидовского дворца, хотя они имели вид самой обычной бревенчатой дачи…»

Родители Алпатова жили в старом дедовском доме, которому в его «Воспоминаниях» посвящено несколько строк. «Не дача, а сарай», — утверждала Дуняша (горничная. — В. М.), потому что ей больше всего приходилось трудиться, чтобы придать ей жилой вид. Но никому и в голову не приходило перестроить или усовершенствовать дачу, наконец, снять другую дачу. Считалось, что на дачу ездят не ради удобств, а для того, чтобы гулять, любоваться природой, дышать чистым воздухом.

Но сыновья Арсения Михайловича Николай и Владимир Арсеньевичи построили себе на территории Леонова дома по своему вкусу и характеру.

Усадьба Николая, как пишет Алпатов, «представляла собой неприступную крепость», была окружена глухим забором, ворота всегда закрыты. «Дом дяди Володи был открытым домом. Через забор видно было, как он хорош и красиво расположен, доски были расписные и вход открыт. Мы приближались к дому. Дядя Володя приветствовал нас через форточку; протягивалась его рука, и он махал ею в знак приглашения зайти… Только для того, чтобы гости его могли любоваться закатами, он построил в саду бельведер».

Летом 1917 года Капустины, как обычно, выехали на дачу, но прежней спокойной дачной жизни уже не было. Говорили, что под Москвой «неспокойно», рассказывали о каких-то бандитах и «налетчиках», нападавших на дачи. В окрестностях Леонова ничего такого замечено не было. Но вскоре толки о «налетчиках» получили страшное подтверждение. Ночью на дачу Владимира Арсеньевича было произведено нападение: двое вооруженных револьверами мужчин вошли в дом, подняли стрельбу, застрелили хозяина — и ушли. Убийцы скрылись и не были найдены, непонятной осталась и цель нападения.

Увы, оправдалась известная пословица: «Кому суждено быть повешенным, тот не утонет»… В числе многочисленных заграничных путешествий Владимира Арсеньевича Капустина значится и плавание на «Титанике» в его роковой рейс. Однако тогда Владимиру Арсеньевичу повезло: он спасся…

Рассказ о смерти «дяди Володи» Алпатов завершает грустным заключением: «Для всех было ясно: леоновской идиллии пришел конец».

После революции отдельные дачные постройки в Леонове сохранились до середины 1950-х годов, но, как и по всем окрестностям Ростокина, они превратились в коммунальные квартиры. В 1960 году Леоново было включено в черту Москвы, и на его территории началось массовое жилищное строительство.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Прогулки по Москве. Усадьба Леоново.

В столице и ее окрестностях с давних времен располагается огромное количество усадебных комплексов и особняков, которые когда-то принадлежали известным дворянским фамилиям, князьям, графам, императорскому дому и другим представителям интеллигенции. Многие строения давно исчезли с улиц города, другие же сохранили свой первоначальный вид, украшая Москву и близлежащие к ней районы величием, роскошью, архитектурной и исторической ценностью. Новый цикл «Прогулок по Москве» будет посвящен сохранившемся московским усадьбам и особнякам, открытым для посещения москвичей и гостей столицы.

 

Леоново — бывшее село, вошедшее в состав Москвы в 1917 году. Располагалось на территории современного района Ростокино. В документах пустошь Леоново впервые упоминается в 1573 г. и в 1586 г. В 1629 г. из Приказа Большого Дворца было передано князю Ивану Никитичу Хованскому, именно при нем на территории появились жилые дворы, началось строительство деревянной Ризоположенской церкви. После смерти князя владелицей Леоново стала вдова князя — Дарья Михайловна, а в 1671 г. усадьба перешла к их наследникам — князьям Петру и Ивану Ивановичам Хованским, которые разделили владение пополам, установив границы. В 1701 г. единоличным владельцем Леоново стал Петр Хованский. В 1716 г. село перешло к его сыну Василию Петровичу, который в начале 1740-х годов состоял обер-президентом главного магистрата в Москве. Он приказал разбить в Леонове регулярный липовый парк, от которого и поныне на территории сохраняются некоторые деревья. Он же заменил обветшалую деревянную церковь на каменный храм.

Настоящий расцвет парк пережил при следующем хозяине усадьбы – Павле Григорьевиче Демидове, известном коллекционере и меценате, владевшем железоделательными заводами. Павел Демидов много времени и средств уделял обустройству усадьбы, увлекался садоводством и лесоводством. Последние годы жизни Павел Григорьевич провёл в Леонове. Со времен Павла Демидова сохранилось изображение усадьбы 1806 года, из которого видно, что барский дом стоял на высокой террасе над прудом, а между восточным флигелем и церковью имелась большая оранжерея.

В 1812 г. Леоново заняли солдаты французской армии, они разместились в здании усадьбы и церкви. У Демидова не было детей и его наследники в 1822 г. распорядились продать Леоново поручику гвардии Николаю Ивановичу Пономарёву. В 1825 г. ему пришлось продать усадьбу с большим убытком купцу Ивану Петровичу Кожевникову. После владельцы усадьбы сменялись один за одним, дом обветшал, сад был вырублен. Во второй половине XIX века в селе началось активное строительство, в начале XX в. в связи с появлением Московской окружной железной дороги, Леоново вошло в состав Москвы и до середины 1950-х годов было популярным дачным местом.

В настоящее время от усадьбы сохранились лишь фрагменты липовых аллей, да отдельные старые деревья или их небольшие группы и пруд, называемый Леоновским, расположенный в пойме реки Яузы рядом с церковью.

Современное благоустройство парка началось в 2007 году. В рамках работ было укреплено русло Яузы, отсыпаны дорожки, установлены информационные стенды. Благоустройство в большей степени коснулось восточной части парка. Территорию современного парка часто называют «Садом будущего», он часто привлекает своей тишиной и ухоженностью молодоженов, а также москвичей и гостей столицы, жалеющих окунуться в атмосферу уникального памятника истории и природы.

 

Фото: http://sobory.ru/photo/281718

Фото: http://mosday.ru/photos/gallery

В Москве воссоздадут сад утраченной в начале XX века усадьбы Леоново

На северо-востоке Москвы благоустраивают парк под названием «Сад будущего», который объединит XVIII век и современность. Зеленая природная зона расположена на месте бывшей усадьбы Леоново, которая сгорела в начале прошлого века. Несмотря на то что главный дом усадьбы был утрачен, на территории частично сохранилась 200-летняя липовая аллея и планировка старинного парка. Однако дорожки и спуск к воде усадебного пруда находятся в неудовлетворительном состоянии. Остальное пространство парка заросло и долгое время не получало необходимого ухода. Сейчас благоустройство ведется на зеленой территории площадью более 20 гектаров.

Историческую липовую аллею дополнят молодыми деревьями, в их тени появится вымощенная дорожка. Кроме того, в парке разобьют партерный цветник и сделают многоуровневую террасу, ведущую к пруду. Все эти элементы благоустройства будут соответствовать парковой культуре XVIII–XIX веков. Однако в обновленном «Саду будущего» появятся и современные объекты — это деревянная беседка с подвесными креслами-коконами, зона коворкинга, спортивная площадка с тренажерами, оснащенными QR-кодами, а также детская площадка с музыкальными инструментами. Все новые зоны отдыха органично вольются в пространство парка и не нарушат его историческую планировку. Посетить обновленный парк горожане смогут в сентябре.

«Во время разработки проекта благоустройства “Сада будущего” особое внимание было уделено историческому значению парка, — рассказали в Департаменте капитального ремонта города Москвы. — К сожалению, главный дом усадьбы Леоново и другие строения не сохранились до наших дней, но остались композиционные основы исторического регулярного парка, например фрагменты липовой аллеи. Эти и другие элементы мы восстанавливаем по историческим картам XVIII–XIX века».

На территории парка уже демонтировали старое тротуарное покрытие и бортовой камень, сейчас строители прокладывают инженерные сети, обустраивают основания дорожно-тропиночной сети и высаживают газон. Площадь мощения дорожек и аллеи парка составит более 20 тысяч квадратных метров. Также в парке отремонтируют экотропу протяженностью 100 метров, которая ведет через овраг — там уложат новый деревянный настил. Кроме того, в «Саду будущего» дополнительно высадят 165 деревьев, более шести тысяч кустарников, разобьют около 1800 квадратных метров цветников и высадят порядка160 тысяч квадратных метров газонов. Также в парке появятся навигационные стелы, пункт проката спортивного инвентаря, торговые павильоны, кафе, а также павильон администрации. Вдоль аллей установят более 320 фонарей.

Парк «Сад будущего» расположен в районе Ростокино на северо-востоке столицы вблизи станции метро «Ботанический сад», между 1-й Леоновской улицей, улицей Вильгельма Пика, рекой Яуза. Парк находится на месте бывшей усадьбы Леоново, которая ведет свою историю с XVIII века. На ее территории был господский дом, обширный парк с аллеями и оранжереями. Сначала она принадлежала князю Ивану Хованскому, а затем статскому советнику Павлу Демидову. В начале XIX века село Леоново было продано на торгах мануфактур-советнику Ивану Кожевникову — большую часть парка вырубили и отдали под нужды суконной фабрики. В 60-х годах XIX века Леоново превратилось в дачные места и старинный парк застроили домами под аренду. Само здание усадьбы сгорело в начале XX века. Некоторые дачи продолжали существовать вплоть до 1950-х годов. В 1961 году Леоново стало районом массовой застройки и ветхие строения были снесены. До наших дней от усадебного комплекса сохранились пруд, каменная церковь Ризоположения Пресвятой Богородицы во Влахерне (1719–1722), аллея старых лип и трехсотлетний дуб.

Парк «Сад будущего» получил свое название в 2003 году — оно связано с проведением в Москве международной выставки молодежных и научно-технических проектов «ЭКСПО-Наука — 2003».

Всего в этом году в рамках московской программы «Развитие городской среды» планируется благоустроить 129 парков (в том числе 56 вновь созданных) общей площадью 1508,4 гектара. За последние годы количество зеленых зон значительно увеличилось. В 2010 году в городе насчитывалось 130 парков и 86 рекреационных зон на особо охраняемых природных территориях, а к началу 2017 года в Москве общее количество зеленых зон достигло 436. Благоустроенные и новые парки становятся местом притяжения горожан и туристов.

Усадьба Леоново и начало истории храма

Пустошь Левонова впервые упоминается в писцовых книгах 1573–1574 гг. В 1626 г. Леоново было пожаловано приближенному царя Федора Михайловича князю Ивану Никитичу Хованскому, который в 1633 году поставил деревянную церковь на том самом месте, где стоит и нынешний храм. Церковь была освящена в честь праздника Положения ризы Пресвятой Богородицы во Влахерне.

В 1722 году, на смену обветшавшему за более, чем 80 лет существования, деревянному храму был построен белокаменный храм. Его построил внук Ивана Никитича князь Василий Хованский. Причиной желания Хованского построить новый каменный храм было покаянное чувство к Богу за богохульный поступок дворянской молодежи во главе с самим Хованским. Предание гласит, что молодые люди изрядно выпив, положили одного из участников застолья, мертвецки пьяного, в гроб и в церкви совершили погребальный обряд, а также непочтительно обошлись с богослужебными сосудами. Раскаявшийся Василий Хованский чудом избежав смертной казни за свой поступок, в 1722 году выстроил новую каменную церковь.

Также к этому времени, близкому к «Петровскому», относится основание в Леоново липового парка, громадные деревья которого и по сей день являются нам величественными, но скромными свидетелями о минувшем.

В течение 18–19 веков усадьба Леоново вместе храмом переходила от одних владельцев к другим.

Большой след в истории усадьбы и храма оставил Павел Григорьевич Демидов, известный ученый и меценат. Как страстный любитель уединения и природы он очень много сделал для благоустройства и озеленения Леоново и оставил после себя великолепный парк с тысячами деревьев, в том числе и редких, выписанных из разных уголков России.

При Демидове был построен северный придел храма — в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина». Однако в 1800 году, всвязи с душевной болезнью, Павел Григорьевич приказал закрыть храм, т.к. перестал выносить звон колоколов.

Так Ризоположенская церковь простояла без пения 59 лет. За это время она пережила и французское нашествие, когда оккупанты использовали храм как конюшню для лошадей, и время, когда огородники складировали сюда сено. С крышей, заросшей березами, запущенный храм представлял печальное зрелище для верующих.

Леоново район Москвы история

Его называют по-разному, от возвышенного обращения до сугубо земного. Для кого-то парк в Леонове - это романтический «Сад будущего», кто-то предпочтет прозаический «Сквер у метро “Ботанический сад”».

«Садом» этот парк стал вовсе не в романтические 1960-е, как можно было бы предположить, а в пору проведения в Москве Международной выставки молодежных и научно-технических проектов «ЭКСПО-Наука-2003». Но аллеи, деревья, скамейки - все здесь как в обычном городском парке.

А еще рядом Яуза, старинная усадьба Леоново и церковь Ризоположения. В 2007 году парк благоустроили, в нем появились аллеи, к примеру, Молодоженов и, разумеется, Новорожденных. Местные знаменитости тут - трехвековой реликтовый дуб и уютная аллея старых лип.

Леоновский парк (Сад будущего) на северо-востоке Москвы был разбит на месте бывшей подмосковной усадьбы и одноименного села, принадлежавших в XVII-XVIII веках князьям Хованским. А пожаловал Леоново Ивану Никитовичу Хованскому государь в 1626 году.

Владели Хованские подмосковным селом Леоново полтора века. Потом оно досталось правнуку знаменитого уральского горнозаводчика Никиты Демидова - ученому П. Г. Демидову (1738-1821), который продал его фабриканту Е.В. Молчанову, а тот, в свою очередь, московскому купцу А. М. Капустину.

Один из родственников купца, В. А. Капустин, в 1908 году издал книгу «Подмосковное поместье боярина князя И. Н. Хованскаго», в которой собрал исчерпывающие сведения об истории села, усадьбы и его окрестностей. Обстоятельный рассказ Капустина начинается с документов начала XVI века и прослеживает изменения в судьбе этого уголка Москвы до века девятнадцатого.

История Леонова тесно связана с историей столицы, вместе с ней село пережило многие исторические катаклизмы, начиная со стрелецкого бунта 1682 года и заканчивая французским нашествием 1812-го.

Дом Хованских в Леоновском парке, увы, не сохранился. Остался лишь пруд, именуемый также Леоновским. Ну и конечно, замечательный парк - любимое место отдыха жителей района Ростокино. Сейчас он называется «Сад будущего».

А о Хованских сегодня напоминает лишь храм Ризоположения Пресвятой Богородицы, 300-летний дуб, якобы посаженный кем-то из князей, да еще двухвековая липовая аллея.

Первое, что сделал князь Иван Никитович Хованский, когда ему была пожалована земля в Леонове, -заложил деревянную церковь. Упоминание о ней имеется в документах за 1633 год. В начале XVIII века усадьба и церковь перешли в собственность Василия Петровича Хованского, о котором сохранился любопытный рассказ камер-юнкера герцога Голштинского Фридриха-Вильгельма Берхгольца, описавшего этот случай в своем дневнике. Однажды юноша Василий Хованский зазвал в гости друзей. Молодые люди пили и веселились, пока хозяин дома не уснул мертвецким сном. Тогда гости решили над ним подшутить -положили князя в гроб и отнесли в церковь. Там они, как пишет автор записок, «в кощунственной форме совершили положенные обряды» отпевания и оставили до утра.

О выходке было доложено императору Петру I, который сначала приказал казнить всех шутников, но потом, остыв, заменил казнь поркой. Спустя какое-то время Василий Хованский, дабы загладить вину, обратился в Синод за разрешением построить на месте старой деревянной церкви новую, каменную.

По другой версии, после того, как Иван Никитич умер в 1658 году, имение перешло к его вдове Дарье Михайловне (в девичестве Пожарской), а после ее кончины в 1671-м - к их детям, князьям Петру и Ивану Ивановичам Хованским. И именно они в 1722 году построили каменную церковь вместо деревянной и освятили ее в честь Ризоположения Пресвятой Богородицы, о чем свидетельствует мемориальная доска на стене храма. Этот храм сохранился до наших дней, он действующий.


Смотрите также

Описание: