Где находится пушкинское лукоморье


Где находится лукоморье, о котором писал Пушкин — Рамблер/новости

Лукоморье — одно из первых географических названий, которые мы узнаем в жизни. На современных картах его не найти, зато оно есть на картах XVI века. Упоминание Лукоморья есть и в «Слове о полку Игореве», и в русском фольклоре.

Что значит слово «Лукоморье»

Слово «лукоморье» звучит для нас загадочно и даже сказочно, но этимология его достаточно прозаична. Оно происходит от старославянского «лѫкъ» и «море». Слово «лука» означает изгиб. Однокоренные с ним слова — «лук», «излучина», «лука» (у седла). То есть «лукоморье» переводится как изогнутый берег моря, бухта.

Лукоморье у Пушкина

О Лукоморье мы узнаем из пролога к первому большому произведению Александра Пушкина, поэме «Руслан и Людмила». У Пушкина Лукоморье описывается как некое условно-сказочное место «где Русью пахнет», где стоит памятный каждому дуб со златой цепью и ходящим по ней ученым котом.

Важно, что пролог был написан уже ко второму изданию поэмы, которое было опубликовано через 8 лет после первого издания — в 1828 году. Это многое может прояснить в происхождении пушкинского Лукоморья.

К этому времени Пушкин уже побывал в южной ссылке, где вместе с Раевскими побывал и в Приазовье, и в Крыму. Генерал Раевский из Горочеводска восторженно писал дочери Елене: «Тут Днепр только что перешел свои пороги, посреди его — каменные острова с лесом, весьма возвышенные, берега также местами лесные; словом, виды необыкновенно живописные, я мало видал в моем путешествии, кои бы мог сравнить с оными».

На человека военного эти пейзажи произвели неизгладимое впечатление. На поэта Пушкина они просто не могли не повлиять.

А что же Лукоморье?

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека?

Источник первый: Арина Родионовна. Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: „У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет“.

Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа. Кот здесь является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними.

Источник второй: „Слово о полку Игореве“. Ещё в лицейские годы Пушкина А. И. Мусиным-Пушкиным было издано „Слово о полку Игореве“. О Лукоморье в „Слове“ сказано:

»А поганого Кобяка изъ луку моря от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ яко вихръ, выторже: и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ, в гридницѣ Святъславли».

В летописи сообщалось, что русские постоянно сталкивались с кочевниками в южной степи: «юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко».

Обитателями Лукоморья по летописям были половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали. Лукоморьем же называлась территория Северного Приазовья.

Это мнение, как полагает С. А. Плетнева, подтверждается тем, что «можно проследить лукоморских половцев и по каменным статуям (идолам), обнаруженным в районе нижнего Днепра. Они относятся к развитому периоду половецкой скульптуры, ко второй половине XII—началу XIII веков».

Таким образом можно сказать, что Лукоморьем (которое воспел Пушкин) называлась излучина между нижним течением Днепра и Азовским морем. В топонимике Приазовья и сегодня можно встретить отзвуки этой исторической памяти: две степных реки Большой и Малый Утлюк. «Утлюк» — «Отлук» — «Лука» переводится с тюркского как «выгон, луг».

Что за дуб?

Небезынтересно понять также, что за дуб описывал Пушкин:

«И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый».

Путешествуя по Приднепровско-Азовской степи во время южной ссылки, Пушкин мог от старожил услышать легенду о знаменитом Запорожском дубе, который рос на острове Хортица.

О нем писал еще византийский император Константин Багрянородный: «Пройдя это место, руссы достигают острова святого Григория (остров Хортица) и на этом острове совершают свои жертвоприношения, так как там растет огромный дуб. Они приносят в жертву живых петухов, кругом втыкают стрелы, иные приносят куски хлеба, мясо и что имеет каждый, как требует их обычай».

Уже в 70-х годах XIX века запорожский историк-краевед Я. П. Новицкий также упомянул об этом дубе: «Лет пять тому назад на острове Хортице засох священный дуб. Он был ветвист и колоссальной толщины, стоял в стапятидесяти саженях от Остров-Хортицкой колонии».

Где ещё искать Лукоморье?

Лукоморье встречается не только в летописях, «Слове о полку Игореве» и поэме Пушкина, но ещё и в русском фольклоре. Афанасьев в своем труде «Древо жизни» отметил, что так в восточнославянской мифологии называлось заповедное место на границе миров, где растет мировое древо, упирающееся в преисподнюю и доходящее до неба. Карамзин также писал, что слово Лукоморье употреблялось в значении северного царства, где люди на полгода впадают в спячку, а полгода бодрствуют. Так или иначе, в фольклорном восприятии Лукоморье — это некая условная земля на границе ойкумены, чаще всего располагающаяся на севере.

Лукоморье на картах

Лукоморье можно было бы считать историческим и полусказочным анахронизмом, если бы не западноевропейские карты XVI-XVII веков, на которых месторасположение Лукоморья точно определено. И на картах Меркатора (1546 год), и на картах Гондиуса (1606 год), а также на картах Масса, Кантелли и Витсена Лукоморьем названа территория на правом (восточном) берегу Обской губы.

Европейские картографы сами в этих местах не бывали. Скорее всего, при составлении карт они опирались на описание этой местности путешественников, в частности Сигизмунда Герберштейна. Он дал его в «Записках о Московии»: «в горах по ту сторону Оби», «Из Лукоморских гор вытекает река Коссин. Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин».

Николас Витсен, опубликовавший в XVIII веке свою «Carte Novelle de la Tartarie», располагал графическим материалом. На его карте длина Обской губы соответствует действительности, и поэтому «Lucomoria» — обозначение самого залива Карского моря. В русской исторической картографии топонима «Лукоморье» не было, но очевидно, что западноевропейские картографы признавали Лукоморье как древнее название Обской губы.

Где находится Лукоморье из сказки Пушкина

Лукоморье — одно из первых географических названий, которые мы узнаем в жизни. На современных картах его не найти, зато оно есть на картах XVI века. Упоминание Лукоморья есть и в «Слове о полку Игореве», и в русском фольклоре.

Что значит слово «Лукоморье»

Слово «лукоморье» звучит для нас загадочно и даже сказочно, но этимология его достаточно прозаична. Оно происходит от старославянского лѫкъ и море. Слово «лука» означает изгиб. Однокоренные с ним слова — «лук», «излучина», «лука» (у седла). То есть «лукоморье» переводится как изогнутый берег моря, бухта.

Лукоморье у Пушкина

О Лукоморье мы узнаем из пролога к первому большому произведению Александра Пушкина, поэме «Руслан и Людмила». У Пушкина Лукоморье описывается как некое условно-сказочное место «где Русью пахнет», где стоит памятный каждому дуб со златой цепью и ходящим по ней ученым котом.

Важно, что пролог был написан уже ко второму изданию поэмы, которое было опубликовано через 8 лет после первого издания — в 1828 году. Это многое может прояснить в происхождении пушкинского Лукоморья.

К этому времени Пушкин уже побывал в южной ссылке, где вместе с Раевскими побывал и в Приазовье, и в Крыму. Генерал Раевский из Горочеводска восторженно писал дочери Елене: «Тут Днепр только что перешел свои пороги, посреди его — каменные острова с лесом, весьма возвышенные, берега также местами лесные; словом, виды необыкновенно живописные, я мало видал в моем путешествии, кои бы мог сравнить с оными».

На человека военного эти пейзажи произвели неизгладимое впечатление. На поэта Пушкина они просто не могли не повлиять.

А что же Лукоморье?

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека?

Источник первый: Арина Родионовна

Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: «У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет»».

Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа, кот, ходящий по не нему вниз-вверх является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними.

Источник второй: «Слово о полку Игореве»

Ещё в лицейские годы Пушкина А. И. Мусиным-Пушкиным было издано «Слово о полку Игореве». О Лукоморье в «Слове» сказано:

А поганого Кобяка изъ луку моря
от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ
яко вихръ, выторже:
и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ,
в гридницѣ Святъславли.

В летописи сообщалось, что русские постоянно сталкивались с кочевниками в южной степи: «юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко…».

Обитателями Лукоморья по летописям были половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали. Лукоморьем же называлась территория Северного Приазовья.

Это мнение, как полагает С. А. Плетнева, подтверждается тем, что «можно проследить лукоморских половцев и по каменным статуям (идолам), обнаруженным в районе нижнего Днепра. Они относятся к развитому периоду половецкой скульптуры, ко второй половине XII—началу XIII веков».

Таким образом можно сказать, что Лукоморьем (которое воспел Пушкин) называлась излучина между нижним течением Днепра и Азовским морем. В топонимике Приазовья и сегодня можно встретить отзвуки этой исторической памяти: две степных реки Большой и Малый Утлюк. «Утлюк» — «Отлук» — «Лука» переводится с тюркского как «выгон, луг».

Что за дуб?

Небезынтересно понять также, что за дуб описывал Пушкин.

И там я был, и мед я пил;
У моря видел дуб зеленый…

Путешествуя по Приднепровско-Азовской степи во время южной ссылки, Пушкин мог от старожил услышать легенду о знаменитом Запорожском дубе, который рос на острове Хортица.

О нем писал еще византийский император Константин Багрянородный: «Пройдя это место, руссы достигают острова святого Григория (остров Хортица) и на этом острове совершают свои жертвоприношения, так как там растет огромный дуб. Они приносят в жертву живых петухов, кругом втыкают стрелы, иные приносят куски хлеба, мясо и что имеет каждый, как требует их обычай».

Уже в 70-х годах XIX века запорожский историк-краевед Я. П. Новицкий также писал об этом дубе: «Лет пять тому назад на острове Хортице засох священный дуб… Он был ветвист и колоссальной толщины, стоял в стапятидесяти саженях от Остров-Хортицкой колонии».

Где ещё искать Лукоморье?

Лукоморье встречается не только в летописях, «Слове о полку Игореве» и поэме Пушкина, но ещё и в русском фольклоре. Афанасьев в своем труде «Древо жизни» писал, что так в восточнославянской мифологии называлось заповедное место на границе миров, где растет мировое древо, упирающееся в преисподнюю и доходящее до неба. Карамзин также писал, что слово Лукоморье употреблялось в значении северного царства, где люди на полгода впадают в спячку, а полгода бодрствуют.
Так или иначе, в фольклорном восприятии Лукоморье — это некая условная земля на границе ойкумены, чаще всего располагающаяся на севере.

Лукоморье на картах

Лукоморье можно было бы считать историческим и полусказочным анахронизмом, если бы не западноевропейские карты XVI-XVII веков, на которых месторасположение Лукоморья точно определено.

И на картах Меркатора (1546 год), и на картах Гондиуса (1606 год), а также на картах Масса, Кантелли и Витсена Лукоморьем названа территория на правом (восточном) берегу Обской губы.

Европейские картографы сами в этих местах не бывали. Скорее всего, при составлении карт они опирались на описание этой местности путешественников, в частности Сигизмунда Герберштейна. Он дал его в «Записках о Московии»: «в горах по ту сторону Оби», «…а из Лукоморских гор вытекает река Коссин… Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин».

Николас Витсен, опубликовавший в XVIII веке свою «Carte Novelle de la Tartarie», располагал графическим материалом. На его карте длина Обской губы соответствует действительности, и поэтому «Lucomoria» — обозначение самого залива Карского моря. В русской исторической картографии топонима «Лукоморье» не было, но очевидно, что западноевропейские картографы признавали Лукоморье как древнее название Обской губы.

Автор: Кириллица

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Где находится Лукоморье

Лукоморье — это где? Оказывается было такое место в Сибири. Оно представляло собой территриальное образование (далее царство) и находилось между Обью и Енисеем. Лукморье охватывало бассейн Оби и Томи, низовья Оби и часть побережья Северного океана. На самом юге Лукоморья находился город Грустин (современный Томск). Было это очень давно, еще в ведические времена…

Предки славян — арии — пришли с замерзавшего после всемирного катаклизма (26 тысяч лет назад) континента, очертания которого нам так знакомы по карте Меркатора, и постепенно мигрировали на юг, распространяясь по всему Евразийскому континенту.  Тысячи лет Сибирь была густо населена славянами, потомками ариев.

  • Арий — благородный (санскрит),
  • рус — лучистый, светлый (санскрит).

Санскрит, как известно идентичен русскому языку.  Эта огромная страна Гардария имеет глубочайшую историю, не вписывающуюся в современное понимание мира.

И было в Гардарии множество царств:

  • Лукоморье,  Югорье, включавшее в себя Урал и Западную Сибирь,
  • западнее Урала жили угры,
  • несколько Белогорий (Сиянское, Манское, Янское…),
  • Беловодье (Горный Алтай)
  • и другие царства.

Кроме того были разные ханства и  княжества. Например Обдора, располагавшаяся от Северного Урала до Обской губы, и входившая в состав Югры.

Царство Лукоморье обозначено на многих европейских картах. Сейчас на Ямале готовится масштабная поисково-исследовательская экспедиция, которая намерена разыскать столицу пушкинского Лукоморья. Поводом для этого стала попавшая в руки ученых карта 1595 года, на которой территория современного Ямало-Ненецкого автономного округа носит название Лукоморье. Эта находка может принести Ямалу мировую славу.

Ямал не всегда был суровым, климат меняется

Исследователи задались вопросом — где находится Лукоморье Пушкина, и столкнулись с такой параллелью. Поэт родился через двести лет после создания этого атласа. Но связь с Лукоморьем, полагают они, может быть, потому как родственники Пушкина были на Севере. Исследователи не исключают, что в семье поэта рассказы о Лукоморье могли передаваться от поколения поколению как легенды о далекой неизвестной земле.

Кстати даже Карамзин — сочинитель русской истории — сообщал о том, что московские обыватели в XV веке четко знали что такое  Лукоморье и где оно находится. Знали, что оно находится на крайнем Севере. Само слово говорит за себя Лук (то есть изгиб) у моря. В мифологии славян есть образ некоего огромного дерева, растущего где-то на краю света в северном царстве.  У этого дерева вершина находится в Высшем мире — Прави, а корни глубоко в в низшем мире — Нави. Жители Лукоморья поклонялись Солнцу, то есть были православными (славили Правь). Легендой и мифом Лукоморье стало позднее.

В старинном атласе территория Лукоморья с запада ограничивается Обью, с севера — Обской губой, с востока — рекой Надым. Изображения сибирских рек Оби, Иртыша и Полуя на карте легко узнаваемы, поэтому можно увидеть, что Лукоморье располагалось в трех районах современно Ямала — Шурашкарском, Приуральском и Надымском.

Все территории Гардарии (названий много: Расения, Великая ТарХтария, Даария и т.д.) управлялись представителями разных народов. Все это объединялось в Великую Арду. Это было огромное военное и политическое объединение.

Видимо они так долго и счастливо жили сколько-то тысячелетий, победили  аримийцев (др

Где находится лукоморье, о котором писал Пушкин

А что же Лукоморье?

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека?

Источник первый: Арина Родионовна.
Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: «У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет».

Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа. Кот здесь является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними.

Источник второй: «Слово о полку Игореве».
Ещё в лицейские годы Пушкина А. И. Мусиным-Пушкиным было издано «Слово о полку Игореве». О Лукоморье в «Слове» сказано:

«А поганого Кобяка изъ луку моря
от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ
яко вихръ, выторже:
и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ,
в гридницѣ Святъславли».

В летописи сообщалось, что русские постоянно сталкивались с кочевниками в южной степи: «юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко».

Обитателями Лукоморья по летописям были половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали. Лукоморьем же называлась территория Северного Приазовья.

Это мнение, как полагает С. А. Плетнева, подтверждается тем, что «можно проследить лукоморских половцев и по каменным статуям (идолам), обнаруженным в районе нижнего Днепра. Они относятся к развитому периоду половецкой скульптуры, ко второй половине XII—началу XIII веков».

Таким образом можно сказать, что Лукоморьем (которое воспел Пушкин) называлась излучина между нижним течением Днепра и Азовским морем. В топонимике Приазовья и сегодня можно встретить отзвуки этой исторической памяти: две степных реки Большой и Малый Утлюк. «Утлюк» — «Отлук» — «Лука» переводится с тюркского как «выгон, луг».

Лукоморье — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Лукомо́рье (устар. и поэт. лукоморие; морская лука) — морской залив, бухта, изгиб морского берега[1][2]. В фольклоре восточных славян — заповедное место на краю мира.

Слово «лукоморье» происходит от словосочетания «лука моря» и означает «изгиб морского берега»[3]. Для сравнения: «лук» (для стрельбы), излучина (реки), лукавить (изворачиваться), лука (седла). Слово происходит от ст.-слав. лѫкъ (ср. польск. łęk «дуга, арка, лука», лит. lañkas «дуга, обруч», lankùs «гибкий», латышск. lùoks «изгиб, дуга»).

В восточнославянской мифологии Лукоморье — заповедное место на окраине вселенной, где стоит мировое древо — ось мира, по которому можно попасть в другие миры, так как его вершина упирается в небеса, а корни достигают преисподней[4]. По мировому древу спускаются и поднимаются боги. В этом смысле Лукоморье упоминается в зачинах народных загово́ров и молитв[5].

Иногда Лукоморьем называли древнее «Северное царство», где люди впадают в зимнюю спячку, чтобы проснуться к возвращению весеннего Солнца[6] — такая трактовка зафиксирована в исследованиях Н. М. Карамзина, А. Н. Афанасьева и А. А. Коринфского.

Б. А. Успенский[7] и В. Я. Пропп[8] связывают Лукоморье с представлением об Островах блаженных, описанных Ефросином в «Слове о рахманех и о предивном их житии»[9].

Историческая область в Сибири[править | править код]

В ранних западноевропейских картах[10] «Lucomoria» обозначала территорию, прилегающую к правому (восточному) берегу Обской губы по соседству с Обдорой. Обская губа изображалась вытянутой до среднего течения Оби, отсюда традиция древних картографов фиксировать страну «Lucomoria» в районе города Грустина в современной Томской области. В «Записках о Московии» Сигизмунд Герберштейн утверждал, что Лукоморье расположено «в горах по ту сторону Оби», «…а из Лукоморских гор вытекает река Коссин… Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин». Данное описание по мнению М. Ф. Розена соответствует правобережью Оби напротив устья Иртыша, а Лукоморские горы он отождествлял с западными склонами Сибирских Увалов[11].

На карте Николаса Витсена длина Обской губы соответствовала действительности[12]. Матвей Меховский в своем «Трактате о двух Сарматиях» уверенно отождествлял половцев с готами[13].

  • Фрагмент карты «Азия» из 5 карт ван Шагена, на которых изображено Лукоморье, 1680.

Историческая область в северном Причерноморье[править | править код]

В качестве региона Лукоморье упоминается в древнерусских летописях как одно из мест обитания половцев. Предположительно Лукоморье располагалось возле излучин Азовского и Чёрного морей и низовья Днепра[14]. В этом значении лукоморье упоминается и в «Слове о полку Игореве»[15].

Упоминается Лукоморье и в произведении Задонщина как место, куда отступают воины армии Мамая после поражения в Куликовской битве[16].

Современная топонимика[править | править код]

Литература[править | править код]

  • В русской литературе широкую известность приобрели первые строки (без учёта посвящения) поэмы Пушкина «Руслан и Людмила» «У лукоморья дуб зелёный…». Пушкинское Лукоморье комментаторы его текстов локализовывали на Чёрном море,[18] на Азовском[19].
  • «У Лукоморья дуб срубили, кота на мясо порубили…» — пародия на стихи Пушкина, относящаяся к 1920-м — 1930-м годам[20].
  • Тема северного сибирского Лукоморья с детства привлекала поэта Леонида Мартынова. Его интерес к Лукоморью вернулся в 1930-х годах в связи с газетной работой и чтением исторических архивов. В годы войны тема Лукоморья как собирательного образа Родины была раскрыта поэтом в ряде стихотворений и статье «Лукоморье»[21]. В 1942 году в Омске вышла брошюра «Вперёд, за наше Лукоморье!». Она включала статью Л. Мартынова «Лукоморье» и многочисленные отклики на неё сибиряков-фронтовиков. В 1945 году вышел знаковый для поэта сборник стихов «Лукоморье» с одноимённым стихотворением[22] (само стихотворение было впервые опубликовано в «Новом мире» в 1944 году под заглавием «Дивная страна», с вариантами).

Другие сферы культуры[править | править код]

Обложка журнала «Лукоморье», 1914 год

Названия организаций

Издания

Изобразительные искусства

Музыка

Театр

Кино

Телевидение

Комментарии[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. ↑ Толковый словарь русского языка Ушакова (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 14-06-2016 [1410 дней])
  2. ↑ Словарь по естественным наукам. Глоссарий.ру (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 14-06-2016 [1410 дней])
  3. ↑ Лук [излучина реки, залив] // Словарь-справочник «Слова о полку Игореве». М.; Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1969. Вып. 3. С. 68—69.
  4. Афанасьев А. Н. Древо жизни. С. 215—217
  5. Буслаев Ф. И. Соч. СПб., 1910. Т. 2, С. 45—46, 49.
  6. Анучин Д. Н. К истории ознакомления с Сибирью до Ермака. Древнее русское сказание «О человецех незнаемых в Восточной стране» // Древности. Труды Московского археологического общества. Т.14. М., 1890. стр. 232—233.
  7. Успенский Б. А. Филологические разыскания в области славянских древностей. М., 1982. С. 146.
  8. Пропп В. Я. Русская сказка. Л., 1984. С. 242.
  9. ↑ Роман об Александре Македонском по русской летописи XV в. М.; Л., 1985. С. 143.
  10. ↑ Г. Меркатор, 1546; И. Гондиус, 1606; И. Масса, 1633; Г. Кантелли, 1683, Н. Витсен 1714
  11. А. М. Малолетко. М. Ф. Розен о Сибирской Лукомории Архивная копия от 3 апреля 2018 на Wayback Machine // Михаил Федорович Розен — геолог, исследователь Алтая, краевед (к 100-летию со дня рождения): Материалы научной конференции. Барнаул: Управление архивного дела администрации Алтайского края, 2004.
  12. ↑ Николас Витсен, «Carte Novelle de la Tartarie», XVIII век
  13. ↑ Матвей Меховский, лат. Tractatus de duabus Sarmatiis, 1517
  14. ↑ Половцы. Ханы Лукоморья.
  15. Бобров А. Г. Лука моря // Энциклопедия «Слова о полку Игореве»: В 5 т. СПб.: Дмитрий Буланин, 1995. Т. 3. С. 183—185.
  16. ↑ ЗАДОНЩИНА Архивировано 15 апреля 2013 года.
  17. ↑ Украинское Приазовье. Раздел «Безыменное».
  18. ↑ ФЭБ: Михайлов. К локализации пушкинского Лукоморья. — 1995 (текст)
  19. ↑ Анапа | У лукоморья. Лукоморье: быль или сказка?
  20. ↑ Slavic studies of the Hebrew University. 1978. Vol. 3-4. P. 215.
  21. ↑ «Красная газета», 16 сентября 1942 г.
  22. ↑ Леонид Мартынов. Лукоморье (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 16 сентября 2009. Архивировано 16 декабря 2011 года.
  23. ↑ КИНО | Кинотеатр Лукоморье | Мариуполь — кинотеатры Мариуполя
  24. ↑ Российская анимация в буквах и фигурах — Фильмы — «Лукоморье. Няня»

Где находится пушкинское Лукоморье? Кто такие витязи?: antimantikora — LiveJournal

0. Текст отредактирован на 60%.

Одна из вершин русской поэзии - это вступление к поэме "Руслан и Людмила". Написанное как бы невзначай и повторяющее содержание поэмы, оно, однако, содержит обзор русской мифопоэтики, необычайно гармоничные сочетания слов и смыслов, мистические знаки. Но про что это? Что же такое Лукоморье? Исследований очень много. [ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Лукоморье] Читайте, и всё узнаете. У меня, как всегда, своя герменевтическая версия. Я, конечно, не Гадамер, но тоже кое-что в этом соображаю, как обыкновенный антрополог-специалист.

1. СИБИРЬ. Можно найти целую кипу доказательств, что Лукоморье находилось на Севере - в мифической Гиперборее и реальной Сибири на реке Обь [kramola.info/vesti/neobyknovennoe/chto-takoe-lukomore]. На картах XVI-XVIII вв. чётко обозначено Obdorie, Lucomorie, а у Пушкина в Лицее была имперская география, он был обязан вникать в эти карты. Но это самая глупая версия, так как она никак не соотносится с текстом. И вообще - в том сибирском Лукоморье нет дубов. Дубы не растут - слишком сильный дубадан. Судя по карте, это ЯНАО, ХМАО, где тайга и лесотундра, и сильнейшие морозы.

2. ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. Логичнее искать Лукоморье где-нибудь на Черном море. На Кавказском и Крымском берегу много не заливов, а именно излучин - что и является "лукоморьем". Есть много географических кандидатур, но они довольно невнятные. Я пользовался собственной версией, весьма логичной. У меня было своё черноморское Лукоморье с дубами и волшебными тропами.


СУККО. Это низовья реки Сукко. Сейчас там нагромоздили курятники с синими крышами, а раньше там рос широколиственный лес (ясени, вязы, дубы черешчатые), а выше по склонам простирался средиземноморский шибляк с преобладанием низкорослых дубов (пушистый, горный). Название речки Сукко (по моему мнению, восходящее к левантийскому празднику Суккот) трактуют как адыгское "река кабанов". Следовательно там были обширные дубравы, дающие в изобилии желудёвый корм. Сейчас там всё плотно застроили, а на склонах устроили виноградники и пустоши. Пожары привели к смене пород: виды Quercus погибли, а их место занял более стойкий и быстрорастущий грабинник. До XIX в. там были небольшие аулы поодаль от моря. Прямо на берегу зимой слишком сыро, а летом малярийно, поэтому на самом берегу аула не было, только рыбацкие времянки. Нижняя пойма реки зарастала камышами. А вокруг был красивый лесок из ясеней и дубов, увитых сарсапарелью (ныне он сохранился в верховьях Сукко).

ТЕМНИЦА - ЭКОНОМИЯ. Местные жители не только рыбачили, но и занимались работорговлей, снабжая Турцию человеческим материалом. Особенно ценились славянские светлые девушки ("царица в темнице"). Но где же держать пленников? Нужна действительно темница, пересыльная тюрьма. Желательно поближе к морю, чтобы можно было ночью без проблем увести скованных пленников на судно. (Скорее всего греховные дела осуществляли под покровом темноты.) И на прогреваемом склоне ближе к реке адыги построили небольшой приют рыбаков, контрабандистов и работорговцев. Там нужны были сараи для снастей, навесы для сушки рыбы, а также ночлег и темница для рабов. Когда черкесов "выслали", долина перешла в распоряжение людей Лорис-Меликова, в основном, армян. Они соорудили на этом же месте "экономию" (очевидно используя уже готовую базу). Там жил управляющий, и находились склады. Это было необходимо для использования морского сообщения. Ибо по суше в Анапу вела только неудобная горная дорога, а в Суджук-Кале (Новороссийск) вообще не было дороги, только тропы. В дальнейшем, когда делали топокарты, стометровый холм над экономией помпезно назвали "гора Экономическая". Теперь это название кажется бессмысленным, ибо экономии нет и в помине. Люди даже не знают, что это такое. И все говорят "Лысая гора Сукко". А лысой эту горбушку сделали люди, которые вырубали на южном склоне арчовник на топливо, и привязывали там коз. Не ходить же далеко! А солнце довершило обезлесение. Вообще-то при грамотных ландшафтных работах этот склон легко озеленить снова.

МЕСТО СИЛЫ. Долина Сукко с её лукоморьем и живописным флишем была красивым местом, с относительно комфортным климатом и незаурядным населением. Там проходит граница тектонических плит, биомов и горных систем Семисам - Навагир. Поэтому чуткие люди ощущали Сукко как "место силы". Недаром же местные верили, что там находилось место казни мифического Прометея. С этой реки начинались подлинные владения горцев, включавшие в себя месторождения весьма нужного цементного сырья. Утришский полуостров, скальный сброс и Змеиное озеро (названное так же, как и пруд у ворот Иерусалима) тоже были достопримечательностью у каботажных мореплавателей.

КОТ УЧЁНЫЙ. В горах водился лесной кот, леопард (кавказский барс), рысь, возможно, забредал с юга и туранский тигр - джульбарс, а в пойме обитал хаус - здоровенный и злющий кот, достигающий 20 кг. Путешественники вполне могли передавать какие-то россказни про дуб на берегу, к которому привязан дикий зверь-подранок, и где местные красавицы купаются топлесс и в длинных юбках. Чем не русалки? Пушкин там не был, но интересовался историей Причерноморья и Кавказа. Может, что-то и слышал, кто знает? Он всё-таки работал по линии Министерства иностранных дел и проделал большой путь на юге империи. Теперь там уже не "место силы", а "место алчности" и народная клоака. Это жизнь, брат Пушкин, это жизнь...

3. ПРОСТРАНСТВО МИФА. Лукоморье также помещают в трансцендентальном пространстве мифа - на Островах Блаженных, у залива, где растёт Древо Мировое. Действительно, Пушкин начал поэму вполне библейскими образами из Генезиса: "дуб" + "учёный" (Древо Познания), "цепь" (Змей), "русалка" (Ева), и весь Сад-Парадиз, где следы невиданных зверей. Очевидно, гениальный знаток литературы сделал это вполне осознанно.

4. ЛУКОМОРЬЕ НА НЕВЕ. У меня есть ещё более простая, и более "пушкинская" версия. Лукоморье находилось под Петербургом. Это воспоминание Пушкина о своём собственном отрочестве и юности, и это своеобразное послание друзьям-лицеистам и наставникам (особенно Карамзину). Ребята были горазды придумывать прозвища и проводить параллели. Возможно, они узнали название Лукоморье, и переложили его на какой-нибудь местный объект. Дети часто так делают.

ЛИЦЕИСТЫ В ПАРКЕ. Точную хронологию я не знаю, и выяснять сейчас недосуг. Но полагаю, что в тёплое время года лицеистов вывозили на водоёмы, где они купались, и где они гуляли среди дубов. Стараниями ландшафтных дизайнеров того времени в Петербурге и окрестностях были посажены во множестве дубы, которые разрослись в большие, парковые деревья, особенно живописные на фоне таёжной природы. Эти деревья вдохновляли многих художников. Поддержание парковых лесов в том регионе стоило больших усилий, ибо в норме там должны быть сосняки-беломошники, ельники, болота, тундры, кочкарники и т.д. В целом, это совсем другой биом - зона северной тайги.

КОГДА СОЗДАВАЛАСЬ ПОЭМА. Пушкин начал писать поэму "Руслан и Людмила" в 1817 г., и активно работал над ней в феврале 1819 г., причём во время болезни, когда, очевидно, испытывал особенную зимнюю тоску. Я полагаю, что в поэму он вложил многое из того, что хотел поведать именно своим друзьям-лицеистам. Ведь после расставания с ними он скучал по той компании весёлых и талантливых подростков, которых особенно сблизили военные тревоги. Вступление к поэме он написал в Михайловском, в 1825 г. Там тоже росли дубы, даже целые дубравы. Очевидно, поэт связал воедино многие образы и впечатления. Но они, разумеется, поселились в его душе гораздо раньше 1825 года.

ПЕТЕРГОФ. Таким образом, Лукоморье - это символические окрестности Петербурга. Где конкретно? Предположим, что в Петергофе. Молодой человек непременно должен был посетить это место. Действительно, выясняется, что в 1818 г. Пушкин был в Петергофе у Н.М. Карамзина в гостях. [Гущин В. Пушкин в Петергофе // Петербургский вестник. - 1999. - 20 мая. - С.6. URL: http://petrodv-cbs.digst.ksob.spb.ru/P_vt990520_6.pdf.] А Карамзин как раз упоминал Лукоморье. Город Санкт-Петербург построен на заливе - это как раз "лука моря". Более того, чтобы добраться до Петергофа, надо ехать южной излучиной залива. Разумеется, они всё это обсуждали.

ДУБ ЗЕЛЁНЫЙ И СВИНЦОВЫЙ. В Петербурге высаживалось много дубов, которые имели культурное значение. Так, на Каменном острове высился столетний "Дуб Петра Великого", посаженный в 1715 г. [ttp://petersburglike.ru/2013-02-09/dub-petra-velikogo/] В Петергофе тоже имелись дубы, и не только зелёные. В 1734 г. там соорудили фонтан Верхнего сада (первый по счёту), названный "Дубовый", потому что в композиции присутствовал свинцовый дуб. Далее фонтан "Нептун". Я там не бывал, тем более в 1818 году, но полагаю, что в композиции парков имелись какие-то фигуры, которые соответствуют пушкинским образам (допустим, русалка), и которые впечатлили молодого поэта. [ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Петергоф_(дворцово-парковый_ансамбль]

СОБСТВЕННЫЕ КОТЫ. Полагаю, что гениальный Пушкин вложил в это стихотворение не только русскую мифологию и содержание самой поэмы, но и свои личные переживания, и знаки, адресованные кому-то из близких. Возможно, кто-то из них даже понимал, что в этих строках есть тонкий юмор, намёки. Допустим, "кот учёный" - это (отчасти) сам Александр Пушкин, которого, как известно, дразнили "помесь обезьяны и тигра", и который, наверняка, любил рассказывать всякие басни, даже если его не просят. Но и не только! Возможно, этот образ связан и с Ариной Родионовной. Она обладала круглой "кошачьей" физиономией, и вполне могла мистифицировать мальчика, что народные сказки она узнала у некоего кота. Няньки часто так делают. Там ведь держали и котов, чтобы мыши не плясали. А когда Пушкин был в ссылке, кто же мог составить ему компанию унылыми зимними ночами - если не деревенский котофей? Также надо учитывать, что в Петербурге, Царском Селе и Петергофе есть много скульптурных изображений кошачьих - это и реалистичные львы, и стилизованные. А того льва, который находится в фонтане "Самсон", можно назвать не учёный, а "проученный". И цепей там тоже хватает. Возможно, какой-нибудь лев действительно навевал Пушкину "сказки да песни", вдохновлял его. Кто их знает, этих светских львов!

ТРИДЦАТЬ ВИТЯЗЕЙ. На мой взгляд, "прекрасные витязи" - это лицейские товарищи Пушкина, нескладные, но шустрые подростки. Тридцать одноклассников - им-то и посвящены эти бессмертные строки:

"Там о заре прихлынут волны
На брег песчаный и пустой,
И тридцать витязей прекрасных
Чредой из вод выходят ясных,
И с ними дядька их морской"

ПЛОВЦЫ. Лицеисты должны были где-то плавать, закаливаться. Как известно, Пушкин где-то научился хорошо плавать, а для этого нужны систематические занятия. В общем, где-то они купались, учились этому, подшучивали над своей нескладной телесностью. Поэтому позднее они могли должным образом оценить метафору поэта про витязей. И у них как раз были "дядьки" - лицейские воспитатели. Поэтому когда они купались вместе, их, очевидно, было как раз около тридцати человек. История свидетельствует, что выпуск 1817 г. составлял 29 лицеистов. [ttps://ru.wikipedia.org/wiki/Список_выпускников_Царскосельского_лицея] Очевидно, количество купальщиков условное, там должны были присутствовать ещё мужчины в роли лайфгардов. На всякий случай. Молодёжь элитная, а вода холодная.

ЛАЙФГАРДИНГ В ЛИЦЕЕ. Следует заметить, что когда купается отряд подростков, то их постоянно пересчитывают, и уделяют этому количеству особое внимание - как бы контролируя, не утонул ли кто. Эта мера довольно бессмысленная, поскольку недосчитавшись пионера и определив по тапочкам, что это Костя Иночкин - уже поздно что-либо делать. Даже если Иночкина найдут на дне, и откачают, он уже не будет прежним, скажем так. Гораздо эффективнее buddy-system - специальный контроль пловцов в парах, с номерками и т.д. Однако для подвижных и озорных подростков это бесполезно: даже в парах, они в воде разбредаются, ныряют, смешиваются, и забывают про бадди. Поэтому наиболее практичный способ - это когда в воду заходит десяток "витязей", с ними "дядька Черномор" (вожатый-воспитатель), который прекрасно знает всех в лицо, и следит, не пропал ли кто. Там они, чтобы не мёрзнуть, устраивают "морской бой" минут на десять, после чего выходят из воды по команде - как раз чередой, чтобы их пересчитал бы на берегу плаврук. Всё это оставляет в памяти неизгладимые впечатления. Было это или не было - знает только Пушкин. Мне он говорил, что так и было! И те, кто понимают комизм, должны хохотать до упаду. Однако у пушкиноведов могут быть свои резоны для дениализма.

КОРОЛЕВИЧ И ЦАРЬ. Итак, витязи накупались. А кому посвящены строки про королевича?

"Там королевич мимоходом
Пленяет грозного царя"

Мне кажется, речь идёт о самом Пушкине. Это он - "королевич", то есть молодой король поэзии, словесности. А грозный царь - это царь поэзии и одновременно один из высших сановников империи - Генерал-прокурор Правительствующего Сената, Министр юстиции Российской империи, Гавриил Романович Державин.

ПОЧЕМУ МИМОХОДОМ. Как известно, Пушкин благоговел перед Державиным-сановником и поэтом, и сам понравился ему на публичном экзамене 8 января 1815 г. до такой степени, что старик разволновался. Причём Саша пленил Державина именно "мимоходом", поскольку от великого волнения сразу же убежал и спрятался. Державин хотел его обнять, но не смог - Пушкина не нашли. Очевидно, этот случай был предметом для напряжённости и шуток в лицейском кругу. Для Пушкина это было важнейшее событие, инициация, определившая его миссию, его биографию - следовательно, и всю историю русской литературы, а может, и государственности.

ЧЕМ ПАХНЕТ РУССКИЙ ДУХ. Строчка "Там русский дух… там Русью пахнет!" представляется словесной игрой, метафорой, шуткой. Но мне кажется, это вполне конкретные ощущения и тема для тогдашних разговоров. В те времена люди ощущали много запахов: в натопленной избе пахло дымком, пирогами, щами, на дворе были свои запахи. И после холодной и опасной дороги это было запахом счастья. В нужнике пахло по-своему, но и там запах имел свою психологию, необязательно негативную. Весь этот "русский дух" существенно отличался от запахов жилья нерусского. Черноморские, молдавские, немецкие, французские поселения, дворы, жилища пахли совсем по-другому. Повсюду топили баню, где истомившийся путешественник получал огромное удовольствие. Пушкин, когда ездил по стране, на станциях хаживал в баню, и (по воспоминаниям) говорил: "Андреем пахнет!" Так он переиначивал французское "амбре". Очевидно, в то время это выражение было в ходу. А ведь Андрей Первозванный считался христианским покровителем Руси.

БРАТ К.Д. Этот разговор запомнил, а позже записал, бывший кадет и будущий военный историк Николай Павлович Иванов. Пушкиноведы считают его воспоминания малодостоверными [http://hrono.ru/biograf/bio_i/ivanov_np.html]. Но мне кажется, что Пушкин действительно употреблял это выражение, и говорил про баню именно так. Более того, он говорил это ЛИЧНО МНЕ!

- Да как, брат К.Д., у тебя славно здесь! Даже андреем пахнет (ambree), - заметил Александр Сергеевич с улыбкою, почёсываясь и поглядывая рассеянно по сторонам: - очень порядочно, здесь скорее гостиная, нежели баня.
Хозяин, как человек очень полный, кряхтел и видимо радовался первому впечатлению гостя.
– Очень рад, старый товарищ, что могу служить; да спасибо, что ты не сбился с дороги и не мимо меня проехал. А не раз, я думаю, плутал по этим дорогам. В наших местах теперь дорога ведь страшная, а?
– Да, я бросил возок и купил сани.

[Иванов Н.П. Хивинская экспедиция 1839-40 гг. : Очерки и воспоминания очевидца : Практ. советы отъезжающим в степи / [Соч.] Н.П. Иванова. - Санкт-Петербург : тип. т-ва "Обществ. польза", 1873. цит. по: Вересаев В.В. Пушкин в жизни / С.Соч.- Т.3. - М.: Правда, 1990. - С. 15. - URL: unotices.com/book.php?id=127200&page=75.]

Я совершенно согласен, что Иванов написал развесёлую пьесу, а вовсе не документальный репортаж. Тем не менее, я по-кастанедовски убеждён, что это было написано на основе реальных фактов и по благословению Ноосферного Пушкина - лично для меня. Если бы там было написано "Константин Демьянович Артюхов", то я бы считал, что это не про меня. Но там написано "брат К.Д." - а это не кто иной как я. Меня так называли не меньше трёхсот человек. Значит, это я и есть - толстый, трегубый хозяин. Я действительно имею 25 лишних килограммов, а губищи такие, что хоть машинкой закатывай. И ко мне действительно однажды приехал Генерал. Причём с большой буквы.

"– Генерал Пушкин изволил приехать! – прокричал вошедший со двора мальчик, одетый в черкеску из верблюжьего сукна."

Всё это было именно так, но как именно это было - никому знать не следует. А всё сказанное в этом отрывке - есть письмо лично для меня. Равно как и "Евгений Онегин", и многие другие записи "брата Пушкина". Юридических доказательств того, что я лгу - не существует. Ведь книги публикуют для Читателя, а я и есть Читатель. Тоже с большой буквы.

СКАЗКА - ПРАВДА И НАМЁК. Я могу сделать вывод, что концовку "У Лукоморья" Пушкин написал совершенно правдиво, абсолютно документально, ничуть не покривив душой. А это хорошо, потому что Александр Сергеевич более всего любил Истину, и искал её в любом мифе, любой сказке.

И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.

Пушкин действительно бывал у моря, пил мёд у Карамзина, да и вообще в Петербурге. И он действительно видывал дубы у моря, и очень даже это любил. Среди прообразов волшебного мирка вступления к поэме, несомненно, следует поместить и "Прекрасный Царскосельский сад, Где, льва сразив, почил орел России мощный". Но всё-таки кот учёный, рассказывающий сказки, это в первую очередь - сам Александр Сергеевич Пушкин: невысокий и прыгучий, с длинными когтями и сверкающими очами, то бормочущий вслух, то напевающий свои строки. Нам ведь всегда приходится проговаривать текст, проверяя его музыкальность и складность. Ибо никто лучше не уловит огрехов только что написанного стиха, нежели сам поэт.

UPD. Апдейт в комменте.

«У Лукоморья дуб зелёный» — где находился тот самый дуб, о котором писал Пушкин: enot2290 — LiveJournal

У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:
И днём и ночью кот учёный
Всё ходит по цепи кругом;

Это стихотворение знакомо каждому с детства. Но лишь недавно, исследователи доказали, что таинственный дуб — это не вымысел писателя. Сказочная страна Лукоморье, огромный священный дуб, и избушка на курьих ножках — существовали на самом деле.

Несколько лет назад, учёные Санкт-Петербурга обнаружили древние карты голанских мореплавателей. На них была обозначена загадочная страна, под названием Лукоморья. Так где же находилась Лукоморья? Судя по информации на картах, древняя страна располагалась в трёх районах современного Ямала.

Полуостров Ямал, наши дни

Название страны, по мнению специалистов, происходило от двух слов: лука — изгиб, и море. На этой северной земле, в гармонии с природой и окружающим миром, тысячи лет назад жили славяне язычники.


Природа Русского севера

Ямал, как и вся территория Русского севера, богата различными артефактами, которые достались нам от далёких предков. Интересная находка ждала участников экспедиции Югорского университета. Во время раскопок древнего городища, учёные обнаружили в вечной мерзлоте, на глубине 1,5 метра, остатки огромного дуба. Исследователи полагают, что гигантский дуб, был воплощением силы древних богов.


Старый дуб


Место силы

Но и это ещё не всё. Обратимся вновь к стихотворению Пушкина. Там есть строки: «Избушка там на курьих ножках, стоит без окон, без дверей».

Что стало прототипом избушки на курьих ножках? И на этот вопрос найден ответ. Дело в том, что издревле жители Русского севера хранили провизию в специальных амбарах. Эти строения выглядели как небольшая избушка установленная на вертикальных сваях, на высоте около 2 метров. Такая архитектурная особенность позволяла защитить припасы от посягательств диких зверей.

Но откуда Александр Сергеевич знал о таинственной древней стране Лукоморья, и о священном дубе? Выяснилось, что Няня Пушкина, Арина Радионовна, была родом из семьи ижорцев, народа веками жившего на прекрасных северных просторах. По всей вероятности, в семье няни, из поколения в поколения передавалась история о сказочной Лукоморья, её культуре, и священном дубе, произрастающим в центре столицы этой страны.

Современные исследования показывают, что няня Пушкина, была далеко не простой женщиной. Она обладала определёнными ведическими знаниями, была носительницей уникальной культуры. Арина Радионовна, воспитавшая Пушкина, передала будущему поэту часть своих знаний. Рассказывала о далёкой северной стране, её истории, традициях, многие из которых поэт и отразил в своих произведениях.

Фото с фотохостинга https://pixabay.com
Информация для материала взята из документального фильма «Источник русской силы».

Где находится Лукоморье? - Славянские древности — ЖЖ

Наверное, все мы, с раннего детства, помним строки Пушкина: "У Лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том..." Это вступление к поэме "Руслан и Людмила", в котором мистически описывается некая исконная Русь. Как известно, стихотворение заканчивается словами: "там русский дух, там Русью пахнет".

Конечно, это сказка. Но все ли в ней аллегория, или вымысл? Может быть, помимо волшебного, фантастического "наполнения", там описывается что-то подлинное, имевшее место в реальности? Например,  какая-то область,  существовавшая когда-то (или существующая до сих пор) и называвшаяся  Лукоморьем - в какой-то исконной Руси? Думаете, сейчас это точно установить невозможно? Но на самом деле - может быть, не следует спешить с такими выводами. Есть некоторые факты, которые позволяют надеяться на обратное. Возможно - стоит попробовать поискать ту былинную Русь - нашу Прародину. И как здесь, кстати говоря, не вспомнить другие строки Александра Сергеевича - "Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок".

Итак, начнем по порядку:

Южно-балтийская версия происхождения северных русских, а равно как и первой правящей династии Руси - известна и активно обсуждается. На всякий случай напомним - суть ее заключается в том, что средневековая Русь осваивалась с южного берега Балтики. В основном, западными славянами, жившими на берегу моря - примерно от современного Киля и Любека, и до Гданьска. Среди них выделялись следующие племена - ободриты, варны, лютичи, руяне, поморяне и прочие. Из их же земель пришел и наш знаменитый князь Рюрик. Эта теория имеет очень обширную доказательную базу. Объективно говоря - гораздо более обширную и гораздо более убедительную, чем парочка сомнительных и ничем не подтвержденных лингвистических гипотез, на которых базируется норманистская теория, утверждающая, что варяжская русь и пришедший с нею Рюрик - были скандинавами. В сжатом виде об этой версии можно прочесть, например, в диссертации А.А. Молчановой "Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем средневековье": http://files.mail.ru/ZD30WT. Много разной литературы можно найти здесь  lujicajazz.narod.ru/

О том, что знаменитые сказки Пушкина (о царе Салтане; о Рыбаке и рыбке; о попе и работнике его Балде и т.д.) частью которых является поэма Руслан и Людмила, восходят, видимо, к реалиям жизни и сказаниям наших предков - жителей южного берега Балтийского моря, уже говорилось и не раз. Например, В. Меркулов «Древнее русское предание, ожившее в сказке Пушкина».  Наш современник. 2006. № 1. – С. 274-280. Источником этих произведений, как известно, служили  народные сказки, рассказанные поэту его няней, новгородской крестьянкой, Ариной (Ириньей) Родионовной Яковлевой. Новгородские крестьяне XIX века были хоть и в довольно отдалённом поколении, но прямыми потомки переселенцев с берегов Южной Балтики, прибывших на север будущей Руси на рубеже I и II тыс. И многие их легенды, соотвественно восходили к верованиям, преданиям и обычаям балтийских славян.

Из чего мы можем допустить что и легендарное Лукоморье, находилось на их прародине - на южном берегу Синего (Балтийского) моря. И, таким образом, это может быть реальной областью, центром какой-то исконной, изначальной Руси. Во всяком случае - в Новгородских и Псковских землях ничего подходящего на роль Лукоморья не обнаруживается. (А именно под Псковом Арина Родионовна рассказывала Александру Сергеевичу свои сказки, родом же она была с юга нынешней Ленинградской области - из бывшей новгородской Ижорской земли) На самом деле, о том, что Лукоморье нужно искать на Балтике говорил еще В.Б. Вилинбахов.

Итак, где же оно могло находиться?

Для начала - давайте разберемся что же означает само это слово?
Словарь Ожегова дает довольно лаконичное определение - "лукоморье": "морской залив".

Корень "море" - конечно очевиден и легко просматривается в слове. А что же означает первая его составляющая? "Лук", или "лука".

Словарь Даля определяет слово "лука" так: "ж. изгиб, погиб, кривизна, излучина; заворот реки, дуга; низменный и травный или лесистый мыс; поемный луг, огибаемый рекою. | Иногда лука принимается, обратно, в значении залива, затона, заводи или это | новорос. травная лощина, луг."

Другими словами, в интересующем нас значении - слово "лука", означает изгиб реки, или залив. Однокоренными ему являются слова излучина (поворот, изгиб реки) и лук (изогнутое дугой орудие для стрельбы)

Вот определение слова "лукоморье" из словаря Фасмера: "залив моря", уже др.-русск. лукомориɪе (Хож. игум. Дан. 5). От *lǫkа "изгиб" (см. лука́) и мо́ре; ср. также из луку моря

А вот описание слова "лука́" из того же словаря, в нем приводятся родственные слова из разных языков: "изгиб, луговое или лесное пространство в излучине реки, изгиб седла", укр. лука́ "мыс, образуемый рекой; заливной луг", блр. луковíна "излучина", др.-русск. лука "изгиб, залив", "хитрость, коварство", ст.-слав. лѫка δόλος (Еuсh. Sin., Супр.), цслав. лѫка κόλπος, болг. лъка́ "изгиб, луг, выгон", сербохорв. лу́ка "луг, гавань", словен. lǫ́kа "болотистый луг в долине", чеш. louka "луг", слвц. lúka, польск. ɫąka, местн. н. Ostroɫęka, в.-луж., н.-луж. ɫuka.

Родственно лук II, ляка́ть; см. Мейе 254; Бернекер 1, 739 и сл. Сравните литовское lankà "долина", латышское lañka "низкая, вытянутая равнина", литовское į́lanka геогр. "залив", арýlаnkа, нареч. apýlankomis "окольным путем"; см. М.–Э. 2, 420; Траутман, ВSW 160.

Это статья из словаря Фасмера о слове "лук": род. п. -а, II. (для стрельбы), украинское лук. старо-славянское. лѫкъ τόξον (Супр.), болгарское лък, сербохорватское лу̑к, род. п. лу̑ка, словенское lǫ̑k, чеш. luk, польское ɫęk "дуга, арка, лука".

Родственно литовское lañkas "дуга, обруч", lankùs "гибкий", латышское. lùoks "изгиб, дуга", luôks "гибкий"; с другой ступенью вокализма: литовское leñkti "гнуть". Далее см. ляка́ть; ср. Бернекер 1, 739 и сл.; Траутман, ВSW 159; М.–Э. 2, 525; Эндзелин, СБЭ 196; Лескин, Abl. 324; Bildg. 168; Булаховский, ОЛЯ 5, 470.


Вот, для наглядности, несколько фотографий речной луки, или излучины:
 

Таким образом - слово "лукоморье", видимо, более точно можно определить не просто как "морской залив" - скорее это именно "изогнутый дугой, дугообразный морской залив".  Именно об этом говорит корень "лука", явно связанный по значению с "изгибом",  или с "дугой". Для самого понятия "залив" - в славянских языках, в том числе в русском, существует масса разных слов - розтока (ростока), разлив, затока, залив, губа, затон, заводь и т.д. Это разные виды заливов. При этом мы даже не принимаем во внимание заимствованные слова типа гавань, фьорд или бухта. И в слове "лукоморье" присутствует указание именно на дугообразность, чем данный залив, видимо, и отличается от остальных.

Надо сказать, местность с названием Лукоморье известна и на севере современной России - на берегу Баренцева моря.

Но если мы говорим про южный берег Балтики, там есть один очень интересный остров - Рюген. Именно он часто рассматривается как центр тех самых южно-балтийских, поморских славянских земель, откуда в будущую Россию прибыли предки многих русских, а также наш первый князь Рюрик. На Рюгене находилась знаменитая крепость Аркона - важнейшая столица славян, в которой стоял храм наиболее известного и почитаемого славянского бога - Свентовита, остатки валов этой крепости до сих пор можно наблюдать на севере острова.  В те времена он назывался Руяна или Рана. На острове также присутствует очень интересная "русская" топонимика. Она исследуется, и изучается - о чем можно почитать, например, здесь: community.livejournal.com/oldrus/108092.html

Если же мы посмотрим на всю поморскую землю - там наблюдается большое разнообразие различных ландшафтов и рельефов местности, но несколько явно дугообразных заливов, расположено именно в восточной части Рюгена.

Это залив между полуостровом Виттов (на котором стояла та самая Аркона) и полуостровом Ясмунд. Действительно - он имеет четко акцентированную дугообразную форму. Называется он в настоящее время Тромпер Вик (Tromper Wiek). Соседние заливы также имеют выраженную дугообразную форму - это бухта между полуостровом Ясмунд и полуостровом Мёнгутом (Прорер Вик), а также следующий после Мёнхгута залив (Рюгешер Боден).  Все они видны, в частности, на данной старой карте Рюгена:



Причем, в остальных частях Поморья столь выраженно дугобразных заливов практически нет. Есть либо широкие гавани, либо фьордообразные продолговатые затоки, либо сложные по форме внутренние заливы.


Итак, с точки зрения языка, эти рюгенские заливы, вполне подпадают под определение  слова "лукоморье". Но какой из них мог быть тем самым Лукоморьем? 

Ну начнем с того, что из источников известно о довольно серьезном землетрясении, произошедшем в средневековье, в результате которого погибла значительная часть юга Рюгена, включая кусок полуострова Мёнхгут, который ушел под воду (вместе с кирхами и деревнями),  ранее же Мёнхгут, вплотную приближался к соседнему острову Узедому. Так что в этой части острова зафиксированы серьезные изменения ландшафта и, следовательно, ее вряд ли следует рассматривать, ибо как она точно выглядела в древности мы не знаем.

Если же сравнивать Тромпер Вик и Прорер Вик - первый имеет все таки более правильную дугообразную форму.

Кроме того, учитывая священный характер Арконы и Виттова - куда съезжались славяне из многих земель поклониться верховному божеству, скорее всего "главным кандидатом" на роль того самого сказочного, волшебного Лукоморья - следует рассматривать именно нынешний Тромпер Вик. Ибо  Аркона -  была главным религиозным центром, в котором без сомнения могли храниться исконные знания, легенды и сказки нашего народа. И, похоже, именно об этом, иносказательно и говорится в пушкинском стихе. Значительных изменений ландшафта в этом районе не зафиксировано. За исключением, конечно, обвалов самого мелового мыса на котором стояла крепость, которые, к сожалению, случаются довольно регулярно. Но этот, безусловно, очень  неприятный процесс, на дугообразную форму всей бухты в целом, не влияет.

Еще одним аргументом в пользу этого залива может являться сам сказочный дуб, который стоял у того самого Лукоморья. Что это был за дуб? Был ли какой-то знаменитый дуб около залива, который сейчас именуется Тромпер Вик? Да! По сообщениям немецких проповедников, описывавших Рюген,  Свентовиту в храме на Арконе, был посвящен огромный дуб (помимо огромного орла, белого коня, огромного меча, седла и прочих атрибутов) . Таким образом - вполне возможно что это самое Лукоморье из стихотворения Пушкина, является описанием именно залива, омывающего Аркону с юга - именуемого ныне Тромпер Вик.

А вот фотография этого места. Вид на Тромпер Вик с Арконы:

Вот, видимо, то самое Лукоморье, которое находилось в нашей настоящей, исконной, ныне почти забытой Руси!

Конечно, это только предположение, но согласитесь - оно не совсем беспочвенно.

Где находилось Лукоморье | Русская семерка

А что же Лукоморье?

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека?

Источник первый: Арина Родионовна.
Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: «У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет».

Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа. Кот здесь является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними.

Источник второй: «Слово о полку Игореве».
Ещё в лицейские годы Пушкина А. И. Мусиным-Пушкиным было издано «Слово о полку Игореве». О Лукоморье в «Слове» сказано:

«А поганого Кобяка изъ луку моря
от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ
яко вихръ, выторже:
и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ,
в гридницѣ Святъславли».

В летописи сообщалось, что русские постоянно сталкивались с кочевниками в южной степи: «юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко».

Обитателями Лукоморья по летописям были половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали. Лукоморьем же называлась территория Северного Приазовья.

Это мнение, как полагает С. А. Плетнева, подтверждается тем, что «можно проследить лукоморских половцев и по каменным статуям (идолам), обнаруженным в районе нижнего Днепра. Они относятся к развитому периоду половецкой скульптуры, ко второй половине XII—началу XIII веков».

Таким образом можно сказать, что Лукоморьем (которое воспел Пушкин) называлась излучина между нижним течением Днепра и Азовским морем. В топонимике Приазовья и сегодня можно встретить отзвуки этой исторической памяти: две степных реки Большой и Малый Утлюк. «Утлюк» — «Отлук» — «Лука» переводится с тюркского как «выгон, луг».

Cказочное Лукоморье: где оно находилось

А что же Лукоморье?

Однако пейзажи пейзажами, но что с Лукоморьем? Откуда у Пушкина мог выкристаллизоваться этот образ, который войдет не только в историю русской литературы, но и в подсознание каждого русского человека?

Источник первый: Арина Родионовна.
Как известно, сюжеты нескольких пушкинских сказок были навеяны поэту его няней. Историк литературы пушкиновед Павел Анненков писал, что многие эпизоды из сказок Арины Родионовны по-своему излагаются Пушкиным и переносятся из произведения в произведение. Вот отрывок из «Сказки о царе Салтане», как он рассказан Анненковым: «Так, у ней был кот: «У моря-лукоморья стоит дуб, и на том дубу золотые цепи, а по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни поет».

Как мы видим, кот ходит у няни Пушкина вверх-вниз, то есть мы имеем дело с типичным для финно-угорской традиции описанием мирового древа. Кот здесь является одновременно и хранителем границы между мирами, и медиатором между ними.

Источник второй: «Слово о полку Игореве».
Ещё в лицейские годы Пушкина А. И. Мусиным-Пушкиным было издано «Слово о полку Игореве». О Лукоморье в «Слове» сказано:

«А поганого Кобяка изъ луку моря
от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ
яко вихръ, выторже:
и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ,
в гридницѣ Святъславли».

В летописи сообщалось, что русские постоянно сталкивались с кочевниками в южной степи: «юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко».

Обитателями Лукоморья по летописям были половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали. Лукоморьем же называлась территория Северного Приазовья.

Это мнение, как полагает С. А. Плетнева, подтверждается тем, что «можно проследить лукоморских половцев и по каменным статуям (идолам), обнаруженным в районе нижнего Днепра. Они относятся к развитому периоду половецкой скульптуры, ко второй половине XII—началу XIII веков».

Таким образом можно сказать, что Лукоморьем (которое воспел Пушкин) называлась излучина между нижним течением Днепра и Азовским морем. В топонимике Приазовья и сегодня можно встретить отзвуки этой исторической памяти: две степных реки Большой и Малый Утлюк. «Утлюк» — «Отлук» — «Лука» переводится с тюркского как «выгон, луг».

Лукоморье реально. Кто рассказал о нем Пушкину?

Фото: galaxysss.ru

В поэме А. Пушкина «Руслан и Людмила» упоминается загадочное место - Лукоморье. Но это название - не выдумка автора, оно упоминается во многих источниках.

Происхождение слова

Само слово «лукоморье» на слух воспринимается как название волшебное, сказочное, хотя происхождение у него достаточно обыденное. Оно образовано от слияния двух слов «лука» - изгиб, и соответственно море.  Получается, что это изгиб у моря, то есть бухта.

Пушкин и Лукоморье

В прологе поэмы «Руслан и Людмила» описывается место Лукоморье, где стоит дуб, а на нем цепь и кот, и вообще «там Русью пахнет». Пролог у романа появился не сразу, это важно. В первом издании поэмы его не было, а вот спустя 8 лет, ко второму изданию Пушкин дописывает эту часть.

Откуда появляется в поэме Лукоморье? Первое предположение - после южной ссылки. На Юге он побывал вместе с Раевским в Крыму, в Приазовье.  Генерал Раевский писал об их поездке: «Тут Днепр только что перешел свои пороги, посреди его - каменные острова с лесом, весьма возвышенные, берега также местами лесные; словом, виды необыкновенно живописные, я мало видал в моем путешествии, кои бы мог сравнить с оными». Он описывает место, которое могло послужить прототипом пушкинского Лукоморья. Но есть и другая версия.

Во времена, когда Пушкин еще учился в лицее, собиратель древних рукописей - А. И. Мусин-Пушкин публикует «Слово о полку Игореве», где упоминается о Лукоморье:

«А поганого Кобяка изъ луку моря

от желъзных великыхъ плъковъ половецкыхъ

яко вихръ, выторже:

и падеся Кобякъ въ градѣ Киевѣ,

в гридницѣ Святъславли».

Возможно Александру Сергеевичу это название знакомо именно по летописям.

Где находится Лукоморье?

Судя по записям в «Слове о полку Игоре», Лукоморье находилось на землях Северного Приазовья, и жили там половцы, с которыми киевские князья постоянно враждовали.

Но не только в летописях, но и в фольклоре упоминается это название. А. Н. Афанасьев - исследователь фольклора и историк, в своей работе «Древо жизни» обнаруживает, что Лукоморьем в восточнославянской мифологии считалось заповедное место на границе миров. Там по преданию находится древо мира, корни которого уходят в преисподнюю, а крона доходит до неба. Карамзин также писал, что слово Лукоморье употреблялось в значении северного царства, где люди на полгода впадают в спячку, а полгода бодрствуют. Так или иначе, в фольклорном восприятии Лукоморье - это некая условная земля на границе ойкумены (земли, обитаемой людьми), чаще всего располагающаяся на севере. Согласно мифологии, по дереву жизни, находящемуся на ее территории, на землю спускались и поднимались боги. Именно такой смысл Лукоморью придавался в зачинах народных заговоров и молитв, где опять таки встречается загадочное Лукоморье.

Лукоморье можно было бы считать историческим и выдуманным устаревшим термином, если бы не западноевропейские карты XVI-XVII веков, где это название присутствует, и место указано точно. На картах разных картографов: Меркатора (1546 год), Гондиуса (1606 год), а также Масса, Кантелли и Витсена Лукоморьем считается местность на восточном (правом) берегу Обской губы. Перечисленные картографы никогда не находились в этих местах лично. Видимо, они опирались на информацию от путешественников, в частности Сигизмунда Герберштейна. Он упоминает о Лукоморье в «Записках о Московии»: «в горах по ту сторону Оби», «Из Лукоморских гор вытекает река Коссин. Вместе с этой рекой берет начало другая река Кассима, и протекши через Лукоморию, впадает в большую реку Тахнин».

Голландский политик, предприниматель и картограф - Николаас Витсен, автор труда «Carte Novelle de la Tartarie» XVIII века, располагает также графическим материалом. Карта его является досточно достоверной - длина Обской губы равна действительной длине, и, судя по карте, «Lucomoria» - название самого залива Карского моря. В русскоязычных картах названия «Лукоморье» не встречается нигде, но западноевропейские картографы именно так называли местность Обской губы.

Было или не было?

Если уж не только А. С. Пушкин, но и многие картографы и исследователи древности упоминают о лукоморье - оно действительно существовало. Но единого мнения о том, где именно находилось Лукоморье, кто там жил, и было ли там какое-то особенное дерево, нет.

Еще по теме:

Пушкинское Лукоморье обнаружено на картах

Несколько вопросов о жизни Пушкина, о которых почти не говорили

Сколько нянек было у Пушкина

«Тайные записки А. С. Пушкина»: ай да сукин сын!

 

 

 


Смотрите также

Описание: