Где находится провал из 12 стульев


Кинопрогулка с Остапом Бендером или где Гайдай снимал "12 стульев": dubikvit — LiveJournal

Экранизации романа Ильфа и Петрова "12 стульев" вызывают много споров - какая же лучше. Скажу честно - я люблю обе. Они настолько разные, что я их даже не сравниваю. Но вот чем мне интересна версия Гайдая, так это натурными съёмками. И особо близки в этом отношении съёмки в Пятигорске. Именно по Пятигорской части съёмок этой комедии я и предлагаю прогуляться


Съемочная группа "Двенадцати стульев" начала съемки в городе Пятигорске 3 сентября 1970 года с эпизода у Орла, когда Остап посылает Кису просить милостыню. Тот поначалу артачится: дескать, никогда еще Воробьянинов не протягивал руки. На что Бендер парирует: "Тогда протянете ноги, старый дуралей!"


Леонид Гайдай на съёмках в Пятигорске

Эту сцену снимали на уступе горы "Горячей". Место это крайне примечательное. С незапамятных времён здесь щедро струился безымянный горячий источник, на основе которого возник крупный бальнеологический комплекс и благодаря которому и возник город Пятигорск.


Скульптура Орла (начало ХХ века)

В начале ХХ века здесь решили разбить парк с аллеями, дорожками и извилистыми лестницами. Архитектурную завершённость верхней площадки решили придать с помощью искусственной горки с изваянием орла-беркута, который цепко схватил когтями и клюет большую ядовитую змею (автор эскиза И. И. Крылов). Скульптор Л. К. Шодкий довольно быстро изготовил изваяние и в конце апреля 1901 года готовая скульптура была водружена на пирамидальный пьедестал из "рваного" камня. Эта скульптура стала символом Кавказских Минеральных Вод.


Скульптура Орла (1930-е годы)

За минувшее столетие скульптура не раз изменялась. Во время революции и Гражданской войны Орёл лишился головы и части крыльев. Потом он сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. Изображение, которое мы знаем и ныне появилось уже после войны. Автором этого варианта был скульптор Н. М. Хаустов.


Вид на Пятигорск с Горячей горы. Фото Т. Бакмана (конец 1960-х)

А в 1973 году цементная фигура была заменена на бронзовую копию, отлитую со слепка в Ленинграде


Символ КМВ в наши дни. Фото ketosha (2010 год)

Следующей сценой решили снимать эпизод "возле Провала", где великий комбинатор устроил продажу билетов.

Вот только самого Провала в фильме мы так и не увидели. В него на время съемок превратился грот Лермонтова.

Этот грот в скале был обустроен зодчими Бернардацци из природной пещеры. Лермонтовским его стали называть с 60-х годов XIX века, так как считали, что отсюда писатель любил наблюдать за "водяным обществом"


Грот Лермонтова, 1876 год

Этот пятигорский грот стал первым памятным местом М. Ю. Лермонтова, которое могли свободно посещать почитатели его таланта. 20 июля 1870 г. отставной поручик Илья Васильевич Алексеев, помещик Козловского уезда Тамбовской губернии, установил в гроте мраморную доску со своими стихами "Гроту Лермонтова" из 86 строк, которые начиналось словами:

Под сению твоей он часто находил
Приют для сладкого мечтанья,
И ты один свидетель был
Его сердечного страданья...

В 1874 г. доска была снята, т.к. "постоянно исписывалась нецензурными надписями посетителей Вод". Алексеев отреставрировал снятую доску со стихами, и "во избежание повторения ее прежней участи", в июле 1878 г. затратил личные средства на устройство при гроте массивного каменного арочного портала и ворот с железной решеткой. Над аркой грота была укреплена большая металлическая лента с надписью "ГРОТЪ ЛЕРМОНТОВА", а над ней эмблема с лирой, книгой, пером и опрокинутым факелом. На стене запертого грота поместили прежнюю доску со стихами. Алексеев заново огородил дорожку к гроту.


Грот Лермонтова (начало ХХ века)

Позднее в гроте появился бюст Лермонтова. До открытия памятника поэту в сквере, около этого грота обычно проходили ежегодные собрания местного общества по случаю годовщин смерти и рождения Лермонтова. Сюда к бюсту поэта приносили венки и букеты живых цветов. В конце XIX века известный московский журналист В. А. Гиляровский написал новое стихотворное посвящение "Гроту Лермонтова"

Поклон тебе, великий гений,
И долго будет чтить народ
Алтарь священных вдохновений,
Из камня высеченный грот!

После 1917 г. эмблема с лирой, а затем и лента с надписью над входом Лермонтовского грота исчезли. Вскоре, после Отечественной войны на их месте появилась мраморная плита с надписью «ГРОТЪ ЛЕРМОНТОВА». В 1961 г. на портале была помещена мемориальная доска.


Грот Лермонтова во времена съёмки фильма. Фото Т. Бакмана

Ну а сам "Провал" во времена, описываемые Ильфом и Петровым выглядел так

Следующим объектом съёмки стала Лермонтовская галерея в парке "Цветник".

Именно там проходили торги с монтёром Мечниковым

А также процесс передачи стульев компаньонам

Это сооружение из кружевного металла и цветного стекла, похожее на прозрачный леденцовый замок из детской сказки, открылось для посетителей весной 1902 г., в начале курортного сезона. В 1903 г. здесь прошли юбилейные торжества в честь 100-летия КМВ и состоялся второй Всероссийский съезд курортных деятелей.


Юго-западный фасад Лермонтовской галереи (1910-е годы)

Прогулочная галерея часто служила для проведения всевозможных временных выставок. Театральный зал галереи хранит память о богатой культурной жизни Пятигорска за минувший век.


Северный фасад театрального зала Лермонтовской галереи (начало ХХ века)

Галерея дошла до наших дней почти без изменений. Ныне здание принадлежит Государственной филармонии на КМВ и имеет концертный и выставочный залы.


Лермонтовская галерея во времена съёмки фильма. Фото Т. Бакмана

А вот сцену где Ипполит Матвеевич просит милостыню снимали вовсе не в "Цветнике". Более того - даже не в Пятигорске. Киса то ли по рассеянности, то ли от стыда забрался в соседние Ессентуки

Взгляните внимательно на здание сзади Воробьянинова. Это грязелечебница им. Семашко - один из наиболее известных памятников архитектуры Ессентуков.

Сооружение грязелечебницы началось в 1913 году и велось очень активно, несмотря на начавшуюся войну. Построено оно в стиле античного неоклассицизма. Замыслом архитектора было придать ему подобие древнеримских Терм III—IV веков с их монументальностью и изысканностью. 22 июля 1915 года состоялось торжественное открытие грязелечебницы, названной Алексеевской в честь наследника престола цесаревича Алексея Николаевича, наследника престола Романовых. Не исключали, что болезненный мальчик будет когда-нибудь принимать в ней процедуры. В 1923 году грязелечебница получила имя Н. А. Семашко — первого наркома здравоохранения

Это наиболее заметные места съёмок из фильма. Но было ещё два момента в фильме, на которые мало кто обращал внимание. Эти места нашёл мой добрый друг mountains_5_26, очень хорошо знающий Пятигорск.

В сцене, где великий комбинатор успешно торгует билетами на Провал, буквально на несколько секунд мелькает кадр, запечатлевший маленькие группы отдыхающих, якобы направляющихся к гроту Лермонтова.

Как оказалось в результате поисков, она снята не у грота , а на горе Горячей, метрах в 800-х от него. Вот это место на горе запечатленное солнечным февральским утром 2016 года

Ну и последняя пятигорская сцена в фильме - Остап и Киса под покровом ночи несут выкупленные у Мечникова 2 стула

«На съемках «12 стульев» я ревела, как паровозный гудок!»

Наталья Крачковская сыграла в кино семь десятков ролей. Она появлялась в самых разных фильмах - от «Калины красной» до «Следствие ведут знатоки», от «Места встречи изменить нельзя» до «Покровских ворот». Роли, как правило, были небольшими - но Крачковская всегда и была как специя, без которой еда кажется пресной. Разумеется, две коронные ее роли - мадам Грицацуева в «12 стульях» и жена Бунши в «Иване Васильевиче»; как Крачковскую теперь невозможно представить без Гайдая, так и фильмы Гайдая невозможно представить без Крачковской.

На творческом вечере, который состоялся в Доме кино, Наталью Леонидовну поздравляли многие - от премьер-министра Дмитрия Медведева (прислал телеграмму) до актера Алексея Булдакова и певицы Натальи Гулькиной. Самое лаконичное поздравление - опять же в письменной форме - пришло от Сергея Светлакова: «Как здорово, что есть люди, у которых можно учиться. Спасибо вам большое. Крепкое здоровье вам не помешает».

Юбилярша рассказала, как снималась сцена, прославившая ее в начале 70-х. Сцена, в которой мадам Грицацуева бегает за Остапом Бендером (Арчил Гомиашвили) по редакции газеты «Станок».

Наталью Леонидовну с юбилеем рады поздравить и премьер-министр, и Светлаков, и Булдаков, и миллионы зрителей.Фото: Анатолий ЖДАНОВ

- Мне сразу сказали, что я все в этой сцене буду делать сама - дублершу на меня найти очень трудно. Я пришла в павильон, вижу - там выстроена извилистая лестница в пять этажей высотой. «Вы по ней бегать будете». Я спросила: «Сколько?» - «Ну, сколько сможете». В общем, я бегала ровно две недели.

Решила, что самое страшное уже позади. Но нет, впереди были часы, на которых мне надо было висеть. Я повисела. Было страшно, но терпимо.

А потом мне сказали: «Ну отлично, следующее у вас - транспортер. Вот видите ленту? Ложитесь, болтайте ногами. В середине транспортера - мостик, на вас его аккуратно, на леске, опустят, и дальше вы поедете с ним. Ну обыкновенный такой мостик, два квадратных метра». Тут я уже сказала: «Дорогие мои, я не цирковая актриса, а драматическая!» Но все-таки решила мостик осмотреть - оказалось, он сделан из пенопласта. Ну хорошо. Я ложусь на транспортер, еду за Гомиашвили, кричу: «Суслик!» Лента подъезжает к мостику, его опускают мне на ноги - и я издаю рев, как паровозный гудок. Я не верила, что такой рев может издать человек и тем более женщина. Этот мостик внутри был сбит огромной чугунной рейкой!

ПРИГЛАШАЕМ:

На спектакль "Таинственный ящик"!

Как известно, в позапрошлом веке веселый жанр водевиля был наиболее любим зрителями и, вследствие этого, чаще других жанров появлялся на театральной сцене. Серьезные и просвещенные поклонники драмы и трагедии относились к водевилю несколько свысока, считая его развлечением для неприхотливого вкуса.

Одно из лучших творений замечательного драматурга и актера Петра Каратыгина «Чудак-покойник, или таинственный ящик», написанного в 1843 году, поставил художественный руководитель театра Юрий Соломин.

Где: Малый театр (Малый театр - Малый театр Основная сцена)

Когда: 8 декабря в 18.00

Двенадцать стульев | Пятигорск - Туристско-информационный центр

Жанр: комедия, экранизация
Режиссер: Леонид Гайдай

В 1928 году выходит роман И.Ильфа и Е.Петрова под названием «Двенадцать стульев». За год до выхода романа авторы путешествовали по Северному Кавказу. Заехали они и в Пятигорск. И.Ильф записал в дневнике: «Местные жители красивы, статны, но жадны. Слова не скажут даром. Даже за справку (устную) взяли 10 коп. Это не люди, а пчелки. Они трудятся. На празднике жизни в Пятигорске мы чувствовали себя совершенно чужими. Мы пришли грязные, в плотных суконных костюмах, а все были чуть ли не из воздуха»

В 1949 году роман запретили, в 1956 вновь разрешили.

Снять фильм по роману Ильфа и Петрова - была мечта режиссера Гайдая. Но по разным причинам приступить к съемкам фильма не получалось.

Фильм выходит на экраны 8 июня 1971.

Съемки фильма "Двенадцати стульев" начались в городе Пятигорске 3 сентября 1970 года.

Видео: Кадры из кинофильма "Двенадцать стульев"

Действие у Орла, когда Остап посылает Кису просить милостыню, но Киса сопротивляется: никогда еще Воробьянинов не протягивал руки. На что Бендер отвечает: "Тогда протянете ноги, старый дуралей!"

Эпизод фильма на горе "Горячей" символичен.Именно здесь, с давних времён, струился безымянный горячий источник, на основе которого возник бальнеологический комплекс и благодаря которому и возник город-курорт Пятигорск.

Самый известный эпизод в романе, происходящий в Пятигорске, рассказывает о том, как предприимчивый Остап Бендер продавал самодельные билеты для входа в Провал. Интересно, что  после выхода романа в 1929 году администрация курорта ввела входную плату за посещение этого достопримечательного места.  

Сцена фильма "возле Провала", где великий комбинатор устроил продажу входных билетов, снимали вовсе не на фоне известной пятигорской достопримечательности. вместо Провала был отснят Грот Лермонтова, а вот самого Провала в фильме так и не сняли.  

Торги с монтёром Мечниковым и передачу стульев компаньонам снимали на фоне Лермонтовской галерее в парке "Цветник".

Сцена, где великий комбинатор с азартом торгует билетами на Провал, предлагая их группам отдыхающих, направляющихся к гроту Лермонтова была снята не у грота, а на горе Горячей.

Ну и заключительная сцена в фильме, снятая в Пятигорске – под покровом ночи Остап и Киса несут стулья, выкупленные у Мечникова. Пятигорский полицейский спугнул героев фильма , они вынуждены были присесть на стулья у ближайшей двери , оказавшейся входом в Прокуратуру города.

Жители города Пятигорска очень любят роман Ильфа и Петрова и даже увековечили Остапа Бендера и Кису Воробьянинова в бронзе. Облик полюбившихся героев взяли именно из фильма Гайдая. Вот только стоят эти скульптуры не там, где снимался фильм, а там, где это описано в романе. Бендер у входа в Провал, Киса неподалеку от входа в парк «Цветник».

Одними из главных действующих персонажей в фильме являются сами стулья. Приступив к съемкам, выяснилось, что найти по-настоящему подходящий реквизит не так и просто! Было размещено объявление в газету в поисках раритетных вещиц! Как оказалось в Москве только у одной старушки сохранились настоящие гамбсовские стулья, но продавать их она категорически отказалась, лишь позволила сфотографировать бесценные предметы мебельного гарнитура. Стулья заказали в Эмиратах, в СССР ни одна мебельная фабрика не приняла такой заказ. К завершению съемок остались невридимыми лишь четыре стула. Леонид Гайдай выкупил их, и они по настоящее время в кабинете-музее в квартире режиссера.

Цитаты из комедии стали крылатыми и навсегда вошли в нашу жизнь:

  • Утром деньги — днем стулья.
  • Это грабеж среди белого дня!
  • Всю контрабанду делают в Одессе на Малой Арнаутской улице.
  • Вы не в церкви, вас не обманут!
  • Знойная женщина, мечта поэта!
  • Контора пишет!
  • Лед тронулся, господа присяжные заседатели!
  • Мы чужие на этом празднике жизни!
  • Ну, ты, жертва аборта!
  • Отдай колбасу, дурак! Я все прощу!
  • Пишите письма!
  • Почем опиум для народа?

Все они принадлежат перу Ильфа и Петрова.

Под видом общежития имени Бертольда Шварца. Где Гайдай снимал «12 стульев» | Кино | Культура

Москвовед Татьяна Воронцова провела «АиФ» по местам, где великий комбинатор Остап Бендер и Киса Воробьянинов искали сокровища, спрятанные в одном из стульев гарнитура мастера Гамбса. 

Гони к дому со львами!

Москва в картине «12 стульев» представлена замечательно. Правда, Гайдаю для создания антуража города 1920-х пришлось выбирать несколько другие адреса, нежели те, что фигурируют у писателей Ильфа и Петрова. Но попавшие в кадр уголки столицы очень хорошо компонуются с сюжетом романа 1927 г.  

В поисках сокровищ Остап Бендер (Арчил Гомиашвили) и Киса Воробьянинов (Сергей Филиппов) приезжают в Москву. Нам показывают Комсомольскую площадь (1). Время - 11.00, это мы видим на часах Казанского вокзала (тех, что со знаками зодиака), которые проектировал знаменитый архитектор Щусев. Далее - часы на башенке Ленинградского и на Ярославском. 

Часы Казанского вокзала со знаками зодиака, которые проектировал знаменитый архитектор Щусев.  Кадр из фильма

Герои решают поехать в общежитие - у Бендера там якобы друзья. В романе оно находится в Сивцевом Вражке. Но съёмки картины велись в 1970-1971 гг., и в обозначенном месте наряду со старой застройкой уже была более поздняя советская. Поэтому в кино нас привозят в соседний переулочек - Староконюшенный, его начальная часть сохранила облик нужной Москвы. Под видом общежития имени монаха Бертольда Шварца показывают интересную усадебку, по­строенную практически сразу после пожара 1812 г. (Староконюшенный переулок, д. 2) (2). Нарядные украшения, правда, здание получило уже в самом конце XIX в. В 2000-е гг. в этом здании располагалось казино под названием «Нью Васюки». Сегодня оно принадлежит Московскому союзу художников. 

Нарядные украшения, правда, здание получило уже в самом конце XIX в.  Кадр из фильма

Поселившись в общежитии, Остап и Киса решают первым делом ехать в музей мебели, куда перевезены стулья из Старгорода. Гайдай находит замечательный маленький особнячок на Воронцовом Поле, д. 12 (3). В момент съёмок на улице сохранилась мощёная мостовая, что помогает создать антураж ­1920-х гг.

Гайдай находит замечательный маленький особнячок на Воронцовом Поле, д. 12.  Кадр из фильма

Однако стулья после аукциона расползаются по Москве, как тараканы. Одно «полукресло» отправляется к поэту Никифору Ляпису-Трубецкому (Роман Филиппов), живущему в романе на Садовой-Самотёчной. А в фильме нам показывают известное здание в районе Арбата между Большой Молчановкой и Большим Ржевским переулком (Малая Молчановка, д. 8) (4).

А в фильме нам показывают известное здание в районе Арбата между Большой Молчановкой и Большим Ржевским переулком (Малая Молчановка, д. 8)  Кадр из фильма

Это так называемый дом со львами, бывший доходный дом Гордон. Главным украшением здания, построенного по проекту Кондратенко в 1914 г., служат каменные цари зверей, сидящие у входа. До революции достаточно было сказать извозчику: «Вези меня на Арбат к дому со львами». Не надо было даже называть конкретный адрес - настолько были известны эти животные. Сегодня у них в лапах щиты с геральдическими символами. В фильме же мы видим львов с удивлённо приподнятой лапкой. Когда началась война, жильцы дома № 8 на Малой Молчановке очень опасались за сохранность символов своего дома и решили перенести каменных зверей в бомбоубежище. Снять их со своих постаментов, не отколов символы, не представлялось возможным. Вернулись на свои места львы в 1947 г. И до 2004 г. стояли с поднятой лапой. А во время последнего капремонта монументам вернули щиты с геральдикой. 

Во время последнего капремонта монументам вернули щиты с геральдикой. Фото: Commons.wikimedia.org/ CC-BY-SA 3.0/NVO

Ещё два стула оказываются у Эллочки-людоедки (Наталья Воробьёва). Нам показывают известный дом с кариатидами на Сретенской горе (Печатников переулок, д. 7) (5). Особняк по­строен ещё в начале XIX в. для жены купца Золотарёва. Но все замечательные элементы, благодаря которым здание известно, - статуи, маски, красивые лепные рамы - появились гораздо позже, когда этот дом купил разбогатевший крестьянин Пётр Сысоев, приехавший из деревни Сафроново Подольского уезда. Именно его работы фасад и украсили - Сысоев был великолепным скульптором, его приглашали лепить украшения для Филипповской булочной на Тверской, для «Метрополя» и др. 

Нам показывают известный дом с кариатидами на Сретенской горе (Печатников переулок, д. 7). Кадр из фильма

Когда Бендер снаряжает беспризорников на поиски стульев, нам показывают Большой Ватин переулок - небольшая улочка за высоткой на Котельнической набережной. В кадре отлично виден храм великомученика Никиты (улица Гончарная, д. 6) (6). Большой Ватин на момент съёмок тоже мощён булыжником - в 1970-е гг. в Москве ещё можно было отыскать такие улицы. 

В картине Леонида Гайдая «12 стульев» Остап Бендер (Арчил Гомиашвили) снаряжает беспризорников на поиски стульев. Нам показывают Большой Ватин переулок - несмотря на название, это совсем небольшая улочка. В кадре отлично виден храм великомученика Никиты на Гончарной улице. Большой Ватин на момент съёмок фильма был мощён булыжником - в 1970-е гг. в Москве ещё можно было отыскать такие улицы. 1970 и 2017 гг.

Фото: Кадр из фильма; АиФ / Эдуард Кудрявицкий

Дворец каторги и ссылки

Дальше Бендер попадает под лошадь. В романе происходит сие на площади Свердлова. А в фильме - на пересечении улицы Воронцово Поле и Подсосенского переулка (7). Опять-таки булыжная мостовая, а художники-декораторы картины смонтировали там агитустановки ­а-ля Маяковский и Родченко. Видны вывеска магазина «Моссельпром», рекламные баннеры, сооружён ларёк, торгующий папиросами. 

Пересечение улицы Воронцово Поле и Подсосенского переулка. Кадр из фильма

Чтобы забрать последний, двенадцатый, стул, Киса Воробьянинов идёт в Клуб железнодорожников на Комсомольской площади, построенный как раз в 1927-м по проекту Виктора Щусева. А в фильме снова замена - видим входную группу Дворца каторги и ссылки, который строился уже в 1930-е гг. братьями Весниными на улице Воровского (ныне Поварской, д. 33, стр. 1) (8). Создавалось это здание как клуб Общества политкаторжан - эта организация объединяла людей, сидевших в царских тюрьмах, бывавших в ссылках. В 1936 г. клуб достроили, но Общество политкаторжан было к тому моменту расформировано. Его члены уже сидели в других лагерях - сталинских. Здание быстренько переоборудовали под кинотеатр, который просуществовал до 1946 г. Потом это был Дом кино, далее здание занимал Государственный театр киноактёра, который там размещается и по сей день. 

Входная группа Дворца каторги и ссылки.  Кадр из фильма

В финале фильма нам показывают Москву современную, то есть 1970-х гг. Предстают «Институт Гидропроект» на «Соколе», площадь Маяковского с памятником поэту, гостиница «Пекин», киноконцертный зал «Россия». И конечно, проспект Калинина (ныне Новый Арбат) - как же новая Москва без главной магистрали! 

Проспект Калинина: как же новая Москва без главной магистрали! Кадр из фильма

Смотрите также:

Кино на выходные: «12 стульев»

«Киса, давайте и мы увековечимся. Забьём Мике баки. У меня, кстати, и мел есть! Ей-богу, полезу сейчас и напишу: «Киса и Ося были здесь»!»

Киса и Ося, как известно, совершили довольно значительное путешествие по просторам молодой советской, бывшей имперской родины в поисках драгоценных стульев скончавшейся тёщи. При создании экранизации этого путешествия, описанного в романе «12 стульев», Леонид Гайдай со всей съёмочной группой совершил не менее опасное и волнительное путешествие за казённый счёт.

Если кто до сих пор не знает, то оба романа про Остапа Бендера были построены на путешествии. А, значит, и их экранизации стали советским роуд-муви. Остап не сидит на месте, ему нужно спешить за неуловимой мебелью, пытаясь не потерять по пути её законного наследника — Кису Воробьянинова. Причём переезд с места на место всегда сопровождается изменением состояния главных героев, их настроения и надежд. Казалось бы, они едут всё дальше на тёплый юг, а тучи над комбинатором и его «мальчиком» всё сгущаются и сгущаются. Как, впрочем, и над отцом Фёдором, который рубил гарнитур инженера Брунса в совсем уж зловещей обстановке на берегу Чёрного моря (актёр Михаил Пуговкин, кстати, во время съёмок этой сцены заработал радикулит на свой трудовой позвоночник).

Маршрут съёмок был довольно оригинален. И роман, и фильм, и съёмки начались в Москве, где познакомились Остап и Киса, и где начинаются их поиски 12 стульев. В кадре можно увидеть множество московских достопримечательностей улиц и площадей — Казанский вокзал, Остроконюшенный и Печатников переулки. Под лошадь Остап попал на пересечении Воронцова поля и Подсосенского переулка, а ключи от квартиры, где деньги лежат, у него просили в Большом Ватином переулке недалеко от храма Священномученика Никиты.

Затем съёмочная группа переместилась в Рыбинск, который должен был изображать несуществующий провинциальный Старгород. Здесь герои отправились в фамильный особняк Кисы, а также навестили Коробейникова. На берегу местной реки Черемхи киношные Киса и отец Фёдор дерутся ногами за стул.

В Рыбинске Гайдай и вся его команда садятся на пароход «Чичерин» (который в фильме талантливо изображает судно «Скрябинъ») и плывут по Волге до села Работки. По дороге снимаются сцены с «художествами». Село Работки Гайдаем было утверждено на ответственную роль Васюков — будущей столицы СССР и всего человечества. Здесь Остап дал сеанс одновременной игры в шахматы, а затем удирал от шахматистов. Из Работок группа вернулась в Рыбинск, а затем опять в Москву.

Осенью Остап и Гайдай отправились «на юга». В Пятигорске у знаменитой статуи Орла предводитель и отец русской демократии использует свои навыки французского для попрошайничества, после чего герои наживаются на доверчивых туристах, взымая с них плату за вход в Провал. Что интересно, Гайдай тоже смошенничал, попросив Грот Лермонтова сыграть роль Провала. А мы поверили...

В Дарьяльском ущелье Остап и Киса исполняют самую жалкую лезгинку в истории и кричат «Давай дэнги!», любуются туристическими надписями на склонах гор, а отец Фёдор лезет на скалу и видит царицу Тамару. Затем группа перемещается в район Батуми — в местном театре снимали Пятигорское землетрясение. А в пригородном Махинджаури была найдена «дача инженера Брунса». Что интересно, в фильме отец Фёдор недалеко увозит стулья от дачи Брунса, чтобы их распотрошить. Но сцену эту снимали уже поздней осенью в Ялте — поэтому небо так мрачно, и боль в радикулитной спине святого отца вызывает отклик по нашу сторону экрана.

Гайдай довольно часто пользовался возможностями роуд-муви в своих работах, находя в путешествиях множество кинематографических достоинств и тем для шуток. Но именно этот фильм нам кажется наиболее туристическим в его фильмографии, а цитаты из него — наиболее уместными в различных туристических ситуациях: вместо «Давайте заселимся в отель» можно сказать «Поедемте в нумера!», на восточном базаре стоит вспомнить бессмертное «Торг здесь не уместен!», экскурсию на гондоле по Венеции можно сопровождать фразой «Мы чужие на этом празднике жизни», а всякую новую поездку следует начинать с возгласа: «Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!».

Москва в фильме «Двенадцать стульев»: leonovvaleri — LiveJournal

Концессионеры «великий комбинатор» Остап Бендер и «бывший Старгородский предводитель дворянства и светский лев» Киса Воробьянинов прибывают из Старгорода в Москву в поисках сокровища тёщи Воробьянинова мадам Петуховой.

Это был Рязанский (сегодня Казанский) - самый свежий и новый из всех московских вокзалов.

Прямо против них тускло поблескивал Октябрьский вокзал, выкрашенный масляной краской в два цвета. Часы на нем показывали пять минут одиннадцатого. На часах Ярославского вокзала было ровно десять. А посмотрев на темно-синий, украшенный знаками Зодиака циферблат Рязанского вокзала, путешественники заметили, что часы показывали без пяти десять.

- Очень удобно для свиданий! - сказал Остап. Всегда есть десять минут форы.

Внимательно смотрим на кадр с часами Ленинградского вокзала. Часы показывают десять часов и сорок восемь минут.

На Ярославском вокзале часы показывают десять часов и пятьдесят восемь минут. А на Казанском вокзале - это самая первая фотография - десять часов и двадцать минут. В чем здесь режисерское видение романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова?

Выехали на Арбатскую площадь, проехали по Пречистенскому бульвару и, свернув направо, остановились на Сивцевом Вражке. - Что это за дом? - спросил Ипполит Матвеевич. Остап посмотрел на розовый домик с мезонином и ответил: - Общежитие студентов-химиков имени монаха Бертольда Шварца. - Неужели монаха? - Ну, пошутил, пошутил. Имени Семашко.

Роль общежития имени монаха Бертольда Шварца сыграл особнячок в Староконюшенном переулке. Маска этого льва есть в моей коллекции.

Поиски стульев Бендер с Воробьяниновым начинают с «Музея мебельного мастерства», улица Воронцово Поле дом 12, где узнают что стулья только вчера, были отправлены в аукцион на продажу.

- Извозчик! - завопил Остап. Они сели не торгуясь.

После провала на аукционе, кстати здание аукциона снимали в Рыбинске, впрочем как и многие другие сцены из фильма, в голове Бендера сразу созрел план. Он выбежал на Петровку, направился к ближайшему асфальтовому чану и вступил в деловой разговор с беспризорными.

С ролью Петровки справился Большой Ватин переулок, на кадре из фильма хорошо видно, что замыкает перспективу улицы легко узнаваемая колокольня церкви Никиты Великомученика на Швивой горке.

Два стула увезла на извозчике, как сказал юный следопыт, «шикарная чмара». Переулок, в который привезли стулья, - Варсонофьевский. Он помнил даже, что номер квартиры семнадцатый, но номер дома никак не мог вспомнить. - Очень шибко бежал, - сказал беспризорный, из головы выскочило. - Не получишь денег, - заявил наниматель. - Дя-адя!.. Да я тебе покажу..

На самом деле это Печатников переулок, «дом с кариатидами» номер 7, а дом с подворотней номер 5. «Дом с кариатидами» принадлежал ремесленнику мастеру-лепщику Петру Сысоеву. Купидоны даржат в руках картуш с вензелем «ПС» его инициалами.

В десять часов утра великий комбинатор вошел в Варсонофьевский переулок. Впереди бежал давешний беспризорный мальчик. Он указал дом. - Не врешь? - Что вы, дядя... Вот сюда, в парадное. Бендер выдал мальчику честно заработанный рубль. - Прибавить надо, - сказал мальчик по-извозчичьи. - От мертвого осла уши. Получишь у Пушкина. До свидания, дефективный.

И беспризорный исчезает... в Староконюшенном переулке. Бюджетно. Кстати. Беспризорных подростков и несовершеннолетних правонарушителей в 1920-е годы официально именовали «морально дефективными», и, вероятно, ирония Бендера относится к этому неуклюжему термину.

Гаврила стул купил на рынке, был у Гаврилы стул плохой.

Знаменитый «Дом со львами» улица Малая Молчановка дом 9.

Вчера на площади Свердлова попал под лошадь извозчика 8974 гражданин О. Бендер. Пострадавший отделался легким испугом.

Угол улицы Воронцово поле и Подсосеновского переулка.

Дальше концессионеры покидают Москву, путешествуя по стране вместе с театром «Колумб», и возвращаются обратно только за двенадцатым стулом.

У третьего окна от парадного подъезда железнодорожного клуба Ипполит Матвеевич остановился. Зеркальные окна нового здания жемчужно серели в свете подступавшего утра. В сыром воздухе звучали глуховатые голоса маневровых паровозов. Ипполит Матвеевич ловко вскарабкался на карниз, толкнул раму и бесшумно прыгнул в коридор.

Государственный театр киноактера, улица Поварская дом 33.

Далее несколько кадров Москвы непосредственно к сюжету фильма не относящиеся. Видимо торжество победившего социализма над некоторыми пережитками прошлого.

Набор памятников в фильме точно такой же, как и в фильме «Я шагаю по Москве», только у Гайдая памятник Гоголю новый, а у Данелия памятник Гоголю старый Андреевский.

Калининский проспект, визитная карточка столицы страны советов.

Финальные сцены фильма. Пушкинская площадь. Герои Ильфа и Петрова идут в кинотеатр «Россия» смотреть фильм «Двенадцать стульев». Этот кадр вставил как лучшую иллюстрацию анекдота. - Батюшка, я не курю, не пью, сорок лет живу с одной женщиной. Я живу правильно? - Правильно - отвечает батюшка - но не интересно. Поэт Ляпис-Трубецкой живет интересно. Но интересная жизнь, как выяснили совсем недавно, еще и крайне вредна для здоровья.

Фильм снят в 1971 году на киностудии «Мосфильм» режиссёром Леонидом Гайдаем. В главных ролях Арчил Гомиашвили - Остап Бендер и Сергей Филиппов - Киса Воробьянинов.

Занимательная география книги 12 стульев.

Одними из моих самых любимых книг являются «12 стульев» и «Золотой теленок». И я так подозреваю, что не только мне нравятся эти книги. Блестяще прописаны главные герои, чудесные диалоги, никаких излишеств в деталях. Читать одно удовольствие.
Впервые я прочел эти книги, когда мне было лет так 12-13. Потом естественно перечитывал. Неоднократно перечитывал. И каждый раз меня увлекали географические названия. В этом посте я попробую собрать все населенные пункты, где разворачиваются действия книги «12 стульев».
Начинается вся история в некоем загадочном уездном городе N. По сути это собирательный образ всех крошечных городков СССР. А вот дальше действие переплывает в Старгород. С таким названием города в нашей стране никогда не существовало. Зато он существовал в произведениях Н.Лескова и В.Лихачева. Ну и соответственно Ильфа и Петрова.
Версий о прообразе существует несколько. Основная говорит о том, что Старгород это Старобельск. Кстати с удивлением обнаружил, что в сообществе russiantowns оттуда нет ни одного поста. Пришлось дёрнуть фотографию из интернета.

Другие версии мне кажутся совсем фантастическими, но не лишенными смысла. Так на одном из форумов есть рассуждения о том, что Воронеж можно считать прототипом Старгорода. В пользу этой теории говорит факт открытия трамвая. По времени совпадает. Хотя к слову в те же годы трамвай был открыт и в Туле, и в Златоусте, и в Перми, и в Ногинске…
На мой взгляд, кстати, Ногинск тоже логичный вариант. Сцена, где приезжает съемочная группа из Москвы вроде бы намекает, что ехать операторам было относительно недалеко. И именно по этой причине они задержались по дороге снять закат. Отличная ж фактура. Ехать же в Старобельск из столицы было бы странно. Слишком далеко.

Если с первыми двумя населенными пунктами, фигурирующими в произведении «12 стульев» можно строить предположения до бесконечности, то дальше сюжет приводит читателя в Москву. Приводит на поезде. Там очень интересно описаны и вокзалы, и пассажиры, и атмосфера железнодорожного транспорта.
Из-за непотребств Ипполита Матвеевича в столице, герои упускают заветные стулья и вынуждены продолжить путешествие. Снова по ж/д. На этот раз до Нижнего Новгорода. Там им удается на некоторое время устроиться на «Скрябин». И дальнейшее путешествие развивается по воде.
Первую остановку теплоход совершает в населенном пункте под названием Бармино. Это нижегородская область. Здесь никаких загадок нет. А вот со следующей снова начинаются вопросы. Помните знаменитый межпланетный шахматный конгресс? Да-да. Речь именно про Васюки. Такого населенного пункта не существует на Волге (зато есть в Смоленской области и в Белоруссии), но мнения исследователей сходятся на двух вариантах. Прототипом легендарных Васюков служит либо Васильсурск, либо Козьмодемьянск.

Фотки взял в жруналах zorych и glazelki соотвественно.

После бегства на лодке из Васюков профессиональные туристы Киса и Ося оказываются в Чебоксарах. Город известный и широко представленный в интеренете. Мне понравилась фотография chronograph

И уже из Чебоксар наши герои попадают в Сталинград. Снова по воде в этот раз на теплоходе «Урицкий». Да, фотография не имеет никакого отношения к тому городу, что имели в виду Ильф и Петров, но, увы. После Великой Отечественной Войны от города Царицын почти ничего не осталось и ассоциируется он сегодня исключительно с подобными монументами и подвигом нашего героического народа.

Выяснив, что в Сталинграде театр играть не будет, а соответственно и стульев компаньонам не видать, они отправляются на Кавказ. Маршрут пролегает через Ростов-на-Дону до Минеральных вод снова по ж/д.

По дороге искатели бриллиантов на какое-то время расстаются. Остапа выгоняют из поезда на станции Тихорецкая. Однако к вечеру он догоняет Кису, и они вместе на дачном поезде прибывают в Пятигорск.

Не буду напоминать о легендарном монтере Мечникове, сцене с попрошайничеством и прочих красотах разворачивающихся в Пятигорске. Перейдем сразу к дальнейшему маршруту. Театр уезжает в Тбилиси через Махачкалу и Баку по железной дороге, а искатели приключений принимают стратегическое решение добраться до Владикавказа и оттуда выдвинуться по военно-грузинской дороге в Тбилиси.

До Владикавказа концессионеры вновь добираются порознь. Остапа выгоняют из поезда в Беслане, и он добирается во Владикавказ на другом поезде. И уже здесь они принимают стратегическое решение идти пешком по военно-грузинской дороге.

Здесь фигурирует село Балта (на сегодняшний день его поглотил Владикавказ), станция Ларс, селение Сиони, Мцхета и под вечер очередного дня своих скитаний они въезжают на арбе в Тифлис (ныне Тбилиси).

Казалось бы здесь можно было бы и закончить путешествие, но неутомимые писатели переносят героев для начала в Батуми (суда по всему по ж/д), а дальше на пароходе «Пестель» в Ялту. По сюжету параход шёл в Одессу, но из-за шторма минуя Анапу, он оказывается в Ялте. На этом скитания героев заканчиваются.

Финал книги «12 стульев» разворачивается в Москве. Искатели бриллиантов так и не находят сокровища. Присутствует здесь и подлое предательство Кисы, и разочарование и трагедия. Однако к географии всё это уже не имеет отношения.

Отдельного внимания заслуживают телодвижения отца Фёдора. Свой путь он начинает из уездного города N, далее идет Старгород и на этом пути с основными героями романа расходятся. Отец Фёдор отправляется по маршруту Харьков, Ростов-на-Дону, Баку, Зелёный мыс, Махинджаури, Батуми, Тифлис, ну и собственно военно-грузинская дорога.
Единственное, что меня смущает в маршруте отца Федора это наличие такого населённого пункта как Зеленый мыс.

Итак подведем итог, где разворачиваются события книги:
1.      Уездный город N
2.      Старгород
3.      Москва +

Как Гайдаю "12 стульев" Данелия подарил: dubikvit — LiveJournal

По словам Нины Гребешковой, супруги знаменитого комедиографа, "12 стульев" была "обеденной книгой" Леонида Гайдая. Когда он садился обедать, "Стулья" сразу оказывались у него в руках. Гайдай ее перелистывал, какие-то места зачитывал супруге, смеялся. И страстно желал сделать фильм по этому замечательному роману. Однако осуществлению задуманного всё время что-то мешало


Сначала просто не давали разрешения - советскому кинематографу нужны были положительные герои, а не жулики. Потом в Госкино заявили, что это станет возможным только после того, как Михаил Швейцер закончит работу над экранизацией "Золотого телёнка". Когда же этот фильм вышел на экраны, он имел средний зрительский успех - картина получилась слишком серьезной. Как сказал про неё Гайдай - фильм о смешном, но не смешной. Добиваясь в Госкино разрешения экранизировать "12 стульев", обещал, что он будет снимать совсем другое кино - веселое, искрометное. Короче, такое, какое он умел.

Но его ждал новый удар - пока Леонид Гайдай работал над "Бриллиантовой рукой", идея снять "12 стульев" пришла в голову еще одному комедиографу - Георгию Данелия. И ему дали "добро" на эту постановку. Гайдай не на шутку расстроился – он опоздал, со сценарной заявкой его опередили другие. И тут случилось чудо: Данелия понял, что "перегорел" и не рискнул браться за такое произведение без куража и... уступил право на экранизацию коллеге. Причем Данелия сам подошел к Гайдаю и предложил ему забрать у него "12 стульев"

Гайдай принял подарок с воодушевлением: такой шанс выпадает раз в жизни. Картина, которой он бредил, невероятным кульбитом оказалась в его распоряжении. Он не знал, сколько препятствий еще выпадет на его пути к мечте. Как будет выбирать Остапа из чуть ли не двухсот кандидатов (Фотопробы на роль Остапа Бендера в комедию Л. Гайдая "12 стульев")

и фактически спасёт жизнь Сергею Филиппову, доверив ему роль Кисы (Сергей Филиппов, Георгий Вицин и Арчил Гомиашвили на съёмках "12 стульев")

А поиски подходящих для съёмок стульев вообще тема для отдельного поста

Но итогом стала премьера - 8 июня 1971 года на экраны страны вышел фильм, споры о котором не утихают до сих пор. Кто-то считает фильм полным провалом. А кто-то считает этот фильм классикой жанра, а Бендера-Гомиашвили эталонным великим комбинатором

[Источники...]Источники

Использованы фрагменты книги Фёдора Раззакова "12 стульев", статьи Вячеслава Капрельянца "12 стульев": любимое детище Гайдая" и интервью Нины Гребешковой газете "СПИД-инфо"

www.thelib.ru/books/razzakov_fedor/12_stulev-read.html
www.fakty.ua/97811-posle-semok-filma-quot-dvenadcat-stulev-quot-leonid-gajdaj-i-ostap-bender-archil-gomiashvili-nazvali-drug-druga-quot-dermom-quot-i-ne-razgovarivali-shest-let
www.rnbee.ru/post-group/12-stulev-lyubimoe-detishhe-gajdaya/



Смотрите также:

Советская Россия в «12 стульях» Ильфа и Петрова

По задумке Валентина Катаева, друзьям предстояло работать над романом втроем. Такое поступательное совместное творчество в чем-то напоминало опыты немецких романтиков начала XIX века и деятелей русского «Арзамаса», которые устраивали коллективные творческие «симпосии». Собираясь вместе, писатели читали фрагменты из своих произведений, после чего обычно происходили оживленные дискуссии на тему услышанного, во время которых авторские тексты не только обсуждались и критиковались, но и писались совместными усилиями, превращаясь тем самым в намеренно создаваемое коллективное произведение искусства. Литературным плодом подобных совместных встреч и креативных бдений стал, к примеру, роман Э. Т. А. Гофмана «Серапионовы братья». Название этого произведения в 1920-е годы в Советской России было использовано группой молодых литераторов (в их число входили Зощенко и Каверин), пытавшихся перенести принципы романтической иронии в изображении действительности на реалии молодого пролетарского государства. По сути, творческие и художественные принципы «Серапионов», в особенности Зощенко, легли в основу стиля и манеры изложения «Двенадцати стульев».

В годы НЭПа крестьяне торговали излишками своей продукции. (pinterest)

Предполагалось, что черновик романа будет написан Ильфом и Петровым, а Катаеву отводилась роль маститого литературного редактора, чья популярность была залогом коммерческого успеха произведения. Прочитав первую редакцию романа в сентябре 1927 года, Катаев, однако, отказывается от соавторства — предполагаемые «литературные негры» сами прекрасно справились с поставленной задачей. Получив одобрительную рецензию именитого коллеги, Ильф и Петров с удвоенной энергией берутся за работу, пишут и днем, и ночью — уже с января главы «12 стульев» начинают публиковаться в иллюстрированном журнале «Тридцать дней». Своеобразная игра в «литературного отца» романа — стратегия, прочно укрепившаяся в русской литературной традиции. Не случайно в воспоминаниях Петрова история о сюжете-«подарке» связана с одним из псевдонимов Катаева — Старик Собакин (Старик Саббакин). Петров таким образом напомнил читателям о расхожей пушкинской строке: «Старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил», которая подвергалась постоянным ироническим обыгрываниям в 1920-е. Посвящением Катаеву открывалось и первое издание «12 стульев».

Уже в начале публикации роман обрел невиданную популярность и сразу же разошелся на цитаты — небывалый случай в советской литературе. Однако, критика долгое время пребывала в растерянности, не понимая, как следует политически грамотно отреагировать на изданное произведение. В итоге, советские литературоведы условились считать объектом сатиры Ильфа и Петрова «отдельные недостатки», а не весь «советский образ жизни»: очень удобная формулировка как для поклонников, так и для оппонентов авторов «12 стульев». Стоит отметить, что действие в романе начинается весной и завершается осенью 1927 года — как раз накануне юбилея прихода к власти партии большевиков, десятилетия Советского государства. На это же время пришелся решающий этап открытой полемики официального партийного руководства с «левой оппозицией» — Л. Д. Троцким и его единомышленниками. Именно в контексте антитроцкистской полемики роман был необычайно актуален, тем более, что его сюжет строился на тезисах официальной пропаганды.

Частное предпринимательство в 1920-е годы. (Pinterest)

«12 стульев» можно со всей основательностью назвать «энциклопедией» советской жизни 1920-х годов. Не только главные герои романа, Остап Бендер и Киса Воробьянинов, но и эпизодические персонажи, созданные с помощью гротескного преувеличения, фельетонной гиперболизации, вышли со страниц романа и превратились в практически нарицательные типажи и даже своеобразные литературные «шаблоны».

Роман-путешествие бывшего уездного предводителя дворянства по своей структуре напоминает и авантюрные странствия Дон-Кихота, и масштабные картины русской действительности у Гоголя в «Мертвых душах». Путь Воробьянинова начинается в уездном городе N, откуда Ипполит Матвеевич отправляется в Старгород — туда же направляется и Остап Бендер. Их встреча стала некой «точкой бифуркации» для сюжетной канвы романа, а дальнейший совместный маршрут включает в себя тысячи километров пути. Зачин романа — «В уездном городе N…» — подчеркнуто традиционен и даже сказочен, нарочито связан с обыгрыванием и цитированием мотивов других литературных произведений. Образ провинциального городка создаётся с помощью изобразительных нюансов, растиражированных советской литературой 1920-х годов: безлюдные пространства в городской черте, животные наравне с развлекательными плакатами и афишами, единственный в уезде автомобиль.

Беспризорники в общежитии у приемника слушают радио. (Pinterest)

Описания советской столицы начинаются с небольшого лирического очерка о девяти вокзалах, через которые в Москву ежедневно входят тридцать тысяч приезжих. С Рязанского вокзала (ныне — Казанский) компаньоны направляются к общежитию имени Бертольда Шварца. В машинописную рукопись романа была включена фраза: «Когда проезжали Лубянскую площадь, Ипполит Матвеевич забеспокоился», — в журнальной же версии эту фразу решили убрать из политических соображений. Охотный Ряд описывается авторами как место, где царит суматоха; пресса тех лет, в том числе зарубежная, постоянно обращала внимание на беспорядочную уличную торговлю и борьбу милиции с несанкционированными «беспатентными» продавцами. Скелет — собственность студента Иванопуло — был куплен на Сухаревке, где находился большой стихийный рынок, а люди продавали фамильные ценности.

Кстати, описание «общежитного» быта практически полностью совпадает с реальными обстоятельствами жизни Ильфа, который, устроившись в 1923 году на работу в газету «Гудок», поселился в примыкающей к типографии комнате. Вся обстановка нехитрого быта состояла из матраса и стула, а вместо стен, как писал впоследствии Евгений Петров, стояли три фанерные ширмы. Это помещение стало прототипом комнаты-«пенала», в которой ютятся Коля и Лиза — обитатели общежития имени Бертольда Шварца. Обособление от коллективных реалий раннего советского общества и стремление к автономному, независимому существованию напоминает квартиру профессора Преображенского в калабуховском доме и «нехорошую квартиру» Воланда на Большой Садовой, 302-бис.

Одной из ярких примет советского быта 1920-х годов стала предпринимательская активность, показанная в романе на примере торговых «проектов» отца Федора: собаководство, изготовление мраморного стирочного мыла, разведение кроликов и организация домашних обедов. Современники отмечали, что объявления о частных кухнях были распространённым явлением: такого рода услуги нередко оказывали интеллигентные семьи, оказавшиеся в сложном финансовом положении. В момент встречи конкурентов в коридоре старгородской гостиницы «Сорбонна» Бендер обращается к отцу Фёдору со словами: «Старые вещи покупаем, новые крадём!». По воспоминаниям легендарного певца Леонида Утёсова, первая часть этой фразы была известна всем одесситам, а в послереволюционную пору и москвичам — так обозначали своё появление старьевщики, торговавшие во дворах подержанными вещами. Из их лексикона была взята и другая реплика Бендера, адресованная священнику: «Мне угодно продать вам старые брюки».

Частная торговля на улицах Москвы. (Pinterest)

В главе «Муза дальних странствий», где повествуется о приезде в Старгород сначала отца Фёдора, а затем Воробьянинова, присутствует панорамная зарисовка о поведении путешественников в дороге. Фраза «Пассажир очень много ест» совпадает с наблюдениями современников Ильфа и Петрова — тема продуктового изобилия в поездах зачастую становилась объектом газетных очерков: «Все пьют, обложившись продовольствием — огромными хлебами, огромным количеством ветчины, огромными колбасами, огромными сырами».

Ироничное отношение к вагонным кушаньям соседствовало в прессе с критикой в адрес тех, кто отличался «жадностью к мясу». Лозунг «Мясо — вредно», предложенный Альхеном во 2-м доме Старсобеса, таким образом, полностью соответствовал идеологическим установкам того времени. Похожую фразу («Какая-нибудь свиная котлета отнимает у человека неделю жизни!») произносит в разговоре с Лизой и Коля Калачов, а упоминаемые в диалоге мужа и жены монастырский борщ, фальшивый заяц и морковное жаркое входили, вероятно, в меню недорогих студенческих столовых. Название вегетарианского заведения «Не укради», в котором питаются супруги, — вымышленное, однако в Москве действительно существовал трактир с названием «Дай взойду» и диетические столовые «Я никого не ем», «Примирись» и «Гигиена».

Москва 1920-х годов. (Pinterest)

Менялась политическая и идеологическая обстановка в стране, а с ней — и отношение к роману Ильфа и Петрова. После очередного издания в 1948 году было вынесено специальное постановление секретариата Союза писателей, в котором публикация «12 стульев» называлась «грубой политической ошибкой», сам роман объявлялся «вредным», а авторы, не сразу поняв направлений общественного развития в СССР, «преувеличили место и значение нэпманских элементов».

Шедевр Ильфа и Петрова попал под цензурный запрет, который продолжался с 1949 по 1956 годы. Однако и с наступлением оттепели, позволившей «реабилитировать» роман, тысячи тиражей «12 стульев» непременно должны были сопровождаться пояснительными комментариями, которые, с одной стороны, восхваляли сатирические достоинства манеры Ильфа и Петрова, а с другой — представляли их, по словам писателя Константина Симонова, «людьми, глубоко верившими в победу светлого и разумного мира социализма над уродливым и дряхлым миром капитализма».

Двенадцать стульев/Персонажи — Викитропы

  • Остап Бендер — авантюрист, мошенник, сын турецкоподданного. В более развёрнутом представлении не нуждается.
  • Ипполит Матвеевич Воробьянинов, он же «Киса», он же «Фельдмаршал», он же «Предводитель команчей», он же «Гигант мысли», он же «Отец русской демократии» — бывший предводитель дворянства Старгородского уезда. Когда-то был бонвиваном и транжирой, привычным к разгульному образу жизни. Теперь — недалёкий, жадный и пустой человек, мечтающий снова зажить богато. Это и толкает его на поиск сокровищ усопшей тёщи.

Жители города N[править]

  • Мадам Петухова — тёща Ипполита Матвеевича, запрятавшая брильянты в стул.
  • Отец Фёдор — «конкурирующая концессия», священник, исповедовавший мадам Петухову и узнавший от неё о секрете стульев. Тоже порывается найти брильянты, чтобы открыть свечной заводик в Самаре. Отличается предпринимательской жилкой, и мог бы быть серьезным конкурентом Остапу и Кисе, если бы не удалось пустить его по ложному следу.
  • Катерина Александровна — его жена, ведёт с ним переписку, послушно высылает деньги, продавая вещи
  • Безенчук — владелец похоронной фирмы «Милости просим», пытался наладить бизнес в Москве во время «эпидемии»

Жители Старгорода[править]

  • Елена Станиславовна Боур — бывшая любовница Ипполита Матвеевича, ныне частнопрактикующая гадалка на картах и на руке, помогает собрать «Союз меча и Орала», сама занимает в нём пост попечительницы обществ «Капля молока» и «Белый цветок»
  • Вдова Грицацуева — владелица одного из стульев, любвеобильная дама. Остап завладевает её стулом, сыграв с ней свадьбу и вскоре слиняв.
  • Альхен — завхоз старгородского собеса (бывшего особняка Воробьянинова). Прозван «голубым воришкой», но не в том смысле голубым (он женатый человек!), а в смысле невинности и нравственных идеалов. Ворует и плачет, ворует и плачет. Недолго пробыл владельцем ещё одного из стульев.
  • Сашхен — его жена, Александра Яковлевна
  • Виктор Михайлович Полесов, слесарь-интеллигент — кустарь, профессиональный недотёпа. Занимается тем, что мастерит неработающие вещи, заваливает заказы от Старкомхоза, лезет не в свои дела и даёт советы не по месту. Антисоветчик, сочувствует царскому режиму, поэтому Остап его использует для создания фальшивой антисоветской организации — «Союза меча и орала», в котором в последствии он занимал должность Попечителя учебного Округа
  • Максим Петрович Чарушников — бывший гласный городской думы, участник «Союза меча и Орала», назначен главой города
  • Дядьев — нэпман, хозяин «Быстроупака», член «Союза меча и Орала», где был назначен губернатором
  • Кислярский — председатель Одесской бубличной артели, член «Союза меча и Орала», на собраниях которого всегда воздерживался от голосования, сам был избран председателем биржевого комитета
  • Никиша и Владя — бесфамильные, но очень надежные члены «Союза меча и Орала»
  • Коробейников — архивариус. Держит у себя дома списанные документы о конфискациях имущества в годы революции, и приторговывает ими желающим вернуть конфискованное.

Москвичи[править]

  • Коля и Лиза Калачёвы — жители общежития студентов-химиков имени монаха Бертольда Шварца. Коля Калачев — бедный студент, подрабатывающий чертежником, который косит под идейного вегетарианца, потому что у него нет денег на мясо. Лиза — его жена, которая любит сосиски и не любит «фальшивого зайца».
  • Иванопуло — студент, сосед Калачёвых. В его комнате поселяются Остап и Киса на время своего пребывания в Москве.
  • Эллочка-людоедка — гламурная молодая особа, отличающаяся страстью импровизировать модные шмотки из подручного материала и весьма скудным словарным запасом. Купила два стула, один из которых достался её мужу.
  • Инженер Щукин — муж Эллочки, ссорится с ней, потому что та протранжиривает всю его зарплату на свои гламурные штучки.
  • Авессалом Изнурёнков — юморист, покупатель ещё одного из стульев. Весьма болтливый и жизнерадостный человек.
  • Ляпис-Трубецкой — поэт-эпигон и графоман, автор множества однотипных стихов о Гавриле, которые толкает в разные газеты. Тоже покупатель одного из стульев. Кроме прочих, кормится в газете «Станок», где стоит ещё один стул.

Театр Колумба[править]

Театральная труппа, разъезжающая по стране и купившая целых четыре стула.

  • Монтёр Мечников — человек, измученный нарзаном. Распродаёт по частям колумбовские стулья, дабы заработать себе на выпивку.

Смотрите также

Описание: