Где находится полигон тоцкий


Тоцкий полигон — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Тоцкий полигон

То́цкий полиго́н (Тоцкий учебно-артиллерийский полигон, Лагерь Тоцкое, Тоцкие лагеря) — военный полигон в Приволжско-Уральском военном округе, в 40 км восточнее города Бузулук, к северу от села Тоцкое (Оренбургская область). Площадь полигона 45 700 га[1].

В воздушном пространстве над территорией полигона установлена зона ограничения полётов воздушных судов в интервале высот от земной поверхности до высоты 6,1 км (международное обозначение UWR704).

Полигон получил известность благодаря проводившимся на его территории 14 сентября 1954 года тактическим учениям войск под кодовым названием «Снежок», в ходе которых военнослужащие и гражданские лица были подвержены прямому воздействию радиации. Суть учений состояла в отработке возможностей прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия. Материалы, связанные с данными учениями, до сих пор не рассекречены, поэтому достоверность и интерпретация событий не могут быть полностью проверены. Часть материалов была рассекречена в 1993 году.

В период с 1912 года по 1914 год находился летний лагерный сбор Казанского военного округа, именовался Тоцкий лагерный сбор.

Учения были подготовлены и проведены под руководством маршала Жукова, однако Жуков присутствовал только на «репетиции» учений, во время самих учений он на полигоне не присутствовал.

В ходе учений бомбардировщик Ту-4 сбросил с высоты 8000 м ядерную бомбу РДС-2 мощностью 38 килотонн в тротиловом эквиваленте, в 9 часов 34 минуты был осуществлён воздушный взрыв на высоте 350 метров в точке с координатами 52°38′40.99″N 52°48′16.05″E. После некоторого периода выжидания и дозиметрического контроля (примерно через 3 часа после взрыва) были подорваны два имитатора ядерных зарядов, и Жуков направил 600 танков, 600 БТРов и 320 самолётов в атаку на заражённую территорию.

Общее число военнослужащих, принявших участие в учениях, составило около 45 тыс. человек (по другим сведениям, 45 тыс. составили только силы «нападавшей» стороны, к которым следует добавить ещё 15 тыс. с «обороняющейся» стороны). Задачей «наступающей» стороны было воспользоваться образовавшейся после взрыва брешью в обороне; задачей «обороняющихся» — ликвидировать эту брешь.

По разным данным, спустя 1-3 часа в район эпицентра взрыва были направлены военнослужащие. [2]

Тоцкое и Тоцкий полигон Оренбургской области

Село Тоцкое расположено на правом берегу реки Самара в 180 км северо-западнее Оренбурга

Тоцкий военный полигон

История села, как крупного военного учебного центра берет начало в 1904 году, когда был создан Тоцкий военный полигон. Здесь обучались военному делу пехотные, артиллерийские и кавалерийские части Русской армии. В 1914—1918 годы Тоцкий гарнизон являлася основным центром подготовки маршевых полков Казанского военного округа.

С 1915 по 1919 годы на территории полигона находился лагерь для 130 тысяч военнопленных австрийцев, чехов, немцев. 16 000 из них умерли и покоятся на кладбище полигона.

Во время Гражданской войны в 1918—1919 годах здесь содержались пленные красноармейцы, которых атаман Дутов отправлял поездами в Сибирь. Затем в Тоцком лагере формировал свою дивизию Василий Иванович Чапаев. В 1920—1930 годы по неофициальной договоренности СССР и Германия совместно испытывали здесь газовое оружие.

Тоцкий полигон в годы Великой Отечественной войны

В 1941—1945 годах на Тоцком полигоне проходили подготовку советские солдаты перед отправкой на фронт Великой Отечественной войны.

Здесь был сформирован 135 Тоцкий гаубичный артиллерийский полк, в 1941 году генерал Л. М. Доватор сформировал кавалерийскую дивизию отправленную на Западный фронт, также формировался 41-й кавалерийский полк.

В 1941—1942 годах на базе полигона формировались 6-я и 7-я дивизии Польской армии генерала Андерса. В августе 1942 года из-за разногласий с правительством Советского Союза они были выведены с территории СССР в Иран.

Учения с применением ядерного оружия

В сентябре 1954 года на территории полигона под руководством Г. К. Жукова проводились широкомасштабные войсковые тактические учения с применением ядерного оружия. То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности.

В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление – мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень – ринулись в атаку “восточные” войска.

Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону “западники”. Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Подписка о неразглашении

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении.

Немногим участникам Тоцких учений удалось дожить до сегодняшнего дня. Спустя полвека они рассказали о событиях 54-го года в Оренбургской степи.

“Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих – даже командование войсковых частей – понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: “Родимые, небось в Китай воевать едете”, – рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов.

Ядерное оружие в условиях реального боя

В начале 50-х всерьез готовились к третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности.

Место учений – в оренбургской степи – выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом.

“Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности”, – вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.

Условия применения боезапаса

Участники Тоцких учений рассказывают иное. Поле, где планировалось сбросить ядерную бомбу, было видно как на ладони. “Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят.

Нам выдали личное табельное оружие – модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9”, – вспоминает Николай Пильщиков.

Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей – 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов.

Подготовка к учениям под кодовым названием “Снежок” длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей.

Подготовка к учениям

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. “Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: “Вам выпала великая честь – впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы”.

Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. “Они не должны были загореться от светового излучения”, – вспоминал Иван Путивльский.

“Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные”, – рассказывает Николай Пильщиков.

“Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр “болванку” – макет бомбы массой 250 кг”, – вспоминал участник учений Путивльский.

Белый крест

По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска.

Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером.

Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

Вблизи мешени

Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км – в траншеях в положении сидя или лежа.

“На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, – рассказывает Иван Путивльский. – Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета.

На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала”.

Руководители проекта

“За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, – вспоминает Пильщиков. – Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай.

Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов”.

Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали “десант”: овец, собак, лошадей и телят.

С 8000 метров бомбардировщик Ту-4 сбросил на полигон ядерную бомбу

В день вылета на учения оба экипажа Ту-4 готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание.

Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком – Роменский, штурманом – Бабец.

Ту-4 сопровождали два истребителя МиГ-17 и бомбардировщик Ил-28, которые должны были вести разведку погоды и киносъемку, а также осуществлять охрану носителя в полете.

Лед идет

“14 сентября нас подняли по тревоге в четыре часа утра. Было ясное и тихое утро, – рассказывает Иван Путивльский. – На небосклоне – ни облачка. На машинах доставили к подножию правительственной трибуны. Мы уселись поплотнее в овраге и сфотографировались.

Первый сигнал через громкоговорители правительственной трибуны прозвучал за 15 минут до ядерного взрыва: “Лед тронулся!” За 10 минут до взрыва мы услышали второй сигнал: “Лед идет!”

Мы, как нас и инструктировали, выбежали из машин и бросились к заранее подготовленным укрытиям в овраге сбоку от трибуны. Улеглись на живот, головой – в сторону взрыва, как учили, с закрытыми глазами, подложив под голову ладони и открыв рот.

Прозвучал последний, третий, сигнал: “Молния!” Вдали раздался адский грохот. Часы остановились на отметке 9 часов 33 минуты”.

“Татьянка”

Атомную бомбу самолет-носитель сбросил с высоты 8 тыс. метров со второго захода на цель. Мощность плутониевой бомбы под кодовым словом “Татьянка” составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте – в несколько раз больше той, что взорвали над Хиросимой.

По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году.

Тоцкая “Татьянка” взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении.

В последний момент ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска.

Плотность огня была больше, чем при взятии Берлина

Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. Заговорили орудия и минометы разных калибров, “катюши”, самоходные артиллерийские установки, танки, закопанные в землю.

Командир батальона рассказывал нам позднее, что плотность огня на километр площади была больше, чем при взятии Берлина, вспоминает Казанов.

“Во время взрыва, несмотря на закрытые траншеи и блиндажи, где мы находились, туда проник яркий свет, через несколько секунд мы услышали звук в форме резкого грозового разряда, – рассказывает Николай Пильщиков. – Через 3 часа был получен сигнал атаки. Самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после ядерного взрыва, пересекали ножку ядерного гриба – ствол радиоактивного облака.

Я со своим батальоном на бронетранспортере проследовал в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16-18 км/ч. Увидел сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обгоревших животных”.

В самом эпицентре – в радиусе 300 м – не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело… Техника в километре от взрыва была вдавлена в землю…”

Земля напоминала шлак

“Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, мы пересекали в противогазах, – вспоминает Казанов. – Краем глаза успели заметить, как горят поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, везде валялись останки коров и овец. Земля напоминала шлак и некую чудовищно взбитую консистенцию.

Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум…

Генерал-майор приказал мне измерить дозиметрическим прибором уровень радиации у догорающего рядом костра. Я подбежал, открыл заслонку на днище прибора, и… стрелка зашкалила. “В машину!” – скомандовал генерал, и мы отъехали с этого места, оказавшегося рядом с непосредственным эпицентром взрыва…”

https://www.youtube.com/watch?feature=player_detailpage&v=URV8meh5FOo

Ядерный взрыв на Тоцком полигоне. Смотреть видео

Два дня спустя – 17 сентября 1954 года – в газете “Правда” было напечатано сообщение ТАСС:

“В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения”.

Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан.

Странное свечение дров

Жители окрестных, на две трети сгоревших деревень по бревнышку перетащили выстроенные для них новые дома на старые – обжитые и уже зараженные – места, собрали на полях радиоактивное зерно, запеченную в земле картошку…

И еще долго старожилы Богдановки, Федоровки и села Сорочинского помнили странное свечение дров. Поленницы, сложенные из обуглившихся в районе взрыва деревьев, светились в темноте зеленоватым огнем.

Мыши, крысы, кролики, овцы, коровы, лошади и даже насекомые, побывавшие в “зоне”, подвергались пристальному обследованию…

“После учений мы прошли лишь дозиметрический контроль, – вспоминает Николай Пильщиков. – Гораздо большее внимание специалисты уделили выданному нам в день учений сухому пайку, завернутому почти в двухсантиметровый слой резины… Его тут же забрали на исследование. На следующий день всех солдат и офицеров перевели на обычный рацион питания. Деликатесы исчезли”.

Разбор учений

Возвращались с Тоцкого полигона, по воспоминаниям Станислава Ивановича Казанова, они не в товарняке, в котором приехали, а в нормальном пассажирском вагоне. Причем состав их пропускали без малейшей задержки.

Мимо пролетали станции: пустой перрон, на котором стоял одинокий начальник вокзала и отдавал честь. Причина была проста. В том же поезде, в спецвагоне, с учений возвращался Семен Михайлович Буденный.

“В Москве на Казанском вокзале маршала ждала пышная встреча, – вспоминает Казанов. – Наши курсанты сержантской школы не получили ни знаков отличия, ни специальных удостоверений, ни наград… Благодарность, которую нам объявил министр обороны Булганин, мы также нигде потом не получили”.

Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки “Победа”. На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.

На результаты общевойсковых учений с применением ядерного оружия наложили гриф “совершенно секретно”.

Третье поколение людей, переживших испытания на Тоцком полигоне, живет с предрасположенностью к раку

Никаких проверок и обследований участников этого бесчеловечного эксперимента из соображения секретности не проводилось. Все скрывалось и умалчивалось. Потери среди гражданского населения до сих пор неизвестны. Архивы Тоцкой районной больницы с 1954 по 1980 гг. уничтожены.

“В Сорочинском загсе мы сделала выборку по диагнозам умерших за последние 50 лет людей. С 1952 года от онкологии в близлежащих селах умерли 3209 человек. Сразу после взрыва – всего два случая смерти. И потом – два пика: один через 5-7 лет после взрыва, второй – с начала 90-х годов. Изучили мы и иммунологию у детей: брали внуков людей, переживших взрыв. Результаты нас ошеломили: в иммунограммах сорочинских детей практически отсутствуют натуральные киллеры, которые участвуют в противораковой защите. У детей фактически не работает система интерферон – защита организма от рака. Получается, что третье поколение людей, переживших атомный взрыв, живет с предрасположенностью к раку”, – рассказывает профессор Оренбургской медицинской академии Михаил Скачков.

Участникам Тоцких учений не выдали никаких документов, они появились только в 1990 году, когда их приравняли в правах к чернобыльцам.

Из 45 тысяч военных, принимавших участие в Тоцких учениях, ныне в живых осталось чуть более 2 тысяч. Половина из них официально признаны инвалидами первой и второй группы, у 74,5% – выявлены болезни сердечно-сосудистой системы, включая гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз, еще у 20,5% – болезни органов пищеварения, у 4,5% – злокачественные новообразования и болезни крови.

В Тоцке – в эпицентре взрыва – был установлен памятный знак: стела с колоколами. 14 сентября они звонят в память о всех пострадавших от радиации на Тоцком, Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском и Ладожском полигонах.

https://posredi.ru/tockoe.htmlAlex ZarubinЗащита ОтечестваОренбургская областьПосреди РУармия,время СССР,малые города,Оренбургская область,смотреть видео,ядерное оружиеТоцкое-2 и Тоцкий полигон Оренбургской области Село Тоцкое расположено на правом берегу реки Самара в 180 км северо-западнее Оренбурга Тоцкий военный полигон История села, как крупного военного учебного центра берет начало в 1904 году, когда был создан Тоцкий военный полигон. Здесь обучались военному делу пехотные, артиллерийские и кавалерийские части Русской армии. В...Alex ZarubinAlex [email protected]Посреди России

"Ядерный шит империи" ч.1 (Тоцкий полигон) 2019г — DRIVE2

В августе этого года мы решили прокатится по Казахстану и Киргизии, планировали двумя экипажами на моем патриоте и на паджерике товарища, но жизнь внесла свои коррективы и вместо 7 человек на маршрут выдвинулось двое. Поразмышляв на какой машине ехать остановились на паджерике т. к. жрет меньше и кондей получше. Заезжать в Казахстан решили через Оренбург и не могли проехать мимо одного историчесого места в этом районе.
Несколько фотографий, история и описание ныне действующего полигона РФ.

То́цкий полиго́н-военный полигон в Приволжско-Уральском военном округе, в 40 км восточнее города Бузулук, к северу от села Тоцкое (Оренбургская область). Площадь полигона 45 700 га.

Полигон получил известность благодаря проводившимся на его территории 14 сентября 1954 года тактическим учениям войск под кодовым названием «Снежок». Суть учений состояла в отработке возможностей прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия.
В учениях принимали участие 45 тысяч военнослужащих, 320 самолетов, 600 танков, столько же БТРов и 6 тысяч единиц автотракторной техники. Для изучения последствий взрыва на живой организм на учения были «мобилизованы» 40 лошадей, столько же бычков, 400 овец, обезьяны, крысы, кролики и даже птицы. В зону учений попало более 500 сел с общей численностью около 300 тысяч человек.

Плутониевая бомба РДС-2 с ласковым названием «Татьянка» мощностью более 40 килотонн в тротиловом эквиваленте была сброшена с высоты 8 километров, подрыв заряда произошел на высоте 350 метров. Мощность бомбы почти в три раза превышала суммарную мощность зарядов, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки.
«Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр «болванку» — макет бомбы массой 250 кг», — вспоминал участник учений Путивльский.По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Тоцкая «Татьянка» взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении.
Личный состав был подготовлен так, что мог выдержать даже наземный взрыв. В ходе учений не погиб ни один военнослужащий. От огненного смерча, вызванного взрывом, сгорело более 800 домов.

14 сентября 1954 года в СССР впервые применили ядерное оружие на общевойсковых учениях.
Главными инициаторами проведения подобного эксперимента считают Бориса Ванникова, руководившего программой создания и производства ядерного оружия, и маршала Советского Союза Александра Василевского – первого заместителя министра обороны СССР.
Впрочем, не только они, но и всё высшее военное руководство Советского Союза хотело узнать на практике, смогут ли советские солдаты подняться в атаку после ядерного удара: с 1949 по 1953 год военные направили «высшей инстанции» свыше 20 представлений о проведении войсковых учений с реальным применением ядерного оружия.

2.bp.blogspot.com/-MpyV06…/s400/124934_original.jpg
Одно из самых ярких свидетельств – рассказ латвийца Михаила Аренсбурга, который был младшим сержантом в инженерно-саперном батальоне Тоцкого полигона:

«Хотя взрыв был надземным и мы были так далеко, все равно почувствовали, как через какое-то мгновенье земля под нами заходила, как волна на море… Наши приборы зашкалило, они вышли из строя… К месту взрыва рванули танки и солдаты, с криком «Ура!», разумеется… Башню одного из танков после взрыва отнесло на целых 150 метров. А дубовый лес с вековыми деревьями лег на землю, как трава под осенним ветром… Высокие чины разъехались сразу после завершения действа буквально за несколько минут. Никаких обедов и торжественных речей за мир во всем мире. А на полигоне остались валяться не только груды скота с оторванными конечностями и обуглившимися боками. Но и трупы людей. Акция была настолько плохо спланирована, что нередко танки во время инсценированной атаки наезжали на палатки в кустах, где находились солдаты. Естественно, об этих потерях умолчали. Мне кажется, что в первую очередь хотели поставить опыт на людях и животных… Я, может быть, только сейчас понял, что все мы были в роли подопытных кроликов». («Час» 27 января 2001)
Как рассказывают местные старожилы, в пострадавших от Тоцкого взрыва районах все эти 60 лет не проводились необходимые реабилитационные мероприятия. Лишь сравнительно недавно выяснилось, что земли, где растили хлеб, пасли скот и заготавливали сено, заражены цезием-137, стронцием-90 и плутонием-240. Необходимых данных об этом нет до сих пор, потому что практически вся информация по испытанию остается закрытой.
Это не были единичные учения с примениением людей и техники: 10 сентября 1956 года на Семипалатинском ядерном полигоне были проведены учения с участием 1500 человек, в ходе которых 272 человека десантировались на вертолётах к центру взрыва.

Полный размер

Малонаселенные места относящиеся к полигону. т.к. полигон являеться действующим межвидовым полигоном ВС мы проложили маршрут мимо кпп и вч.

Полный размер

Маршрут не всегда пролегал по проложенным точкам, по ходу движения приходилось его корректировать.

Полный размер

Так же попадались и реки с заиленным дном, штурмовали на второй пониженной ходом.

Полный размер

Заехали на танковую директрису.

Полный размер

Объект оказался

Полный размер

Сообщение ТАСС 17.09.1954 г. В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения.

Полный размер

Тут и добавть нечего.

Полный размер

В Тоцке — в эпицентре взрыва — был установлен памятный знак: стела с колоколами. 14 сентября они будут звонить в память о всех пострадавших от радиации на Тоцком, Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском и Ладожском полигонах.

В 9 часов 34 минуты Ту-4 с высоты 8 тысяч метров произвёл сброс плутониевой бомбы РДС-2 (кодовое наименование «Татьянка») с тротиловым эквивалентом 40-60 килотонн. Самолёт Кутырчева сопровождали истребители МиГ-17. При этом истребители сопровождения были с полным боекомплектом и, как утверждает ряд источников, имели приказ немедленно сбить Ту-4 при попытке сильно отклониться от маршрута – дабы экипаж случайно или намеренно не отбомбился близ правительственных трибун. «Татьянка» взорвалась через 45-48 секунд после сброса на высоте примерно 350 метров с отклонением от цели на 280 метров. Через пять минут после взрыва началась артподготовка, затем удар с воздуха нанесли бомбардировщики, сопровождаемые истребителями. Часть самолётов при этом прошла через радиоактивное облако. Уже через 10 минут после атомного взрыва к его эпицентру прибыли дозоры радиационной разведки. По официально не подтверждённым данным, один из дозиметрических отрядов, направленных к эпицентру, был составлен из заключённых, а его командир получи

Тоцкие войсковые учения — Википедия

Тоцкий полигон

Тоцкий полигон

То́цкие уче́ния — советские войсковые тактические учения с применением ядерного оружия под кодовым названием «Снежок»[1]. Были подготовлены и проведены под руководством маршала Г. К. Жукова 14 сентября 1954 года на Тоцком полигоне в Оренбургской области. Общее количество военнослужащих, участвовавших в учении, достигало 45 000 человек. Задача учений заключалась в отработке возможностей прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия. Тоцкий полигон был выбран в связи с тем, что рельеф местности там напоминает типичный рельеф Западной Европы — как считалось, наиболее вероятного места начала Третьей мировой войны.

После распада СССР учения критиковались за радиоактивное облучение 45 000 военнослужащих ВС СССР и 10 000 местных жителей, а также недостаточное информирование личного состава и населения о действии и мерах защиты от радиации, что повлекло резкое повышение случаев злокачественных опухолей и заболеваний крови среди участников испытаний, хромосомных мутаций, пороков развития и детской смертности среди местного населения[2].

Первое представление предложения по учению было подписано Маршалом Советского Союза А. М. Василевским, Б. Л. Ванниковым, Е. И. Смирновым, П. М. Кругловым, другими ответственными лицами и направлено заместителю Председателя Совета Министров СССР Н. А. Булганину. 29 сентября 1953 года вышло постановление Совета Министров СССР, положившее начало подготовке Вооружённых Сил и страны к действиям в особых условиях. По личному указанию Н. А. Булганина в месячный срок все указанные документы были изданы Воениздатом и доставлены в группы войск, военные округа, округа противовоздушной обороны и на флоты. Одновременно для руководящего состава армии и флота был организован показ специальных фильмов по испытаниям ядерного оружия[3].Начались поиски полигона, на котором можно было бы провести общевойсковое учение с применением ядерного оружия. Был рассмотрен вариант проведения такого учения на полигоне Капустин Яр, но он был отклонён. Весной 1954 года группой генерал-лейтенанта И. С. Глебова была проведена оценка Тоцкого полигона, расположенного между Куйбышевым и Чкаловым, он и был признан пригодным по условиям обеспечения безопасности для проведения учения. Проведение воздушного ядерного взрыва в условиях пересечённой местности Тоцкого полигона имело большое практическое значение для оценки влияния местности на ослабление (либо усиление) поражающих факторов ядерного взрыва[3].

Войсковое учение на тему «Прорыв подготовленной тактической обороны противника с применением атомного оружия» было назначено на осень 1954 года. На учениях должна была применяться атомная бомба РДС-2 мощностью 40 килотонн, испытанная на Семипалатинском испытательном полигоне в 1951 году. Руководство учением было возложено на Маршала Советского Союза Г. К. Жукова[4].

Были поставлены следующие цели[5]:

  • Исследовать воздействие взрыва атомной бомбы по участку заранее подготовленной обороны, а также на вооружение, военную технику и животных;
  • Изучить и практически проверить в условиях применения атомной бомбы:
    • Особенности организации наступательных и оборонительных действий частей и соединений;
    • Действия наступающих войск при прорыве оборонительных полос вслед за атомными ударами;
    • Действия обороняющихся войск в условиях применения атомного оружия наступающей стороной, проведение контратаки вслед за атомным ударом по наступающим войскам противника;
    • Организацию противоатомной защиты войск в обороне и наступлении;
    • Методы управления войсками в наступлении и обороне;
    • Материально-техническое обеспечение войск в условиях ведения боя;
  • Изучить один из возможных вариантов подготовки и ведения наступления из положения непосредственного соприкосновения с противником, без отвода своих войск с первой позиции на время атомного удара;
  • Научить личный состав армии — рядовых и командиров, — как практически действовать в наступлении и обороне во фронтовой полосе при применении атомного оружия своими войсками или противником.

Подготовительные работы на полигоне[править | править код]

По замыслу учения для наступающей стороны была поставлена задача: прорыв подготовленной тактической обороны условного противника с применением атомного оружия, для обороняющейся — организация и ведение обороны в условиях применения атомного оружия. Основное внимание уделялось наступающей стороне, войска которой реально осуществляли атомную, артиллерийскую и авиационную подготовку прорыва обороны и преодолевали район атомного взрыва. При этом войска, занимавшие оборону, были заблаговременно выведены на безопасное удаление.

Всего на учение привлекалось порядка 45 тыс. чел. личного состава(основой войсковой группировки были 12-я гвардейская механизированная Мозырская дивизия и 50-я гвардейская стрелковая Сталинская дивизия в составе 128-го стрелкового Гумбинненского корпуса), 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и миномётов, 600 бронетранспортёров, 320 самолётов и 6 тыс. тягачей и автомобилей различного предназначения[5]. Войска на учение были выведены в специально разработанных штатах применительно к организации и обеспечены новым вооружением и техникой. Наступление стрелкового корпуса планировалось обеспечить тремя взрывами: одной атомной бомбой среднего калибра и двумя штабелями ящиков с тротилом и бочек с бензином (имитаторы ядерного взрыва). Реальную атомную бомбу было намечено сбросить по батальонному району обороны на позиции полковых резервов. Этот район по замыслу представлял собой хорошо подготовленный узел сопротивления в глубине обороны «западных», подавление которого должно было нарушить устойчивость всей обороны противостоящего полка, а также подорвать боеспособность основной группировки их артиллерии[5].

Личный состав войск на время атомного взрыва выводился из зданий и располагался в щелях и укрытиях. На случай, если бы взрыв был наземный, а не воздушный, — аварийная ситуация, учение отменялось, и вступали в силу особые мероприятия, разработанные штабом руководства.

Для проведения мероприятий по обеспечению безопасности населения район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон:

  • В зоне 1 (до 8 км) полностью исключено нахождение местного населения.
  • В зоне 2 (8-12 км) за 3 часа до взрыва население отводилось в естественные укрытия, расположенные вблизи населённых пунктов; за 10 минут по установленному сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз.
  • В зоне 3 (12-15 км) за 1 час до взрыва население выводилось из домов на удалении 15-30 метров от строений; за 10 минут до взрыва по сигналу все ложились на землю.
  • В зоне 4 (15-50 км) предусматривалась защита населения только от возможного сильного радиоактивного заражения местности по пути движения облака главным образом в случае наземного взрыва.
  • В зоне 5 (расположена к северу от цели по боевому курсу самолёта-носителя в полосе шириной 10 км и глубиной 20 км, над которой пролёт носителя осуществлялся с открытым бомбоотсеком) население было вывезено за её пределы в безопасные районы за 3 часа до взрыва. Скот был отогнан или укрыт в сараях[уточнить].

Обстановка до взрыва[править | править код]

Испытания ядерной бомбы во время военных учений на Тоцком полигоне в 1954.

В день учения 14 сентября 1954 года, с восходом солнца была ясная, солнечная погода со слабым ветром и незначительной облачностью на высоте 1000 м, температура воздуха в утренние часы составила +9…+12°. В 9 часов 20 минут руководством учения заслушиваются последние доклады о метеорологической обстановке и принимается решение на взрыв атомной бомбы. Решение протоколируется и утверждается. После чего экипажу самолёта по радио отдаётся приказ сбросить бомбу. За 10 минут до нанесения атомного удара был дан сигнал «атомная тревога», по которому все войска заняли убежища и укрытия. Экипажи танков и самоходно-артиллерийских установок заняли свои места в машинах и закрыли люки.

В 9 часов 34 минуты самолёт-носитель Ту-4 (пилот В. Я. Кутырчев) с высоты 8000 м сбросил атомную бомбу РДС-2 мощностью 40 кт, взрыв которой последовал через 48 секунд на высоте 350 метров от поверхности земли и с отклонением от цели в 280 м в северо-западном направлении[6].

Картина взрыва[править | править код]

Взрыв атомной бомбы сопровождался ослепительной вспышкой, осветившей местность ярко-белым светом. После вспышки в центре взрыва на высоте 350 м образовалась светящаяся область сферической формы. Под действием мощного светового излучения на обширной площади в районе взрыва произошло испарение влаги, а также растрескивание и измельчение частиц грунта, сгорание органических веществ. В результате возникло резкое задымление и запыление приземного слоя воздуха и значительное снижение его прозрачности. Процесс образования нагретого запылённого слоя под действием светового излучения взрыва происходил до прихода ударной волны.

Через 3,6 с после взрыва поверхность светящейся области начала темнеть, на ней появились отдельные менее яркие пятна, которые разрастались в размерах и вскоре охватили всю поверхность светящейся области. На этом закончилось развитие светящейся области и началось развитие облака взрыва. В конце своего развития светящаяся область имела горизонтальный размер ~714 м. Облако взрыва приобрело форму тороидального вихря с клубящейся поверхностью, сквозь которую пробивались языки пламени. Вслед за устремившимся вверх облаком из эпицентральной зоны взрыва начал подниматься огромный пылевой столб, который через 4-5 с приблизился к облаку[6]. Примерно через 1 минуту облако взрыва поднялось на ~ 4 км, а через 7 минут — на высоту ~ 15 км.

Обстановка после взрыва[править | править код]

Через 5 мин после взрыва началась артподготовка и удар бомбардировочной авиацией. По окончании артподготовки в направлении эпицентра взрыва атомной бомбы были высланы дозоры радиационной разведки, прибывшие в район эпицентра через 40 мин после взрыва. Они установили, что уровень радиации в этом районе через 1 ч после взрыва составлял 50 Р/ч, в зоне радиусом до 300 м — 25 Р/ч, в зоне радиусом 500 м — 0,5 Р/ч и в зоне радиусом 850 м — 0,1 Р/ч.

В 10:10 «восточные» начинают атаковать позиции условного противника. К 11 часам подразделения производят посадку личного состава на технику и продолжают наступление в порядках (колоннах). Разведывательные подразделения совместно с войсковой радиационной разведкой двигаются впереди. Дым и пыль, поднятые имитационными взрывами из бочек с бензином, затрудняли ориентацию. Войска преодолевали район атомного взрыва со скоростью 5 км/ч, а передовой отряд мотострелковой дивизии в районе эпицентра быстрее — 8-12 км/ч[6].

Отдельные самолёты при полёте для нанесения удара по наземным целям на 20-й минуте после атомного взрыва вынуждены были пересечь ножку «атомного гриба». Дозиметрический контроль лётного состава и самолётов после приземления показал незначительный уровень заражения. Так, степень заражения фюзеляжа самолёта составила 0.2-0.3 Р/ч, внутри кабины — 0.02-0.03 Р/ч. Радиационной разведкой следа облака, проведённой с самолёта Ли-2, было установлено, что ось следа радиоактивного облака совпадает с движением воздушных масс на высоте 7-9 км. В посёлках Маховка, Елшанка-2, Ивановка, Орловка горели отдельные дома. Войска тушили пожары, расчищали завалы деревьев[7].

Через два дня — 17 сентября 1954 года — в газете «Правда» было напечатано сообщение ТАСС[7]: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским учёным и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения».

Воспоминания С. А. Зеленцова[править | править код]

... Не доходя до зоны сильного радиоактивного заражения, пересекли дорогу, по которой перед нами прошли колонны наступающих. Было пусто и тихо, лишь пощелкивали радиометры, отмечая повышенный уровень радиации. Войска проследовали мимо эпицентра вне зоны сильного заражения. Непосредственно в зоне, примыкающей к эпицентру взрыва, земля была покрыта тонкой стекловидной коркой расплавленного песка, хрустящей и ломающейся под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах после ночного заморозка. И на ней не было видно ничьих следов, кроме моих. Я ходил спокойно по этой корке, так как радиометр регистрировал уровень радиоактивности, не превышающий 1 Р/ч.[8]

Воспоминания Н. В. Даниленко[1][править | править код]

... К эпицентру с 3 сторон были поставлены колонны техники на глубину до 5 км. Техника до 1000 м от эпицентра оказалась вдавленной в землю и оплавленной. От векового леса в эпицентре ничего не осталось. Чуть дальше стали появляться пеньки, потом — часть стволов, затем — деревья со сгоревшими верхушками[6].

В 1994 году на полигоне была установлена стела в память о всех пострадавших от радиации. 12 сентября 2004 года накануне 50-летней годовщины учений на Тоцком полигоне напротив гарнизонного кладбища был установлен гранитный памятный знак «В честь и во славу участников создания ядерного щита Советского Союза». Позади памятника — два щита. На одном записаны спонсоры установки монумента. На другом можно прочесть следующее: «14 сентября 1954 на Тоцком полигоне Оренбужья проведено единственное в истории Вооружённых Сил СССР экспериментальное войсковое учение с применением ядерного оружия. Основу группировки войск составлял Брестский гарнизон в составе соединений и частей 128-го стрелкового корпуса. В 1961-90 гг. в лесах Брестчины несла боевое дежурство 31-я ракетная дивизия стратегического назначения»[9].

После снятия грифа «совершенно секретно» в 1993 году в СМИ и интернете появились утверждения, что в результате испытания ядерного оружия 14 сентября 1954 года 45000 солдат и 10000 мирных жителей были подвергнуты ядерному облучению в качестве эксперимента, целью которого являлось выяснение того, как радиация влияет на человека[7]. В результате учений тысячи его участников получили разные дозы радиоактивного облучения. Отсутствуют подтверждённые факты предоставления военнослужащим соответствующей медицинской помощи. Все участники дали подписку о неразглашении военной тайны в течение 25 лет[7].

Основная масса материалов об учениях начала появляться лишь после распада СССР. Об участниках вспомнили лишь после событий в Чернобыле, в Перестройку, но многим так и не удалось доказать своё участие в учениях и получить компенсацию за утраченное здоровье из-за фальсификации их личных дел[4]. К примеру, один из участников учений после 25 лет перенёс 71 госпитализацию и 8 операций, из которых одна была онкологической. Он получил опухоль в 27 лет, инфаркт в 30 и почти ослеп. Большинство из оставшихся в живых участников тех событий, в отличие от «чернобыльцев», не пользовались льготами[4].

Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 г. № 2123-1 участники Тоцких учений отнесены к ветеранам подразделений особого риска подпункт «а» с предоставлением соответствующих выплат и льгот[10].

«Результаты проведённого в 1994—1995 гг. российскими и американскими специалистами изучения радиоэкологической обстановки на территории Тоцкого полигона и в прилегающих к нему районах полностью подтвердили данные о радиационных параметрах, полученные ранее специалистами Ленинградского НИИ радиационной гигиены и других научных учреждений. Результаты последнего радиоэкологического обследования Тоцкого полигона свидетельствуют о том, что радиационная обстановка на его территории характеризуется параметрами естественного радиационного фона». Что же касается проживающих рядом с районом учений, то их здоровье не отличается от среднего по стране «Средний прирост смертности в области от злокачественных новообразований (в 1970 г. — 103,6, в 1991 г. — 173 на 100000 жителей), равный примерно 3,5 % в год, соответствует средним показателям в Российской Федерации и в других европейских государствах»[8].

Войсковые учения Desert Rock

  • Алексей Геннадьевич Васильев. Эколого-генетический анализ отдалённых последствий Тоцкого ядерного взрыва в Оренбургской области в 1954 г: факты, модели, гипотезы. — Изд-во "Екатеринбург", 1997. — 191 с. — ISBN 9785884640511.
  • С. А. Зеленцов. Тоцкое войсковое учение [посвящ. 50-летию проведения Тоцкого войскового учения (сентябрь 1954г.) и вкладу московских учёных в ядерные испытания] / Общ. ред. В. Н. Михайлов. — Penguin, 2006. — 197 с. — ISBN 5-7853-0497-1.
  • Зелинский Пётр Иосифович, Яновский Олег Антонович. «Атомные солдаты» Беларуси: Воспоминания. — Минск: Издательский центр Белорусского государственного университета, 2003. — 203 с. — ISBN 985-445-934-9.

Правда полигона смерти - МК

То, что произошло пятьдесят лет назад — 14 сентября 1954 года — на Тоцком полигоне в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности.

В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление — мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень — ринулись в атаку “восточные” войска. Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба… В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону “западники”. Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении. Немногим участникам Тоцких учений удалось дожить до сегодняшнего дня. Спустя полвека они рассказали “МК” правду о событиях 54–го в Оренбургской степи.

“Вам выпала великая честь...”

Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны.

— Никто из прибывающих — даже командование войсковых частей — понятия не имел, зачем они здесь оказались, — рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов. — Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: “Родимые, небось в Китай воевать едете…”

Станислав Казанов отправился на учения в Оренбургскую область, будучи курсантом сержантской школы в подмосковном Голицыне, и только в поезде узнал, что “ожидается испытание нового секретного оружия”.

В начале 50-х всерьез готовились к Третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний у нас в Союзе также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений — в оренбургской степи — выбрали из-за сходства... с западноевропейским ландшафтом.

“Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954–го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности”, — вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.

Участники Тоцких учений рассказывают иное. Поле, где планировалось сбросить ядерную бомбу, было видно как на ладони.

— Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят, — вспоминает Николай Пильщиков, живущий ныне в Нижнекамске. — Нам выдали личное табельное оружие — модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9.

Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей — 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов. Подготовка к учениям под кодовым названием “Снежок” длилась три месяца. К концу лета огромное Боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей…

— Каждый грамм вырытой земли давался с огромным трудом. Она была глинистая, в щебенке, — вспоминает Николай Пильщиков. — Все инженерные работы проводились… в противогазах. Рыли землю, оттягивали маску, выливали из нее воду и снова брались за лопату… Жара доходила до 40—45 градусов. Наши гимнастерки пропитывались белым налетом соли, и, когда их снимали, они с треском рвались поперек плеча...

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. “Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ, — вспоминал Иван Путивльский. — Тогда же мы услышали: “Вам выпала великая честь — впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы”. Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной… Они не должны были загореться от светового излучения”.

“Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5—6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения, — рассказывает Николай Пильщиков. — Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные…”

“Нас кормили как на убой”

— Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки… — вспоминал Иван Путивльский. — За месяц до начала ежедневно самолет “Ту-4” сбрасывал в эпицентр “болванку” — макет бомбы массой 250 кг.

По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров… Кругом располагались войска.

Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

Чрезвычайно строги были режимные мероприятия. “На письмах в качестве обратного адреса указывался Брест… или другие города, откуда прибыли части, только не Тоцкое”, — рассказывает Бенцианов.

Всех участников учений кормили как на убой. Давали мясо, сгущенку, фрукты и овощи…

— Личному составу нашего подразделения, следующего в авангарде наступления, перед взрывом выдали сначала нательное белье, затем теплое, — рассказывает Николай Пильщиков. — И это при жаре в 36 градусов! Также мы получили специальные затемненные вкладыши к противогазным стеклам, через которые едва проглядывало солнце, а также накидки из материала, напоминающего пропитанную керосином бумагу, и плетенные из толстых синтетических ниток чулки выше колен, надеваемые поверх сапог. Они были зеленого цвета и пахли едким.

Каждому из взвода радиационной разведки выдали новенький дозиметрический прибор. Для измерения радиационной обстановки требовалось открыть на дне отверстие и посмотреть на показания прибора. На отметке “50 рентген” была красная полоска. Если стрелка перекрывала ее, солдат надо было выводить из зоны.

Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на удалении 5—7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа.

“Лед тронулся!”

— На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, — рассказывает Иван Путивльский. — Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала…

“За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, — вспоминает Пильщиков. — Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай… Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов”.

Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали “десант”: овец, собак, лошадей и телят…

И наступил час “Ч”

В день вылета на учения оба экипажа “Ту–4” готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание. Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком — Роменский, штурманом — Бабец. “Ту–4” сопровождали два истребителя “МиГ-17” и бомбардировщик “Ил-28”, которые должны были вести разведку погоды и киносъемку, а также осуществлять охрану носителя в полете.

“14 сентября нас подняли по тревоге в четыре часа утра. Было ясное и тихое утро, — рассказывает Иван Путивльский. — На небосклоне — ни облачка. На машинах доставили к подножию правительственной трибуны. Мы уселись поплотнее в овраге и сфотографировались. Первый сигнал через громкоговорители правительственной трибуны прозвучал за 15 минут до ядерного взрыва: “Лед тронулся!” За 10 минут до взрыва мы услышали второй сигнал: “Лед идет!” Мы, как нас и инструктировали, выбежали из машин и бросились к заранее подготовленным укрытиям в овраге сбоку от трибуны. Улеглись на живот, головой — в сторону взрыва, как учили, с закрытыми глазами, подложив под голову ладони и открыв рот. Прозвучал последний, третий, сигнал: “Молния!” Вдали раздался адский грохот. Часы остановились на отметке 9 часов 33 минуты”.

Атомную бомбу самолет–носитель сбросил с высоты 8 тыс. метров со второго захода на цель... Мощность плутониевой бомбы под кодовым словом “Татьянка” составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте — в несколько раз больше той, что взорвали над Хиросимой. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Тоцкая “Татьянка” взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении.

В последний момент ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска...

“В радиусе 300 м не осталось ни одного столетнего дуба”

Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. Заговорили орудия и минометы разных калибров, “катюши”, самоходные артиллерийские установки, танки, закопанные в землю… Командир батальона рассказывал нам позднее, что плотность огня на километр площади была больше, чем при взятии Берлина...” — вспоминает Казанов.

“Во время взрыва, несмотря на закрытые траншеи и блиндажи, где мы находились, туда проник яркий свет, через несколько секунд мы услышали звук в форме резкого грозового разряда, — рассказывает Николай Пильщиков. — Через 3 часа был получен сигнал атаки. Самолеты, нанося удар по наземным целям через 21—22 мин после ядерного взрыва, пересекали ножку ядерного гриба — ствол радиоактивного облака... Я со своим батальоном на бронетранспортере проследовал в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16- 18 км/ч. Увидел сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обгоревших животных… В самом эпицентре — в радиусе 300 м — не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело… Техника в километре от взрыва была вдавлена в землю”.

“Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, мы пересекали в противогазах, — вспоминает Казанов. — Краем глаза успели заметить, как горят поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, везде валялись останки коров и овец. Земля напоминала шлак и некую чудовищно взбитую консистенцию. Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум... Генерал-майор приказал мне измерить дозиметрическим прибором уровень радиации у догорающего рядом костра. Я подбежал, открыл заслонку на днище прибора, и... стрелка зашкалила. “В машину!” — скомандовал генерал, и мы отъехали с этого места, оказавшегося рядом с непосредственным эпицентром взрыва...”

Два дня спустя — 17 сентября 1954 года — в газете “Правда” было напечатано сообщение ТАСС: “В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения”. Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан.

Летчики получили по “Победе”

Жители окрестных, на две трети сгоревших деревень по бревнышку перетащили выстроенные для них новые дома на старые — обжитые и уже зараженные — места, собрали на полях радиоактивное зерно, запеченную в земле картошку... И еще долго старожилы Богдановки, Федоровки и села Сорочинского помнили странное свечение дров. Поленницы, сложенные из обуглившихся в районе взрыва деревьев, светились в темноте зеленоватым огнем.

Мыши, крысы, кролики, овцы, коровы, лошади и даже насекомые, побывавшие в “зоне”, подвергались пристальному обследованию... “После учений мы прошли лишь дозиметрический контроль, — вспоминает Николай Пильщиков. — Гораздо большее внимание специалисты уделили выданному нам в день учений сухому пайку, завернутому почти в двухсантиметровый слой резины... Его тут же забрали на исследование. На следующий день всех солдат и офицеров перевели на обычный рацион питания. Деликатесы исчезли”.

Возвращались с Тоцкого полигона, по воспоминаниям Станислава Ивановича Казанова, они не в товарняке, в котором приехали, а в нормальном пассажирском вагоне. Причем состав их пропускали без малейшей задержки. Мимо пролетали станции: пустой перрон, на котором стоял одинокий начальник вокзала и отдавал честь. Причина была проста. В том же поезде, в спецвагоне, с учений возвращался Семен Михайлович Буденный.

“В Москве на Казанском вокзале маршала ждала пышная встреча, — вспоминает Казанов. — Наши курсанты сержантской школы не получили ни знаков отличия, ни специальных удостоверений, ни наград... Благодарность, которую нам объявил министр обороны Булганин, мы также нигде потом не получили”.

Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки “Победа”. На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.

На результаты общевойсковых учений с применением ядерного оружия наложили гриф “совершенно секретно”.

“У каждого из “тоцких” — по 50 диагнозов”

Столь крупномасштабные учения редко проходят без жертв. “Были они и у нас: во время тренировок в сорокаградусную жару не выдержало сердце у майора — начальника связи танкового полка, ночью по халатности под гусеницы танка попал солдат, — вспоминал Иван Путивльский. — А вот в ходе учений никаких жертв не было”. Ядерные испытания сказались на здоровье его участников позже…

— В 1990 году из Ленинграда, из Комитета ветеранов подразделений особого риска, пришел запрос на мужа, — вспоминает жительница Хабаровска Анна Новомодная. — А я Анатолия Павловича к тому времени 12 лет как схоронила… Муж руководил на Тоцких учениях танковым батальоном. Умер Толя в августе 78-го, официально — от туберкулеза, не дожив два года до истечения срока подписки о неразглашении государственной тайны.

Я хорошо помню, как в 54–м их часть срочно сняли с места и эшелонами отправили “в летние лагеря”. А когда ребята вернулись — все поголовно стали жаловаться на недомогания, резкие ознобы, обмороки и блуждающие боли, которые не поддавались точной диагностике. А потом многих комиссовали — с инвалидностью и мизерными пенсиями. У Толи обнаружили затемнение в легком...

Муж, зная о своем облучении, не мог рассказать об этом даже своему лечащему врачу… Я сама только годы спустя узнала, как их, без какой-либо радиационной защиты, гнали в эпицентр атомного поражения, где уровень радиации зашкаливал за 50 рентген. Сейчас никого из тех, кто был в 54–м с мужем “под ядерным зонтиком”, уже нет в живых: став инвалидами, они умерли от ранних инфарктов, инсультов и рака.

Никаких проверок и обследований участников этого бесчеловечного эксперимента из соображения секретности не проводилось. Все скрывалось и умалчивалось. Потери среди гражданского населения до сих пор неизвестны. Архивы Тоцкой районной больницы с 1954 по 1980 гг. уничтожены.

Профессор Оренбургской медицинской академии Михаил Скачков рассказывает:

— В Сорочинском загсе мы сделала выборку по диагнозам умерших за последние 50 лет людей. С 1952 года от онкологии в близлежащих селах умерли 3209 человек. Сразу после взрыва — всего два случая смерти. И потом — два пика: один через 5—7 лет после взрыва, второй — с начала 90-х годов.

Изучили мы и иммунологию у детей: брали внуков людей, переживших взрыв. Результаты нас ошеломили: в иммунограммах сорочинских детей практически отсутствуют натуральные киллеры, которые участвуют в противораковой защите... У детей фактически не работает система интерферон — защита организма от рака. Получается, что третье поколение людей, переживших атомный взрыв, живет с предрасположенностью к раку...

— Я пережил 44 госпитализации, почти полностью ослеп, — говорит Бенцианов. — Участникам Тоцких учений не выдали никаких документов, они появились только в 1990 году, когда нас приравняли в правах к чернобыльцам.

— Когда вышел приказ об участниках Тоцких учений, после стольких лет секретности я пять лет не мог разыскать в архивах необходимые документы, — рассказывает Станислав Казанов. — Упоминание о применении атомного оружия в боевых приказах и боевых документах считалось тогда недопустимым.

Из 45 тысяч военных, принимавших участие в Тоцких учениях, ныне в живых осталось чуть более 2 тысяч. Половина из них официально признаны инвалидами первой и второй группы, у 74,5% — выявлены болезни сердечно-сосудистой системы, включая гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз, еще у 20,5% — болезни органов пищеварения, у 4,5% — злокачественные новообразования и болезни крови.

Эти данные совпали с результатами японских и английских ученых, которые обследовали пострадавших при атомной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки.

— У каждого из “тоцких” — до 50 диагнозов. По сути, в 54–м мы участвовали в ядерной войне без противника, где управлять воздействием поражающих факторов было невозможно, — подводит черту Бенцианов. — Ветераны думали и надеялись, что льготы даны им до конца жизни. Недавно 304 депутата Государственной думы проголосовали за замену льгот для ветеранов подразделений особого риска отнюдь не адекватными денежными компенсациями…

Десять лет назад в Тоцке — в эпицентре взрыва — был установлен памятный знак: стела с колоколами. Сегодня они будут звонить в память о всех пострадавших от радиации на Тоцком, Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском, Ладожском полигонах. На необъявленных ядерных войнах.

Про Тоцкий полигон - Зайди и напиши. — ЖЖ

То, что было на Тоцком полигоне, напрямую касается моей семьи. Мой отец был там во время испытаний и видел всё это собственными глазами. Ему "повезло", он прожил достойную жизнь, но всю эту жизнь болел. Он перенёс несколько операций... Возможно, что если бы знали причины его заболеваний, то возможно и лечение бы он получал несколько иное. А так... последние два года его жизни я вспоминаю с содроганием до сих пор. И при всём желание это я не смогу забыть.

Государство в угоду своим амбициям наплевало на своих граждан. Когда в 90-е годы прошлого века в открытую заговорили об этом факте, то оказалось, что не все могут доказать, что находились на полигоне во время испытаний, т.к.на запрос приходил ответ, что такой в списках отправленных на этот полигон не значится и копия рапорта, где указывалось, что из такой-то части было отправлено столько-то человек согласно списка. Ни имён, ни фамилий... Только мизерный процент получили статус чернобыльцов - кто дожил и чьи фамилии значились в списках. Самое страшное во всей этой истории, что люди не получили вовремя нужную им медицинскую помощь.

Советские власти были намного гуманнее американских,поэтому сбрасывали атомные бомбы не на чужих граждан, а на своих: 61 год назад СССР провел операцию "Снежок" в которой погибли 43 000 советских солдат

В Оренбургской области вспоминают события 14 сентября 1954 года, когда на Тоцком ядерном полигоне под руководством маршала Жукова прошли ядерные испытания в рамках военных учений.

14 сентября отмечается годовщина трагических событий на Тоцком полигоне. То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности.

В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление - мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень - ринулись в атаку "восточные" войска.

Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону "западники". Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении. Немногим участникам Тоцких учений удалось дожить до сегодняшнего дня. Спустя полвека они рассказали "Московскому комсомольцу" о событиях 54-го года в Оренбургской степи.

Подготовка к операции "Снежок"

"Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих - даже командование войсковых частей - понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: "Родимые, небось в Китай воевать едете", - рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов.

В начале 50-х всерьез готовились к третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений - в оренбургской степи - выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом.

"Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности", - вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.

Участники Тоцких учений рассказывают иное. Поле, где планировалось сбросить ядерную бомбу, было видно как на ладони.

"Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят. Нам выдали личное табельное оружие - модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9", - вспоминает Николай Пильщиков.

Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей - 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов.

Подготовка к учениям под кодовым названием "Снежок" длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей.

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. "Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: "Вам выпала великая честь - впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы". Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. "Они не должны были загореться от светового излучения", - вспоминал Иван Путивльский.

"Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные", - рассказывает Николай Пильщиков.

"Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр "болванку" - макет бомбы массой 250 кг", - вспоминал участник учений Путивльский.

По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска.

Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км - в траншеях в положении сидя или лежа.

"На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, - рассказывает Иван Путивльский. - Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала".

"За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, - вспоминает Пильщиков. - Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного ору

Тоцкое. Атомная быль.: varandej — LiveJournal

Тоцкое - посёлок городского типа (7 тыс. жителей) в Западном Оренбуржье, куда я прибыл ночным поездом из показанного в прошлых трёх частях Орска. В сентябре 1954 года на военных учениях в окрестностях посёлка произошёл ядерный взрыв мощностью около 40 килотонн (что втрое больше, чем в Хиросиме), место которого я и решил увидеть.

...В поезде со мной ехали крепкие, дружные и очень весёлые молодые ребята, было их пол-вагона, и я изрядно удивился, поняв, что все они выходят в Тоцком. Из разговоров их следовало, что они едут на некие соревнования, судя по пункту назначения - вроде военных игр. Вот так выглядит станция Тоцкая (именно так, в женском роде), где меня встретил на своей машине местный житель Ринат да повёз в сторону полигона:

2.

Тоцкие войсковые учения (в местной народной терминологии - просто Взрыв), одни из крупнейших в истории СССР, проходили в сентябре 1954 года под руководством самого маршала Жукова и должны были стать ответом на американскую серию подобных учений "Desert Rock" - обе сверхдержавы отрабатывали схему "прорыва сухопутной обороны противника при помощи ядерного удара". Американцы в 1951-57 годах провели 5 учений, среди которых была даже такая экзотика, как испытания ядерной артиллерии:

3.

В каждом участвовали от 6500 до 21 тыс. военных, случались там и свои ЧП, в том числе радиационные, а значительная часть гуляющих по сети фото "тоцких смертничков" на самом деле происходят именно из-за океана... как минимум по причине того, что оттуда фотографий элементарно больше.

4.

В наше время подобные учения проводил и Китай в степях Синьцзяна:

Но Тоцкие учения отличались от всех прочих во-первых огромным масштабом (в них участвовало около 45 тысяч военных, а также 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов и 6 тыс. тягачей и автомобилей различного предназначени - это сравнимо с нынешней реальной войной в Донбассе), а во-вторых - проведением в относительно густонаселённой местности, "в условиях, максимально приближенных к боевым". Прошедшим войну советским маршалам ландшафты Западного Оренбуржья показались отдалённо похожими на ландшафты Средней Европы, вероятного театра Третьей Мировой, и в окрестностях намеченного эпицентра проживало около 10 тысяч человек. Кстати, вопреки расхожему мнению, это были не единственные подобные учения в СССР: два года спустя на Семипалатинском полигоне советские десантники высаживались с вертолётов в эпицентр взрыва, отрабатывая удержания вскрывшейся бреши вражеской обороны до прибытия основных сил - но те учения как раз не сильно отличались своей сутью от того же "Дезерт-Рок", так как проходили в такой же безлюдной степи. Вот для наглядности схема Тоцких учений из бузулукского музея с указанием расстояний до населённых пунктов, и даже стороны тут назывались попросту "Западные" и "Восточные":

5.

Непосредственно Взрыв был проведён 14 сентября 1954 года атомной авиабомбой РДС-2 на высоте около 300 метров, и мощность его составляла "три Хиросимы", то есть 38 килотонн, что, откровенно говоря, для современного ядерного оружия очень немного. Воздушный взрыв, в отличие от наземного, имеет гораздо большую площадь поражения, но при этом меньше заражает территорию, так как "грязной" остаётся лишь мелкая пыль, рассеивающаяся до безопасных доз на огромном пространстве; соответственно, детонация бомбы на земле рассматривалась как ЧП, за которым следовало немедленное сворачивание учений. Бомба, однако, взорвалась хоть и на запланированноый высоте, но в 280 метрах северо-западнее намеченной точки, и возможно, из-за этого что-то пошло не так: Ринат рассказывал "со слов старожилов", что просто рвануло втрое сильнее, чем предполагалось (это, конечно, в чистом виде фольклор), а на уровне "комментов в тырнетах" не раз слышал предположение, что взрыв произошёл гораздо ближе к земле, чем планировалось, и последствия этой ошибки проявились лишь спустя годы. В остальном учения прошли по плану (тут см. википедию и ссылки в конце статьи), ну а дальше мнения очень сильно разнятся - от "полигона смерти" до "никто не пострадал". Вот очень показательный материал и комментарии к нему - много возражений по существу и ответов на них. Ну а я, как человек от ядерной темы далёкий и в армиях не служивший, от собственного мнения всё-таки воздержусь. Скажу лишь, что местные жители всё же в основном склонны считать, что пострадали от радиации - и скотина, по их словам, в первые годы после Взрыва вся передохла, и каждый припомнит, как кто-то из его родных умер от рака: смертность от онкологических заболеваний в окрестных районах заметно выше среднероссийской (и в то же время, а у кого в любой точке страны никто из родных не умер от рака?). Вот очень показательный кадр - ядерный гриб над лесами и сёлами:

5а.

Тоцкое, как следует из схемы с кадра №5, представляет собой россыпь населённых пунктов - посёлок ЖД-станции Тоцкая, собственно Тоцкое (по виду - обычные волго-уральские сёла со ставенками на оконцах и синим сайдингом где не надо), а в стороне - Тоцкое-2, вотчина военных, где с жилым районом соседствует огромный массив воинских частей, тянущихся к полигону. У них своя история: Тоцкие тренировочные лагеря основаны в 1904 году, в Первую Мировую дополнившись лагерями военнопленных - сначала австро-венгерских (и был среди них небезызвестный Ярослав Гашек), затем красноармейских. Здесь же формировал свою дивизию Чапаев, а за 20-30 лет до ядерного оружия тут испытывалось оружие химическое.

6.

Прежде Тоцкий гарнизон слыл чуть ли не худшей воинской частью России по условиям службы, офицерскому произволу и солдатскому неуставняку, и в общем служившие там люди (а на Оренбуржье я таковых встречал минимум трижды) рассказывали о нём так, что в это веришь. Здесь же формировались части для отправки на войны - например, Вторую Чеченскую. Ныне, говорят, в Тоцком гарнизоне навели порядок, да и казармы, в основном, отреновированы, сверкая сайдингом и стеклопакетами, но такие объекты фотографировать даже я не рискнул.

7.

В какой-то момент Ринат свернул на грунтовочку и мы начали углубляться в полигон. "Атомные" учения были тут не первыми и не последними, ныне небольшая часть полигона мемориальная, а в основном он продолжает использоваться по назначению.

8.

9.

Мы всё ближе к месту Взрыва, и по дороге становится всё больше вот таких рощ - берёзы с необычайно маленькими и высокими кронами:

10.

Но выросли ли они такими от радиации, от других поражающих факторов Взрыва, от огня "обычных" учений или же вообще от каких-то естественных причин (ведь в других местах увидь я подобное - не придал бы значения и вряд ли бы даже запомнил) - судить не берусь. И это именно что пятно - дальше, по мере приближения к месту взрыва, они пропадают. Ну а по словам Рината, тут ещё недавно трава желтела уже к началу лета.

11.

А место, собственно, вот оно, и огромный пустой луг посреди жиденьких, но всё же лесочков, был выжжен полвека назад ядерным взрывом. Ещё лучше это видно со спутника, например на викимапии - луг имеет форму почти правильного круга, а по словам Рината, и вогнутым таким он стал от взрыва (крайне сомнительно, думаю - опять местный фольклор).

12.

Если я верно понял про "отклонение от цели на 280 метров", то взрыв должен был произойти примерно над местом вон той рощицы в центре кадра выше, располагавшейся посредине между двух меток на земле. На практике же рвануло вот здесь - это место отмечено двумя памятниками:

13.

Простой, даже суровый памятный знак поставили военные в 1994:

14.

Стелу с колоколами - думаю, не в 2004 так в 2014-м, в двух памятниках прекрасно узнаются стили обеих эпох. Видно, что эта стела не забыта - хотя самих участников тех учений за полвека почти не осталось в живых.

15.

На полигоне ещё остались окопы и какие-то постройки, где-то можно увидеть окурок, где-то - бутылку - но всё это следы, конечно же, учений не столь давних.

16.

17.

18.

Операция "Снежок": Тоцкие войсковые учения с ядерным оружием

Учения в США

То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности.

В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление — мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень — ринулись в атаку «восточные» войска.

Как сейчас пишут в СМИ "самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону "западники". Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина"

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет.

Давайте вспомним как это было …

14 сентября 1954 года в СССР впервые применили ядерное оружие на общевойсковых учениях. Главными инициаторами проведения подобного эксперимента считают Бориса Ванникова, руководившего программой создания и производства ядерного оружия, и маршала Советского Союза Александра Василевского – первого заместителя министра обороны СССР. Впрочем, не только они, но и всё высшее военное руководство Советского Союза страстно жаждало узнать на практике, смогут ли советские солдаты подняться в атаку после ядерного удара: с 1949 по 1953 год военные направили «высшей инстанции» свыше 20 представлений о проведении войсковых учений с реальным применением ядерного оружия.

 

 

Подготовка к операции «Снежок»

«Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих — даже командование войсковых частей — понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: «Родимые, небось в Китай воевать едете», — рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов.

В начале 50-х всерьез готовились к третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений — в оренбургской степи — выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом.

«Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности», — вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.

«Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят. Нам выдали личное табельное оружие — модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9″, — вспоминает Николай Пильщиков.

Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей — 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов.

Подготовка к учениям под кодовым названием «Снежок» длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей.

Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. «Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: «Вам выпала великая честь — впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы». Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. «Они не должны были загореться от светового излучения», — вспоминал Иван Путивльский.

«Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные», — рассказывает Николай Пильщиков.

«Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр «болванку» — макет бомбы массой 250 кг», — вспоминал участник учений Путивльский.

По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска.

Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.

Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа.

«На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, — рассказывает Иван Путивльский. — Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала».

«За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, — вспоминает Пильщиков. — Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов».

Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали «десант»: овец, собак, лошадей и телят.

 

 

Район Тоцкого был выбран как малонаселённый, соответствующий рельефом, растительностью и грунтами Европейскому ТВД. Испытаний в такой среде в СССР ещё не проводилось, целью испытаний было изучить воздействие атомного взрыва на инженерные сооружения, военную технику, животных, выявить влияние рельефа местности и растительного покрова на распространение ударной волны, светового излучения и проникающей радиации. Узнать, насколько проходимыми будут лесные завалы в типичной европейской местности, уровень запылённости и задымления, и т.д..

Для исключения поражения войск световым излучением личному составу было запрещено смотреть в сторону взрыва до прохождения ударной или звуковой волны, а подразделениям, наиболее близко расположенным к эпицентру атомного взрыва, для защиты глаз были выданы специальные затемненные пленки к противогазам. Для предотвращения поражения ударной волной войска, располагающиеся наиболее близко (на удалении 5-7,5 км), должны были находиться в укрытиях, далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа.

Для проведения мероприятий по обеспечению безопасности населения район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон: зона № 1 (запретная зона) — до 8 км от центра взрыва, зона № 2 — от8 до 12 км, зона № 3 — от 12 до 15 км, зона № 4 — от 15 до 50 км в секторе 300- 110 градусов и зона № 5 — расположена к северу от цели по боевому курсу самолета-носителя в полосе шириной 10 км и глубиной 20 км, над которой пролет носителя осуществлялся с открытым бомбоотсеком. Зона № 1 полностью освобождалась от местного населения. Жители населенных пунктов, скот, фураж и все движимое имущество выводились в другие населенные пункты, расположенные не ближе 15 км от эпицентра. В зоне № 2 за 3 ч до атомного взрыва население отводилось в естественные укрытия (овраги, балки), расположенные вблизи населенных пунктов; за 10 мин до взрыва по установленному сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз. Общественный и личный скот заблаговременно был отогнан в безопасные районы. В зоне № 3 за 1 ч до взрыва население выводилось из домов на приусадебные участки на удаление 15-30 м от строений, за 10 мин до взрыва по сигналу все ложились на землю. В зоне № 4 предусматривалась защита населения только от возможного радиоактивного заражения местности по пути движения облака главным образом в случае наземного взрыва. За 2 ч до взрыва население этой зоны укрывалось в домах в готовности к эвакуации. Население зоны № 5 было вывезено за ее пределы в безопасные районы за 3 ч до взрыва.

В общей сложности на учение привлекалось около 45 тысяч человек личного состава, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов, 6 тысяч тягачей и автомобилей.

За 10 мин до нанесения атомного удара был дан сигнал «атомная тревога», по которому личный состав участвующих в учении войск ушел в укрытия и убежища. Экипажи танков и самоходно-артиллерийских установок заняли свои места в машинах и задраили люки. В 9 ч 33 мин самолет-носитель с высоты 8 тыс. м сбросил атомную бомбу, через 45 с на высоте 350 м от поверхности земли последовал взрыв. Через 5 мин после атомного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией.

 

Учения в США

 

С 8000 метров бомбардировщик Ту-4 сбросил на полигон ядерную бомбу

В день вылета на учения оба экипажа Ту-4 готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание. Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком — Роменский, штурманом — Бабец. Ту-4 сопровождали два истребителя МиГ-17 и бомбардировщик Ил-28, которые должны были вести разведку погоды и киносъемку, а также осуществлять охрану носителя в полете.

«14 сентября нас подняли по тревоге в четыре часа утра. Было ясное и тихое утро, — рассказывает Иван Путивльский. — На небосклоне — ни облачка. На машинах доставили к подножию правительственной трибуны. Мы уселись поплотнее в овраге и сфотографировались. Первый сигнал через громкоговорители правительственной трибуны прозвучал за 15 минут до ядерного взрыва: «Лед тронулся!» За 10 минут до взрыва мы услышали второй сигнал: «Лед идет!» Мы, как нас и инструктировали, выбежали из машин и бросились к заранее подготовленным укрытиям в овраге сбоку от трибуны. Улеглись на живот, головой — в сторону взрыва, как учили, с закрытыми глазами, подложив под голову ладони и открыв рот. Прозвучал последний, третий, сигнал: «Молния!» Вдали раздался адский грохот. Часы остановились на отметке 9 часов 33 минуты».

Атомную бомбу самолет-носитель сбросил с высоты 8 тыс. метров со второго захода на цель. Мощность плутониевой бомбы под кодовым словом «Татьянка» составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте — в несколько раз больше той, что взорвали над Хиросимой. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Тоцкая «Татьянка» взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении.

В последний момент ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска.

Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. Заговорили орудия и минометы разных калибров, «катюши», самоходные артиллерийские установки, танки, закопанные в землю. Командир батальона рассказывал нам позднее, что плотность огня на километр площади была больше, чем при взятии Берлина, вспоминает Казанов.

«Во время взрыва, несмотря на закрытые траншеи и блиндажи, где мы находились, туда проник яркий свет, через несколько секунд мы услышали звук в форме резкого грозового разряда, — рассказывает Николай Пильщиков. — Через 3 часа был получен сигнал атаки. Самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после ядерного взрыва, пересекали ножку ядерного гриба — ствол радиоактивного облака. Я со своим батальоном на бронетранспортере проследовал в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16-18 км/ч. Увидел сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обгоревших животных». В самом эпицентре — в радиусе 300 м — не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело… Техника в километре от взрыва была вдавлена в землю…»

 

Военный строитель: Маршал инженерных войск Алексей Прошляков руководил фортификационными работами во время учений на Тоцком полигоне / ЦГКФФА Украины им. Г. С. Пшеничного

 

«Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, мы пересекали в противогазах, — вспоминает Казанов. — Краем глаза успели заметить, как горят поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, везде валялись останки коров и овец. Земля напоминала шлак и некую чудовищно взбитую консистенцию. Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум… Генерал-майор приказал мне измерить дозиметрическим прибором уровень радиации у догорающего рядом костра. Я подбежал, открыл заслонку на днище прибора, и… стрелка зашкалила. «В машину!» — скомандовал генерал, и мы отъехали с этого места, оказавшегося рядом с непосредственным эпицентром взрыва…»

Два дня спустя — 17 сентября 1954 года — в газете «Правда» было напечатано сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения». Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан.

Жители окрестных, на две трети сгоревших деревень по бревнышку перетащили выстроенные для них новые дома на старые — обжитые и уже зараженные — места, собрали на полях радиоактивное зерно, запеченную в земле картошку… И еще долго старожилы Богдановки, Федоровки и села Сорочинского помнили странное свечение дров. Поленницы, сложенные из обуглившихся в районе взрыва деревьев, светились в темноте зеленоватым огнем.

Мыши, крысы, кролики, овцы, коровы, лошади и даже насекомые, побывавшие в «зоне», подвергались пристальному обследованию… «После учений мы прошли лишь дозиметрический контроль, — вспоминает Николай Пильщиков. — Гораздо большее внимание специалисты уделили выданному нам в день учений сухому пайку, завернутому почти в двухсантиметровый слой резины… Его тут же забрали на исследование. На следующий день всех солдат и офицеров перевели на обычный рацион питания. Деликатесы исчезли».

Возвращались с Тоцкого полигона, по воспоминаниям Станислава Ивановича Казанова, они не в товарняке, в котором приехали, а в нормальном пассажирском вагоне. Причем состав их пропускали без малейшей задержки. Мимо пролетали станции: пустой перрон, на котором стоял одинокий начальник вокзала и отдавал честь. Причина была проста. В том же поезде, в спецвагоне, с учений возвращался Семен Михайлович Буденный.

«В Москве на Казанском вокзале маршала ждала пышная встреча, — вспоминает Казанов. — Наши курсанты сержантской школы не получили ни знаков отличия, ни специальных удостоверений, ни наград… Благодарность, которую нам объявил министр обороны Булганин, мы также нигде потом не получили».

Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки «Победа». На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.

На результаты общевойсковых учений с применением ядерного оружия наложили гриф «совершенно секретно».

 

Воронка от взрыва атомной бомбы на Тоцком полигоне

 

Вот существует такая оценка этих событий: 

Никаких проверок и обследований участников этого бесчеловечного эксперимента из соображения секретности не проводилось. Все скрывалось и умалчивалось. Потери среди гражданского населения до сих пор неизвестны. Архивы Тоцкой районной больницы с 1954 по 1980 гг. уничтожены.

«В Сорочинском загсе мы сделала выборку по диагнозам умерших за последние 50 лет людей. С 1952 года от онкологии в близлежащих селах умерли 3209 человек. Сразу после взрыва — всего два случая смерти. И потом — два пика: один через 5-7 лет после взрыва, второй — с начала 90-х годов.

Изучили мы и иммунологию у детей: брали внуков людей, переживших взрыв. Результаты нас ошеломили: в иммунограммах сорочинских детей практически отсутствуют натуральные киллеры, которые участвуют в противораковой защите. У детей фактически не работает система интерферон — защита организма от рака. Получается, что третье поколение людей, переживших атомный взрыв, живет с предрасположенностью к раку», — рассказывает профессор Оренбургской медицинской академии Михаил Скачков.

Участникам Тоцких учений не выдали никаких документов, они появились только в 1990 году, когда их приравняли в правах к чернобыльцам.

Из 45 тысяч военных, принимавших участие в Тоцких учениях, ныне в живых осталось чуть более 2 тысяч. Половина из них официально признаны инвалидами первой и второй группы, у 74,5% — выявлены болезни сердечно-сосудистой системы, включая гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз, еще у 20,5% — болезни органов пищеварения, у 4,5% — злокачественные новообразования и болезни крови.

Десять лет назад в Тоцке — в эпицентре взрыва — был установлен памятный знак: стела с колоколами. 14 сентября они будут звонить в память о всех пострадавших от

Тоцкий полигон — Википедия. Что такое Тоцкий полигон

Тоцкий полигон

Г. К. Жуков (тогда заместитель министра обороны) и Вячеслав Малышев (тогда министр среднего машиностроения) во время учений на Тоцком полигоне.

То́цкий полиго́н (Тоцкий учебно-артиллерийский полигон, Лагерь Тоцкое, Тоцкие лагеря) — военный полигон в Приволжско-Уральском военном округе, в 40 км восточнее города Бузулук, к северу от села Тоцкое (Оренбургская область). Площадь полигона 45 700 га[1].

В воздушном пространстве над территорией полигона установлена зона ограничения полётов воздушных судов в интервале высот от земной поверхности до высоты 6,1 км (международное обозначение UWR704).

Полигон получил известность благодаря проводившимся на его территории 14 сентября 1954 года тактическим учениям войск под кодовым названием «Снежок», в ходе которых военнослужащие и гражданские лица были подвержены прямому воздействию радиации. Суть учений состояла в отработке возможностей прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия. Материалы, связанные с данными учениями, до сих пор не рассекречены, поэтому достоверность и интерпретация событий не могут быть полностью проверены. Часть материалов была рассекречена в 1993 году.

В период с 1912 года по 1914 год находился летний лагерный сбор Казанского военного округа, именовался Тоцкий лагерный сбор.

Проведение ядерных учений «Снежок»

Учения были подготовлены и проведены под руководством маршала Жукова, однако Жуков присутствовал только на «репетиции» учений, во время самих учений он на полигоне не присутствовал.

В ходе учений бомбардировщик Ту-4 сбросил с высоты 8000 м ядерную бомбу РДС-2 мощностью 38 килотонн в тротиловом эквиваленте, в 9 часов 34 минуты был осуществлён воздушный взрыв на высоте 350 метров в точке с координатами 52°38′40.99″N 52°48′16.05″E. После некоторого периода выжидания и дозиметрического контроля (примерно через 3 часа после взрыва) были подорваны два имитатора ядерных зарядов, и Жуков направил 600 танков, 600 БТРов и 320 самолётов в атаку на заражённую территорию.

Общее число военнослужащих, принявших участие в учениях, составило около 45 тыс. человек (по другим сведениям, 45 тыс. составили только силы «нападавшей» стороны, к которым следует добавить ещё 15 тыс. с «обороняющейся» стороны). Задачей «наступающей» стороны было воспользоваться образовавшейся после взрыва брешью в обороне; задачей «обороняющихся» — ликвидировать эту брешь.

По разным данным, спустя 1-3 часа в район эпицентра взрыва были направлены военнослужащие.[2]

Примечания

Ссылки

миф:тоцкий_полигон [Мифы истории СССР]

Краткое содержание мифа

14 сентября 1954 года власти СССР совершили чудовищное, неслыханное в мировой истории злодеяние: испытания ядерного оружия на собственных гражданах. Ядерное оружие было применено против собственной армии. Погибло более 43 000 человек.

Примеры использования

«Самая большая тайна времен СССР и самый бесчеловечный поступок по отношению к своим гражданам. Акт геноцида. Первые и последние военные учения с применением настоящего ядерного оружия. Сбросили атомную бомбу на Тоцкий район Оренбургской области, с плотностью населения как в Германии, с целью получения медицинских данных о последствиях лучевого поражения и болезнях, вызываемых им. Облучение получили 45 тыс. солдат, участвовавших в учениях, и несколько десятков тысяч мирных жителей. Никого не эвакуировали, ни перед взрывом, ни после него. Солдат послали на «штурм» эпицентра. Выгорело 2/3 всех окружающих деревень. После взрыва люди ели радиоактивные продукты, выкапывали печеную картошку из земли. Медики регулярно приезжали обследовать население. Практически все в последствии преждевременно скончались. В 2000 году осталось всего 500 жертв этого варварского акта. Впоследствии все материалы и документы об этих учениях были уничтожены из соображений секретности».1)

«14 сентября 1954 г. государство провело над своими гражданами чудовищный эксперимент, равного которому нет в мировой истории - испытание атомного оружия на собственном народе - в центре густонаселенного района Оренбургской области. Из 45 тыс. военных, участвовавших в испытаниях, в живых осталось менее тысячи».2)

«50 лет назад СССР провел операцию «Снежок»: погибли 43 000 советских солдат… В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону «западники». Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина».3)

«Армия под руководством маршала Жукова провела под Семипалатинском учения с применением атомного оружия. Сотни танков прошли по территории, где только‑что была сброшена атомная бомба. Многие тысячи военнослужащих получили неприемлемую дозу радиации».4)

«Думается, генерал армии Иван Ефимович Петров преждевременно ушел из жизни скорее всего в связи с тем, что был непосредственным исполнителем приказа маршала Жукова при взрыве атомной бомбы в Тоцке; в результате чудовищного взрыва тогда погибли десятки тысяч человек.»5)

Действительность

Были ли учения в СССР чем-то беспрецедентным?

Войсковые учения с применением ядерного оружия впервые состоялись вовсе не в СССР, а в США, во время испытания Buster Dog (1 ноября 1951). Далее информация о американских учениях и испытаниях в основном взята с Gallery of U.S. Nuclear Tests. Более полную информацию можно получить ознакомившись с отчетами об этих учениях. Всего в США было проведено 8 учений Desert Rock, из них 5 – до Тоцких учений.

ДатаНазвание ученийМощностьОписание
1.11.1951 Desert Rock I (Buster Dog) воздушный 18-25 кТ Войсковые подразделения общей численностью несколько тысяч человек находились на расстоянии около 11 километров от места взрыва и наблюдали за развитием событий. Через некоторое время после прохождения ударной волны отдельные подразделения совершили марш-броски по направлению к эпицентру взрыва (не доходя до него примерно один километр)
19.11.1951 Desert Rock II (Sugar) воздушный 1,2 кТ Военнослужащие находились на расстоянии 8 км. Совершались марш-броски с переходом через эпицентр
29.11.1951 Desert Rock III (Uncle) воздушный 1 кТ Около 10 тыс. военнослужащих в момент взрыва находились на расстоянии 6,4 километра от эпицентра. Через 2 часа после проведения испытания войсковые подразделения совершали марш-броски к эпицентру. При этом не использовались средства индивидуальной защиты
22.4.1952, 1.5.1952, 25.5.1952, 1.6.1952 Desert Rock IV (учения при испытаниях Charlie, Dog, George, наблюдения при Fox) воздушный 32, 19, 15, 11 кТ В учениях участвовало в разное время от 7300 до 8500 человек.
17.3.1952 - 4.6.1952 Desert Rock V (Upshot-Knothole) воздушный 40-60 кТ Под Upshot-Knothole скрывается ряд испытаний - Annie (17.3.1952, 16 кТ), Nancy (24.3.1952, 24 кТ), Ruth (31.3.1952, 0,2 кТ), Dixie(6.4.1952, 11 кТ), Ray(11.4.1952, 0,2 кТ), Badger(18.4.1952, 23 кТ), Simon(25.4.1952, 43 кТ), Encore(8.5.1952 27 кТ), Harry(19.5.1952, 32 кТ), Grable(25.5.1952, 15 кТ), Climax(4.6.1952, 61 кТ) Всего в учениях участвовало 18000 солдат. Несколько десятков добровольцев пережидали взрыв на растоянии 1.5-2 км, в отрытых стрелковых ячейках. Через 30 мин. после взрыва Climax в эпицентр был произведен вертолетный десант, 39 машин, десантированно 1334 человек.
18.2.1955 - 15.5.1955 Desert Rock VI воздушный 1-29 кТ В рамках операции Teapot было произведено с 18.2.1955 по 15.5.1955 15 взрывов мощностью от 1 до 29 кТ, в учениях участвовало 8000 человек
25.5.1957 Desert Rock VII - VIII воздушный 0,3-74 кТ В рамках операции Plumbbob было произведено подряд сразу два учения. По ряду причин, в том числе и тому что учения перекрываются по времени, обычно рассматривают их вместе. Всего с 28.5.1957 по 7.10.1957 было произведено 29 взрывов, мощностью от 0,3 до 74 кТ. В учениях было задействовано 16000 человек. По данным обследования 1980 г., среди участников Smoky (31.8.1957, 44 кТ) болело лейкемией 3224 человека

Испытание: Buster Dog. Время: 7:30 1 Ноября 1951 (мест.). Место: Невадский испытательный полигон, площадка 7. Тип взрыва: Воздушный, высота 453 м. Заряд: 21 кт. Устройство, обозначенное «NF», представляющее собой Mk-4 с ураново-плутониевым ядром. Предсказанный заряд: 18-25 кт.

При просмотре видеосюжета о Desert Rock I, обратите внимание на упоминание солдат, готовых пересидеть взрыв в открытых окопах на расстоянии полумили от эпицентра: в время учений Desert Rock, действительно, многие американские солдаты находились в открытых окопах довольно близко от эпицентра. Есть кадры хроники, снятые автоматическими камерами, как они, получив сотрясение ударной волной, слегка контуженные, выбегают из окопов и бегут в атаку, без всяких средств защиты. Так же, обратите внимание как американские солдаты проходят маршем, без средств защиты, в полумиле от эпицентра.

Всего в этих учениях участвовало более 50 000 военнослужащих армии США. Что касается мирного населения, то есть не менее многочисленные киноматериалы, демонстрирующие как американские обыватели приезжают поглазеть на ядерные испытания и устраивают пикники.

В СССР же за всё время было проведено только два подобных учения.

Также совсем недавно был опубликован доклад французских исследователей из Обсерватории вооружений в Лионе, в котором говорится, что «Французские власти преднамеренно подвергали солдат воздействию радиации во время первых испытаний атомной бомбы, проводившихся в пустыне Сахара в начале 1960-х годов».6)

Как сказано в документе, четвертое по счету ядерное испытание, которое состоялось 25 апреля 1961 года, было проведено специально для изучения воздействия ядерного оружия на человека. На полигон были отправлены призывники - по существу в качестве подопытных кроликов. Пехотинцы получили приказ через 45 минут после взрыва приблизиться на расстояние нескольких сот метров к его эпицентру и окопаться там в течение 45 минут. На них была только стандартная для пустыни полевая униформа.

Тоцкие учения 14 сентября 1954 года

Район Тоцкого был выбран как малонаселённый, соответствующий рельефом, растительностью и грунтами Европейскому ТВД. Испытаний в такой среде в СССР ещё не проводилось, целью испытаний было изучить воздействие атомного взрыва на инженерные сооружения, военную технику, животных, выявить влияние рельефа местности и растительного покрова на распространение ударной волны, светового излучения и проникающей радиации. Узнать, насколько проходимыми будут лесные завалы в типичной европейской местности, уровень запылённости и задымления, и т.д.

Для исключения поражения войск световым излучением личному составу было запрещено смотреть в сторону взрыва до прохождения ударной или звуковой волны, а подразделениям, наиболее близко расположенным к эпицентру атомного взрыва, для защиты глаз были выданы специальные затемненные пленки к противогазам. Для предотвращения поражения ударной волной войска, располагающиеся наиболее близко (на удалении 5-7,5 км), должны были находиться в укрытиях, далее 7,5 км - в траншеях в положении сидя или лежа.

Для проведения мероприятий по обеспечению безопасности населения район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон: зона № 1 (запретная зона) - до 8 км от центра взрыва, зона № 2 - от8 до 12 км, зона № 3 - от 12 до 15 км, зона № 4 - от 15 до 50 км в секторе 300- 110 градусов и зона № 5 - расположена к северу от цели по боевому курсу самолета-носителя в полосе шириной 10 км и глубиной 20 км, над которой пролет носителя осуществлялся с открытым бомбоотсеком. Зона № 1 полностью освобождалась от местного населения. Жители населенных пунктов, скот, фураж и все движимое имущество выводились в другие населенные пункты, расположенные не ближе 15 км от эпицентра. В зоне № 2 за 3 ч до атомного взрыва население отводилось в естественные укрытия (овраги, балки), расположенные вблизи населенных пунктов; за 10 мин до взрыва по установленному сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз. Общественный и личный скот заблаговременно был отогнан в безопасные районы. В зоне № 3 за 1 ч до взрыва население выводилось из домов на приусадебные участки на удаление 15-30 м от строений, за 10 мин до взрыва по сигналу все ложились на землю. В зоне № 4 предусматривалась защита населения только от возможного радиоактивного заражения местности по пути движения облака главным образом в случае наземного взрыва. За 2 ч до взрыва население этой зоны укрывалось в домах в готовности к эвакуации. Население зоны № 5 было вывезено за ее пределы в безопасные районы за 3 ч до взрыва.

В общей сложности на учение привлекалось около 45 тысяч человек личного состава, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов, 6 тысяч тягачей и автомобилей.

За 10 мин до нанесения атомного удара был дан сигнал «атомная тревога», по которому личный состав участвующих в учении войск ушел в укрытия и убежища. Экипажи танков и самоходно-артиллерийских установок заняли свои места в машинах и задраили люки. В 9 ч 33 мин самолет-носитель с высоты 8 тыс. м сбросил атомную бомбу, через 45 с на высоте 350 м от поверхности земли последовал взрыв. Через 5 мин после атомного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией.

Всего во время учений было сброшено три бомбы, из них одна бомба - среднего калибра (атомная бомба мощностью около 40 кт) и две бомбы-имитаторы малого калибра.

По окончании артподготовки, в направлении эпицентра взрыва атомной бомбы, на танке (чья броня снижала радиацию в 8-9 раз) были высланы дозоры радиационной разведки, прибывшие в район эпицентра через 40 мин после взрыва. Они установили, что уровень радиации в этом районе через 1 ч после взрыва составлял 50 Р/ч, в зоне радиусом до 300 м - 25 Р/ч, в зоне радиусом 500 м - 0,5 Р/ч и в зоне радиусом 850 м - 0,1 Р/ч. Команда отметила специальными флажками зоны «более 25 Р/ч», «0.5-25 Р/ч», «0.1-0.5 Р/ч». Обозначение границ зон заражения было полностью закончено через 1,5 ч после взрыва, т.е. до выхода наступающих войск в районы заражения. Данные дозоров так же проверялись дистанционным гамма-ренгеномером, установленным на расстоянии 750м от эпицентра. Только эта команда находилась в зоне заражения более 25 Р/час и только эта команда теоретически могла получить сколь-нибудь заметную дозу облучения. Однако находилась она в эпицентре менее получаса, не выходила из-за брони танка (установка флажков осуществлялась автоматически, методом отстрела) и даже чисто теоретически не могла бы получить дозу более 2-3 ренген. Хотелось бы напомнить, что лучевая болезнь 1-й степени происходит при единовременном получении дозы облучения 100-200 рентген.7)

Около 12:00 передовой отряд механизированной дивизии «восточных», двигаясь впереди боевых порядков первого эшелона и преодолевая очаги пожаров и завалов, вышел в район атомного взрыва. Через 10-15 мин за передовым отрядом в тот же район севернее эпицентра взрыва выдвинулись подразделения стрелкового полка, а южнее - подразделения механизированного полка. Войска двигались по дорогам колоннами. Впереди колонн следовала войсковая радиационная разведка, которая установила, что уровень радиации на местности на удалении 400 м от эпицентра взрыва к этому времени уже не превышал 0,1 Р/ч. Войска преодолевали район атомного удара со скоростью 5 км/ч, а передовой отряд механизированной дивизии в районе эпицентра еще быстрее - 8-12 км/ч. В момент взрыва в воздухе находились самолеты-истребители на удалении 30-35 км, а бомбардировщики - в 100 км от эпицентра взрыва. Ко времени их выхода на цель радиоактивное облако переместилось на 30 км от эпицентра взрыва.

Всего в районе реального ядерного взрыва было задействовано около 3 тысяч человек, то есть не более 10% от всего привлекавшегося к учению личного состава войск, при этом непосредственно через эпицентральную зону прошло около 500 человек.

Некоторые самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после атомного взрыва, пересекали ножку «атомного гриба» - ствол радиоактивного облака. Дозиметрический контроль летчиков и техники после посадки показал крайне незначительный уровень их заражения. Так, на фюзеляже он составил 0,2-0,3 Р/ч, внутри кабины - 0,02-0,03 Р/ч.

Для проведения санитарной обработки личного состава, а также дезактивации боевой техники, вооружения, обмундирования и снаряжения в войсках предусматривалось развертывание обмывочно-дезактивационных пунктов в заранее намеченных районах. Через 6 часов после входа в область заражения началась полная дезактивация техники, помывка личного состава и тотальная смена верхней одежды. До этого прямо в войсках была проведена частичная дезактивация и санитарная обработка.

Семипалатинские учения 10 сентября 1956 года

Темой учений было обозначено «Применение тактического воздушного десанта вслед за атомным ударом с целью удержания зоны поражения атомного взрыва до подхода наступающих войск с фронта». Основной задачей учения являлось определение времени после взрыва, когда можно будет высадить воздушный десант, а также минимального удаления посадочной площадки от эпицентра воздушного взрыва ядерной бомбы. Кроме того, это учение способствовало приобретению навыков по обеспечению безопасной высадки десанта в пределах зоны поражения ядерного взрыва.

Всего в проведенном учении было задействовано полторы тысячи военнослужащих. Непосредственно в район эпицентра взрыва десантировалось 272 человека: второй парашютно-десантный батальон 345 полка (без одной роты), усиленный взводом 57-мм орудий полковой артиллерии, шестью безоткатными орудиями Б-10, взводом 82-мм минометов и химическим отделением полка со средствами проведения радиационной и химической разведки. Для доставки десанта в район высадки использовался полк вертолетов Ми-4 в составе 27 боевых машин.

Для дозиметрического сопровождения и контроля за радиационной обстановкой были выделены и действовали вместе десантом четыре офицера-дозиметриста, из расчета по одному на каждую десантную роту, а также старший дозиметрист, который сопровождал головную машину командира полка. Основной задачей офицеров-дозиметристов являлось исключение возможности посадки вертолетов и высадки десанта на местности с уровнем радиации выше 5 рентген в час и, кроме того, осуществление контроля за выполнением личным составом десанта требований по радиационной безопасности.

Весь личный состав десанта и экипажи вертолетов были обеспечены средствами индивидуальной защиты. дезактивации и необходимым количеством дозиметрических приборов. Чтобы не допустить попадания радиоактивных веществ в организм солдат, было принято решение десантировать личный состав без продовольствия, запасов питьевой воды и курительных принадлежностей.

Взрыв ядерной авиационной бомбы, сброшенной с самолета Ту-16, поднявшегося на высоту восемь км, произошел в 270 метрах от земли. Тротиловый эквивалент взрыва составил 38 кт.

Через 25 минут после взрыва, когда прошел фронт ударной волны и облако взрыва достигло максимальной высоты, дозоры нейтральной радиационной разведки выехали на автомобилях с исходного рубежа, произвели разведку района взрыва. обозначили рубеж высадки и сообщили по радио о возможности десантирования в районе взрыва. Рубеж десантирования был обозначен на удалении 650-1000 метров от эпицентра. Его протяженность составляла 1300 метров. Уровень радиации на местности в момент высадки десанта составлял от 0,3 до 5 рентген в час.

Посадка вертолетов в назначенном районе была произведена через 43 минуты после ядерного взрыва.

Через 7 минут после посадки вертолеты взлетели для следования в пункт специальной обработки. Через 17 минут после посадки подразделения десанта вышли на рубеж, на котором закрепились и отбили контратаку противника. Через 2 часа после взрыва был объявлен отбой учению, после чего весь личный состав десанта с вооружением и боевой техникой был доставлен для проведения санитарной обработки и дезактивации.8)

Выводы

В отличие от тех же учений Desert Rock, Тоцкие и Семипалатинские учения проводились с гораздо более строгими мерами безопасности. Строгий дозиметрический контроль, большое время ожидания после взрыва, укрытия для личного состава, средства защиты – за безопасностью следили на более высоком уровне.

Разумеется, в ходе учений были возможны различные ЧП, связанные с человеческим фактором. Говорят, во время Тоцких учениях группа солдат, разбирая завалы, отказалась одеть защитное снаряжение. Другая группа солдат якобы сохранила обмундирование. Говорят, часть местных жителей, выселенных из попавших под взрыв деревень в специально построенные для них новые дома, перенесла впоследствии эти дома на старые места. Возможно - не будем обсуждать, правда ли это. В любом случае, это уже не вина государства, и тем более не его злой умысел, а результат обычного человеческого разгильдяйства. Со стороны же государства всё было сделано разумно и со строжайшим соблюдением мер безопасности, с соблюдением мер безопасности более строгим, чем в самой демократической стране мира. Так что говорить об «испытаниях на людях» - чистейшей воды ложь, абсолютно антиисторичная.

Людям же, уверенным, что в 10 км от эпицентра взрыва мощностью 40 килотонн имеется расплавленный песок – можно посоветовать только попытаться вспомнить, чему их учили в школе на уроках НВП и ГО.

Что касается «погибли 43 000 солдат», то тут мы опять-таки имеем дело с откровенной ложью. Естественно, во время учений никто не погиб, и авторы этой жареной сенсации, прекрасно зная об этом, просто так хлёстко формулируют свою мысль, подразумевая, что 43 000 солдат якобы умерли позже, в результате последствий облучения. Однако в реальности речь идёт об извращённой интерпретации того факта, что к 2004 году в живых осталось около 2 000 участников этих учений. В учениях участвовали люди возрастной группы 20-40 лет, прошло 50 лет и возраст бывших участников колеблется от 70 до 90 лет. Даже самые молодые из участвовавших в учениях стали глубокими стариками. В современной России, увы, мало кто из мужчин доживает до 70 лет – и дело тут отнюдь не в Тоцких учениях.

«результаты проведенного в 1994-1995 гг. российскими и американскими специалистами изучения радиоэкологической обстановки на территории Тоцкого полигона и в прилегающих к нему районах полностью подтвердили данные о радиационных параметрах, полученные ранее специалистами Ленинградского НИИ радиационной гигиены и других научных учреждений. Результаты последнего радиоэкологического обследования Тоцкого полигона свидетельствуют о том, что радиационная обстановка на его территории характеризуется параметрами естественного радиационного фона».9)

Что же касается проживающих рядом с районом учений, то их здоровье не отличается от среднего по стране: «Средний прирост смертности в области от злокачественных новообразований (в 1970 г. - 103,6, в 1991 г - 173 на 100000 жителей), равный примерно 35% в год, соответствует средним показателям в Российской Федерации и в других европейских государствах».10)

Стоит так же отметить, что сравнение подобных учений в США и СССР, однозначно показывает, что в СССР ни когда не доходили до такого пренебрежения мерами безопасности участников, как в США.


По материалам:

«Тоцкое общевойсковое учение с применением атомного оружия»

"Ядерные испытания СССР. Том 1. Цели. Общие характеристики. Организация ядерных испытаний СССР. Первые ядерные испытания"

Дополнительная информация:

http://www.evangelie.ru/forum/t42479.html

http://users.livejournal.com/_flanker/55376.html

Раковский Андрей Валерьевич 2009/02/16 08:05

Тоцкий полигон: ядерная вакханалия — DRIVE2

В сентябре 1954 года в СССР на Тоцком полигоне были проведены испытания ядерного оружия, на которых зрителями стали первые лица страны, а жертвами взрыва выступили солдаты советской армии.

Места в партере

Когда до испытаний оставалось три дня на полигон в специально построенный по такому случаю городок прибыли высшие военные чины СССР. Места на специально построенной по такому случаю трибуне предназначались, маршалам: Василевскому, Рокоссовскому, Коневу, Малиновскому и Буденному. Вместе с ними за учениями должны были наблюдать военные эксперты из Китая, Польши и Чехословакии. Но главными гостями мероприятия стал руководитель СССР Н.С. Хрущев, которого сопровождали И.В. Курчатов и руководитель испытаний Г.К. Жуков. Подготовили к предстоящим учениям и местных жителей. Население деревень окружавших полигон на период испытаний было отселено за 50 километров с выплатой ежедневных суточных. Правда, сразу после учений люди вернулись домой собирать зерно и картошку с повышенным радиоактивным фоном, порой светящуюся в темноте.

Операция «Снежок»

Учения проходили в режиме строгой секретности, носили невинное название «Снежок» и поражали не только своей масштабностью, но и жестокостью по отношению к военнослужащим. В ходе испытаний командование планировало проверить, как воздействует ядерный взрыв на технику и живую силу. До начала испытаний на станцию Тоцкое прибыло 45 тысяч солдат и офицеров, делегированных из 212 воинских частей. Территория, на которой в палатках разместились военнослужащие, заняла 42 километра. Вскоре все поле полигона оказалось буквально изрыто огромным количеством рвов и окопов, в которых солдаты должны были переждать ядерный взрыв. При этом правительственная трибуна располагалась всего в 15 км. от предполагаемого эпицентра взрыва. Подобная беспечность могла говорить лишь о том, что организаторы испытаний сами до конца не представляли, всю опасность предстоящих ядерных испытаний. Самое печальное, что ни солдаты, ни офицеры до самого последнего момента не знали, в чем им предстоит участвовать. Лишь за несколько часов до начала учений командирам частей был показан секретный фильм о том, как им предстоит действовать в условиях реального ядерного взрыва.

Белый крест – черная метка

В самом центре полигона военные возвели гигантский белый крест 100 на 100 метров. Он должен был служить ориентиром прицеливания для летчиков во время бомбометания, чтобы бомба ненароком не попала в правительственную трибуну, хотя зрители, расположенные на ней и так изрядно рисковали, не говоря о солдатах и офицерах на самом полигоне, которые, фактически, выступали в роли смертников. Ядерный боезаряд должен был сбросить бомбардировщик Ту-4. Готовилось два экипажа летчиков под руководством майора Кутырчева и капитана Лясникова. Они также не знали, кто из них произведет роковое бомбометание. Жребий выпал В.Я. Кутырчеву. Предполагалось сбросить с самолета бомбу с кодовым названием «Татьянка» мощностью 40 килотонн. При этом надо отметить, что бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, были значительно слабее по своей мощности. Во время взрыва, военные, находившиеся ближе 7,5 км к эпицентру взрыва, должны были спрятаться в закрытых блиндажах. Те, кому повезло находиться дальше зоны поражения ударной волны, обязаны были сидеть или лежать в открытых окопах. Корме того по всему полигоны были расставлены танки, самолеты и иная военная техника, а также привязаны домашние животные.

Взрыв

Учения начались в 4 часа утра 14 сентября 1954 года. Войска подняли по тревоге. Динамики провозгласили: «Лед тронулся», что означало 15 минутную готовность. Затем прозвучало: «Лед пошел». Люди бросились в укрытия. После третьего сигнала: «Молния», в 9-33 раздался жуткий грохот. Это с 8000 метров бомба рухнула на полигон. Ее подрыв произошел на высоте 350 метров. Спустя пять минут после появления ядерного гриба начала работать военная техника, стоявшая на полигоне, засыпая боезарядами эпицентр взрыва. Стреляли танки, минометы, установки залпового огня, артиллерия. Самолеты лихо разрезали ножку ядерного гриба, а пехота шла в наступление. Спустя три дня «Правда» сообщила населению страны, что были проведены очередные ядерные испытания, в ходе которых военные получили ценную информацию. Деталей учений, разумеется, не сообщали. Участники испытаний дали подписку на 25 лет о неразглашении. Не удивительно, что эти 25 лет практически никто из них не прожил. О том, сколько военнослужащих погибло во время испытаний, также до сих пор не известно.

Источник: russian7.ru/post/tockiy-p…n-yadernaya-vakkhanaliya/


Смотрите также

Описание: