Где находится поле казачьей славы


Мемориал "Поле казачьей славы"

Russia / Krasnodar / Kushchevskaya /
World / Russia / Krasnodar / Kushchevskaya , 4 км от центра (Кущевская) Мир / Россия / Краснодарский край

 мемориал, часовня, музей под открытым небом


Мемориал "Поле казачьей славы" открыт 04 августа 2007 г. в станице Кущевской у федеральной трассы М-4 возле знаменитого памятника "Казак". Открытие приурочено к 65-летию Кущевской битвы, произошедшей в 1942 году, когда казаки 15-й Донской и 12-й Кубанской кавалерийских дивизий насмерть держали оборону, остановив танковую атаку немецко-фашистских войск. За этот подвиг 4-й Кубанский казачий кавалерийский корпус получил звание "гвардейский".
Комплекс включает в себя памятник "Казак", надвратную часовню, Стену памяти, бытовые постройки кубанских казаков и предметы их быта.

Ближайшие города:

Координаты:   46°35'45"N   39°39'53"E

Добавить комментарий (язык: russian)

Добавить комментарий для этого объекта

wikimapia.org

Поле казачьей славы - Музеи / галереи

Близ автотрассы «Дон», у станицы Кущевская расположился туристический комплекс, включающий в себя мемориал истории казачества, часовни, казачье подворье с предметами быта и хуторские постройки. Примечательно, что место, выбранное для музея под открытым небом, овеяно казачьей доблестью и отвагой. И название этому соответствует — Поле казачьей славы. Объект музейного показа был создан в 2008 году, в год 67-й годовщины боев под станицей Кущевской. В этих местах проходили очень тяжелые бои, и именно здесь казаки проявили необычайное мужество, отвагу и верность своему долгу. В июле-августе 1942 года мужское население близлежащих районов, которое могло служить в армии, находилось на фронте. В станицах оставались лишь старики, женщины, подростки и дети. Фашистские части, подобно голодным псам, рвались к Кавказу. Лакомым куском была нефть. Перед бойцами и командирами Красной армии стояла задача — во что бы то ни стало остановить, задержать передовые отряды врага на трассе Ростов—Баку. И молодые, 15—17-летние казаки встали на защиту своего Отечества. В их руках были только винтовка, сабля, и верный конь, да горячее сердце, помноженные на мужество и небывалую отвагу. И когда казачьи сотни неслись по бескрайним полям, круша и перемалывая все на своем пути, фашистам ничего другого не оставалось, как, бросая технику и оружие, в панике покидать свои временные убежища и позиции. Бои были скоротечными, рубка была жестокой. Казаки бились с презрением к собственной смерти. Как потом писали в мемуарах выжившие в боях участники этих событий, казаков называли «черными дьяволами». Фашисты не могли предугадать, что, по их мнению, ожидать от этой лавы безумцев. Такие добровольческие отряды создали основу 17-го кавалерийского Кубанского казачьего корпуса. За сражения в районе Шкуринская — Канеловская — Кущевская соединению было присвоено звание «гвардейской». Казаки прошли с боями от Кубани до Праги, освобождали Украину, Крым, Молдавию, Белоруссию, Чехословакию и Румынию. Только в честь подвигов кубанцев страна салютовала им 18 раз! После окончания Великой Отечественной войны историки, проводившие исследования боевых действий казаков, отмечали их необычайную храбрость, преданность родной земле. В результате они выразили пожелания о необходимости увековечения их подвигов. Так появился памятник на автотрассе у станицы Кущевской. Постамент возник в год 20-летия Великой Победы, в честь бессмертных подвигов казаков-гвардейцев гвардейского кубанского кавалерийского казачьего корпуса под командованием генерал-майора Н. Я. Кириченко. Этот памятник находится здесь более 45 лет, а в 2008 году было принято решение о создании за памятником Поля казачьей славы. За сравнительно небольшой промежуток времени был создан мемориальный комплекс, затем появились сторожевая башня, казачье подворье, избы. На протяжении двух лет, как существует туристический комплекс, Поле посетило более тысячи туристов. Приезжают и проводят здесь круги и сходы казаки со всей России. Многие гости, впервые побывав в этих местах, знакомятся с укладом жизни казаков. Отдельной строкой повествуются их подвиги во славу Отчизны… С холма открывается величественнейшая панорама окрестностей Кущевского района. Торжественность придают золотые купола храма Иоанна Богослова, находящегося в самом центре станицы. Как известно из истории, на месте храма находился пятый редут армии Александра Васильевича Суворова. Под руководством великого полководца русские войска побывали здесь, в станице Кущевской, и след Александра Васильевича на Кущевской земле есть. На месте редута произошло сражение с нагайцами - кочевниками, в котором Суворов чуть было не погиб. Поэтому место это памятное и историческое. Перейдя к казачьему подворью, можно полюбоваться предметами быта. У хорошего хозяина казака на подворье было все. Это и цепь для обмолота зерна, грабли деревянные для ворошения сена, коромысло, хомуты, серпы, сапетки для пчел, ярмо. Причем представленное ярмо для коровы оказалось из далекого 1900 года. В хозяйстве имелись свои инструменты — пилы различные, весы, рубанки. Обращает на себя внимание небольшой резак со своеобразным названием «кирпили». В другой транскрипции его можно найти как саманорезка или даже кизякорезка. Известно, что местные жители для своих нужд использовали все, что дает им природа. Например, кизяки. Его применяли при строительстве, добавляя в глину. Получившимся раствором обмазывали дом, обмазывали печи. Что характерно — печи после такого ремонта, как правило, не растрескивались. Предметы обихода — вилы, ступа с пестиком, в ней можно было растолочь тыкву, капусту, добавив туда какое-либо зерно и потом накормить скотину. Различные чугунки, формы для выпечки хлеба. Большая форма говорит о том, что хлеба в те времена были высокие, пышные. Старожилы рассказывали, что от выпечки всегда шел особый, пряный дух по всей станице. В хозяйстве использовались и другие орудия труда. Вот, например, зернорушка или кукурузорушка. Воспользовавшись ею, можно быстро и качественно очистить початок. Фонарь, огонь в котором никогда не задует ветер. Интересны ножницы для стрижки овец, резки по металлу. Весы, сети, лапка сапожника и прочее, что было на подворье у казака, — все вещи по-своему уникальны. Долгое время в поездках по районам сотрудники музейного комплекса собирали эти предметы быта. В станицах они не представляли ценности, а вот здесь, где все можно выставить на всеобщее обозрение, эти экспонаты интересны и заслуживают внимания. В центре комплекса сооружена действующая копия сторожевой вышки. Дозорный, несший на ней службу, обозревал окрестности вокруг хутора или станицы с целью заметить сигнал с другой подобной вышки, находящейся на видимом удалении. Сигнал подавался днем в виде черного дыма, а ночью светом от факела. У подножия вышки находятся пушки с ядрами, как подтверждение того, что станичники бдительно несли службу и настигнуть их врасплох было очень трудно. Внутреннее убранство дома казачьей семьи несет отпечаток того времени. Однако предметы роскоши были и у казаков. Это характеризует хозяина как более зажиточного человека, потому что не каждый мог себе позволить в начале XX века иметь в доме патефон, швейную машинку. А вот прялка, этажерки и фикусы на ажурных подставках являлись предметами каждой семьи. Казаки — люди чистоплотные, поэтому рукомойники, тазы медные, ручники обязательный атрибут дома. Возвращаясь с работ в поле, они должны были смыть пыль с лица, помыть руки и только тогда садиться за общий стол. Именно за столом могла собраться вся семья. Это очень добрая традиция сохраняется и в наши дни на Кубани.

russianroutes.ru

Кущевской первой в России могут придать статус станицы казачьей воинской славы

Идея как-то по-особому отразить в современной истории подвиг казаков-кавалеристов, смявших под Кущевской в августе 1942-го механизированные и танковые (!) колонны немцев, далеко не нова. Вот только по-настоящему дельных предложений на сей счет до недавнего времени, по сути-то и не поступало. Есть памятник - скульптура всадника на вздыбленном коне. Его установили еще в 1967 году на выезде из станицы. Есть построенный уже в наши дни мемориал «Поле казачьей славы». А вот особого статуса у населенного пункта, в окрестностях которого и произошел всемирно известный бой, у нынешнего райцентра как не было, так и нет.

- Вопрос о присвоении ему звания станицы воинской казачьей славы мы подняли несколько лет назад, - рассказал «Комсомолке» атаман Кущевского районного казачьего общества Виталий Дрижика. – Но дальше разговоров с местными властями и представителями законодательного собрания края дело так и не продвинулось.

Снова животрепещущую тему обсудили буквально на днях – в очередную годовщину знаменитой кавалерийской атаки. На встрече с ветеранами войны и казаками присутствовали и депутаты ЗСК. На сей раз беседа получилась куда более конструктивной - парламентарии инициативу хлопцев в папахах и самих участников освобождения Кущевской подержали.

- У нас в стране есть города-герои, есть города воинской славы, - рассуждает Дрижика. – А вот сельским поселениям таких званий в России не присваивали еще никогда! Хотя, на мой взгляд, это несправедливо. Тем более что в 17-й казачий кавалерийский корпус, который и обрушился на фашистов, входили не только кубанцы, но и донские казаки. Если потребуется письменное подтверждение и обоснование нашей идеи, мы готовы составить все необходимые документы и направить их как местным властям, так и в краевой парламент.

Каким способом подчеркнут особое положение Кущевской, пока непонятно. Скорее всего, появится какое-то дополнение к районному гербу.

Если Кущевская получит особое звание, ее историей станут больше интересоваться. Фото: газета "Вперед"

- Звания, которое казаки предлагают присвоить кубанской станице, на самом деле, достойны многие населенные пункты в нашей стране, - поделился своим мнением с «КП» депутат ЗСК, председатель комитета по вопросам местного самоуправления, административно-территориального устройства и социально-экономического развития территорий Николай Петропавловский. - Но есть соответствующие федеральные законы. И в них такого понятия, как «станица казачьей воинской славы», не прописано. Хотя сама идея очень хорошая. Она принесет только пользу – историей Кущевской станут больше интересоваться, в том числе и школьники.

Все бумаги, говорит Петропавловский, сначала в любом случае тщательно изучат юристы парламента. Если окажется, что решение о присвоении особого статуса Кущевской невозможно принять в регионе, то ЗСК может выйти с идеей казаков на федеральный уровень.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кубанскую станицу хотят назвать в честь известного российского политика

Жители станицы Пластуновской пока еще даже не догадываются, какие кардинальные изменения могут, возможно, произойти в их жизни в обозримом будущем. Никаких митингов и демонстраций в небольшом населённом пункте, правда, не планируется, равно как и строительства метрополитена с аэропортом. Местным жителям придется просто поменять паспорта и указать в них свое новое место прописки – станица Кондратенковская. Именно в нее активисты одной из партий хотят переименовать Пластуновскую. В честь экс-губернатора Кубани Николая Кондратенко (читайте далее)

Рубили шашкой Гитлера под самый корешок

О ключевых битвах Великой Отечественной сегодня знает, пожалуй, каждый из нас. В современных учебниках по истории довольно детально расписаны сражения под Сталинградом, на Курской дуге и сама операция по взятию нашими войсками Берлина в апреле-мае 1945 года. Но, к сожалению, практически нигде не упоминаются героические поступки кубанских казаков, плечом к плечу воевавших на фронтах от Бреста до Москвы, бесстрашно ходивших в атаку на врага под градом пуль и снарядов наравне с другими солдатами. Информацию об этих малоизвестных эпизодах можно отыскать лишь в сугубо научных публикациях и отрывочно - в отдельных литературных произведениях. Чего, к примеру, стоит только одна сформированная в Тихорецке 62-я отдельная кавалерийская дивизия, брошенная осенью 1942 года на охрану Азовского побережья и южного берега Дона. Толком не вооруженная, испытывающая огромные трудности со снабжением и вынужденная во время первых морозов сдерживать натиск врага в бумажных пилотках и летних портянках (читайте далее)

www.ural.kp.ru

Кущёвская | Поле казачьей Славы - БезФормата

    Центр

    Белгородская область Брянская область Владимирская область Воронежская область г. Москва Ивановская область Калужская область Костромская область Курская область Липецкая область Московская область Орловская область Рязанская область Смоленская область Тамбовская область Тверская область Тульская область Ярославская область

    Приволжье

    Кировская область Нижегородская область Оренбургская область Пензенская область Пермский край Республика Башкортостан Республика Марий Эл Республика Мордовия Республика Татарстан Самарская область Саратовская область Удмуртская Республика Ульяновская область Чувашская Республика

    Сибирь

    Алтайский край Забайкальский край Иркутская область Кемеровская область Красноярский край Новосибирская область Омская область Республика Алтай Республика Бурятия Республика Тыва Республика Хакасия Томская область

    Урал

    Курганская область Свердловская область Тюменская область Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Ямало-Ненецкий автономный округ

    Юг

    Астраханская область Волгоградская область г. Севастополь Краснодарский край Республика Адыгея Республика Калмыкия Республика Крым Ростовская область

    Северо-Запад

    Архангельская область Вологодская область г. Санкт-Петербург Калининградская область Ленинградская область

kyshevskaya.bezformata.com

Дорогами казачьей славы

От Мамаева Кургана до Севастополя. Готовясь к 70-летию Победы — единственному поистине святому празднику для всей России, те, кому дорога память о героях Великой Отечественной войны, задумали и осуществили немало патриотических акций. «Ночные волки», к примеру, совершили мотопробег от Москвы до Берлина. Даже наши соотечественники в США организовали автопробег, призванный напомнить американцам о 70-летии встречи войск союзников на Эльбе. Каждая из этих акций по-своему важна и уникальна. Однако, на мой взгляд, конный переход казаков юга России, инициатором которого стало Всевеликое войско Донское, не имеет аналогов в современной истории нашей страны. Шутка ли, полторы тысячи километров от Мамаева кургана в Волгограде до Севастополя, посвященных боевому пути прославленных казачьих соединений, в числе которых 4-й Кубанский и 5-й Донской гвардейские казачьи корпуса. В дни празднования юбилея Победы участников конного перехода гостеприимно встретила Кубань.

Полдень 10 мая. Окраина села Раздольного Кущевского района. До Ростовской области рукой подать. Глава района Владимир Ханбеков, директор краевого департамента по делам казачества Александр Кравцов, заместитель атамана Кубанского войска Константин Перенижко, атаман Ейского отдела Василий Бережной всматриваются вдаль: не видать ли всадников?

— Скоро будут, — говорит Владимир Ханбеков, съездивший, не стерпев, на разведку.

На столах походного стана, собранных на скорую руку, разложены сухие пайки, контейнеры, закипает чайник, выстраиваются упаковки минеральной воды.

— Едут!

Походная сотня движется по всем правилам казачьего устава: впереди разведка, затем знаменная группа, потом все остальные. В сущности, разведка вроде бы и ни к чему — не по вражеской земле же едут, но так заповедано предками. А уставы, как гласит народная мудрость, пишутся не чернилами, а кровью.

Промокшие, уставшие (хотя и не показывающие виду) всадники с красными и желтыми лампасами на бриджах спешиваются. Первым делом заботятся не о себе, а о своих четвероногих товарищах — ослабляют упряжь, режут сочную зеленую траву, идут с ведрами к стоящей неподалеку водовозке.

Хлеб да соль, братья!

По русскому обычаю атаману походной сотни Михаилу Гридневу вручили хлеб-соль.

— От имени атамана Кубанского войска Николая Долуды, от всех казаков и жителей нашего края рад приветствовать вас на земле Кубани! — держит речь Константин Перенижко. — Со святой земли Сталинградской битвы вы доехали до земли Кубани, обильно политой казачьей кровью в боях за Отечество. Сегодня к вам присоединятся казаки Кубанского войска, усилив походную сотню, и с честью понесут вместе с вами знамена, под которыми сражались наши деды и прадеды до Севастополя, вновь ставшего нашим городом!

— В России есть три поля казачьей славы, где наши предки сражались с многократно превосходящими силами противника: Куликово, Бородино и поле Кущевской атаки, — сказал Владимир Ханбеков. — Завтра вы побываете на этом святом для всех казаков России месте.

Преувеличивает Владимир Сергеевич, промелькнула мысль. Однако, порывшись в памяти, как-никак историческое образование, согласился. Действительно, несмотря на множество конных сражений в многочисленных войнах Руси и Российской империи, все три сражения объединяет одно — врагов было намного больше.

Позади участники конного перехода оставили почти половину пути. Путь по волгоградской и ростовской земле дался нелегко. Как назло, почти каждый день лил дождь, на привалах в палатках толком ни просушиться, ни отдохнуть.

— Моментами дождь так припускал, что приходилось воду из сапог на ходу выливать. Но ничего, мы люди, привыкшие к трудностям, — улыбаясь, говорит старший урядник Астраханского казачьего округа Василий Курдюков, недавно разменявший седьмой десяток лет. Для него нынешний поход третий по счету. — Конечно, раньше мы не ходили на столь длинную дистанцию, да и погода была лучше.

— Устаете?

— Не без того. Особенно первую неделю. Поскольку приходится двигаться строго в колонне, так что погарцевать, разогнав тем самым кровь, не получается. В день проходим в среднем около 50 километров. Переночевать в нормальных условиях удалось всего лишь один раз. Однако казаки, закаленные в прежних походах, не жалуются, с дистанции не сходят.

От священной земли Сталинграда…

Конный поход был задуман в прошлом году хоть и спонтанно, но от души. У казаков все решается быстро: раз решили — значит, сделают.

— В прошлом году в день старта конного перехода на Мамаевом кургане атаман города Волгограда Александр Кривенцев предложил на следующий год совершить поход по местам боевой славы с конечной точкой в ставшем опять российским городе-герое Севастополе, — рассказывает походный атаман войсковой старшина Михаил Гриднев. — Мы обратились к атаману Астраханского округа Виктору Маркелову. Тут же на месте глава Астраханской области Александр Жилкин сказал: в 2015 году будет организован конный поход до Севастополя.

В поход пошли казаки с хорошей физической подготовкой, в совершенстве владеющие верховой ездой. К слову, часть из них взяли отпуск за свой счет. В Астрахани провели военно-полевой сбор, где помимо всего прочего отрабатывалось взаимодействие походной сотни с кошевой службой. Как вы понимаете, почти сотня лошадей и всадников должны где-то спать и чем-то питаться. Если казак-наездник может потерпеть, то кони должны вовремя пить и есть. Именно эту задачу решает кошевая служба. На 13 машинах, начиная от микроавтобусов «Газель» и заканчивая грузовыми МАЗами, размещен корм для лошадей, продукты питания для казаков, палатки, котлы и прочий необходимый в пути скарб. Все продумано до мелочей, вплоть до материала на торбы, из которых должны лакомиться овсом лошади. Для этой цели наиболее подходят холст и брезент. Из них-то казаки — мастера на все руки и изготовили полевые кормушки. Места стоянок определены заранее, как и километраж каждого дня конного перехода.

— Поход начался с Мамаева кургана, — продолжает рассказывать Михаил Гриднев. — Копию Знамени Победы нам передал ветеран Великой Отечественной войны Евгений Рогов. Копию Боевого Знамени 5-го гвардейского Донского Краснознаменного Будапештского казачьего кавалерийского корпуса из рук в руки мне передал командир взвода одной из артиллерийских батарей этого корпуса кавалер многих боевых орденов и медалей Иван Скоморохов. Именно эти стяги везут казаки знаменной группы. Еще мы везем капсулу с землей с Мамаева кургана, которую передадим Севастополю.

По горсти земли, взятой с Мамаева кургана, донцы кладут к памятникам, которые встречаются им по пути.

К слову, если кто-то думает, что везти знамена легко, то ошибается. Вес древка и стяга — около восьми килограммов. Прибавьте к этому парусность замени, раздуваемого ветром, тогда и поймете: почетное право везти знамена могут осилить физически крепкие казаки.

Во время перехода действуют жесткие правила: ни капли спиртного, курение только на привалах. Справить нужду — тоже только во время стоянок. Походная сотня движется в строго определенном порядке, каждый наездник занимает свое место в конном строю. Кошевая служба загодя добирается до места привала. Четверо поваров кашеварят с расчетом, чтобы пища к моменту прибытия походной сотни не остыла. Ну а уж если повезет и казаков принимают в детских лагерях или загородных домах отдыха со столовыми, то повара встают с подносом в общую очередь. Правда, такое до сих пор было лишь раз, в станице Тацинской. Казаки, отвыкшие от комфорта, первый раз с 17 апреля спали на простынях, белый вид которых вызвал легкий шок.

В какой бы населенный пункт ни пришла походная сотня — везде их встречают и стар и млад.

— Для людей конный переход казаков юга России сродни событию, которое они запомнят на долгие годы. Нас очень тепло встречали в Калаче-на-Дону, в Шахтах, но особенно запомнился случай в станице Тацинской, — вспоминает первый заместитель атамана Всевеликого войска Донского Михаил Беспалов.— Мы пришли в станицу в будний день, но, несмотря на это, на поле собралось свыше пяти тысяч человек. Наши казаки — походный атаман Михаил Гриднев, его заместитель Владимир Катков, командир ростовского конного взвода Антон Орчинский и другие показали отличную технику джигитовки, продемонстрировали жителям искусство фланкировки шашкой и нагайкой, приемы казачьего рукопашного боя. На следующий день на центральной станичной площади, где установлен памятник погибшим в годы войны, нас провожали около полутора тысяч человек. Была там и пожилая женщина, которая два с половиной года крутила баранку легендарной полуторки. Она со слезами на глазах сказала, что столько казаков она последний раз видела в 1945 году в Вене. В то время в столице Австрии действительно были казаки 5-го Донского корпуса. В городе Шахты казаки приняли участие в реконструкции событий Великой Отечественной войны вместе с 30 военно-историческими клубами из России, Украины и Словакии. Зрители увидели, что такое казачья лава, от которой бежали немцы.

…до кубанской священной земли

В Кущевском районе казаков разместили в детском лагере отдыха «Степные зори», вкусно покормили (сам пробовал).

— Вот это условия! — сказал один из казаков своему товарищу. — Поистине райское место.

— И покормили от души, — добавил другой.

Глава Кущевского района Владимир Ханбеков все время держал ситуацию с размещением, питанием, организацией торжеств под личным контролем. Даже первым снял пробу. Понятное дело, для главы обеспечение встречи конного перехода, если разбираться честно, лишняя головная боль. Однако было видно: Владимир Сергеевич делал все от души, а не потому, что его, как принято выражаться, «нагнули».

На следующий день планировался торжественный митинг на Поле казачьей славы. Заместитель атамана Кубанского войска Константин Перенижко, атаман Ейского отдела Василий Бережной, директор краевого департамента по делам казачества Александр Кравцов, атаман Кущевского РКО Виталий Дрижика, заместитель главы района по делам казачества Виктор Емельянович на месте обсуждали все до мелочей: маршрут походной сотни, место, где размещать лошадей, откуда пойдет знаменная группа и еще немало деталей. Оно и понятно — перед донцами ударить лицом в грязь нельзя.

Позже, в лагере, куда добрались 20 кубанских казаков с лошадями, атаман походной сотни Михаил Гриднев провел совещание. Был назначен командир кубанского конного взвода — казак из станицы Натухаевской Николай Бабаян. Он сразу же добился четкой дисциплины. Вплоть до того, что наши казаки на общее построение ходили строем.

— Братья, прошу понять и не обижаться: мы в пути с 17 апреля, всадники и кони привыкли друг к другу. Вы же только влились, поэтому выполняйте

команды моих заместителей, — инструктирует кубанцев Михаил Гриднев. — Двигаться только в строю, никакой самодеятель-ности.

Заместитель руководителя краевого департамента по делам казачества Анастас Ворошилов скрупулезно, дотошно обсудил вопрос с кормом, высчитав, сколько сена должно приходиться на каждую лошадь. Поскольку сено бесплатно предоставляют районы, по которым будет двигаться походная сотня, то корм нужно расходовать бережно и рационально, не позволять затаптывать его в грязь.

К слову о конях. Донские лошадки, явно уставшие после перехода, спокойно щипали травку и жевали сено. Кубанские чистокровки, большую часть проводившие в стойле, вели себя несколько нервно. Один из наших казаков минут двадцать не мог оседлать жеребца Оскара, но, постепенно успокоив его, лихо вскочил на коня.

— Ничего, в строю пару дней пройдет — нервничать перестанет, — со знанием дела говорит командир взвода Антон Орчинский.

Он рассказал, как один из донских казаков управляется со своим скакуном. Если тот брыкается, не дает затянуть подпругу, то после окрика «Сейчас по морде получишь!» сразу же успокаивается, даже глаза закрывает.

Поле казачьей славы

Ближе к десяти часам утра на Поле казачьей славы — этом музее под открытым небом — собралось тысячи две, если не больше, кущевцев и гостей. Когда походная сотня в подогнанной, ладно сидящей форме, на вычищенных лошадях вступила на территорию историко-культурного центра, зрители встретили ее аплодисментами. Особенно бурно приветствовали маленького всадника, уверенно державшегося в седле, — семилетнего внука Михаила Гриднева Кирилла. Аплодисменты не смолкали, пока спешившиеся донцы не стали в строй на почетном месте напротив Стены памяти.

Духовник Кубанского казачьего общества отец Иоанн Гармаш совместно с местным благочинным отслужил молебен о душах всех казаков, отдавших жизнь за свободу Родины.

— Здесь 2 августа 1942 года стояли насмерть казаки-гвардейцы 4-го конного корпуса в составе двух кубанских и двух донских дивизий, удивив мир своей стойкостью и величием духа! — открыл торжественный митинг Владимир Ханбеков. — Это было первое поражение фашистов на юге России, позволившее на пять дней задержать наступление немецких войск. И сегодня здесь, на священном для казаков месте, мы от всей души приветствуем потомков славных победителей, совершающих свой подвиг, проходя больше тысячи километров по местам боевой славы!

Среди выступлений официальных лиц, говоривших о необходимости сохранения памяти о казаках, бившихся насмерть с врагами, дружное «Любо!» вызвали слова заместителя атамана Кубанского войска Константина Перенижко:

— Этот переход, братья казаки, должен стать знаменательным не только для нас, но и для так называемых наших западных «партнеров». Пусть супостаты знают, что переправа через маленький Керченский пролив — это репетиция переправы через большой океан! Чтобы они понимали: если понадобится Родине, казаки на это способны!

Ветеран Великой Отечественной войны Владимир Иванович Попов, с боями освобождавший Кущевский район, вспомнил: если на Южном фронте звучало имя командира 4-го Кубанского казачьего корпуса Николая Кириченко, то все знали — будет успех.

Ветеранам-фронтовикам Владимиру Ивановичу Попову и Петру Марковичу Колеснику вручили кисеты, расшитые школьниками ростовской станицы Кировской. Такие кисеты слали бойцам Красной Армии их сверстники более семидесяти лет назад.

К большому сожалению, зрителям не довелось увидеть джигитовку — земля сильно промокла после обильных дождей. Зато казаки показали умение владеть шашкой. Причем не только гости, но и кубанцы. Среди них был и заместитель руководителя краевого департамента по делам казачества Анастас Ворошилов. Он не просто фланкировал холодным оружием, а показал приемы боевого казачьего искусства, виртуозно вращая одновременно две шашки. Вот и такие у нас, оказывается, есть чиновники! Язык не поворачивается называть его этим не слишком популярным в народе словом.

Казаки в тот день побывали на открытии памятника легендарному Константину Недорубову — Герою Советского Союза, полному Георгиевскому кавалеру.

Поразил и донцов, и тех кубанцев, кто раньше не был в Кущевской, мемориал «Аллея Памяти», где на 56 колоннах золотыми буквами высечены имена жителей района, погибших на фронте.

— 15 тысяч кущевцев ушли на фронт, 9 тысяч не вернулись. И теперь мы хотим собрать материалы обо всех станичниках, погибших во время войны, — поделился планами Владимир Ханбеков.

…По пути в Ленинградскую, где конная сотня станет на привал (Константин Перенижко и Александр Кравцов решили лично убедиться в готовности полевого лагеря), обсуждали увиденное в Кущевской, где так много сделано для увековечения памяти о казаках, погибших на полях самой кровопролитной войны в истории человечества. Вот она, основа новой национальной российской идеи, в поисках которой мы мечемся последние годы. Память, традиции, служение Родине, жертвенность и вера — вот на чем должна базироваться идеология новой России.

Сергей Капрелов,
газета «Вольная Кубань»

www.slavakubani.ru

Казачья лава «прошла» по Полю казачьей славы

Реконструкция знаменитой атаки состоялась 5 августа.

В память о героях-казаках, павших и живых, на Поле казачьей славы на въезде в станицу Кущевскую (Краснодарский край) состоялось межрегиональное героико-патриотическое мероприятие «Салют и слава юбилею навеки памятного дня», посвященное 75-летию атаки под Кущевской.

На мемориале славы собрались казаки, школьники, жители и гости станицы Кущевской. Для участия в мероприятиях прибыло более 150 казаков Всевеликого войска Донского.

Торжественный вынос знамен Донского и Кубанского казачьих войсковых обществ открыл праздничное мероприятие. По традиции состоялся молебен по всем погибшим в тех боях казакам, возложение цветов и венков к мемориалу. В честь казаков-героев грянул ружейный салют.

Торжественный митинг открыл атаман Кубанского казачьего войска, заместитель губернатора Краснодарского края Николай Долуда. Приветствуя собравшихся на Поле казачьей славы, он отметил, что такие памятные мероприятия не только не дают забыть примеры и уроки прошлого, но и воспитывают патриотическую молодежь.

Глава администрации Кущевского района Сергей Ламонов обратился к ветеранам войны, поблагодарил за Победу и отметил вклад казаков в битву за Кавказ.

Михаил Беспалов, первый заместитель (товарищ) атамана Всевеликого войска Донского подчеркнул нужность проведения совместных мероприятий и сохранение казачьих традиций.

- Как вместе наши деды в составе казачьих дивизий бились с врагом, удивив мир своей стойкостью и величием духа, так сегодня вместе мы чтим их подвиги, продолжаем их воинские традиции.

Эталоном казачьего бесстрашия и умения воевать признана атака под станицей Кущевской. В те августовские дни 1942 года казачья лава была признана Верховным главнокомандующим примером науки побеждать – была издана директива, в которой приказано учиться побеждать на примере казаков донцов и кубанцев.

20 донцов-конников приняли участие в реконструкции казачьей лавы. Вместе с 15 кубанцами они показали фрагмент конной атаки на Кущевском поле. Как и в тот огненный 1942 год изматывающая жара придавала реальности ненастоящему бою. Зрители оценили этот театрализованный «бой» по достоинству как дань памяти нашим дедам и прадедам, ставшим на защиту Кавказа.

Весь день мемориальный комплекс «Поле казачьей славы» был полон людьми.

Праздник продолжился демонстрацией кубанской казачьей культуры, ярмаркой утвари традиционного казачьего быта от мастеров Дона и Кубани. В обширной концертной программе приняли участие три ансамбля казачьей песни из Ростовской области.

По завершении праздничных мероприятий атаман Кубанского казачьего войска Николай Долуда поблагодарил донцов за участие в торжествах в честь 75-летия Кущевской битвы.

www.don-kazak.ru

Бой у станицы Кущёвской

В славной истории российского казачества одной из самых ярких страниц является бой у станицы Кущёвской, произошедший 2 августа 1942 года. Это была крупнейшая классическая атака в конном строю Второй мировой войны и блестящая тактическая победа, остановившая на несколько дней продвижение немецких войск на Кавказ. Однако в многочисленных современных публикациях сейчас очень трудно найти сколько-нибудь последовательное, а главное, правдоподобное, описание всего сражения. В этой статье мы попытаемся восполнить этот пробел, порождающий довольно много бесполезных и даже вредных (хотя и красивых) мифов.

Начнем, пожалуй, с того, что это была не только тактическая победа — упорное сопротивление советских войск на этом направлении было чрезвычайно необходимо для достижения одного важного стратегического фактора. Как раз в эти дни на Майкопских нефтепромыслах шла интенсивная работа по их уничтожению. Личное распоряжение Верховного главнокомандующего отводило на эту операцию всего пять дней, и кущёвская атака, как и другие оборонительные бои в соседних станицах, дали возможность выиграть время для выполнения приказа.

У этого сражения было еще одно важное последствие, о котором, к сожалению, редко сейчас вспоминают: отрезвляющее воздействие на гитлеровцев, которые возлагали слишком радужные надежды на российское казачество. Официальная пропаганда обещала им, что казаки будут встречать освободителей с цветами и с радостью, в массовом порядке обратят свое оружие против большевиков. Известно, что в начальный период войны немцам удалось привлечь на свою сторону довольно большое число казаков, продавшихся за обещания создать независимое казачье государство и идеи реванша за проигранную гражданскую войну. Немецкие газеты и кинохроники того времени постоянно рассказывали о подвигах казачьих частей и подразделений вермахта. И хотя с казаками Красной Армии немцы встречались уже не раз, именно кущёвская атака произвела чрезвычайно мощный психологический эффект и породила множество слухов, легенд по обе стороны фронта. Именно поэтому сейчас так трудно найти упоминания о ней в немецких источниках, поэтому и современные духовные наследники доктора Геббельса столь старательно занижают значение и масштаб этой славной страницы российской военной истории и истории казачества.

Общая картина положения на этом участке фронта выглядела примерно следующим образом. Заняв 23 июля 1942 года Ростов-на-Дону, войска 17-й армии вермахта развивали наступление на юг к Кубани. Войскам Северо-Кавказского фронта была поставлена задача любыми средствами задержать противника и восстановить положение по южному берегу Дона.

30 июля 91-й стрелковый полк и части 4-й горнострелковой дивизии вермахта «Энциан» (Enzian), вышли к реке Ея западнее станицы Кущёвской. Эти рубежи удерживали соединения 18-й армии под командованием генерал-лейтенанта Федора Васильевича Камкова. Было предпринято несколько атак, отбитых огнем советских войск, но при этом горным стрелкам удалось захватить плацдармы, угрожавшие с флангов 216-й стрелковой дивизии, которая удерживала станицу.

На следующий день упорные бои у Кущёвской продолжались: немцы атаковали несколько раз, и положение советских войск ухудшилось. Утром 31 июля немецкая пехота, когда бои шли уже в самой станице, положение стало угрожающим на всем участке фронта, вдоль среднего течения реки Ея. Немцы развивали наступление на позиции 12-й Кубанской и 116-й Донской кавалерийских дивизий, оборонявших соседние станицы Шкуринскую и Канеловскую.

Казаки там несколько раз контратаковали и даже сумели ненадолго отбросить противника, но тот располагал слишком значительным превосходством в резервах и в поддержке с воздуха. В результате к концу 31 июля последние подразделения 216-й стрелковой дивизии 18-й армии оставили Кущёвскую.

С наступлением ночи к станице подошли казаки 15-й Донской кавалерийской дивизии, входившей в состав 17-го Кубанского казачьего корпуса. Они пытались с ходу выбить противника из станицы, но атака была неудачной.

Создавшееся положение было крайне невыгодно для отступающих советских войск, которым катастрофически не хватало времени на организацию прочной эшелонированной обороны. Станица Кущёвская была очень удобным плацдармом для развития немецкого наступления, она создавала угрозу советским войскам, отступавшим на Туапсинском и Моздокском направлениях.

Для восстановления позиций на реке Ея 1 августа командование Северо-Кавказского фронта решило ввести в бой свежую 13-ю кавалерийскую дивизию, тоже входившую в состав 17-го Кубанского казачьего корпуса.

Такова в общих чертах предыстория сражения. Но прежде чем перейти к нему следует сказать, что 17-й корпус был довольно необычным соединением. Помимо того, что он формировался из казаков и самими казаками на их же средства, в него записывались добровольцами жители казачьих станиц Дона и Кубани. Многие из них были непризывного возраста, но зато имели опыт Первой мировой, Гражданской и других войн. Это были обстрелянные профессиональные воины, знающие цену жизни и смерти, умеющие взвешивать риск, понимавшие, на что они идут. И ради чего. Такой корпус вполне можно было бы назвать элитным.

Другим, и тоже очень важным, преимуществом в предстоящем сражении был характер местности: большая часть территории, прилегающей с юга и с востока к реке Ее, была покрыта рощами и садами, изрезана многочисленными балками, что благоприятствовало скрытной концентрации крупных сил кавалерии. При этом окрестности самой Кущёвской были более открытыми и значительная часть немецких позиций довольно хорошо просматривалась.

13-я Кубанская казачья кавалерийская дивизия состояла из трех кавалерийских полков и артиллерийского дивизиона. Казачьи эскадроны, используя высокую кукурузу, подсолнухи, и лесополосы, зелёной стеной подступавшие к Кущёвской, в ночь с 1 на 2 августа скрытно заняли исходное положение в полутора-двух километрах от станицы.

Утром казачьи полки были готовы к атаке. Было решено не проводить артиллерийскую подготовку — ставка делалась на неожиданность массированного сабельного удара.

Маршал Андрей Антонович Гречко упоминал в своих мемуарах, что на рассвете Кущёвскую бомбила советская авиация — возможно, это тоже повлияло на решение действовать без артподготовки.

К сожалению, во всех воспоминаниях, особенно непосредственных участников сражения, есть множество разночтений и противоречий. Например, неизвестно точное время атаки. Большинство источников утверждает, что она началась с рассветом, но все же вероятнее — ближе к полудню, так как с утра в станицу успели войти дополнительные мотопехотные подразделения немцев. С этим фактом, возможно, связаны и многочисленные свидетельства о подбитых немецких танках. В немецких источниках не упоминаются какие либо танковые подразделения, действовавшие в этом районе. Поэтому наиболее вероятно, что казаки приняли за танки бронетранспортеры или несколько самоходных штурмовых орудий, приданных для усиления 4-й горнострелковой дивизии. Однако полностью исключить участие немецких танков тоже нельзя.

Половину расстояния до противника (около километра) казаки прошли шагом, просачиваясь через лесополосы, тянувшиеся почти параллельно линии атаки. Затем перешли на рысь, и метров с четырехсот всадники, сверкая клинками и с криками «Ура!» перешли в галоп. Их встретили запоздалый орудийный и минометный огонь, пулеметные и автоматные очереди, но уже ничто не могло остановить казачью лаву. Еще несколько минут… и смертельный ураган обрушился на фашистов!

Успеху атаки способствовала внезапность. Следует также учесть, что наличие автоматического оружия и пулеметов само по себе еще не означает возможность остановить массированную кавалерийскую атаку. Для этого необходимо, прежде всего, правильное расположение пулеметных точек (с флангов и на определенной дистанции). Видимо, немцы не ожидали удара днем в конном строю, это было довольно редким тактическим приемом.

Ведь тактически кавалерия во Второй мировой войне была ближе всего к мотопехотным частям и соединениям. Ведение боевых действий мотопехоты и кавалерии было очень похожим. В первом случае пехотинцы перед боем высаживались из бронетранспортеров или с грузовиков, водители отгоняли машины в укрытия. Во втором случае кавалеристы спешивались, а коневоды отводили лошадей. Боевые уставы кавалерии предусматривали атаку в конном строю только как исключение, при наличии особо благоприятных условий. Кущевская атака оказалась именно таким исключением: застигнутый врасплох и деморализованный противник не смог встретить казаков сильным огнем и оказать организованное сопротивление.

Но вернемся к сражению.

Паника у врага была страшная, по самым скромным и осторожным подсчетам, в первой атаке казаки зарубили более полутора тысяч немецких солдат и офицеров, и около трехсот захватили в плен. Казачья лава рассыпалась по улицам, преследуя разрозненные группы и одиночных немцев. Это замедление дало передышку и позволило организовать контратаку мотопехоте, которая занимала позиции на высотах, тянувшихся от Кущевской до хутора Веселый. Вскоре появились и немецкие самолеты. Но перехватить инициативу в тот день фашистским войскам так и не удалось. Бронетехнику встретил огнем прямой наводкой артдивизион, успевший к тому времени занять позиции перед самой станицей. А воздушной поддержки немцы так и не дождались — в условиях близкого контакта с противником это было невозможно и самолеты улетели назад.

Очистив улицы, казаки снова пошли в атаку, они приближались вплотную к бронетехнике и на скаку забрасывали машины гранатами и бутылками с зажигательной смесью.

Казачьи эскадроны проносились среди разрывов и горящих домов, сея ужас и обращая пехоту в бегство. Сражение рассыпалось на отдельные схватки — из-за реки и со стороны хутора Большая Лопатина прибывали новые подразделения немцев, но они вступали в бой несогласованно, небольшими группами. И только численный перевес и подходящие с разных сторон подкрепления позволяли им продолжать борьбу.

В советских источниках и воспоминаниях участников этого сражения почти повсеместно упоминается элитная горнострелковая дивизия «Эдельвейс». В действительности в Кущевской была похожая, и тоже горнострелковая, «Энциан». Но отдельные подразделения «Эдельвейса» могли (и даже должны были) прийти на помощь своим частям во второй половине дня. Во всяком случае, современный немецкий автор Вильгельм Тике, основываясь на штабных документах, утверждает, что помимо частей 4-й горнострелковой дивизии, а также 73-й и 125-й пехотных дивизий вермахта 2 августа в районе Кущёвской находились подразделения 1-й горнострелковой дивизии «Эдельвейс».

Это лишь один из примеров того, как из-за тщательных усилий немцев исключить любые упоминания о победе казаков и многочисленных преувеличений в наших источниках, современным историкам очень трудно восстановить подробную картину сражения.

В целом потери немцев за весь день сражения в Кущёвской можно оценить в довольно широких пределах: от трех до пяти тысяч человек и около сотни орудий и минометов. Что же касается танков, если они вообще были, и другой бронетехники, то это вопрос, на который исследователям еще предстоит ответить.

А вот советские танки были: примерно через полтора часа в бой вступили подразделения отдельной Майкопской танковой бригады, сформированной из курсантов Орловского танкового училища, и получившей приказ очистить станицу Кущёвскую, взаимодействуя с частями 13-й кавалерийской дивизии.
К моменту появления танков немцы почти вытеснили из станицы казаков, большинство из которых спешились — им приходилось цепляться за любые укрытия. Управление дивизией в целом было потеряно, командиры эскадронов действовали самостоятельно, а немцы уже практически преодолели панику. Поэтому можно сказать, что наши танки появились вовремя, и они решили исход сражения. Они атаковали станицу несколько раз в течение полутора часов. При этом была успешно отбита еще одна контратака: немцы попытались, используя те же самые лесополосы, зайти в тыл к советским войскам, но (возможно, случайно) вышли прямо на русские танки.

К концу дня станица Кущёвская была, наконец, полностью очищена от врага.

Потери советских войск в боях 2 августа под Кущёвской оказались существенно меньше, чем у немцев — около тысячи человек, три танка Т-34 и четыре БТ-7.

А в завершение этой истории приведем цитату из дневника убитого немецкого офицера, найденного на следующий день 3 августа под станицей Шкуринской — там эскадроны 12-й Кубанской дивизии тоже ходили в атаку в конном строю: «…перед нами встали какие-то казаки. Это черти, а не солдаты. И кони у них стальные. Живым отсюда не выбраться…»

В 1967 году на окраине станицы Кущёвской был поставлен памятник — всадник на вздыбленном коне, с надписью: «Здесь в августе 1942 года стоял насмерть, защищая ворота Кавказа, 4-й Гвардейский Кубанский казачий корпус, удивив мир своей стойкостью и величием духа».

В 2008 году на месте сражения был построен мемориальный комплекс «Поле казачьей славы».

topwar.ru

Кущёвская атака. Казаки рубали СС, чтобы расцвел эдельвейс.

Знойное лето 1942 года. Грозные и тяжелые дни переживает наша Родина. Гитлеровцы рвутся к Сталинграду, к кубанскому хлебу, к кавказской нефти. Нужно любой ценой остановить врага. «Ни шагу назад!» - потребовало Верховное Главнокомандование от Красной Армии.

17-му казачьему кавалерийскому корпусу было приказано во что бы то ни стало задержать врага и дать возможность частям Красной Армии, отступившим за Дон, подготовить оборону. Так начали воевать казаки на родной земле.

Стояло тихое солнечное утро 2 августа 1942 года. Степь вокруг станицы Кущевской ровная, как стол. За ней тянулась лентой лесозащитная полоса, перед которой выстроились по фронту четыре 2-километровые лавы двух полков 13-й Кубанской казачьей дивизии, готовые к новой атаке.

В семи километрах от казачьего строя за лесопосадкой находился хутор Веселый. Около него высоты и насыпь железной дороги. Линия обороны противника проходила у самого хутора на высотах.

Против двух сабельных казачьих полков за подготовленной ранее линией обороны располагались 101-я горно-стрелковая дивизия "Зеленая роза" и два полка СС. Против одного артиллерийского дивизиона были выставлены 12 пушек и 15 батарей немцев.

Казаки были готовы к конной атаке и ждали команды. И тогда над головами казачьих лав командир дивизии взмахнул клинком, указывая направление атаки.

Половину расстояния до противника казаки прошли шагом, половину рысью, и лишь когда чужие траншеи стали видны невооруженным глазом, казачьи лавы перешли в галоп. Их не могло остановить ничто: ни орудийный, ни минометный огонь, ни очереди пулеметов и автоматов. Распахнув на 2-х километровом участке ворота в немецкий тыл, казаки накатили мощным валом и продвинулись на 12 километров вглубину. Через три часа, когда они возвращались на исходные позиции, за их спинами осталось лежать тысячи трупов противника, изрубленных шашками, втоптанных в землю копытами коней.

А сутками позже, 3 августа, такую же атаку под станицей Шкуринской повторила 12-я Кубанская дивизия. И еще больше тысячи немцев из горно-стрелковой дивизии и полка СС "Белая лилия" навсегда остались в русской земле... В дневнике убитого фашистского офицера была найдена такая запись: «Перед нами встали какие-то казаки. Это черти, а не солдаты. И кони у них стальные. Живым отсюда не выбраться»

Это сражение не зачислено историками в реестр великих. Но не вспомнить о нем нельзя, потому как велика была цена победы.

Речь идет о легендарной «Кущевской атаке», тугой пружиной разжавшейся, неудержимой казачьей лавой развернувшейся в просторных степях Кубани.

Вот как рассказывает ветеран Кубанского казачьего кавкорпуса гвардии казак Ефим Иванович Мостовой.:

- День мне этот не забыть. Да и как забудешь свое боевое крещение? 2-е августа, 42-й.

Погас клинок зари, и сразу навалилась духота. В выгоревшем от жары небе начинает нещадно палить солнце. Стоим в конном строю, лощадь подо мной неспокойна, наверное, мое состояние передается и ей. Перед строем - наш командир полка майор Поливодов.

- Говорить много не буду, товарищи казаки, - в седле он как влитый, конь его тоже не дрогнет. - Генерал нам все сказал.

Николай Яковлевич Кириченко прошлым днем объехал, обошел весь наш корпус. Он был тоже немногословный с нами, но речь короткую его я запомнил навсегда.

- Перед нами отборные вояки Гитлера. Горно-стрелковая дивизия "Эдельвейс" с приданными частями "СС". Красиво, гады, назвали себя, да только в их поганых, кровавых руках любой цветок умирает. Остановить их не могут. От безнаказанности обнаглели, своей кровью еще ни разу не умывались. Вот мы их и умоем. Кроме нас - некому. На фронте паника. Но а мы же казаки.

Конную атаку генерал принял решение провести у станицы Кущевской. Перед строем понесли наше Боевое Знамя. Вот оно совсем рядом, внутри как-то защемило. Я стоял впереди... Легкий ветерок шевельнул его складки, бархат коснулся моего лица. На меня дохнуло, я в этом никому тогда не признавался, домом. Пахнуло парным молоком и только что выпеченным хлебом. Необъяснимо, да? Так пах подол платья у моей матери. Из горячей печи хлеб она принимала в свой подол. Ну и им утирала мои мальчишечьи слезы... Показалось еще, что не пропыленная дорогами, обожженная солнцем материя коснулась моего лица, а ладони матери. Не мужские впечатления, конечно. Да и было мне тогда едва восемнадцать. Я у матери один "на ходу" остался. Отец к этому времени с тяжелым ранением в госпитале оказался, а старший брат погиб еще в 41-ом.

- Давайте, братья-казаки, просто вспомним, что видели наши глаза, - снова донесся до меня голос нашего командира майора Поливодова. Чтобы не было у нас никакой пощады к этой нечисти, чтоб рубали мы ее остервенело.

А что вспоминать-то? За дальней лесопосадкой горело подожженное немцами пшеничное поле, а еще вчера мы прошли сквозь раздавленную их танками станицу. Прямо через сады, огороды - на танках, разворотили хаты, гонялись за не сумевшими спрятаться детишками, женщинами, стариками, забивали их. Уцелевшие смотрели теперь на нас угрюмо, мы глаза отводили. Нам только что не плевали вслед. С нами никаких надежд уже не связывали. Обида жгла нутро. Но станичники были по-своему правы.

- Покажем этой сволочи, что наши степи - это им не Елисейские поля. - Заканчивал свою речь Поливодов.

Если честно, я не знал тогда, что это за поля такие, и где они. Да и не только я, наверное. Но командира мы понимали. Обо всякой там Европе он говорил, которая до неприличия споро и скоро под Гитлера улеглась. Не уважали мы их. Союзников тоже не уважали. Да и были ли они у нас тогда... Последние слова командира вышли не совсем традиционными: - Ну с Богом, казаки. За Родину, за Сталина!

Тут ударила наша артиллерия на подавление. Развернулись и мы для атаки. Пошли по степи лавой. В ширину - километра на полтора-два. Пошли по старому казачьему обычаю молча, только шашки над головой вращали. Над степью завис зловещий свистящий шорох. И загудела земля от тысячи конских копыт. Вот этот звук, увиденная картина немцев, по-моему, и парализовали. Мы мчались на них, а в ответ - ни одного выстрела. Опытные казаки говорили нам, молодняку, что свою пулю, когда она в воздухе, чувствуешь, вот она, твоя смерть, уже выпорхнула из вражеского ствола. Я ничего подобного не чувствовал. Я уже и не слышал ничего, мир вокруг онемел. А нутро разрывала ненависть. Та самая, которая лютой зовется. Я ее даже как-то физически ощущал. Только бы дотянуться до врага, а там уже как придется - клинком его, голыми руками, зубами. Об этом я потом очень точные слова у Шолохова нашел. "Свою ненависть мы несем на кончиках наших штыков,"- писал он. Мы свою несли на лезвии клинков. После войны, кстати, мне довелось увидеть нашего великого писателя.

Гитлеровцы пришли в себя с опозданием. Мы уже почти сошлись. Разрывы снарядов начали вырывать из наших рядов людей и лошадей. Один снаряд лег почти рядом, горячая волна упруго прошлась по мне и все. Я уцелел. А потом я увидел своего фашиста. Они же даже не окапывались, так, залегли в бурьяне. Мой заслонил для меня все, я отчетливо увидел его каску, серые глаза, он щурился, наверное, солнце мешало, мы же неслись со стороны солнца. И без звука забился в его руках, как в падучей, автомат. И он не попал. И тут я достал его, как раз под каску, как учили, тут, главное, по каске не рубануть. Но и каски у них не у всех были. А потом уже работали инстинкты. Мир то включался, то выключался. Я видел, как винтом вворачивался в гущу гитлеровцев командир другого полка Соколов. Лучшего рубаку я вообще не знал. Говорили, что в том бою он срубил двадцать врагов. Но, на беду, и его пуля нашла.

Врезалась в память другая картина: мчится на коне наша Ксения Кулибаба. Казачка-девчушка, семнадцати лет. Поводья опущены, и на ходу из ППШ очередь дает. Нравилась она мне, желание мелькнуло, чтобы уцелела. Уцелела, но в любви ей я так и не признался, скромный был, нашлись поухаристее меня. А потом фашисты авиацию запустили. Да толк-то от нее какой? Мы же такими клубками крутились, так все смешались, что своего положить - очень даже просто. Самолеты начали на бреющем ходить, может, на нервы давили? Да только кому? Лошадям нашим? Лошадей наших этим не проймешь, ну а люди этот рев и не слышали. Тут на земле такая, как сейчас выражаются, кровавая разборка шла. Вопли, стоны, ругань. Гитлеровцы на своем лают, ну а мы кроем их своими "этажами". Я хорошо материться не умел, отец не дозволял, еще в детстве за сорное слово так по губам нашлепал, что они у меня как у африканца стали, а тут, в бою, откуда только и бралось. Были паузы в бою. Мы же врубились в немецкие порядки на несколько километров. На каком-то колхозном стане, помнится, разметали что-то в виде их штаба. Рядом чадно дымили два подбитых танка. Возле танка тлели трупы. В себя начал приходить возле затянутого зеленой плесенью пруда.

Бой закончился, и мы пили застоявшуюся, густую от всякой расплодившейся в ней заразы воду. И ничего нас не брало. Признаюсь, потом, после боя, почему-то лились из глаз слезы. И ничего поделать не мог. Старые казаки успокаивали, мол, после первого раза так бывает. Дотронулся до лица, а оно все к корке из пыли, пота, крови... Крови на нас было много. И на лошадях наших. Долго мылись.

После того боя меж собой мы так говорили: мол, Мамаю давным-давно на Руси Мамаево побоище устроили, а мы Гитлеру теперь - Кущевское. Кавалерийская рубка, конечно, вещь жестокая, да на то и война.

А о сражении под Кущевкой молва по всем фронтам разнеслась. Газеты писали, Левитан в сводках Совинформбюро рассказывал. А Верховный Главнокомандующий самолично директиву составил, которая обязывала ознакомиться с нашим боевым опытом каждого, кто держит в руках оружие, учиться побеждать на образце казаков генерала Кириченко. Мы, казаки, были, выходит, выбраны как эталон воина в тяжелую годину для Родины - честь, которой не удостаивался до этого ни один другой род войск в нашей Красной Армии.

Ну а войну наш корпус закончил под Прагой. Но меня к тому времени ранили, так что мне, к сожалению, не пришлось напоить своего коня из Влтавы. И друзья уже расскажут, что река хорошая, большая, хотя, конечно, куда ей до нашей красавицы-Кубани.

В этих первых боях отличились многие казаки: отец и сын Недорубовы, Божко, Рыжов и другие.

Константин Недорубов во время Кущевской битвы уничтожил семьдесят фашистов! В первую мировую войну он стал полным Георгиевским кавалером, а за бой под Кущевской получил звание Героя Советского Союза.

Во время Кущевской атаки погибла не одна тысяча донских и кубанских казаков. Раскопки ведутся до сих пор.

В память о погибших в день юбилея Кущевской атаки 04 августа 2007г. на поле недалеко от станицы открыли мемориал казачьей славы. Здесь построена часовня и стена памяти, заложен парк и устроен музей казацкого быта.


http://www.youtube.com/watch?v=Uy0LV0c055g

Источники:

http://ymorno.ru/index.php?showtopic=60530
http://picturehistory.livejournal.com/458325.html
http://www.slavakubani.ru/read.php?id=597

aloban75.livejournal.com


Смотрите также

Описание: