Где находится мечеть в иркутске


Иркутская соборная мечеть — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Иркутская Соборная мечеть — джума-мечеть Иркутска, духовный центр Байкальского муфтията, традиционно объединяющий татаро-башкирскую общину города и области.

Адрес — Иркутск, ул. К. Либкнехта, 86.

Мечеть основана татарскими купцами — братьями Захидуллой и Шафигуллой Шафигуллиными в конце XIX веке (1897 год). Из своего имущества они пожертвовали под строительство мечети городскую усадьбу и постройки на Саломатовской (ныне ул. К. Либкнехта). Летом этого же года мечеть была открыта, и с минарета впервые в Иркутске прозвучал азан. При мечети была школа.

Первым уездным имамом был утвержден мулла Гарых Баймуратов.

Небольшое деревянное здание не могло удовлетворить нужды мусульман Иркутска. Поэтому сразу же начался сбор средств на строительство каменного здания. К 1905 году строительство нового здания мечети было окончено, и Иркутск украсился выразительной архитектурной постройкой с высоким минаретом. Иркутская мечеть признавалась одной из лучших в России.

С 1939 по 1946 годы мечеть была закрыта. Здесь разместили жилые помещения, затем склады и овощехранилище. В этот же период был разобран минарет.

Весной 2012 года в рамках подготовки празднования 115-летия мечети при реконструкции восстановлен минарет.

Иркутская соборная мечеть входит в список памятников культурного наследия федерального значения[уточнить]. Она примечательна тем, что не закрывалась в течение советского периода российской истории, а прекращала функционировать только во время Великой Отечественной войны.

Соборная мечеть Иркутска - «Ислам в Сибири» официальный сайт Единого духовного управления мусульман Красноярского края (ЕДУМКК)

Появление первых вольных переселенцев-мусульман в Иркутской губернии зафиксировано официальными источниками в начале XIX века. По переписи 1835 года только в городе Иркутске их уже проживало до 350 человек. В конце XIX и начале XX веков в общем потоке переселенцев, связанном с политикой развития Сибири и проведением крестьянских реформ, сюда из европейской части России устремились и многие мусульмане. В основном это были татары и башкиры Поволжья и Приуралья — Казанской, Оренбургской, Уфимской и Пермской губерний.

Своим трудолюбием и активностью они внесли свой вклад в освоение сурового края. Крестьянским трудом, порой в труднейших условиях выживания, выкорчеван под пашню не один гектар таежной земли. Рабочие, ремесленники и купцы участвовали в строительстве городов, поселков и железные дорог, в развитии производства и торговли. Крепкие духом и решимостью, многие обретали здесь свою новую Родину, неся с собой свою национальную культуру и религию — Ислам.

 

Количество жителей Иркутска и пригородов, исповедующих Ислам, постоянно возрастало. Появилась острая необходимость в создании мечети — места, где по уставу веры верующие могли бы проводить свои совместные обряды — общие молитвы и религиозные праздники, заниматься обучением и благотворительностью.

 

 

Для этой цели братьями Заидуиллой и Шайхуллой Шафигуллиными из своего имущества была пожертвована городская усадьба и постройки на Саломатовской улице (К.Либкнехта). Зимой 1897 после получения соответствующих разрешений и утверждения проекта начались строительные работы по приспособлению одного из домов в усадьбе для размещения в нем мечети и возведению минарета. Уже к лету мечеть была открыта и с минарета, впервые в городе Иркутске, муэдзин прочитал азан, призывая мусульман к молитве. Первым уездным имамом был утвержден мулла Гарых Баймуратов. Но небольшое деревянное здание не могло удовлетворить нуждам мусульман Иркутска. Поэтому сразу же начался добровольный сбор пожертвований и средств на строительство большого и каменного здания.

 

 

К 1905 году строительство нового здания мечети было окончено и Иркутск украсился выразительной архитектурной постройкой с высоко возвышающимся минаретом. По оценкам восхищенных путешественников и к гордости иркутских мусульман Иркутская мечеть признавалась одной из лучших в России.

 

 

Мечети появлялись и в других поселениях Иркутской Губернии где компактно проживали мусульмане — это нынешний Зиминский, Заларинский, Черемховский, Осинский и др. районы.

 

 

Иркутская мечеть стала местом общественной и просветительской жизни верующих. Здесь была образована библиотека и школа для детей мусульман. Работал приют для сирот и инвалидов и столовая для бедных. Организовывалась взаимопомощь, проводились губернские собрания и праздники.

 

 

После установления Советской власти для Ислама в России, как и для других конфессий, наступает время испытаний и гонений, которое продолжалось вплоть до 80-хгодов.

Не стал исключением и Иркутск. Неоднократно в 20-40годы под разными предлогами готовились решения о закрытии мечети, но благодаря терпению, настойчивости ее руководства и сплоченности небольшой дружной общины, все же удалось сохранить право проведения совместных молитв и обрядов в собственной мечети. Правда, большая часть помещений в те времена уже использовалась другими организациями. Была закрыта школа, минарет разобран.

 

Страна и ее народ с каждым десятилетием становились все более атеистическими.

 

Но верующие, несмотря ни на что, сохранили духовные основы веры и наследие предков.

 

Первая Иркутская мечеть была деревянной. В основу ее архитектуры безусловно легли традиции городского деревянного зодчества Иркутска XIX века, отличающегося высоким уровнем строительного мастерства и художественно-декоративного качества. Мечеть была создана из типичного одноэтажного жилого дома, построенного ранее по красной линии улицы. Его бревенчатые стены были обшиты калеванной доской под руст, украшены накладными элементами на тему ордерной системы и дополнены узорной резьбой. Особый интерес представлял минарет. Без сомнения его прообразом послужили минареты татарских мечетей Среднего Поволжья. Установленный прямо на коньке кровли, он завершался остроконечным восьмигранным шатром, задавая неповторимый образ.

 

Большая каменная мечеть в Иркутске, замечательная по своей монументальности и архитектурному образу, была построена всего через несколько лет после открытия деревянной. Появление подобной культовой мусульманской постройки рубежаXIX-XXвеков в северо-восточной Азии можно оценить как уникальнейшее явление.

В основу ее проектного решения легли образцы каменных мечетей Среднего Поволжья, в частности, города Казани, отличающиеся своеобразием влияния европейской и православной архитектуры. Это выразилось как в архитектурной деталировке, так и в общей композиции, со строгой симметрией и развитостью продольной оси, вдоль которой последовательно расположены основные ее элементы: высокое крыльцо, входной объем с минаретом, сунэт и, наконец, основной зал и михраб.

 

Особую выразительность придает постройке то, что она выполнена из массивных каменных блоков природного камня, обработанных с особой тщательностью. Стилистика постройки заимствовала как образы древних культовых сооружений Поволжья, так и черты эпохи эклектики и модерна.

 

В образе минарета прослеживается также влияние архитектуры мечетей Турции и Египта.

 

Мечеть, являясь памятником истории и культуры, подлежит реставрации с полным восстановлением своего первоначального облика.

 

Мечеть становится центром реабилитации Ислама в Иркутске. Под ее сводами на пятничную молитву собираются мусульмане — представители разных народов России, Средней Азии, Кавказа и дальнего зарубежья, волей судеб оказавшиеся в Иркутске. Открыта школа для религиозного обучения, дающая возможность всем желающим приобщиться к одной из великих мировых религий.

 

Все помещения и строения мечети, возвращенные в 80-хгодах в пользование мусульманской общине, объявлены памятниками истории и культуры.

 

Дата открытия мечети —1890 г.

Вместимость мечети: 2000 человек

Кол-во прихожан в пятничные дни — около 500 человек, в праздничные дни — до 2000 человек

Имам-хатыб мечети: Мингалиев Фарид Мирзагитович

При Иркутской мечети функционирует воскресная школа

 

Адрес: г. Иркутск, ул. Карла Либкнехта, 86

Тел.: 8 (3952) 290496

Материал по теме: Шейхулла хаджи Шафигуллин

Храмы, соборы, мечети Иркутска, Россия — Туристер.Ру

Иркутский Дацан представляет собой буддистский комплекс храмов. Его посетителями являются не только жители, но и гости столицы...

3 туристa были здесь

Этот монастырь по праву считается самым большим и старым на всей территории Сибирского округа. Если принять во внимание его расположение, то...

3 туристa были здесь

Крестовоздвиженская церковь — яркий образец архитектуры в Сибири. Старинное сооружение, которому белее 300 лет — это...

Николо-Иннокентьевский храм располагается вблизи железнодорожного вокзала, через пути которого видно реку Ангару. Поэтому гости Иркутска видят...

4 туристa были здесь

В историческом центральном районе Иркутска находится множество старинных сооружений. Известный православный храм расположился в районе...

2 туристa были здесь

Спасская церковь — первое каменное здание Иркутска. Три века назад вокруг храма был лишь острог — крепость, построенная...

Мусульманское сооружение появилось в Иркутске в конце XIX века. Мечеть основали купцы Захидулла и Шафигулла Шафигуллины. Часть...

1 турист был здесь

Сооружение находится в Правобережном городском округе. Православный храм принадлежит к одному из известных храмовых комплексов,...

Эта святыня — яркий представитель современных архитектурных течений. Строительство собора было начато только в конце 90-х годов...

Иркутск — это удивительный город, в котором мирно уживаются представители самых разнообразных религий. Конечно, львиная доля...

Принадлежит к числу православных сооружений. Иркутский мужской монастырь находится на правом берегу, на Каштаковской горе (район...

1 турист был здесь

Христианскую церковь можно увидеть в центральном историческом квартале на улице Сухэ-Батора. Архитектурное сооружение принадлежит к ...

Православное сооружение находится на Полярной улице Иркутска. Здание представляет собой единственную дошедшую до наших дней постройку,...

Православное здание можно увидеть в историческом центральном квартале города. Храм имеет многовековую историю своего существования и ...

1 турист был здесь

Эта иркутская достопримечательность — особенное местечко по ряду причин. Во-первых, Харлампиевская церковь продолжительный период...

Имам Фарид Мингалеев — о правилах жизни мусульман, терпимости и чудесах пятничной молитвы 

О том, как много мусульман живет в Иркутске, можно понять, если прийти к мечети на Карла Либкнехта во время религиозных праздников. Чтобы дать возможность всем желающим помолиться, здесь приходится на несколько часов перекрывать движение транспорта. И, пожалуй, именно в мечети можно встретить самую многонациональную паству — татары, башкиры, чеченцы, кавказцы и русские. Верующие приходят не только затем, чтобы выполнить намаз, но и на проповеди, за советом и за обрядом. Больше двадцати лет им помогает в этом имам Фарид Мингалеев.

Судьбоносная прогулка 

Несмотря на чистокровную татарскую родословную, Фарид Мирзагитович — коренной сибиряк. Он родился и вырос в поселке Касьяновка Черемховского района в многодетной семье — был девятым, младшим ребенком. Но если для него Сибирь стала родиной, то для его родителей и дедов — местом ссылки. В наши края их отправили из Башкирии в начале 30-х годов прошлого века. В итоге семья обосновалась в Иркутской области и даже после реабилитации не воспользовалась возможностью вернуться на родную землю.

В школе Фарид учился очень хорошо. Любимый предмет — английский язык, и это неудивительно, ведь в раннем детстве он уже овладел двумя языками: татарским, на котором говорили родители, и русским, необходимым для общения с окружающим миром. Кстати, эта способность к языкам определила и его дальнейшую судьбу. Он стал самостоятельно изучать арабский, потом на курсах в Татаро-башкирском культурном центре. Позже выяснилось, что в иркутскую мечеть требуется служитель, который разбирался бы в арабских письменах.

Но сначала Фарид овладел специальностью горного инженера:

— Поселок, в котором я вырос, шахтерский. Мой отец трудился в этой профессии больше тридцати лет. Старший брат работал на экскаваторе по добыче угля. Можно сказать, что я пошел по его стопам, когда выбрал профессию горного инженера, тем более что такие специалисты среди местного населения пользовались особым уважением.

После окончания Иркутского политехнического института Фарид Мингалеев по распределению был направлен в научно-исследовательский институт редких металлов (Иргиредмет). Позже он работал преподавателем геолого-разведочного техникума и сотрудником проектно-конструкторского бюро Востсибугля. На тот момент он вел обычную жизнь атеиста, характерную для советских людей.

—Даже не знал, что в Иркутске есть мусульманская мечеть. Но вот однажды в выходной день, прогуливаясь по улице Карла Либкнехта, я ее увидел, и мне стало интересно посмотреть, что там внутри, — вспоминает священнослужитель. — Я вошел и увидел просторный зал, застеленный ковром, белые стены. Зона, где молятся женщины, отделена от мужской половины занавеской. В это время из кабинета, где располагалась администрация мечети, вышел человек, посмотрел на меня и спросил: «Ты какой национальности?». Я ответил: «Татарин». И он сообщил: «Нам нужен мулла, который будет служить в мечети и читать молитвы». Я тогда не придал значения его словам, но оказалось, они были сказаны не зря.

В тот день Фарид остался на вечернюю молитву, затем ему продемонстрировали обряд омовения, и на этом первое знакомство с иркутскими мусульманами закончилось. Но только на время, потому что в Татаро-башкирском центре, где он нарабатывал знания арабского языка, ему все-таки настоятельно посоветовали посещать мечеть по пятницам — в священный день для мусульман.

Во время одной из таких молитв он узнал, что действующий на тот момент имам находится в весьма преклонном возрасте и по состоянию здоровья не всегда может вести службы. Так, будущий имам иркутской соборной мечети стал добровольным помощником служителей Аллаха. Вскоре его направили в Казань на обучение в медресе «Мухаммадия» — учебное заведение, где готовят служителей культа. По возвращении в Иркутск он стал сначала помощником имама, а через полгода возглавил мечеть областного центра.

Жертвоприношение как милосердие 

Человек, далекий от веры, вряд ли позавидует жизни мусульман: пять молитв ежедневно, которые совершаются в разное время суток, и даже ночью, очень строгий пост в священный месяц Рамадан, полный отказ от любого алкоголя на протяжении всей жизни. А поводов для праздника всего два — Ураза-байрам и Курбан-байрам. Но истинно верующие прихожане мечети уверены, что соблюдение всех правил обеспечит им очищение от грехов и пребывание в раю после смерти.

Первый праздник — Ураза-байрам — мусульмане уже отметили в конце прошлой недели.

— Этот праздник означает окончание строгого поста, обязательного для всех мусульман, — рассказывает имам. — В течение месяца, когда продолжается пост, нельзя пить и есть в светлое время суток. Это позволительно только после захода солнца. Кроме того, во время поста запрещается сквернословить, обманывать, злиться. Все это считается грехом. Выдержать это довольно сложно, но истинно верующие люди встречают окончание поста с грустью. Ведь считается, что именно во время Рамадана человек максимально очищается от грехов, а ждать следующего священного месяца придется целый год.

Но тем не менее Ураза-байрам, как и любой праздник, приносит радость. После утренней молитвы мусульмане садятся за столы со своей семьей, приглашают гостей или сами отправляются в гости. Праздничное меню может быть самое разное в зависимости от национальных предпочтений, а требование к блюдам только одно — должна быть халяльная пища. Если это мясо (мусульмане не едят свинину), то животное должно быть забито правильно — кровь выпускается с молитвой.

Второй праздник — Курбан-байрам — будет отмечаться осенью. В этот день совершается жертвоприношение, и этот ритуал мусульмане считают милосердием. Звучит, конечно, странно, если учесть, что все сопровождается массовым забоем баранов, но, если послушать разъяснения моего собеседника, логика в таком подходе есть.

— Жертвоприношение совершается в первую очередь для того, чтобы продемонстрировать богобоязнь, поклонение всевышнему, — поясняет Фарид Мингалеев. — Но есть и еще одна цель, не связанная с обрядом, — это действие направлено на то, чтобы накормить нуждающихся, одарить их милостью. Поэтому и считается, что это день милосердия. Каждый верующий делит мясо барана на три части — одну часть оставляет своей семье, вторую раздает нуждающимся, а из третьей готовит блюда на праздничный стол и угощает гостей. Кстати, милосердие по отношению к бедным присутствует и во время Рамадана. Но во время священного поста милостыня подается деньгами, а во время Курбан-байрама мясом.

Остальные праздники мусульмане отмечают по желанию, но, по словам имама, истинно верующие люди стараются избегать языческих обычаев, например, не наряжают елку в Новый год. И, кстати, летоисчисление у них идет по своему календарю — в этом году они будут встречать 1400 год.

— У нас нет праздников с шумными застольями и хороводами. Это запрещено верой. Праздники мы отмечаем молитвами. Особенно важна она в пятницу. Считается, что просьбы, произнесенные в этот день, будут услышаны всевышним и исполнены, — рассказывает Фарид Мингалеев.

Можно по-разному относиться к этому убеждению, но в иркутской мусульманской общине после пятничных молитв действительно случались чудеса. Например, в прошлом году в иркутскую больницу доставили четырнадцатилетнего парнишку из Братска. Он получил сильнейший удар током, находясь на крыше вагона железнодорожного состава. Врачи сказали родителям, что надежды выжить у пострадавшего почти нет. Но отец мальчика ходил на молитвы в мечеть, и вся община просила помощи у всевышнего. И чудо произошло — мальчик выздоровел.

Никогда не говори «талак» 

К своей личной жизни мусульмане относятся очень серьезно. Например, в верующих семьях супругов для своих детей выбирают родители.

— Если это первый брак, родители сами стараются выбрать для своего сына невесту или жениха для дочери. Причем молодожены могут быть не знакомы до самой свадьбы. Например, мои старшие сестры вышли замуж за парней из Башкирии, при этом родители нашли им женихов, находясь в Иркутске. В прежние времена молодожены не могли ослушаться родителей. В современных семьях, конечно, появились послабления — нужно получить согласие на брак и у невесты с женихом, а родители просто выступают в роли мудрых советчиков, — поясняет Фарид.

Правда, и против воли родителей служители религиозного культа, которые проводят обряд бракосочетания, стараются не идти.

— Этот обряд проводится в мечети, либо служитель выезжает к новобрачным на дом. Бывает, что ко мне приходят пары без сопровождения родителей или гостей. Тогда я прошу предъявить свидетельство о браке из загса, чтобы удостовериться в серьезности намерения у жениха, — объясняет священнослужитель. — А то ведь разные могут возникнуть ситуации. Вскружит девушке голову, обманет, бросит, а она потом будет страдать всю жизнь. Но по большому счету для мусульман гораздо важнее зарегистрировать свой брак в мечети, а не в государственных органах.

Наверное, многие слышали, что в мусульманских семьях роль главы безоговорочно отводится мужчинам. А еще сочувствовали женщинам, которым вне зависимости от их желаний запрещено работать, а ходить по улицам можно только с закрытым лицом. Но Фарид рассказывает, что это не является требованием веры, а скорее национальной традицией.

— В татарских семьях такого отношения к женщинам нет. Они не ущемлены в своих правах, — подчеркивает он. — Но в некоторых мусульманских странах это традиция. Однако определенный дресс-код при посещении мечети обязателен для всех — одежда свободного кроя, которая обязательно должна скрывать плечи и колени, а также покрытая голова. И еще одна особенность — мужчины и женщины в мечети молятся отдельно. Женщины располагаются позади мужчин.

А вот секрет семейного счастья вряд ли зависит от национальности и вероисповедания. Вот как видит его имам Фарид:

— На мой взгляд, счастливая семья — это люди одной веры. Кроме того, мужчина должен обеспечивать свою жену и проявлять к ней снисхождение. Жена, в свою очередь, должна создавать домашний уют, атмосферу гармонии и покоя. Очень важно не пытаться изменить человека, с которым живешь. Нужно любить и принимать его таким, каков он есть.

Соблюдать правила семейного счастья удается не всем. Разводы в мусульманских семьях тоже случаются. Причем остаться без семьи довольно просто. Если муж произнесет три раза слово «талак» (по-русски это значит развод) или скажет — «талак три раза», брак считается расторгнутым. Нередко это случается во время домашних ссор, на эмоциях, но восстановить семейный союз самостоятельно уже не получится — придется обращаться в мечеть.

К имаму принято приходить и по радостным поводам, например, когда в семье рождается малыш и нужно дать ему имя:

— Имена чаще всего выбирают сами родители. Например, если ребенок родился в месяц священного поста, его могут назвать Рамазан, а если в месяц, когда отмечается Курбан-байрам, то имя может быть Курбан. Нарекают детей и в честь главного дня недели — пятницы. Тогда ребенка будут звать Джума. Во время обряда мулла шепчет имя новорожденному на ушко.

Давайте жить дружно 

О недовольствах иркутских водителей, которые вынуждены совершать объезд во время молитвы мусульман на Ураза-байрам, когда перекрывают улицу Карла Либкнехта, Фарид Мингалеев, разумеется, слышал и высказал свое мнение по этому поводу:

— Конечно, мы бы не хотели доставлять неудобств иркутянам, поэтому стараемся проводить праздничный намаз как можно раньше. Но многие наши прихожане могут добраться до мечети только на общественном транспорте. С учетом этого мы назначаем молитву на семь часов утра. Просим горожан отнестись к ситуации с пониманием — праздников у нас всего два в году. Давайте будем терпимее друг к другу.

Как реализовать на практике дружественный подход к людям других национальностей и вероисповеданий, он знает:

— Я тепло общаюсь с представителями всех конфессий, которые есть в Иркутске. Мы часто встречаемся на официальных мероприятиях, обсуждаем общие проблемы на круглых столах, а иногда встречаемся и в неформальной обстановке. Например, на днях приглашу моих коллег отметить прошедший Ураза-байрам. Мы никогда не касаемся темы религии и не пытаемся отстаивать свою точку зрения в этом вопросе. Я рад, что мы находим возможность общаться на дружеской волне.

Фото Валентина Карпова

Муфтий Иркутской области: «Нужно много терпения»

«Служить Всевышнему и народу, достойно представлять ислам и способствовать тому, чтобы мусульмане своим трудом помогали миру и процветанию города и области» – так говорит о своём призвании муфтий Иркутской области Фарид Мингалеев. Согласившись стать гостем «Прогулок по городу», имам-хатыб рассказал об истории соборной мечети Иркутска, которой в ноябре исполнится 115 лет, и о том, как интерес к арабскому языку привёл его, горного инженера по профессии, к вере.

Относительно недавно с Иркутской мечети на улице Карла Либкнехта сняли строительные леса: в этом году был восстановлен минарет, сейчас идут в основном внутренние работы – сколачивают новые полы, на потолке появится лепнина, идёт ремонт стропильной системы. Новые окна уже установлены.

– Осторожно, здесь укрепляли крыльцо, опалубку ещё не убрали, – предупреждает нас Фарид Мирзагитович. Необходимость ремонта памятника истории и архитектуры назрела уже давно, однако серьёзные работы начали в 2004–2005 годах, потом были перерывы в финансировании, и вот работы возобновились. В следующем году их планируется завершить. 

– Иркутск всегда был многонациональным и многоконфессиональным городом, – говорит об истоках мусульманских традиций в Приангарье муфтий. – Нашей мечети уже 115 лет, её построили ещё в конце XIX века, основную лепту внесли купцы братья Шафигуллины, Шайхулла и Загидулла. Они купили деревянную усадьбу на Саломатовской улице (теперь – Карла Либкнехта. – «СЭ»), которая стояла в углу нынешнего двора, и устроили в ней первую мечеть, а затем организовали сбор средств на каменную мечеть. 

Строительные работы по приспособлению деревянного дома начались зимой 1897 года, и уже летом мечеть была открыта, над коньком здания появился минарет. Позже, в 1993 году, деревянную разобрали. 

– Кем были первые прихожане? 

– В основном татары и башкиры, переселенцы из регионов Поволжья и Урала, а из Средней Азии и Кавказа приезжих было очень мало. Мусульмане попадали в Иркутск разными путями: кто добровольно, как купцы, кто – спасаясь от голода в Поволжье. Из Приангарья в Татарстан приезжали вербовщики и приглашали переезжать в Сибирь целыми сёлами – работать, жить, осваивать восточно-сибирские земли. Попадали сюда и раскулаченные семьи, и ссыльные. В наши, советские годы многие приезжали на работу – по распределению, на комсомольские стройки, на БАМ – и здесь остались.

Старшее поколение, люди, которым сегодня по 70–80 лет, хорошо говорит по-татарски, соблюдает обычаи, а молодёжь и люди средних лет уже не так, особенно в городах. 

Мечеть действовала и в советское время. Её закрывали лишь на несколько лет, в 1939 году, рассказывал ранее в интервью газете «Конкурент» собеседник издания, а после войны открыли. Долгое время верующие делили здание с советскими организациями. Здесь, к примеру, находился цех швейной фабрики, а в цокольном этаже располагались коммунальные квартиры. Только в восьмидесятые мечеть была возвращена мусульманской общине.

Сам Фарид Мингалеев из семьи раскулаченных, родился в Касьяновке Черемховского района, где жил с родителями до окончания школы. 

– Я живу в Иркутске с 1976 года. В Черемховском районе я закончил 10 классов, сюда приехал поступать на горный факультет Иркутского политехнического института, пошёл по стопам отца и старшего брата. Отец работал в шахте №10/16, а брат – машинист роторного экскаватора на открытом угольном разрезе. Профессия горного инженера на моей малой родине считалась тогда самой уважаемой, престижной. 

Диплом горного инженера я получил в 1981 году, после чего получил направление в институт «Иргиредмет», некоторое время проработал там, даже хотел пойти по пути науки, собирался защитить кандидатскую диссертацию, но обстоятельства сложились иначе: зарплаты там были невысокие, а у меня появилась семья, которую надо было содержать. Работал на разных предприятиях в Иркутске по своей специальности, в том числе в проектно-конструкторском бюро «Востсибугля», преподавал горное дело в геолого-разведочном техникуме.

– Для вас Иркутск стал родным городом?

– Да, что уж говорить, я с 17 лет живу здесь, всю сознательную жизнь. До сих пор, когда проезжаю мимо общежития №2 горного факультета на Лермонтова, 87, чувствую тепло. Столько раз по этому тротуару проходили, несколько раз на дню бывало бежали с пары в общежитие. А в город выезжали нечасто, это было целое дело. Сначала только с кем-то – или с однокурсниками, или с земляками. В то время развлечений было не так много, как сейчас. Ходили в кино на Карла Маркса – в «Художественный», «Гигант», «Хронику».

С тех пор как я приехал в Иркутск, конечно, в городе многое изменилось, всё на моих глазах. Стало очень много машин, появились новые здания…

– А характер города изменился?

– Пожалуй, нет. Он скорее такой спокойный, размеренный. 

– Если представить город как человека, какой он, по-вашему?

– В годах, опытный, мудрый.

– Как случилось, что молодой человек, горный инженер, пришёл к вере? 

– Родители у меня очень религиозны. Мои сёстры и братья (я самый младший в семье) не пошли по стопам родителей в смысле веры. Отец всегда совершал все пять молитв, соблюдал пост в месяц Рамазан, делал пожертвования, умел читать Коран. Мама тоже очень набожная. В 1990-е годы я начал посещать нашу мечеть как прихожанин, стал приходить на пятничные службы. 

Мы покидаем мечеть и отправляемся туда, где Фарид Мингалеев «сделал свои первые шаги к исламу», – к библиотеке им. Молчанова-Сибирского на улице Российской. Именно там, в отделе иностранной литературы Дома политпросвещения, по учебнику Сигаля он начал самостоятельно изучать арабский язык. 

– В 90-е годы появилась свобода, демократия, стали открываться национально-культурные центры. Татарско-башкирский культурный центр образовался одним из первых. Общение с единоверцами тоже способствовало, но в основном это, конечно, из семьи, пример родителей. Помогло и знание татарского языка. Я вообще всегда интересовался языками. В 70–80-е годы занимался английским, когда учился в политехе, меня преподаватель иностранного даже освободила от занятий и направила на факультатив технического перевода. Потом как-то интерес перешёл на арабский. Не могу назвать себя много читающим человеком, но в библиотеке что-то поискать, покопаться любил. Так получилось, что именно здесь, в библиотеке Молчанова-Сибирского, я сделал свои первые шаги приобщения к исламу, потому что арабский язык – это важная часть ислама. Изучение Корана без изучения арабского языка невозможно. В отделе иностранной литературы не давали книгу на дом, так что я приходил в выходной и переписывал учебник в тетрадку и занимался. 

– Всё-таки арабский язык привёл вас к Корану или интерес к языку появился как часть интереса к религии? 

– Арабский язык – это часть науки ислам. По сложности он, наверное, не уступит русскому. На том этапе был интерес просто к языку, потому что мои родители умели на арабском читать и писать, но так получилось, что я не успел у них научиться. В 1994 году открылись курсы арабского в помещении Татарско-башкирского центра, я с радостью сразу на них пошёл. В основном туда ходили пожилые женщины, а из мужчин только я один. Преподавали арабские студенты-медики из Судана и из Мавритании. Мы занимались часа два, а потом было чаепитие, разговаривали, общались. После этого я начал посещать мечеть. Выучил молитву уже со всеми тонкостями. 

– Люди, которые говорят на разных языках, и думают по-разному. Даёт ли вам что-нибудь с этой точки зрения знание нескольких языков?

– Кругозор расширяется, более уверенно себя чувствуешь уже и в исламе и в жизни. Понимаешь больше значение слов, даже тех же мусульманских имён.

– Что означает ваше имя?  

– Моё имя означает «единственный, неповторимый». 

Параллельно с курсами арабского языка Фарид Мингалеев стал ходить на молитвы в мечеть, где был замечен старейшинами. 

– Я был одним из немногих молодых местных прихожан в то время, наверное, самый первый из молодых, потому что тогда наши прихожане были в основном уже пенсионного возраста. Вообще молодёжь была, но это были мигранты из Средней Азии, с Кавказа. Совет общины предложил мне поехать учиться на имама, потому что на тот момент имаму было уже больше 80 лет. В то время я уже начал читать Коран на языке оригинала и принял предложение. В 1995 году уволился с работы и поехал учиться в Казанское высшее мусульманское медресе «Мухаммадия». В 1997 году вернулся в Иркутск, полгода проработал в мечети муэдзином, то есть помощником имама, а уже в декабре меня на общем собрании избрали имамом-хатыбом.

– Что это означает?

– Имам – это предстоятель на молитве, который руководит пятиразовым намазом и джума-намазом, хатыб – это проповедник. Имам-хатыб – руководитель мусульманской общины города Иркутска. В районах области с моим участием созданы  уже двенадцать общин. Во многих городах, где ещё нет регистрации общины, существуют религиозные группы. На общих собраниях, уже областных, меня выбрали муфтием, то есть руководителем областной централизованной религиозной организации мусульман «Байкальский муфтият». Получается, что я возглавляю городскую и областную общины.

– Что самое главное для духовного лидера мусульманской общины?

– Справедливость и честность нужны, надо иметь религиозные знания, понимать основы веры и, согласно законам нашей веры, строить порядки. Конечно, в мечети есть люди со своими обычаями, которые они привезли из тех мест, где жили раньше, они могут отличаться, хотя ислам один для всех. Есть и новые люди, которые только приходят к нам, а ведут себя высокомерно, сильно настаивают на своём.

– И как вы с ними поступаете?

– Нужно много терпения, – улыбается имам. – Религия учит нас скромности и послушанию: дома – отцу, в школе – учителю, в стране – главе государства, в мечети – имаму. С верующими людьми у меня получается договориться, всё-таки они со мной соглашаются.

За последние пять лет число постоянных прихожан мечети как минимум удвоилось: если судить по пятничной службе, на общую молитву приходят около 600 человек, говорит собеседник «СЭ».

– Оба этажа у нас вмещают около 600 человек, по пятницам мечеть переполнена, даже во дворе люди стелят коврики на бетон и молятся.

– С чем связан такой рост интереса к религии?

– Думаю, это потребность человека в духовности. Если в советское время была идеология, сейчас её нет, но всё равно человеку нужно жить духовной жизнью. Вера – это духовная пища для любого человека. Думаю, это происходит и потому, что правительство России идёт навстречу верующим, даёт свободу строить мечети, молиться, и региональные власти нам помогают ремонтировать мечеть, интересуются нами, приглашают на различные общественные мероприятия. В Иркутской области создан межконфессиональный совет. 

В мечеть приходит в основном молодёжь, в том числе мигранты, которые приезжают работать на сезон. Мы всегда держим двери открытыми. Я знаю, что в некоторых городах мечеть открывается только на обеденную службу и послеобеденную, а у нас все пять молитв здесь читаются, и люди приходят на утреннюю молитву летом в 4 утра, на последнюю – в 12 часов ночи. Ближе к зиме первая молитва – в начале восьмого часа, а ночная – полдевятого вечера.

В последнее время я вижу в мечети и молодых русских ребят. 

– Чем их привлекает ислам?

– Возможно, тем, что для мусульман употребление спиртного – тяжкий грех, в исламе полный запрет на алкоголь. В последнее время молодёжь привлекают радикальные направления. Но я стараюсь участвовать во всех мероприятиях и показывать, что религия несёт мир, и хочу, чтобы мир был межнациональный, межконфессиональный. В каждом народе есть разные люди. То, что человек носит определённые имя и фамилию, не значит, что у него есть вера. И если его родители не воспитали, то мы уже вряд ли исправим. Религия же всегда призывает всех к добру. Поэтому мы стараемся всё зависящее от нас делать. Призываю людей всегда воздерживаться от грехов, делать больше добрых дел. Что поделать, людей порой толкают на преступления бедность, социально-экономические причины. 

– У вас как у руководителя и духовного лидера общины много задач. Какие вы считаете основными?

– В первую очередь, я служу Всевышнему, стараюсь делать богоугодные дела, выполнять свои обязанности тщательно, чтобы молитвы наши были приняты. Во вторую очередь, я служу народу. Конечно, стараюсь больше возглавлять службу в мечети, потому что, раз меня избрали имамом, народ мне доверяет. Стараюсь, чтобы прихожане были довольны – нужно ведь и бытовые условия в мечети создавать: ковры, условия для омовения. 

Для меня главное – служить Всевышнему и людям, способствовать тому, чтобы люди могли удовлетворить свои духовные потребности, представлять достойно ислам, способствовать миру и дружбе между всеми народами. Создавать условия, чтобы мусульмане своим трудом помогали процветанию нашего города и области.

 

«Восточно-Сибирская правда»

Найти мечеть в Иркутске – и принять Ислам!

Духовный поиск сибирячки Нади.

Меня зовут Надя, мне 21 год. Я студентка 4-го курса Иркутского государственного университета. Мне хотелось бы рассказать о том, как я приняла Ислам.

В 19-20 лет я с двоюродным братом хотела покреститься (об Исламе я тогда ещё ничего не знала, даже не думала), но у нас никак времени не хватало, чтобы сходить в церковь. Вот, вроде бы договорились, всё решили - но нет! У нас не получилось: то брат занят, то я не могла (из-за учёбы).

Однажды мы решили, что купим крестики, и тогда точно покрестимся. Магазин находился в двух шагах от дома, но у нас даже крестики купить… и то не получилось: то денег не было, то времени не было. Если честно, меня что-то останавливало, но тогда я ещё не понимала этого и не думала об этом.

Прошёл год, и брат как-то мне говорит, что он покрестился. Я за него порадовалась. Сама я даже и забыла, что хотела покреститься, и успокоилась.

...Шло время, а я так ничего и не знала про Ислам. Потом у меня появились знакомые-мусульмане. Они немного рассказывали: что в Исламе существует 5 столпов, молятся 5 раз в день, соблюдают пост в определённое время года, ограничиваются в еде, питье, не курят - в общем, некоторые особенности, отличающие мусульман от остальных религий.

Со временем я всё больше и больше стала интересоваться Исламом. Мне стало интересно, есть ли мечеть в Иркутске? Мне сказали, что есть, но точного адреса её не знают.

В один прекрасный день мы с подругой Настей решили узнать, где находится мечеть. Нам хотелось подробнее узнать об Исламе. Сели мы в автобус, но, проехав всю улицу Советскую, так и не увидели мечеть.

Тогда перешли в другой автобус. Я попросила Настю сесть по левую сторону, а сама села по правую. Мы условились, что, кто из нас увидит первый мечеть, тот и попросит водителя, чтобы он остановился. Мечеть находилась с моей стороны, соответственно, мне и пришлось говорить водителю, чтобы он остановился. Мы вышли, проследовали немного пешком и оказались у мечети!

У меня сердце забилось сильнее, я даже немного растерялась: как туда заходить? что спрашивать? - не знала вообще ничего. Но, с помощью Аллаха, я собралась, успокоилась, и мы зашли.

Нам сразу же предложили пройти, поинтересовались, по какому поводу мы пришли, и что именно нас интересует. Но Аллах и тут меня не оставил: и без всяких переживаний мы спокойно объяснили, зачем пришли.

Об Исламе, и как его принять, нам рассказывали братья-мусульмане Даниель и Ахмед, за что я им очень благодарна. На следующий день они познакомили меня с сёстрами-мусульманками Юлей и Альмирой, которые через неделю-две стали свидетелями моего принятия Ислама.

Ля иляха илляллах, ва Мухаммадур–Расулюллах (Нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммад – Посланник Аллаха) - я впервые произнесла в Иркутской мечети 26 февраля 2007 года. Это был самый счастливый день, альхамду лиллях (слава Аллаху)!

С этого момента моя жизнь сильно изменилась. Я познакомилась с другими сёстрами-мусульманками. Это Сара, Марьям, Мухлиса, Айша, Ира. Они стали мне не только сёстрами по Исламу, настолько я к ним привыкла и полюбила их, что они мне как родные сёстры.

У нас ни дня не было, чтобы мы не общались. Постоянно перезваниваемся, если есть возможность и свободное время - ездим друг к другу в гости. У нас нет секретов друг от друга, словом – мы одна большая семья.

Я благодарю Аллаха за то, что наставил меня на истинном пути, благодарю за то, что Он дал мне таких сёстер. Я никогда не устану повторять слова благодарности Всевышнему и просить у Него, чтобы у моих сёстер и братьев всё было хорошо, и просить у Аллаха, чтобы он укрепил их иман (веру).

С каждым днём я всё больше и больше узнаю об Исламе, о том, что должна делать истинная мусульманка. Я очень рада, что моя жизнь изменилась в лучшую сторону.

В конце я ещё раз хочу произнести свои слова благодарности Всемилостивому Аллаху, Который нас никогда не оставляет!

Надежда (Иркутск).


Смотрите также

Описание: