Где находится марфо мариинская обитель


Марфо-Мариинская обитель — стиль модерн

Большой белоснежный собор виден через широкую арку с деревянными воротами в такой же белоснежной стене и напоминает средневековую крепость. Мы как будто переносимся на север, в Псков и Новгород. На самом деле возраст храма отнюдь не так велик, как кажется, зато над его созданием работали лучшие мастера своей эпохи. Его самого не существовало бы без воли родной сестры последней русской императрицы.

После убийства в 1905 году генерал-губернатора Москвы великого князя Сергея Александровича его вдова, великая княгиня Елизавета Федоровна, продала часть своих драгоценностей. На полученные средства она приобрела обширную купеческую усадьбу на Большой Ордынке с четырьмя домами и большим садом. На этой основе великая княгиня начала создавать Марфо-Мариинскую обитель милосердия. Она выбрала форму служения, близкую к монастырской жизни, но во многом от нее отличавшуюся. Так, сестры обители принимали на себя ряд обетов, однако не постригались в монашество, они могли со временем выйти из обители и обзавестись семьей. В первую очередь члены общины должны были вести благотворительную деятельность, причем не только в стенах обители, но и за её пределами. Сестер можно было видеть в самых криминальных уголках Москвы, в том числе на знаменитой Хитровке – везде они оказывали медицинскую и духовную помощь, обходили ночлежки, порою сопровождали беспризорных детей в приюты. На официальном открытии обители в 1909 году сестер было всего шесть, но со временем их количество возросло до тридцати.

В большом двухэтажном доме, выходящем на улицу, была устроена больница с палатами и операционной, в мезонине располагались комнаты сестер. Просторное помещение с большими окнами, которое до этого было зимним садом, преобразовали по проекту архитектора Л.В. Стеженского в больничный храм, освященный во имя Марфы и Марии – именно они стали небесными покровительницами новой обители.

Расположение церкви было выбрано таким образом, чтобы больные из своих палат могли видеть и слышать богослужение. В здании слева от больницы был устроен дом настоятельницы с моленной, а справа расположились амбулатория и аптека, в которой лекарства неимущим отпускались бесплатно. Наконец, в четвертом доме, находящемся во дворе, была отведена квартира для священника, исполнявшего обязанности духовника обители, а под нею, в нижних этажах, помещались школа и библиотека для воспитанниц приюта при обители. Со временем здесь же появилась воскресная школа для девушек и женщин, работающих на фабриках, безграмотных и полуграмотных. В 1911 году, когда число сестер увеличилось, архитектор Д.М. Челищев выстроил в стиле неоклассицизма трехэтажное здание для общежития, где также разместилась рукодельная.

Центром Марфо-Мариинской обители стал Покровский собор, строившийся в 1908-1912 годах по проекту знаменитого архитектора А.В. Щусева. Это уникальный образец неорусского стиля в храмовом зодчестве или «русского церковного модерна». Собор ориентируется на новгородские и псковские церкви XII-XIV веков, его стены совершенно белые, длинные и узкие окна закрыты решетками с растительными мотивами. На массивной алтарной апсиде сохранилась закладная доска, сообщающая когда и в чьем присутствии был заложен собор. Фасады украшены только рельефными клеймами, выполненными по проекту С.Т. Конёнкова: они изображают Распятие и Небесный Иерусалим. К основной части собора примыкает обширная трапезная, использовавшаяся не только для богослужений, но и для духовно-просветительских бесед. С запада находятся две звонницы с широкими арочными проемами, каждая из которых увенчана вытянутой главой. Также на западном фасаде расположена мозаичная икона Спаса Нерукотворного, выполненная М.В. Нестеровым. Он же расписал основную часть храма изнутри, создав несколько композиций, самая значительная из которых – «Путь ко Христу». Наконец, еще одним знаменитым создателем собора был П.Д. Корин, кисти которого принадлежат росписи в подземной церкви во имя Бесплотных сил и Всех Святых – предполагалось, что здесь будет усыпальница для сестер обители и для самой основательницы.

После революции и убийства в 1918 году великой княгини Елизаветы Федоровны в Алапаевске Марфо-Мариинская обитель просуществовала недолго. В 1920-х годах в Покровском соборе расположился дом санитарного просвещения, на смену которому пришли реставрационные мастерские. В больничном корпусе с церковью святых Марфы и Марии находилась амбулатория имени профессора Ф.А. Рейна.

Возрождение обители началось в 1990 году с открытия памятника великой княгине Елизавете Федоровне работы В.М. Клыкова во дворе обители. Полная передача всего комплекса новой общине происходила достаточно долго, богослужения были возобновлены не сразу (в храме святых Марфы и Марии в 1992 году, а в Покровском соборе – в 2008 году). Однако сегодня обитель живет новой жизнью и следует тому курсу, который был задан еще в дореволюционную эпоху.

Марфо-Мариинская обитель в Москве — подробная информация с фото

Основные моменты

Марфо-Мариинская обитель

Сегодня в России и странах СНГ отрыто около двух десятков отделений, которые работают по уставу Марфо-Мариинской обители, оказывая помощь всем нуждающимся. Сестры, которые там трудятся, проходят стажировку в Москве.

С 2014 года обитель является ставропигиальным женским монастырем, то есть ее деятельность подчинена непосредственно патриарху. В церковных кругах такой статус считается самым высоким. В стенах монастыря живет 30 монахинь и настоятельница. Сестрам разрешено сохранять особый уклад жизни, которого придерживались монахини еще в начале прошлого века, при Елизавете Федоровне.

Верующие в монастыреВо время церковного праздника

С 2008 года в Марфо-Мариинской обители создан музей, рассказывающий о ее основательнице. Побывать в нем могут все желающие. Ежедневно в 11.00 и 15.00 по монастырю проводят экскурсии, которые начинаются в Покровском соборе. Посетители могут увидеть две отреставрированные комнаты, в которых в 1911 году жила Елизавета Федоровна. Здесь хранятся ее вышивка, принадлежавшие великой княгине иконы, рояль, сервиз с фамильным гербом, редкие фотографии и документы.

В музее монастыря

История Марфо-Мариинской обители

В 1905 году от бомбы революционера и террориста Ивана Каляева погиб великий князь и родной брат российского императора Сергей Александрович. Его вдова Елизавета Федоровна вскоре после смерти мужа продала принадлежавшие ей драгоценности и купила в центре Москвы большую усадьбу с четырьмя домами и просторным садом. С 1909 года здесь была создана Марфо-Мариинская обитель. Она не являлась обычным женским монастырем, так как жившие в обители сестры активно занимались благотворительностью и работали в госпиталях.

Памятная доска об основании обители

Елизавета Федоровна ратовала за то, чтобы в работе монастыря использовался не только отечественный, но и европейский опыт, и хотела возродить в стране чин диаконисс. Так называли женщин-священнослужительниц, которые при зарождении христианства имели право вести богослужения, крестить других женщин, давали начальное религиозное образование и помогали больным. Добиваясь возрождения института диаконисс, Елизавета Федоровна сумела заручиться поддержкой членов Священного синода. Однако, окончательное решение так и не было принято, так как против него возражал император Николай II.

Для обучения сестер Марфо-Мариинской обители были приглашены лучшие московские врачи, и их наставляли опытные священники. В отличие от обычных монастырей, после определенного срока сестры могли снять с себя монашеские обеты и вернуться к мирской жизни.

При монастыре работали больница, приют для детей, аптека и столовая, где бесплатно кормили неимущих. В обители проводили свои заседания члены Географического и Императорского Палестинского обществ, и сюда приходили, чтобы послушать духовные чтения.

Марфо-Мариинская обитель в начале XX века

Елизавета Федоровна жила при Марфо-Мариинской обители и являлась настоящей христианской подвижницей. Она молилась, работала сестрой милосердия, а в годы Первой мировой войны помогала раненым и собирала пожертвования. Из обители на фронт уходили поезда с продовольствием, лекарствами и подарками для солдат. В 1916 году при личном участии основательницы начали строить первый в стране протезный завод. Любопытно, что это предприятие по сей день занимается выпуском комплектующих частей для медицинских протезов.

В 1918 году большевики арестовали Елизавету Федоровну, выслали ее на Урал и убили, сбросив в выработанную шахту. Обитель продолжала работать до 1926 года, и в ней проживало 115 сестер. После закрытия монастыря еще два года больных принимала поликлиника, руководила которой княжна Голицына. Когда и ее арестовали, некоторых из сестер насильно выслали в Туркестан, а другие переехали в Тверскую область, где стали заниматься огородничеством.

Великая княгиня Елизавета Федоровна

После того, как Марфо-Мариинскую обитель ликвидировали, в храме Покрова Богородицы оборудовали кинотеатр, а позже организовали дом санитарного просвещения. В послевоенные годы в соборе размещались мастерские реставраторов, а в здании Марфо-Мариинской церкви была открыта амбулатория.

В 1992 году монастырская территория перешла в собственность церкви, а собор возвратили верующим в 2006 году, когда его освободили реставраторы.

Марфо-Мариинская обитель в наши дни

Сегодня в монастыре открыт детский дом и гимназия для девочек, столовая для неимущих и медицинский центр, где получают помощь дети, имеющие диагноз ДЦП. При Марфо-Мариинской обители работает патронажная служба, помогающая в военных госпиталях, на станции скорой помощи и в детском хосписе, где находятся неизлечимо больные дети.

Программа "Милосердие"

При монастыре также открыты курсы для беременных «Я не одна», группа для детей-инвалидов с дневным пребыванием, Школа милосердия и Школа приемных родителей. Сестры и приглашенные лекторы проводят занятия по церковной истории. Гости обители, при желании, могут побывать в мемориальном музее великой княгини Елизаветы Федоровны.

Такой большой объем работы не под силу только 30 монахиням, поэтому для каждого из благотворительных проектов Марфо-Мариинская обитель привлекает добровольцев. Всего в монастыре трудится около 250 человек.

Архитектурный комплекс монастыря

На территории Марфо-Мариинской обители можно увидеть два храма. Оба они действующие, и каждый день, утром и вечером, здесь проходят церковные службы.

Главный монастырский храм – Покровский собор. Он был выстроен в неорусском стиле по проекту архитектора Алексея Щусева с 1908 по 1912 годы. Талантливый архитектор возвел собор в традициях древних зодчих Новгорода и Пскова, наделив его популярными в начале прошлого века элементами модерна. По желанию Елизаветы Федоровны расписали храм известные российские художники – Михаил Нестеров и его ученик Павел Корин.

Покровский соборЛик Христа на храмеМонастырский сад Крест Голгофы на восточном фасадеКаменная резьба на входе в храм Памятник основательнице монастыря

На соборной звоннице установлено 12 колоколов, подобранных так, чтобы звучание напоминало знаменитые ростовские звоны. Покровский собор не очень большой и способен вместить одновременно до тысячи верующих.

Рядом стоит другая церковь, освященная в честь святых Марии и Марфы. Она была построена в 1909 году в качестве домового храма при больнице. Церковь устроена так, чтобы тяжелобольные могли слышать и видеть церковные службы, не вставая с кровати.

На территории Марфо-Мариинской обители находятся также небольшой одноэтажный домик садовника, сторожка с часовней Серафима Саровского и крохотная часовня Елизаветы Федоровны. С 1990 года в монастыре стоит памятник его основательнице.

Как добраться

Марфо-Мариинская обитель расположена в центре столицы, на ул. Большая Ордынка, 34. До нее нетрудно дойти пешком от станций метро «Полянка», «Третьяковская» или «Новокузнецкая». Если подъезжать на наземном транспорте, то стоит добираться на автобусе № М5 (остановка «Иверский переулок), автобусе № М6 и троллейбусе № 8 (остановка «Метро «Полянка»»).

История Обители

Марфо-Мариинская обитель любви и милосердия основана Великой княгиней Елисаветой Феодоровной в 1909 году. После трагической гибели мужа, Великого князя Сергия Александровича Романова, она удалилась от светской жизни и решила всецело посвятить себя служению Богу и ближним.

Прообраз деятельности будущей Обители Великая княгиня увидела в служении двух евангельских сестер, труженицы Марфы и молитвенницы Марии.

На деньги от продажи личного имущества и драгоценностей Елисавета Феодоровна приобрела усадьбу с садом на Большой Ордынке. В двухэтажном доме с выходом на улицу обустроили больницу, здесь же соорудили домовую церковь во имя святых праведных Марфы и Марии. Строительство второго храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы, ставшего достопримечательностью Москвы, закончилось в 1912 году.

10 февраля 1909 года — дата официального открытия Марфо-Мариинской обители милосердия. Сначала здесь жили 6 насельниц, к концу 1909 г. их стало 30, к 1918 г. их было уже 105.

9 апреля 1910 года епископ Трифон (Туркестанов) посвятил первых 17 сестер во главе с Великой княгиней в крестовые сестры. Следующим утром за Литургией Митрополит Московский Владимир возвел Елисавету Феодоровну в сан настоятельницы. Сестры стали называть её Великой Матушкой.

Обитель явила собой учреждение совершенно особого рода: и не монастырь, и не обычная община сестер милосердия. В сестры принимались вдовы и девицы православного вероисповедания от 21 до 40 лет. Сестры, жившие в Обители, приносили обеты целомудрия, нестяжания и послушания, однако, в отличие от монахинь, по истечении определенного срока могли уйти из Обители и создать семью.

В 1911 году в Обители действовали больница для бедных женщин и детей, дом для бедных чахоточных женщин, бесплатная амбулатория с выдачей лекарств, трудовой приют для девочек, воскресная школа для взрослых женщин, бесплатные библиотека, столовая и странноприимница. Все эти учреждения обслуживались сестрами.

Большое место в деятельности Обители отводилось организации квалифицированной медицинской помощи. Здесь вели прием известнейшие в Москве врачи. Под их руководством все сестры проходили специальное обучение. Больница в Марфо-Мариинской обители считалась лучшей в Москве.

Авторитет Марфо-Мариинской обители милосердия был непререкаемым, и даже события 1917 года поначалу никак не повлияли на ее деятельность. Но в Светлый вторник, 7 мая 1918 года, за Матушкой прибыл отряд латышских стрелков. 18 июля Великая княгиня Елисавета Феодоровна и ее келейница инокиня Варвара (Яковлева) были живыми сброшены в шахту вблизи г. Алапаевска.

Марфо-Мариинская обитель просуществовала до 1926 г. Позднее здесь располагались кинотеатр, поликлиника, реставрационные мастерские, лаборатории…

Возрождение Обители началось в 1992 г., когда ее территория была передана Московской Патриархии. Марфо-Мариинская обитель, созданная как церковное благотворительное учреждение, не знает аналогов во всем мире.

Сегодня Марфо-Мариинская обитель является ставропигиальным женским монастырем, при этом в Обители и по настоящее время патриаршим благословением (Журнал Московской Патриархии №52 за 2014г.) сохраняется особый уклад жизни, восходящий к основательнице Обители Великой княгине Елисавете Феодоровне и через сохранение этого уклада продолжается дело милосердия святой преподобномученицы.

В Марфо-Мариинской обители милосердия осуществляется  ряд социальных проектов, направленных на улучшение качества жизни тех, кто больше всего в этом нуждается: детей-инвалидов, детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также больных, одиноких немощных престарелых  и других людей, оказавшихся в тяжелых жизненных обстоятельствах. Это Марфо-Мариинский медицинский центр "Милосердие", Развивающий центр для детей с ДЦП "Елизаветинский сад", летняя дача для детей-инвалидов "Солнышко в ладошках", Детская выездная паллиативная служба, Респис (группа круглосуточного пребывания детского паллиативного отделения), Елизаветинский детский дом, Центр семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Группа работы с просителями (людьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию) и служба добровольцев.

В Обители живут монашествующие сестры и сестры милосердия. Вместе участвуя в богослужении, разделяя общую трапезу и монастырские послушания, сестры  по призванию несут каждая свое служение.

Марфо-Мариинская обитель: история, описание, фото

Адрес: Россия, Москва, ул. Большая Ордынка
Дата основания: 1909 год
Основные достопримечательности: Собор Покрова Пресвятой Богородицы, церковь Марфы и Марии при больничном корпусе, часовня Елисаветы Феодоровны, памятник Великой Княгине Елизавете Федоровне
Святыни: Ковчежец с частицей мощей святой прмц Великой княгини Елисаветы Феодоровны, ковчежец с частицей мощей святой прмц Варвары, Ковчежец с частицей мощей святого прмч Сергия (Сребрянского), частичка мощей преподобноисповедника Гавриила (Игошкина)
Координаты: 55°44'15.5"N 37°37'23.3"E
Объект культурного наследия РФ

Содержание:  

Как был создан монастырь

Судьба обители в XX столетии

Музей

Современное состояние обители

Монастырские постройки

Как добраться

Марфо-Мариинская обитель на карте

 

Более ста лет один из монастырей Москвы занимается поддержкой больных и неимущих, инвалидов и детей-сирот. Сегодня в разных уголках нашей страны открыто свыше 20 отделений Марфо-Мариинской обители. Все они, как и сам монастырь, протягивают руку помощи всем, кто в ней нуждается.

Марфо-Мариинская обитель с высоты птичьего полёта

Как был создан монастырь

Многие великие начинания появились, благодаря неординарным личностям. История московской обители подтверждает это правило. Традиции необычного монастыря были заложены подвижнической работой великой княгини Елизаветы Федоровны.

К началу прошлого века в Российской империи активизировались революционные группы, и отмечался рост радикальных настроений. В 1904 году террорист и член Боевой организации эсеров Иван Каляев участвовал в покушении на министра внутренних дел России Вячеслава Плеве. А в феврале 1905 года он прошел на территорию Кремля и бросил бомбу в великого князя Сергея Александровича.

Брат императора был убит на месте, а Каляева задержал полицейский наряд. Вдова великого князя очень горевала об утрате, однако посетила террориста в тюрьме, простила его и оставила Каляеву Евангелие. Потом она написала прошение на имя императора и просила его помиловать. Но Николай II не согласился, и по решению суда в мае 1905 года Каляева повесили в Шлиссельбургской крепости.

Ворота в монастырь с ул. Большая Ордынка

Потеряв супруга и оставшись одна, Елизавета Федоровна не могла больше продолжать прежнюю светскую жизнь. Она распродала принадлежавшее ей имущество и приобрела большую усадьбу в центре Москвы. В 1909 году в четырех зданиях с садом был образован новый женский монастырь.

Великая княгиня решила назвать его в честь двух святых, которые у верующих всего мира стали воплощением чистоты христианского пути. Марфа и Мария - родные сестры Лазаря посвятили себя любви и усердной молитве, и поэтому их почитали как православные, так и католики.

Судьба обители в XX столетии

Великая княгиня хотела, чтобы монастырь перенял не только российский опыт монашества, но и впитал лучшие традиции зарубежных монастырей. Кроме того, она мечтала, чтобы в наших храмах появились женщины-священнослужительницы или диакониссы.

Собор Покрова Пресвятой Богородицы

Елизавета Федоровна много заботилась о введении чина диаконисс и даже получила одобрение консервативного к новшествам Священного Синода. Русская православная церковь была готова к тому, чтобы в приходах стали служить женщины-священники. Они могли бы проводить обряд крещения других женщин, вести церковные службы и помогать больным. Однако, против нововведения выступил император, и решение так и не было принято.

Если в других монастырях инокини вели затворническую жизнь, в новой обители монахини помогали в госпиталях и занимались благотворительностью. Чтобы они выполняли свою работу более профессионально, великая княгиня привлекла к обучению послушниц лучших московских врачей, и они учили инокинь основам сестринского дела и грамотному уходу за больными.

Двери монастыря были всегда открыты. Здесь проводили духовные чтения, и собирались члены Православного Палестинского и Географического обществ. Новый монастырь отличался тем, что сестры не были прикованы к нему навечно. Согласно уставу, через определенный срок они имели право вернуться в обычную жизнь.

Вид на северный фасад собора Покрова Пресвятой Богородицы

Великая княгиня жила в стенах обители постоянно. Ее дни были заняты молитвами и работой в госпиталях. Во время Первой мировой войны она наряду с другими монахинями собирала деньги для фронта и помогала раненым. Несколько лет монастырю удавалось комплектовать целые составы и отправлять на передовую продукты, лекарства и перевязочный материал.

Через два года после начала войны количество увечных россиян выросло, и возникла необходимость в протезировании. Основательница монастыря собрала пожертвования и начала строить завод по изготовлению протезов. Интересно, что это предприятие работает по сей день и, так же как и век назад выпускает комплектующие для протезов.

С приходом советской власти монастырская жизнь круто переменилась. В короткое время большевики постарались избавиться от всех членов царской семьи и других родовитых россиян. Великую княгиню схватили и отправили в Пермскую губернию. Там 53-летнюю женщину сбросили живьем в отработанную шахту неподалеку от Алапаевска. Вместе с ней погибло еще семь человек.

Памятник Великой Княгине Елизавете Федоровне

Обитель закрыли в 1926 году, когда в ней жило более 100 монахинь. До 1928 года на территории монастыря работала поликлиника. Потом оставшихся сестер выселили из монастыря. Некоторые из них оказались в ссылке в Туркестанских степях, а другие попали в Тверскую губернию.

После окончательной ликвидации обители здание собора превратили в кинотеатр, а затем здесь стали проводить лекции по санитарному просвещению. В послевоенное время в одном храме располагались реставрационные мастерские, а в другом держали амбулаторию. Верующим монастырь вернули в начале 1990-х годов, а соборный храм стал вновь принадлежать церкви в 2006 году.

Музей

Музейная экспозиция обители посвящена Елизавете Федоровне и истории монастыря. Дважды в день от Покровского собора туристов и паломников водят на экскурсии. Им показывают комнаты великой княгини, в которых сохраняется обстановка начала прошлого века. Здесь можно увидеть личные иконы Елизаветы Федоровны, выполненную ей вышивку, старинный рояль, кухонный сервиз, портреты, документы и старые фотоснимки.

По центру юго-восточные ворота и часовня Серафима Саровского

Современное состояние обители

Вот уже несколько лет женский монастырь имеет статус ставропигиального. Здесь живет 30 насельниц. Сестры обслуживают хоспис и помогают неизлечимо больным детям, работают в созданной для неимущих столовой и трудятся в военных госпиталях.

Они преподают в гимназии, содержат детский дом для детей-сирот и медицинский центр, оказывающий помощь больным детским церебральным параличом. Монахини, которые живут в других отделениях монастыря, в обязательном порядке проходят стажировку в Москве.

В московском монастыре проводятся курсы для беременных и занятия в школе для приемных родителей. Здесь созданы дневные группы, куда водят детей с проблемами развития, и открыт лекторий по истории церкви. Тот объем работ, который делает монастырь, невозможно выполнить силами 30 монахинь, поэтому под отдельные проекты обитель привлекает волонтеров.

Часовня Елисаветы Феодоровны

Монастырские постройки

Монастырская территория невелика, но очень разумно организована. Здесь, не мешая другим можно свободно подышать свежим воздухом в беседке или погулять с ребенком на детской площадке. Проложенные по монастырю небольшие дорожки напоминают английские сады, а украшает монастырь выразительный памятник Елизавете Федоровне.

Соборный храм был спроектирован известным зодчим Алексеем Щусевым и возведен в 1912 году. Архитектору удалось добиться гармонии между популярным в те времена стилем модерн и традициями древнерусского церковного зодчества. Внутренние росписи в храме выполнены талантливыми русскими живописцами Михаилом Васильевичем Нестеровым и Павлом Дмитриевичем Кориным.

Покровский храм невелик по размерам и может вместить до 1000 человек. На его звоннице висят 12 колоколов, и их звучание очень похоже на знаменитые звоны Ростова Великого.

Неподалеку расположен храм, посвященный Марии и Марфе. Он был возведен в 1909 году и долгое время служил домовой церковью при больнице. Марфо-Мариинский храм спроектирован так, чтобы лежачие больные могли наблюдать за ходом церковных служб.

Пристенный фонтан

Кроме двух церквей, в монастыре стоит небольшая часовня, посвященная основательнице обители. Здесь также находятся одноэтажный дом садовника и здание сторожки, где обустроена часовня в честь Серафима Саровского.

Как добраться

Территория обители находится на улице Большая Ордынка, в 2 км южнее Московского кремля. За 10 минут до монастыря можно дойти пешком от станций метро «Третьяковская» и «Полянка». Ближайшие остановки общественного транспорта расположены на улицах Большая Полянка и Большая Ордынка. До них можно подъехать на автобусах № 8, М5, М6 и К.

Рейтинг достопримечательности

Марфо-Мариинская обитель на карте

Города России на Putidorogi-nn.ru:

Казань

Санкт-Петербург

Владимир

Ярославль

Муром

Ростов Великий

Александров

Иваново

Калуга

Кострома

Сергиев Посад

Нижний Новгород

Псков

Касимов

Переславль-Залесский

Суздаль

Марфо-Мариинская Обитель Милосердия: адрес, фото, метро, как добраться

Основательницей Марфо-Мариинской Обители Милосердия и ее первой настоятельницей стала княгиня Елизавета Федоровна. Общая площадь Обители Милосердия не слишком велика, но пространство так удачно организовано, что можно совершенно свободно, не мешая остальным, подышать свежим воздухом на лавочке или в беседке, заняться рисованием пейзажей или погулять с малышом на детской площадке.

В Марфо-Мариинской Обители есть множество дорожек, которые сходятся и расходятся, а сама система напоминает английские сады. Из-за деревьев открывается чудесный вид на Покровский собор. Во время православных праздников в обители всегда немало людей, но нет ощущения толпы, все прогуливаются в саду, почти не пересекаясь друг с другом. Ухоженные газоны, цветы согласно сезону, свежие зеленые газоны – все смотрится очень красиво и свежо, ведь сестры, живущие в обители, очень внимательно ухаживают за садом.

Собор на территории Марфо-Мариинской Обители Милосердия был построен не так давно – в начале XX века архитектором Щусевым. За образец были взяты старинные псковские соборы, а колокола подобраны под ростовские звоны. Очень впечатляет на стенах собора резьба по камню, здесь есть и сцены из Библии, и мифологические животные севера. Покровский собор отличается от прочих аналогичных строений тем, что при входе есть большой зал, в котором для сестер проводились лекции по медицине и духовные беседы. На таком лекционном зале настояла сама княгиня Елизавета.

Роспись храма делал Нестеров М., недавно они были отреставрированы и сейчас в полной своей красе и радуют глаз. Особым интересом посетителей пользуется работа «Христос у Марии и Марфы», на которой обе сестры изображены красавицами (у других иконописцев Марфа изображается с угрюмым лицом). Все работы в обители принимала лично княгиня Елизавета, все проекты были одобрены после детального изучения, и сегодня мы можем сполна оценить ее тонкий художественный вкус.

В Марфо-Мариинской Обители Милосердия царит очень доброжелательная и легкая атмосфера. Этот храм очень интересен для любителей истории как памятник архитектуры и музей. Ценителям прекрасного, покоя и умиротворения понравятся прогулки и ухоженный сад. А родителям с детишками здесь понравится потому, что это один из самых тихих и замечательных уголков в самом центре шумной столицы.

Марфо-Мариинская обитель – где живет красота внешняя и внутренняя


Всего 47 фото

Есть в Москве одно удивительное место поражающее своей тихой радостью и смирением. Одновременно здесь очень красиво и спокойно. Можно вполне себе прийти сюда отдохнуть от суетной городской жизни или беготни по осмотру московских достопримечательностей. Это Марфо-Мариинская обитель на Большой Ордынке, что недалеко от ст. метро Третьяковская. Подробно я уже рассказывал об этой обители в материале "Марфо-Мариинская обитель или одна история об ангеле земном". Сейчас же мы с вами прогуляемся по весенней Марфинско-Мариинской обители и просто отдохнем и расслабимся. Пусть ваш взгляд просто скользит по фотографиям и позвольте себе не думать ни о чем. Так мы сможем получить максимум релакса и возможно даже нечто более возвышенное. Уже пятый час дня, собираются тучи. Поэтому некоторые фото воспринимаются несколько драматично. Может оно и к лучшему. Ведь судьба этой обители и ее настоятельницы весьма грустная. Основательницей этой обители является великая княгиня Елисавета Феодоровна. Она вовсе не русская по своей крови, но стала ей по вере своей и делам ее. Елисавета Феодоровна родилась в 1864 году в немецком городе Дармштадте. Ее мать Алиса была дочерью королевы Англии Виктории, а отец Теодор Людвиг IV - Великим герцогом Гессенским...

После революции в мае 1918 года её вместе с другими представителями дома Романовых перевезли в Екатеринбург, а затем, через два месяца, отправили в город Алапаевск. Вместе с ней находилась и сестра из Марфо-Мариинской обители Варвара Яковлева. В ночь на 18 июля 1918 года великая княгиня Елизавета Фёдоровна была убита большевиками - сброшена живой в шахту Новая Селимская в 18 км от Алапаевска вместе с многими другими Романовыми. В 1992 году Архиерейским собором Русской православной церкви великая княгиня Елизавета и сестра Варвара причислены к лику святых и включены в Собор новомучеников и исповедников Российских (ранее, в 1981 году, они были канонизированы Русской православной церковью за границей). Я буду лишь напонминать о том, что мы видим и постараюсь не пергружать пост информацией.

Если проходить по Большой Ордынке от центра - можно легко пропустить главные ворота Марфо-Мариинской обители, что находится по четной стороне улицы.
02.

Обитель основана в 1909 году.
03.

04.

Вскоре после гибели своего мужа, московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича Елизавета Фёдоровна продала свои драгоценности (отдав в казну ту их часть, которая принадлежала династии Романовых) и на вырученные деньги купила на Большой Ордынке усадьбу с четырьмя домами и обширным садом, где и расположилась Марфо-Мариинская обитель милосердия.
05.

Соборный храм обители - Покровский собор - был спроектирован Алексеем Щусевым совместно с Б.В. Фрейденбергом и Л.В. Стеженским.
06.

Воротный двор. Справа - сторожка и привратная часовня.
07.

Фонтан у привратной часовни
08.

09.

22 мая 1908 г. на Большой Ордынке состоялась закладка соборного храма во имя Покрова, который строился до 1912 г. архитектором А. Щусевым в стиле модерн с элементами древнего новгородско-псковского зодчества XII-XIV вв. Массивный объем храма с узкими щелевидными окнами увенчан крупной шлемовидной главой.
10.

Гладкие белые стены украшены кирпичным декором и каменной резьбой (скульптор С.Т. Коненков). Восточная часть здания, обращенная к улице, наиболее выразительна и пластична. Один дореволюционный краевед отмечал приземистый облик соборной церкви, «к земле привязывающей», «земной, трудовой характер храма», словно воплощающий замысел всей обители. Внешне очень маленький, почти миниатюрный храм был рассчитан на тысячу человек и предполагался одновременно лекционным залом. Покровский собор освящен впервые в 1911 году, а 26 августа 1917 года состоялось полное освящение построенного и расписанного храма Пресвятой Богородицы.
11.

Южный фасад Покровского собора Марфо-Мариинской обители
12.

13.

14.

15.

16.

17.

18.

19.

20.

21.

Западный фасад Покровского собора Марфо-Мариинской обители
22.

Мраморная купель
23.

Вид на обитель с Голгофы
24.

25.

26.

27.

28.

Часовня Елисаветы Феодоровны
29.

30.

Больничный корпус для заразных больных. Сейчас он зовется сторожкой садовника.
31.

32.

33.

34.

35.

Северные врата Xрама Покрова Пресвятой Богородицы Марфо-Мариинской обители
36.

37.

38.

Северный фасад Покровского собора Марфо-Мариинской обители
39.

Марфо-Мариинская обитель - У Господа нет на Земле других рук, кроме наших — LiveJournal

«Какие прекрасные лица,
И как безнадежно бледны:
Наследник, Императрица,
Четыре Великих Княжны.»
(Георгий Иванов)

Марфо-Мариинская обитель милосердия (Большая Ордынка, д. 34) - явление уникальное. Она не является женской монашеской обителью в привычном для нас понимании. Это община сестер милосердия, отрытая миру и по своему уставу приближающаяся к монастырю.

Прошлый мой пост про Свято-Екатерининскую пустынь был страшный. Но этот пост намного страшнее.

«Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими. Сестры послали сказать Ему: «Господи! Вот, кого Ты любишь, болен». Иисус, услышав то, сказал: «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий». Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря». (Ин 11:1-5)

Основательницей и первой настоятельницей московской Марфо-Мариинской обители была великая княгиня Елизавета Федоровна Романова, урожденная немецкая принцесса Гессен-Дармштадтская - вдова убитого террористами великого князя Сергея Александровича. Многие москвичи часто называли ее «Великая матушка», или более трогательно – «Белый ангел Москвы».

Елизавета Федоровна была старшей сестрой будущей императрицы Александры Федоровны, супруги Николая Второго. В 1884 году она сочеталась браком с Великим князем Сергеем Александровичем, братом российского императора Александра Третьего, и получила титул Великой Княгини.

Переехав в Россию, она влюбилась в нее сразу и безоговорочно. Особенно потрясла ее наша Москва, с ее огромным количеством храмов, колокольным звоном, набожностью москвичей и их хлебосольством. Ее первым учителем русского языка и Слова Божия был ее супруг, Великий Князь.

Вначале венчание Сергея и Елизаветы произошло по православному обряду, затем по протестантскому. Переход супруги Великого Князя в Православие не был обязательным. И хотя Великая Княгиня оставалась протестанткой, Протестантизм был для нее уже узок и тесен, и она всей душой постигала Православие и стремилась к нему, посещая с супругом все службы.

В 1888-ом году в ее жизни произошло знаменательное событие. Ей представилась возможность вместе с супругом, председателем Императорского палестинского общества, поехать в Иерусалим на Святую землю. Там, у гроба Господня, Елизавета Федоровна приняла, наверное, самое главное решение в своей жизни – перейти в Православие.

Пораженная красотой православного храма Марии Магдалины в Гефсимании, она произнесла: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Знала бы Елизавета Федоровна, насколько пророческим окажется это ее желание.

В 1891-ом году Елизавета Федоровна становится москвичкой – император Александр Третий назначает своего брата губернатором Москвы. Влюбленная в Москву Великая Княгиня сразу же нашла себе занятие – она учредила Елизаветинское благотворительное общество, опекающее младенцев из беднейших семей, и возглавила дамский комитет Красного Кр

Марфо-Мариинская обитель или одна история об ангеле земном


Всего 49 фото

Пару лет назад нечто бессознательное привело меня в Марфо-Мариинскую обитель, причем, произошло это совершенно случайно – я проходил по Большой Ордынке и неожиданно очень заинтересовался комплексом белоснежных врат, напоминавших монастырские и необычной формы главой стоящей за ними церкви, немного видневшейся с улицы. Я зашел во двор и был приятно поражен - передо мной открылcя удивительный храм необычайной суровой красоты и совсем не характерный для московской православной архитектуры – скорее он напоминал седые древние храмы Пскова и Новгорода. Я тогда не знал, что этот храм не имеет своей долгой и глубокой истории. Оказалось, что я нахожусь в Марфо-Мариинской обители, а храм, что так поразил мое воображение – Покровский собор, построенный известным русским архитектором Щусевым в 1914 году в популярном в то время «неорусском стиле». Выяснилось, что обитель была передана в ведение Патриархии в 1992 году и впоследствии восстановлена в 2004-м.

Все вокруг блестело чистотой и знакомыми элементами лощеного и неестественного новодельного «евростроя», но я придираюсь - на территории все было аккуратно, чисто и ухожено. Пребывая на земле этой обители, ты как будто окунаешься в безмятежное спокойствие и гармонию, призревая суматошную московскую толчею и беготню… Тогда я зашел в церковь, немного поснимал храм и территорию обители и отправился дальше по своим мирским делам. Но, древний образ щусевского Покровского собора неотступно следовал за мной и не давал покоя. И вот, на днях, в эту солнечную весеннюю погоду мне захотелось подольше побыть здесь, поразмышлять, попытаться ощутить дух этой обители основанной перед самой революцией великой княгиней Елисаветой Феодоровной, которую за святость и веру и нарекли еще при жизни земным ангелом. Захотелось мне открыть для себя эту закрытую страницу нашей истории, о которой я мало, что знал тогда. Далее под катом интереснейшая, но трагичная история Марфино-Мариинской обители и судьбе ее основательницы - великой княгини Елисаветы Феодоровны поглощенной темным революционным пожаром, коснувшимся своим едким пламенем практически каждого русского человека.

Как я уже упоминал, основательницей этой обители является великая княгиня Елисавета Феодоровна. Она вовсе не русская по своей крови, но стала ей по вере своей и делам ее. Елисавета Феодоровна родилась в 1864 году в немецком городе Дармштадте. Ее мать Алиса была дочерью королевы Англии Виктории, а отец Теодор Людвиг IV - Великим герцогом Гессенским.
02.

Источник
Елисавета вышла  замуж за дядю будущего императора Николая II - Великого князя Сергея Александровича Романова, переехав в холодную Россию. Именно в этот приезд семейства Гессенов в Россию на свадьбу Елисаветы и Сергея ее младшая сестра Алиса познакомилась с цесаревичем Николаем. А в 1894 г. состоялась свадьба Алисы Гессенской и Николая II. Торжества омрачились тогда страшным бедствием: на Ходынском поле, где раздавались подарки народу, началась давка — тысячи людей были ранены или задавлены. Так началось это трагическое царствование — среди панихид и погребальных воспоминаний.

Еще в октябре 1888 году по поручению Александра III великий князь Сергей Александрович с Елисаветой Феодоровной прибыл в Палестину для представления на освящении Храма Марии Магдалины в Гефисимании на Святой Земле. Храм святой Марии Магдалины был построен в Гефсиманском саду, у подножия Елеонской горы. Этот пятиглавый храм с золотыми куполами и до сего дня - один из красивейших храмов Иерусалима. На вершине Елеонской горы высилась огромная колокольня, прозванная «русской свечой». Увидев эту красоту и благодать, великая княгиня сказала: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Тогда она не знала, что произнесла пророчество, которому суждено исполниться. В дар храму святой Марии Магдалины Елисавета Феодоровна привезла драгоценные сосуды, Евангелие и воздухи (покровы на сосудах со святыми дарами). В далеком 1982 году они будут использованы на церковной службе при канонизации великой княгини как великумученицы. Именно после посещения Святой Земли Елисавета твердо решила принять православие, несмотря на отказ отца дать ей на это свое благословение.
03.

Жители Москвы скоро оценили ее милосердное сердце. Она ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных. Именно в то время великокняжеская чета начала покровительствовать Иверской общине в Замоскворечье, где готовили сестер милосердия.

Когда в 1904 г. началась Русско-японская война, она отправляла на фронт санитарные поезда, продовольствие, обмундирование, лекарства, подарки и даже походные церкви с иконами и утварью, а в московском Кремле открыла  госпиталь для раненых и комитеты по призрению вдов и сирот военнослужащих. Елисавета Феодоровна основала Марфо-Мариинскую обитель через два года после гибели от рук террориста-эсера Каляева ее мужа, в то время генерал-губернатора Москвы, сменив траур на белое одеяние сестры милосердия.
04.

На вырученные деньги от продажи фамильных драгоценностей и особняка на Фонтанке в Санкт-Петербурге она приобрела землю под обитель с четырьмя двухэтажными домами и огромным садом в Замоскворечье у купца и библиофила К.А. Соловьева на Большой Ордынке, 34. В обители на Ордынке были постепенно устроены две церкви (сначала домовая, а затем и Покровская), часовня, бесплатные больница, аптека, амбулатория, столовая, воскресная школа, приют для девочек-сирот и библиотека. На наружной стене обители висел ящик, куда бросали записки с просьбами о помощи, и этих просьб поступало до 12 тысяч в год. Настоятельница собиралась открыть отделения обители по всем губерниям России, устроить загородный скит для ушедших на покой сестер, а в самой Москве организовать во всех частях детские приюты, богадельню и построить дом с дешевыми квартирами для рабочих.
05.

Она целиком и полностью посвятила себя социальному служению и самоотверженно создавала и пестовала эту женскую обитель сестер милосердия.

22 мая 1908 г. на Большой Ордынке состоялась закладка соборного храма во имя Покрова, который строился до 1912 г. архитектором А. Щусевым в стиле модерн с элементами древнего новгородско-псковского зодчества XII-XIV вв. Массивный объем храма с узкими щелевидными окнами увенчан крупной шлемовидной главой. Гладкие белые стены украшены кирпичным декором и каменной резьбой (скульптор С.Т. Коненков). Восточная часть здания, обращенная к улице, наиболее выразительна и пластична.
06.

Расписывать храм Елисавета Феодоровна пригласила выдающихся художников: Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина и известного скульптора Сергея Коненкова.
07.

Нестеров создал здесь свои известные композиции: «Путь к Христу», изображавшую 25 фигур,...
08.

...«Христос у Марфы и Марии», «Утро Воскресения», а также подкупольное изображение «Отец Савоаф с Младенцем Иисусом Христом» в месте с Кориным и лик Спаса над жертвеником. Павел Корин оформил подкупольное пространство храма, своды окон и дверей с ликами архангелов и серафимов в растительном орнаменте.
09.

На центральной фреске «Путь ко Христу» изображены мужчины, женщины, дети, которые идут - ищут пути к спасению… «Затея была такова,- писал Нестеров,- среди весеннего пейзажа с большим озером, с далями, полями и далекими лесами, так к вечеру, после дождя, движутся люди навстречу идущему Христу Спасителю. Обительские сестры помогают тому, кто слабее - детям, раненому воину и другим - приблизиться ко Христу». Христос выходит к стремящимся к нему людям из светлого березового перелеска, овеянного зеленою и белою дымкой весны. В белых одеждах, исполненный благодати и грусти, Он протягивает руку тянущейся к Нему больной простоволосой девушке, а правую подает в помощь сестре-монахине.

В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в  подземный храм-крипту

Марфо-Мариинская обитель: жизнь изнутри - Православный журнал "Фома"

1 ноября — день рождения великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой, основательницы Марфо-Мариинской обители милосердия, русской святой. Предлагаем Вашему вниманию материалы о ее жизни и трудах.

При великой княгине Елизавете Федоровне в Марфо-Мариинской обители было 115 сестер. Сегодня — около тридцати. Немного, если сравнивать, например, с крупными монастырями. Почему так? И кто, собственно, такие —  сестры милосердия? Чем они занимаются, чем отличаются от монахинь?

О современной жизни Марфо-Мариинской обители милосердия рассказывает настоятельница, инокиня Екатерина (Позднякова).

 

***

Обитель милосердия… Для многих наших современников это непонятный статус. Возможно, поэтому у нас сейчас немного сестер. Ведь если девушка или женщина хочет посвятить себя служению Богу, скорее всего, она пойдет в монастырь, а не в обитель милосердия. Монастырей сейчас много, и все они разные: где-то физический труд преобладает, где-то — молитвенный, каждый может себе выбрать то, что ближе. А вот что такое труд сестры милосердия, зачастую более сложный, чем монастырский, — людям неочевидно.

К нам идут те, кто знает о жизни великой княгини Елизаветы Федоровны, кто понимает ее подвиг и хочет его разделить. Именно ее пример вдохновляет сестер в их служении.

***

В нашей обители два типа сестер: те, кто приняли монашеский постриг, и сестры милосердия. Это женщины-мирянки, посвященные по особому чину, который был утвержден Святейшим Синодом именно для Марфо-Мариинской обители милосердия по просьбе Елизаветы Федоровны. В одном из писем государю императору великая княгиня говорила, что обитель устроена на монастырском основании. Жизнь всех сестер, в общем-то, протекает одинаково, по общежительному монастырскому уставу. Но послушания различаются. Сестры-монахини в большей степени заняты богослужением, хозяйственными, административными делами. Сестры милосердия служат в наших социальных проектах, ухаживают за больными, помогают нуждающимся. Это очень сложно. Одно дело, когда ты пришел в монастырь, стараешься больше молиться, заниматься своей духовной жизнью, не реагировать на внешние раздражители. И монастырское уединение к этому располагает. А сестре милосердия приходится, помимо подчинения монастырскому распорядку, постоянно «работать душой». Наша жизнь требует постоянной включенности.

***

Елизавета Федоровна по сути присутствует во всем, что мы здесь делаем. Все мы знаем это, чувствуем. И люди, которые сюда приходят, думаю, тоже это чувствуют. С кем бы мы ни общались — имя великой княгини у всех на устах. Ее образ притягивает к себе многих. И конечно, мы постоянно чувствуем ответственность. Люди хотят видеть здесь жизнь, которую вела Елизавета Федоровна, и мы не имеем права вести себя по-другому. Ее подвиг служит для нас ориениром. Каждое утро в храме у мощей великой княгини наши сестры поют ей канон. Мы просим ее благословения на наши труды.

***

Великая княгиня, создав Марфо-Мариинскую обитель, не успела завершить свое дело. На момент ее мученической кончины все еще было в процессе формирования. Даже статус сестер не был до конца определен — его должны были утвердить на Поместном соборе 1918 года, но этого не случилось — работу Собора завершили в принудительном порядке. Поэтому теперь мы изучаем письма святой преподобномученицы Елисаветы, труды ее сподвижников, чтобы понять, чего же хотела Елизавета Федоровна, какой она себе представляла эту обитель и служение ее сестер. Некоторых направлений работы, которые мы сейчас ведем, при великой княгине не было. Их появление продиктовано потребностями нашего времени.

***

Когда люди обращаются к нам за помощью, мы не спрашиваем их о вере, о том, ходят ли они в храм, водят ли туда детей. Мне кажется, это некорректно. Мы принимаем всех. Но однажды мы решили провести опрос среди наших подопечных: как наша деятельность влияет на воцерковление? И оказалось, что более 60% людей стали чаще ходить в храм и приступать к Церковным Таинствам. На вопрос, что же повлияло на это, они отвечали, что сама атмосфера внутри обители к этому располагает. Мы ничего специально для этого не делаем, просто у людей есть возможность участвовать в церковной жизни, детки здесь могут причащаться, исповедоваться, и родители тоже к этому приходят. Кроме того, во всех наших проектах заняты церковные люди. Они просто живут своей жизнью, никого в храм специально не тянут. И все же многие и через них приходят… Это очень радует. Думаю, наши сотрудники свидетельствуют о своей вере личным примером: как они общаются с детьми, с родителями, как ведут себя… На мой взгляд, это лучшая проповедь. Это даже и цель социального служения Церкви – приводить людей к Богу примером собственной жизни.

***

Конечно, не все наши сестры приходят в обитель и остаются насовсем. Кто-то со временем понимает, что это не его путь. У нас есть испытательный срок, и каждой сестре я говорю: «Вы начинаете жить в обители, постарайтесь по максимуму погрузиться эту жизнь, ходите на молитвенное правило, с усердием выполняйте послушания, что-то будет получаться, что-то нет… Вы должны понять, для вас ли эта жизнь? Хотите ли вы этого?» При великой княгине сестры давали обет на определенное количество лет. Сейчас в обители такого правила нет. Сестры, посвященные по чину, разработанному великой княгиней, имеют намерение остаться здесь навсегда. Думаю, это правильно. Хотя у многих, приходящих к нам, есть мнение, что сестра милосердия — это что-то временное. Можно прийти в обитель, что-то полезное поделать — и уйти, жить дальше. Теоретически — да. Но на практике этот настрой здесь не работает, потому что… люди начинают себя жалеть. Даешь сестре послушание, а она говорит: «Я туда не пойду — мне будет тяжело». Ссылается на здоровье, на плохую погоду, на что-то еще... Хотя у нас даже в анкете для сестер есть специальная графа: хронические заболевания. Нам все важно знать: глаза, суставы, сердце — всё, с чем есть проблемы. Так вот, при поступлении все совершенно здоровы, но это до первого послушания. Мы всем даем посильную работу, но не у всех выходит. А все ведь просто: у сестры все получится только тогда, когда она придет в обитель с мыслью умереть ради Христа и ближних. Конечно же, никто не даст ей умереть, и моя забота беречь сестер, следить за тем, чтобы они в меру трудились, молились, в меру отдыхали. Но сама сестра должна быть готова к жертвенному служению.

***

У меня есть хороший пример. Одна сестра пришла к нам в очень преклонном возрасте — сейчас ей около восьмидесяти лет. Честно говоря, я не знала, как быть. Елизавета Федоровна принимала в обитель женщин до сорока, а здесь… Но знакомый священник очень за нее попросил, сказал, что у нее сердце горит, что ей хочется у нас служить, и что если не получится — мы сможем с ней расстаться. Решили попробовать... И эта сестра просто потрясла меня. Она плохо слышит, плохо видит — старенькая. Но первым делом она сказала: «Делайте со мной, что хотите, только не выгоняйте. Я готова на все». Я подумала про себя: все так говорят, когда поступают... И вот ей дали послушание. Она пошла, выполнила. Дали другое — она и с ним справилась. И так везде и во всем. Она ни от чего не отказалась. Месяц прошел, два, три, полгода... И вот мы с ней встречаемся, я расспрашиваю: «Как вы? Тяжело вам?» — «Нет, — говорит, — мне ничего не тяжело. Я очень хочу служить Богу». У нее сердце так горит, как ни у каждой молодой сестры. Она за все берется с таким усердием, с такой любовью... Сейчас она уже совсем не слышит, но этого не заметно. Все видят, с какой любовью она служит. Она — пример для всех, настоящая сестра милосердия, послушница великой княгини.

Направления работы Марфо-Мариинской обители

Помимо сестер милосердия, в проектах Марфо-Мариинской обители задействовано около 250 высококвалифицированных сотрудников — врачей, медсестер, социальных работников, педагогов. Чем занимаются эти люди? И какую помощь можно получить здесь сегодня?

1. Центр реабилитации детей с ДЦП

Это одно из первых направлений, которое стали развивать в Марфо-Мариинской обители после проведения реконструкции. Центр открылся в апреле 2010 года. Помощь здесь уже получили более 800 детей. Каждый день здесь бывает до сорока деток. Уровень медицинской помощи очень высок, а доброжелательность персонала отмечают все без исключения родители.

На базе этого центра при обители открыта выездная паллиативная служба. Ее сотрудники — врачи, медсестры, соцработники — опекают примерно семьдесят семей. Кроме медицинской поддержки, служба помогает родителям с оформлением льгот, о которых те могут даже не знать. Добровольцы службы помогают мамам в быту.

2. Работа с особыми детьми

В обители есть Группа дневного пребывания для детей-инвалидов. Фактически это детский садик, куда детки с заболеваниями тяжелой степени и средней тяжести приходят дважды в неделю. Цель педагогов — во-первых, дать хоть немного отдохнуть родителям, а во-вторых, научить детей элементарным бытовым навыкам. Практика показывает, что в отрыве от родителей они усваивают их лучше.

Готовится к открытию группа круглосуточного пребывания. Она рассчитана на деток, которые из регионов приехали в Москву на реабилитацию, и им нужно на какое-то время здесь задержаться. Здесь же до четырех недель в год смогут находиться подопечные паллиативной службы, чтобы их родители могли немного отдохнуть. Кстати, для отдыха родителей вместе с детьми у обители есть летняя дача в Севастополе. С мая по октябрь семьи выезжают туда в сопровождении волонтеров, которые берут на себя все заботы по дому и помогают с детьми.

Скоро в обители откроется детский хоспис. При великой княгине его здесь не было, но реалии нашего времени показали, что он необходим. Уже сегодня здесь живет один мальчик. Врачи и сестры окружили его особой заботой и любовью…

3. Детский дом для девочек

Елисаветинский детский дом рассчитан на двадцать человек. На его базе есть Центр семейного устройства детей, одно из направлений работы которого – подготовка замещающих семей. Это семьи, где готовы принять ребенка на воспитание. Все, прошедшие там обучение, получают свидетельство государственного образца. Второе направление – работа с «кровными семьями», то есть с родителями, которые не лишены родительских прав, но их дети, в силу разных причин, временно живут в Елисаветинском детском доме. С помощью сотрудников Центра ситуации в проблемных семьях часто стабилизируются.

4. Елисаветинская гимназия

Это Православная гимназия, где обучаются более двухсот детей. Стандартный набор предметов расширен здесь изучением четырех языков (английского, немецкого, латыни, церковнославянского) и дисциплинами, направленными на изучение основ Православной веры. Ученики гимназии ежегодно побеждают в олимпиадах, по окончании поступают в российские и зарубежные вузы. Недавно гимназия отмечала свое двадцатилетие.

5. Работа с нуждающимися

Небольшая патронажная служба Марфо-Мариинской обители постоянно ухаживает за тридцатью подопечными. В основном это пожилые люди, либо молодые, имеющие инвалидность. На подворье обители в Тверской области готовится к открытию богадельня для женщин, рассчитанная на десять человек.

6. Служба помощи просителям

Ее называют здесь «работой со случаем». Сюда обращаются люди, которые попали в сложную жизненную ситуацию. Им оказывают помощь в оплате коммунальных услуг, покупке лекарств, продуктов, приобретении билетов до дома. Денег на руки не выдают, каждый случай проверяют на достоверность. Если речь идет о крупных суммах, например, дорогостоящем лечении, то оформляется просьба на сайт «Милосердие.ру» для сбора массовых пожертвований.

7. Справочный телефон службы «Милосердие»

По справочному телефону тоже обращаются люди, попавшие в сложную ситуацию. В год поступает порядка 20000 просьб. Операторы службы разбираются с каждым случаем и перенаправляют человека в профильную структуру Марфо-Мариинской обители или службы «Милосердие».

Подготовила Алла Митрофанова. Фото Владимира Ештокина.

 

О социальных проектах Марфо-Мариинской обители:

Света дома

Никаких «овощей»

 

Читайте также:

Елизавета Федоровна: жизнь как "дорога, полная света"

"Важно быть благодарными потомками..."

Романовы: 3 века царствования

Мы должны вернуться в Россию

Династия Романовых и Церковь

Мрачная история Марфо-Мариинской обители: aleks070565 — LiveJournal

«Какие прекрасные лица,
И как безнадежно бледны:
Наследник, Императрица,
Четыре Великих Княжны.»
(Георгий Иванов)

Марфо-Мариинская обитель милосердия (Большая Ордынка, д. 34) - явление уникальное. Она не является женской монашеской обителью в привычном для нас понимании. Это община сестер милосердия, отрытая миру и по своему уставу приближающаяся к монастырю.

Прошлый мой пост про Свято-Екатерининскую пустынь был страшный. Но этот пост намного страшнее.

«Был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же, которой брат Лазарь был болен, была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его волосами своими. Сестры послали сказать Ему: «Господи! Вот, кого Ты любишь, болен». Иисус, услышав то, сказал: «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий». Иисус же любил Марфу и сестру ее и Лазаря». (Ин 11:1-5)

Основательницей и первой настоятельницей московской Марфо-Мариинской обители была великая княгиня Елизавета Федоровна Романова, урожденная немецкая принцесса Гессен-Дармштадтская - вдова убитого террористами великого князя Сергея Александровича. Многие москвичи часто называли ее «Великая матушка», или более трогательно – «Белый ангел Москвы».

Елизавета Федоровна была старшей сестрой будущей императрицы Александры Федоровны, супруги Николая Второго. В 1884 году она сочеталась браком с Великим князем Сергеем Александровичем, братом российского императора Александра Третьего, и получила титул Великой Княгини.

Переехав в Россию, она влюбилась в нее сразу и безоговорочно. Особенно потрясла ее наша Москва, с ее огромным количеством храмов, колокольным звоном, набожностью москвичей и их хлебосольством. Ее первым учителем русского языка и Слова Божия был ее супруг, Великий Князь.

Вначале венчание Сергея и Елизаветы произошло по православному обряду, затем по протестантскому. Переход супруги Великого Князя в Православие не был обязательным. И хотя Великая Княгиня оставалась протестанткой, Протестантизм был для нее уже узок и тесен, и она всей душой постигала Православие и стремилась к нему, посещая с супругом все службы.

В 1888-ом году в ее жизни произошло знаменательное событие. Ей представилась возможность вместе с супругом, председателем Императорского палестинского общества, поехать в Иерусалим на Святую землю. Там, у гроба Господня, Елизавета Федоровна приняла, наверное, самое главное решение в своей жизни – перейти в Православие.

Пораженная красотой православного храма Марии Магдалины в Гефсимании, она произнесла: «Как я хотела бы быть похороненной здесь». Знала бы Елизавета Федоровна, насколько пророческим окажется это ее желание.

В 1891-ом году Елизавета Федоровна становится москвичкой – император Александр Третий назначает своего брата губернатором Москвы. Влюбленная в Москву Великая Княгиня сразу же нашла себе занятие – она учредила Елизаветинское благотворительное общество, опекающее младенцев из беднейших семей, и возглавила дамский комитет Красного Креста.

Во время Русско-японской войны помогать солдатам, воюющим за свое Отечество, стало главным делом ее жизни. Роскошный кремлёвский дворец она отдала под мастерские, в которых трудились женщины – они шили, собирали гуманитарную помощь для солдат, готовили им подарки. Сама же Княгиня отправляла на фронт походные церкви.

Тогда уже она поменяла свои роскошные княжеские платья на простенький грубый наряд сестры милосердия, она полагала, что во время войны и всеобщих бедствий не должно быть место роскоши.

5-го февраля 1905-го года Великого Князя Сергея Александровича в клочья разорвала бомба, брошенная террористом Иваном Каляевым. Елизавета Федоровна пришла к террористу в тюрьму, в его одиночную камеру смертника, чтобы задать ему один вопрос - зачем он это сделал? Она оставила убийце Евангелие, и даже подала прошение императору о помиловании Каляева. Она простила бомбиста.

Светское общество не поняло ее, зачем нужна эта игра в любовь и милосердие? А она просто исполнила одну из заповедей Христа – возлюбите врагов своих. Наверное, это самое высшее проявление христианской любви – искренне простить того, кто причинил тебе наибольшее зло.

Тогда же Елизавета Федоровна приняла решение окончательно проститься с миром и посвятить себя служению людям. Она разделила свои драгоценности на три части: первая была возвращена казне, вторая отдана ближайшим родственникам, третья пошла на создание Марфо-Мариинской обители. Большой участок на Большой Ордынке с роскошным садом Княгиня приобрела на деньги от фамильных драгоценностей и от проданного особняка на Фонтанке в северной столице.

По замыслу Княгини, это был и не монастырь, и не светское благотворительно учреждение. Обитель была заведением духовным, куда принимались лишь православные девушки и женщины, желающие посвятить свою жизнь больным и убогим. Был и особый чин посвящения в «крестовые сестры», основанный на обете служения. Сама же Княгиня приняла монашеский постриг.

Тогда она произнесла свои знаменитые слова: «Я покидаю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но восхожу вместе с вами в мир более высокий, в мир бедных и страдающих».

Сёстры же не давали монашеских обетов, не облачались в чёрное, могли выходить в мир, спокойно покинуть обитель, выйти замуж. Но могли они и постричься в монахини.

На Ордынке были построены две церкви, часовня, больница, библиотека, амбулатория, столовая, воскресная школа, приют для девочек-сирот. На наружной стене обители висел ящик, куда люди бросали записки с мольбами о помощи. Настоятельница собиралась открыть такие обители по всем губерниям России и настроить для рабочих недорогого жилья.

Елизавета Федоровна пользовалась большой любовью москвичей. Она ходила по московским улицам в сопровождении одной лишь инокини Варвары, раздавая милостыню, посещая бедные дома. Не чуралась она и притонов Хитровки, заполненной бродягами, ворами и беглыми каторжниками, она искала беспризорников и помещала их в приюты.

Великая матушка, очень снисходительная к молодым сестрам, была невероятно требовательна к себе. Она спала на простой деревянной кровати без матраса, почти ничего не ела, соблюдала все посты, постоянно молилась. Говорили, что она приняла «великую схиму» с именем Алексия.

Во время Первой мировой войны она и крестовые сестры непрестанно трудились в госпиталях. Формировали санитарные поезда, собирали лекарства, отправляли на фронт походные церкви.

Елизавета Федоровна предполагала свою мученическую кончину. Не раз ей предлагали покинуть Россию, спасение было так близко, но она не могла и не хотела оставить своих крестовых сестер. «Я русская, и хочу разделить со своим народом его горестную участь».

После революции обитель сперва не трогали и даже помогали с продовольствием и медикаментами. Чтобы не давать повода провокациям, настоятельница и сестры почти не выходили из стен, каждый день служилась Литургия. Но постепенно власти подбирались к этому христианскому островку: сначала прислали опросные листы для проживающих и излечивающихся, потом арестовали несколько человек из больницы, потом объявили о решении перевести сирот в детский дом.

В апреле 1918 г., в Светлый Вторник после Пасхи, в обители служил Литургию и молебен Патриарх Тихон, давший Елизавете последнее благословение. Сразу после его отъезда настоятельница была арестована - ей даже не дали просимых двух часов на сборы, выделив только "полчаса". Простившись с сестрами, под вооруженной охраной латышских стрелков, она уехала в машине в сопровождении двух сестер - любимой келейницы Варвары Яковлевой и Екатерины Янышевой.

Сперва ее вместе с другими членами императорского дома отправили в Екатеринбург, а затем – в Алапаевск. Ее верная подруга Варвара добровольно отправилась в ссылку за любимой матушкой. В ночь на 18-ое июля 1918-го года она с несколькими другими людьми была зверски убита большевиками. Их сбросили живыми в шахту заброшенного рудника близ Алапаевска, шестидесяти метров глубиной. Перед смертью Великая княгиня перекрестилась и сказала: «Господи, прости им, не ведают, что творят!»

С матерной руганью палачи стали бросать в яму свои жертвы, избивая их прикладами. Эта свирепая расправа с невинными была до того страшна, что даже некоторые участники ее не выдержали. Двое из них сошли с ума. Первой столкнули Великую княгиню Елизавету. Потом стали бросать остальных. Всех столкнули живыми, кроме Великого князя Сергея Михайловича. Он единственный был мертвым, прежде чем достиг дна шахты. В последний момент он стал бороться с палачами и схватил одного из них за горло. Тогда выстрелом из револьвера в голову он был убит.

Когда все жертвы были уже в шахте, чекисты стали бросать туда ручные гранаты. Они хотели взрывами засыпать шахту и скрыть следы своего преступления. Только один мученик — Федор Ремез был убит гранатой. Его тело, извлеченное из шахты, оказалось сильно обожженным взрывом. Остальные мученики умерли в страшных страданиях от жажды, голода и ранений, полученных при падении.

Великая княгиня Елизавета упала не на дно шахты, а на выступ, который находился на глубине 15 метров. С нею рядом нашли князя Иоанна с перевязанной раненой головой. Это святая Великая княгиня, сильно ушибленная и с повреждениями в области головы, сделала ему в темноте перевязку, употребив свой апостольник.

Свидетель-крестьянин слышал, как из глубины шахты стала раздаваться Херувимская песнь. Это пели мученики во главе с Елизаветой Феодоровной. Изуверы, побросав свои жертвы в шахту, думали, что они утонут в воде, которая находилась на дне шахты. Но когда они услышали их голоса, то главный из них, Рябов, бросил туда гранату. Граната взорвалась, и наступила тишина. Потом опять возобновились голоса и послышался стон. Рябов бросил вторую гранату. И тогда палачи услышали, как из шахты понеслось пение молитвы «Спаси, Господи, люди Твоя». Ужас охватил чекистов. В панике они завалили шахту хворостом и валежником и подожгли. Сквозь дым еще долетало до них пение молитв.

Когда Белая армия адмирала Колчака заняла район Екатеринбурга и Алапаевска, то началось расследование злодеяний большевиков по убийству Императорской семьи и узников Алапаевска. Была затрачена неделя времени и приложено немало усилий, чтобы раскопать шахту и достать тела мучеников, которые находились на различной глубине шахты.

Рядом с Великой княгиней лежали две неразорвавшиеся гранаты. Господь не допустил, чтобы тело Его угодницы было разорвано на части. Пальцы правой руки святой подвижницы были сложены для крестного знамения. В таком же положении пальцы были и у инокини Варвары и князя Иоанна. Как будто они хотели перекреститься в момент своей смерти, а может быть, и перекрестились.
Фото ниже не мое, не могу удержаться, уж больно хорошо, но сам я этого... розового, в обители никогда не видел.

Следствие установило, что в кромешной тьме шахты, изнемогающая от собственной боли, святая Великая княгиня Елизавета исполняла свой последний долг на земле — облегчать страдания других. Она ощупью, осторожно, чтобы не упасть с выступа шахты вниз, сделала перевязку раненой головы князя Иоанна. И своим пением молитв она подбадривала других и помогала им превозмогать боль и ужас надвигающейся смерти и нестись в молитвах к Богу.

Адское злодеяние Алапаевска произошло в ночь на 18 июля, когда Православная Церковь празднует память Преподобного Сергия Радонежского. Это был день Ангела покойного супруга Елизаветы Федоровны, Великого Князя Сергея Александровича.

Через Читу и Пекин гробы с нетленными останками Великомученицы Елизаветы Федоровны и инокини Варвары были доставлены на Святую Землю в Иерусалим. Великая матушка была погребена тем, где когда-то ей мечталось, в храме Марии Магдалины.

Ее московская обитель просуществовала до 1926 г., а потом еще два года там действовала поликлиника, где работали бывшие сестры под руководством княжны Голицыной. После ее ареста одни насельницы были высланы в Туркестан, а другие создали маленькое огородное хозяйство в Тверской области и выживали там под руководством о. Митрофана Серебрянского.

После закрытия в соборном храме обители открылся городской кинотеатр, потом дом санитарного просвещения, а в Марфо-Мариинской церкви — амбулатория им. профессора Ф. Рейна. Ее храмовую икону святых Жен-Мироносиц передали в соседнюю замосквореченскую церковь Николы в Кузнецах, а на территории бывшей обители установили статую Сталина.

Возрождение Марфо-Мариинской обители милосердия началось в 1992 г., когда постановлением столичного правительства архитектурный комплекс Марфо-Мариинской обители был передан Московской Патриархии. Но ключи от главного собора обители — Покрова Пресвятой Богородицы — были возвращены Церкви центром им. И.Э. Грабаря лишь в конце 2006 г.
В 1981 году русская зарубежная церковь причислила Елизавету Федоровну и ее верную спутницу Варвару к лику святых. В 1992г. и Русская Православная Церковь канонизировала Елизавету Федоровну и Варвару как святых мучениц. В 2004 г. мощи святых Елизаветы и Варвары были привезены в Россию.

Fais se que dois adviegne que peut.

Другие монастыри:

Высоко-Петровский монастырь
Донской монастырь
Зачатьевский монастырь
Иоанно-Предтеченский монастырь
Крестовоздвиженский Иерусалимский монастырь
Крутицкое подворье
Марфо-Мариинская обитель
Николо-Перервинский монастырь
Николо-Угрешский монастырь
Никольский единоверческий монастырь
Новоалексеевский монастырь
Новоспасский монастырь
Саввино-Сторожевский монастырь
Свято-Екатерининский монастырь
Сретенский монастырь
Храмовый комплекс в Старом Косине
Центр РПСЦ на Рогожском

Ставропигиальный женский монастырь — Марфо-Мариинская обитель милосердия / Организации / Патриархия.ru

История

Основательницей и первой настоятельницей московской Марфо-Мариинской обители была великая княгиня св. Елисавета Феодоровна.  В 1894 г. состоялась свадьба ее младшей сестры Алисы Гессенской и Николая II. Великая княгиня стала заниматься благотворительностью и помогать беспризорным, больным и беднякам. Когда в 1904 г. началась Русско-японская война, она отправляла на фронт санитарные поезда, продовольствие, обмундирование, лекарства, подарки и даже походные церкви с иконами и утварью, а в Москве открыла  госпиталь для раненых и комитеты по призрению вдов и сирот военнослужащих. Именно в то время великокняжеская чета начала покровительствовать Иверской общине в Замоскворечье, где готовили сестер милосердия. После смерти мужа Елисавета Феодоровна, полностью удалившись от светской и дворцовой жизни, разделила драгоценности на три части: первая была возвращена казне, вторая отдана ближайшим родственникам, третья пошла на благотворительность, и главным образом, на создание Марфо-Мариинской обители. Большой участок с роскошным садом княгиня приобрела на деньги от фамильных драгоценностей и от проданного особняка на Фонтанке в северной столице.

«Обитель труда и милосердия» стала беспримерным явлением в истории православной Москвы. По замыслу основательницы, ее сестры совмещали молитву и рукоделие с помощью мирянам, а неимущие люди могли найти себе здесь и утешение, и реальную помощь, прежде всего, квалифицированную лечебную — хорошие московские врачи работали в местной бесплатной больнице и на специальных курсах при обители обучали сестер основам медицины. Особо они готовились ухаживать за смертельно больными, не утешая их надеждой на мнимое выздоровление, а помогая приготовить душу к переходу в Вечность. Кроме того, сестры милосердия служили в больнице при обители, в детских приютах, лазаретах, помогали нуждающимся и бедным многодетным семьям — на это настоятельница собирала благотворительные пожертвования со всей России и никогда не отказывалась от помощи мирян.

В обитель же принимались православные девушки и женщины от 21 до 45 лет. Сестры не давали монашеских обетов, не облачались в черное, могли выходить в мир, спокойно покинуть обители и выйти замуж (Павел Корин, трудившийся над росписью соборного храма обители, сам был женат на ее бывшей воспитаннице), а могли и постричься в монашество. Иногда считают, что св. Елисавета изначально хотела возродить древний институт диаконисс.

В обители на Ордынке были устроены две церкви, часовня, бесплатные больница, аптека, амбулатория, столовая, воскресная школа, приют для девочек-сирот и библиотека. На наружной стене обители висел ящик, куда бросали записки с просьбами о помощи, и этих просьб поступало до 12 тысяч в год. Настоятельница собиралась открыть отделения обители по всем губерниям России, устроить загородный скит для ушедших на покой сестер, а в самой Москве организовать во всех частях детские приюты, богадельню и построить дом с дешевыми квартирами для рабочих.

22 мая 1908 г., в праздник Вознесения Господня, на Большой Ордынке состоялась закладка соборного храма во имя Покрова, который строился до 1912 г. архитектором А. Щусевым в стиле модерн с элементами древнего новгородско-псковского зодчества. Расписывать храм Елисавета Феодоровна пригласила выдающихся художников: Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина и известного скульптора С. Коненкова. Нестеров создал здесь свои известные композиции: «Путь к Христу», изображавшую 25 фигур, «Христос у Марфы и Марии», «Утро Воскресения», а также подкупольное изображение Бога Сафаофа и лик Спаса над порталом. В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в  подземную усыпальницу — ее расписывал Корин на сюжет «Путь праведников ко Господу». Там настоятельница завещала  себя похоронить: после того, как сердцем избрала Россию своей второй родиной, она решила изменить свою волю и пожелала обрести покой не в палестинской церкви св. Марии Магдалины, а в Москве, в стенах своей обители. В память же о благодатном посещении в молодости Святой Земли, на фасаде Покровской церкви был изображен вид Иерусалима, с ротондой Гроба Господня и куполом церкви Марии Магдалины. 12 колоколов храмовой звонницы были намеренно подобраны под «Ростовский звон», то есть звучали наподобие знаменитых колоколов Ростова Великого. Один дореволюционный краевед отмечал приземистый облик соборной церкви, «к земле привязывающей», «земной, трудовой характер храма», словно воплощающий замысел всей обители. Внешне очень маленький, почти миниатюрный храм был рассчитан на тысячу человек и предполагался одновременно лекционным залом. Слева от ворот под сосенками поставили синеглавую часовню, где сестры читали псалтырь по умершим сестрам и благотворителям обители, и где ночами часто молилась сама настоятельница.

Осенью 1909 г. был освящен второй, больничный храм обители во имя свв. Марфы и Марии — по замыслу настоятельницы он был устроен так, чтобы тяжелобольные, не вставая с кровати, прямо из палат сквозь открытые двери могли видеть богослужение. А на следующий год, когда обитель открылась, св. Елисавета приняла в его стенах монашеский постриг — посвящал ее в монашество митрополит Владимир (Богоявленский), будущий новомученик, убитый в Киеве в январе 1918 г. В апреле 1910 г. на всенощном бдении по особому составленному Святейшим Синодом чину совершилось посвящение 17 насельниц вместе со святой Елисаветой в звание крестовых сестер, а наутро за Литургией св. Елисавета была возведена в сан настоятельницы обители. Епископ Трифон, обращаясь ко св. Елисавете, сказал: «Эта одежда скроет Вас от мира, и мир будет скрыт от Вас, но она в то же время будет свидетельницей Вашей благотворной деятельности, которая воссияет пред Господом во славу Его».

Настоятельница вела жизнь подвижницы, проводя время в молитвах  и в уходе за тяжелобольными, иногда даже ассистируя врачам на операции и собственноручно делала перевязки. По свидетельствам пациентов, от самой «великой матушки» исходила какая-то целительная сила, которая благотворно влияла на них и помогала выздороветь — здесь исцелялись многие из тех, кому уже отказывали в помощи врачи, и обитель оставалась их последней надеждой.

Настоятельница с сестрами активно выходили в мир и лечили проказы общества: помогали сиротам, неизлечимым больным, беднякам, обитателям Хитровки, которых княгиня уговаривала отдать детей ей на воспитание. Она организовала общежитие для мальчиков, которые потом составили артель посыльных, а для девушек — дом работниц с дешевой или бесплатной квартирой, где они уберегались от голода и влияния улицы. Устраивала рождественские елки для бедных детей с подарками и теплой одеждой, изготовленной руками сестер. Открыла приют для неизлечимо больных  туберкулезом. Чахоточные женщины обнимали княгиню, не сознавая опасности для нее этих объятий, а она никогда не уклонялась от них. Помогала настоятельница и духовенству, особенно сельскому, где не было средств построить или обновить храм, священникам-миссионерам на Крайнем Севере и на других окраинах России, русским паломникам, отправлявшихся посетить Святую Землю. На ее средства был построен русский православный храм в итальянском городе Бари, где находится гробница св. Николая Чудотворца.

После революции обитель не трогали и даже помогали с продовольствием и медикаментами. Чтобы не давать повода провокациям, настоятельница и сестры почти не выходили из стен; каждый день служилась Литургия. Постепенно власти подбирались к этому христианскому островку: сначала прислали опросные листы для проживающих и излечивающихся, потом арестовали несколько человек из больницы, потом объявили о решении перевести сирот в детский дом. А в апреле 1918 г., в Светлый Вторник после Пасхи, в обители служил Литургию и молебен св. Патриарх Тихон, давший св. Елисавете последнее благословение. Сразу после его отъезда настоятельница была арестована — ей даже не дали просимых двух часов на сборы, выделив только «полчаса». Простившись с сестрами, под вооруженной охраной латышских стрелков, она уехала в машине в сопровождении двух сестер — любимой келейницы Варвары Яковлевой и Екатерины Янышевой.

Ее московская обитель просуществовала до 1926 г., а потом еще два года там действовала поликлиника, где работали бывшие сестры под руководством княжны Голицыной. После ее ареста одни насельницы были высланы в Туркестан, а другие создали маленькое огородное хозяйство в Тверской области и выживали там под руководством о. Митрофана Серебрянского. После закрытия в соборном храме обители открылся городской кинотеатр, потом дом санитарного просвещения, а в Марфо-Мариинской церкви — амбулатория им. профессора Ф. Рейна. Ее храмовую икону святых Жен-Мироносиц передали в соседнюю замосквореченскую церковь Николы в Кузнецах, а на территории бывшей обители установили статую Сталина. После войны в бывшем  Покровском храме разместились Государственные реставрационные мастерские, переведенные сюда из Никольского храма на Берсеневке. Вплоть до недавнего времени эта организация под именем Художественно-реставрационный центр им. И.Э. Грабаря занимала помещения замосквореченской обители. А в Марфо-Мариинском храме еще в 1980-х гг. работала лаборатория Всесоюзного института минерального сырья и кабинет лечебной физкультуры с оборудованным в помещении бывшего храма спортивным залом.

Возрождение Марфо-Мариинской обители милосердия началось в 1992 г., когда постановлением столичного правительства архитектурный комплекс Марфо-Мариинской обители был передан Московской Патриархии. Ключи от главного собора обители — Покрова Пресвятой Богородицы — были возвращены Церкви центром им. И.Э. Грабаря лишь в конце 2006 г.

Святыни

Частицы свв. мощей прмц. Елисаветы и инокини Варвары.

Социальное служение

В 2006 г. по благословению Святейшего Патриарха Алексия II при обители была создана социальная служба.

Сегодня в обители действуют:

  • Медицинский центр «Милосердие», который специализируется на оказании лечебно-реабилитационной помощи детям, страдающим детским церебральным параличом, в возрасте от 3-х до 23-х лет;
  • Всецерковная ассоциация сестричеств милосердия;
  • Центр добровольческой службы «Милосердие»; 
  • Елизаветинский детский дом;
  • Елизаветинская гимназия;
  • Центр семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
  • Группа дневного пребывания для детей-инвалидов;
  • Летний лагерь для детей-инвалидов;
  • курсы для беременных женщин «Я не одна»;
  • Школа милосердия;
  • выездная служба детского хосписа;
  • проект помощи людям с болезнью двигательного нейрона;
  • мемориальный музей св. Елисаветы Феодоровны.

***

Решением Священного Синода от 30 мая 2014 г. (журнал № 52) Патриаршее подворье Марфо-Мариинская обитель милосердия преобразовано в ставропигиальный женский монастырь с сохранением особого уклада жизни, восходящего к основательнице обители преподобномученице Елисавете, и присвоением имени «ставропигиальный женский монастырь — Марфо-Мариинская обитель милосердия».

Игуменией обители назначена монахиня Елисавета (Позднякова).

Синод определил, что в вопросах социального служения и дел милосердия обитель подчиняется Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси через Синодальный отдел по церковной благотворительности и социальному служению, а в вопросах монашеской жизни — через Синодальный отдел по монастырям и монашеству.

6 июля 2014 г. за Божественной литургией в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря г. Москвы Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возвел монахиню Елисавету в игуменское достоинство.


Смотрите также

Описание: