Где находится канал каракумский


Каракумский канал — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Каракумский канал

Караку́мский кана́л (туркм. Garagum kanaly) — большой канал, построенный в СССР для водообеспеченности южных и юго-западных районов Туркмении протяжённостью 1445 км. В современной Туркмении также используется название Каракум-река[1].

Канал начинается от реки Амударьи выше города Керки, далее идёт через пески юго-восточных Каракумов, затем пересекает древний Мургабский оазис и междуречье рек Мургаб и Теджен, далее проходит по предгорьям Копетдага. Ширина до 200 м, максимальная глубина 7,5 м[2]. Расход воды в начале канала 600 м³/с. Вода в канале идёт самотёком. По нему на протяжении 450 км осуществляется судоходство[3] . Среднегодовой водозабор канала составляет 12-13 км³, превышая в 3-4 раза суммарный сток с гор туркменских рек.

Начиная с 1950 года, на территории Туркмении велось строительство Главного Туркменского канала. После смерти Сталина оно было приостановлено в пользу Каракумского канала.

Начало строительства — 1954 год.

Первая очередь канала (Амударья — Мургаб) длиной 400 км была построена в 1959 году. Расход воды составил 130 м³/с. Введение её в строй позволило довести площадь орошаемых земель до 100 тысяч га[2].

Вторая очередь канала (Мары — Теджен) длиной 138 км завершена в 1960 году. На этом отрезке построено Хаузханское водохранилище ёмкостью более 875 млн м³. Расход воды составил 200 м³/с. Это позволило оросить в Тедженском оазисе свыше 70 тысяч га, а также улучшить водообеспеченность ещё 30 тысяч га уже орошавшихся земель[2].

Третья очередь канала (Теджен — Ашхабад) длиной 260 км завершена в 1962 году. В 1967 году канал был доведён до Геок-тепе. Расход воды составил 320 м³/с. Ввод третьей очереди позволил дополнительно оросить около 100 тысяч га[2].

С 1971 году началось сооружение четвёртой очереди канала. В 1973 году были построены две плотины в Ашхабаде, а также Копетдагская плотина и Копетдагское водохранилище. Далее канал протянут до города Берекета. Следующий отрезок канала идёт в субтропические районы юго-западной Туркмении до Этрека длиной 270 км, другая ветвь канала идёт к Небит-Дагу. Планировалось подавать воду по трубам далее в Красноводск (ныне Туркменбаши), однако о реализации этой части проекта ничего не известно.

Строительство канала было официально завершено в 1988 году.

В начале XXI века в головной части канала построено самое крупное водохранилище — Зеидское. Воды Амударьи являются мутными — около 3,3 кг/м³[4]. В Зеидском водохранилище вода отстаивается и идёт осветлённой дальше по каналу.

Канал позволил многократно увеличить площади орошаемых земель.

Строительство канала повлияло на все компоненты географической среды: растительность, животный мир, микроклимат, почвы, рельеф. Канал отбирает около 45 % вод Амударьи, что является немаловажным фактором в проблеме Аральского моря. Около четверти поступающей в канал воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно[5]. Проблемой канала является его заиление. Небольшое количество ила забивает поры русла подобно бетонированию[6]. Большое скопление ила приводит к подъёму уровня воды и разрушению русла. Заиливаются также водохранилища, что уменьшает их полезный объём. Другая проблема Каракумского канала — загрязнение и засоление почвы, окружающей поливные земли (в результате сброса дренажных и промывочных вод) [6].

Каракумский канал: описание, история строительства, фото

Что такое водный канал? Он представляет собой искусственный поток, созданный для каких-либо целей. Это может быть орошение земель, перенаправление течения или сокращение маршрутов. Некоторые водные каналы использовались туристами в качестве места отдыха. Здесь красивые пейзажи, чистый воздух, много птиц. Существует две причины создания каналов: переправка водных ресурсов или грузов. Как правило, большая часть таких водоемов – судоходны.

Достаточно важное значение для своего государства имеет канал под названием Каракумский. Он стоит из нескольких частей.

Описание

В 1988 году в Советском Союзе был сдан в эксплуатацию уникальный гидротехнический объект – Каракумский канал. Длина потока составила 1450 километров, и он соединил между собой непокорную реку Амударью (местное название - Джейхун) и Каспийское море. В мире не существует аналогов по сложности, конструкторским решениям и трудностям в эксплуатации из-за экстремальных природных условий пустынных просторов Каракумов.

Причины постройки канала

Больше тридцати лет (начиная с 1954 года) велась постройка Каракумского канала, время его создания объединило эпохи Сталина, Хрущева, Брежнева и привлекло представителей 32 национальностей из 250 городов Советского Союза. Каждый регион огромной страны считал своим долгом прислать специальные материалы, оборудование и оказать другую необходимую помощь для гигантского всесоюзного проекта.

Проблема снабжения водой засушливых областей Туркмении стояла давно. Это была самая значимая задача своего времени. Но развернуть воды непослушной, строптивой реки и пустить их через безбрежные пески пустыни под силу только сильному и экономически развитому государству.

Строительство

Каракумский канал строился в несколько этапов, каждый из которых соединял водным потоком определенные населенные пункты. Первая ветка канала, от реки Амударья до города Мургаб, была проложена в 1959 году. Она была в длину около 400 км. Важный результат строительства первой очереди водного потока – это возможность ввода в оборот новых поливных земель площадью свыше 1000 кв. км. Следующий участок проходил через населенный пункт Теджен. Он составил в длину приблизительно 140 км, позволил обеспечить водой 700 кв. км и поддержать дополнительно еще 30 тысяч гектар орошаемых полей.

К столице Туркмении Ашхабаду Каракумский канал провели в 1962 году. К этому моменту его длина составляла почти 800 км. Площадь вновь орошаемых земель по всему направлению потока достигла около 3000 кв. км.

В этот период строительство канала было приостановлено и только в 1971 году возобновилось снова. Строители приступили к сооружению четвертой ветки, которая имела направление Ашхабад – Берикет. При этом были воздвигнуты Копетдагская плотина и одноименное водохранилище.

Дальнейшая судьба канала

Позже проектировщиками Каракумский канал был разделен на два направления. Одна ветка протянулась в юго-западный район Туркмении к населенному пункту Атрек и составила в длину 270 км. Второе ответвление направилось к городу Небит-Даг. Последний участок канала проходит по трубам и подает воду в бывший Красноводск (современный Туркменбаши).

Уже в период новейшей истории, в начале XXI века, строители независимой Туркмении воздвигли крупнейшее водохранилище в регионе – Зейдское, с целью отстаивания и осветления воды.

Из-за постоянных песчаных бурь на поворотах канала, где часто обрушиваются берега, круглый год ведутся работы специальными эксплуатационными организациями по надзору и обеспечению, настолько сложно устроен Каракумский канал. История этого сооружения действительно интересна.

«Водяные коровы»

«Водяными коровами» называют рыб - амура и толстолоба. Повод так называть не случайный. Обе рыбы питаются водной растительностью, причем едят ее много - за сутки каждая поглощает столько, сколько весит сама.

Толстолоб и амур, обитающие в Амуре, живут рядом, и это первый признак, что они не являются пищевыми конкурентами. Толстолоб питается фитопланктоном (мелкой растительностью, делающей воду зеленоватой), амур же ест грубую пищу - камыш, тростник, рогоз, в прудах ест всякую растительную подкормку - кукурузу, жмых, сено, отруби, овощи. Но это уже «ресторан». В дальневосточной реке рыба довольствуется тем, что находит в воде.

Сегодня амуров и толстолобов можно увидеть не только на Дальнем Востоке. Спрос на мальков этих рыб повсюду большой. Их поселяют там, где хотят избавиться от засилья водной растительности и иметь в прудовых хозяйствах ценную рыбу.

Я впервые увидел амуров и толстолобов в Средней Азии. Сидим, помню, на горячем песке у воды и наблюдаем любопытное зрелище: тростинка в заводи тихо подрагивает и вдруг исчезает. Глянув в неглубокую воду, видим: тростинку жует огромная сильная рыба. Съела - за новую принялась. Неосторожным движением мы спугнули вегетарианца. Но в месте поглубже увидели вдруг картину еще более интересную. Большие серебристые рыбы выпрыгивали из воды, с ловкостью акробатов хватали нависший над водою тростник и увлекали его под воду. Было это на Каракумском канале.

В 1957 году я видел, как строили этот канал - прорва техники, песчаные скучные берега и в них мутноватая амударьинская вода. Рыбе, зашедшей сюда, нечем было кормиться - на дне канала ни живности, ни травинки. Мы - поверите ль? - сазанов с палубы земснаряда ловили удочками на живца - на маленьких, пойманных сеткой, сазанчиков. Рыбы-вегетарианцы стали тут с голоду хищниками. Но ненадолго.

Спустя три года я снова увидел канал и поразился - теперь берега его были в богатой зеленой опушке, тростник и рогоз непролазной стеной стояли у воды и в воде. Сазанам и лещам лучшего места для жизни не было. Но строителей канала зеленое буйство не радовало - теченье воды растительность замедляла в три раза. Грандиозное сооружение грозило превратиться в болото. Растительность пытались срезать косилками, поставленными на лодки, таскали по руслу канала тяжелые тросы и цепи. Но все это оказалось дорогим и малопроизводительным делом - зелень росла со скоростью десять сантиметров в сутки и поднималась над водой вслед за прошедшими механизмами. Химический способ очистки тоже не подошел - и дорог, и убивал все живое.

Быть каналу или не быть? - почти так заостряла вопрос неожиданная помеха. Тогда и вспомнили о дальневосточных рыбах - амуре и толстолобе. Несколько миллионов мальков, привезенных с Приморья в канал, сразу же в нем прижились, и скоро подросшие рыбы показали, на что способны. Водяные зеленые джунгли быстро стали редеть, и скоро вода потекла в русле с предназначенной скоростью.

Наблюдения показали: белый амур поедает зелень с огромной жадностью - сотни десятикилограммовых амуров поглощают за сутки тонну зеленой массы! С чем сравнить такую прожорливость? Саранча... Да, пожалуй. Но саранча усваивает лишь малый процент поедаемой зелени. Амур же имеет рекордный кпд усвояемости. Ни одно из наших травоядных животных с этой рыбой сравниться не может. На канале таким образом одним выстрелом убили двух зайцев: эффективным, здоровым способом разрешили проблему очистки вод от растений и сразу в несколько раз повысили их продуктивность. Кто из жителей Каракумов до этого слышал о рыбе? Теперь она стала обычным блюдом. Начался ее промышленный лов. В канале водятся сом, сазан, жерех, усач, плотва, щука, лещ, но чаще всего попадаются рыбакам новоселы - амуры и толстолобы.

Рыбакам поначалу эти рыбы доставляли много хлопот. Они пугливы и осторожны - при малейшей опасности и испуге высоко выпрыгивают из воды, легко уходят из неводов. На Амуре это хорошо знают. Но на канале рыбаки приспособились не в воде, а в воздухе подхватывать акробатов. Возле одной из плотин мы наблюдали эту занятную ловлю. Чернотелый от солнца рыбак садится с сачком у стока в плотине. Возбужденная сильным течением рыба начинает играть, делает «свечи», и тут не зевай подставить сачок.

Переселенье животных из одной зоны Земли в другую, как показал опыт, дело рискованное, с непредвиденными последствиями. Дальневосточные аборигены - рыба ротан и енотовидная собака, - в разное время завезенные в европейскую зону страны в одном случае по оплошности, в другом - с сознательной целью, благом не оказались. Что касается растительноядных рыб, то тут дурных побочных явлений как будто не обнаружено, а выгоды, и немалые, налицо. Это действительно тот редкий случай, когда единым выстрелом добывают сразу двух зайцев.

Расселились амурские рыбы повсюду. Но, оказалось, наиболее благоприятные для них места теплые. Родная дальневосточная их река является границей, выше которой к северу рыбы уже не выдерживают длительные холода. Зато Каракумы оказались для амуров и толстолобов раем. Превосходно чувствуют они себя в рыбоводных прудах Кубани, Ставрополья, Молдавии, в низовьях Волги. Они нерестятся в воде с температурой, близкой к 30 градусам, и очень быстро растут: в пятнадцать дней это уже жизнеспособные рыбки - маленькие копии взрослых родителей. В Амуре половозрелыми они становятся в восемь лет, а в южных зонах сроки взросления сокращаются вдвое, на Кубе же для этого требуется всего два года. В средней полосе России рыбы живут, но крупными я нигде их не видел.

К сожалению, в непроточной либо медленно текущей воде рыбы не нерестятся. В водоемы мальков приходится завозить с Приморья. Но в Каракумском канале (особый случай в расселении этих рыб!) стали они нереститься. Тут нет быстряков, которые выбирают амуры и толстолобы в брачную пору, и все же скорость течения местами оказалась достаточной, чтобы рыбы стали давать потомство. «Окаракумились», - шутил мой туркменский друг Джомарта Самедович Алиев.

Но и расселенье мальками - дело благодарное. Толстолобы, вырастая, очищают теплые воды, нередко превращенные фитопланктоном в кисель, а амуры поедают водоросли и прибрежные заросли. В Ясной Поляне меня специально сводили к пруду - полюбоваться чистой водой и увидеть с плотины косяки толстолобов. «Совсем недавно каждое лето доставляло нам много забот - чистили пруд всякими волокушами, но все равно он был похож на то, что мы видим на картинах художников с красноречивым названием - «Заросший пруд». Сейчас с водою, как видите, полный порядок. Навели его сами рыбы».

Этот пример характерный. Но амуров и толстолобов в последние годы стали разводить и в промысловых прудах - рыбы скороспелые и превосходного вкуса. «Если еще и подкармливать амуров растительными кормами, результат получается - лучше желать не надо», - рассказывал мне рыбовод Краснодарского края.

Интересно, что амурские рыбы оказались терпимыми к повышенной солености воды и превосходно живут в прогретых приморских лиманах.

В Амуре толстолобы и амуры - не самые многочисленные из рыб. Все же это промысловые рыбы. Но для удильщика желанная эта добыча почти недоступна. Чуткие и пугливые вегетарианцы - амуры даются в руки лишь очень умелым и терпеливым удильщикам, знающим повадки рыб и места, где могут они соблазниться наживкою из пучка сена, водяного «мха», соскобленного с коряг, или лакомой огородной растительностью. А толстолоба вовсе ничем заманить на крючок невозможно.

Среди рыб немало вегетарианцев. У экзотических пираний, способных за десять - пятнадцать минут обглодать не слишком поворотливую корову, оказавшуюся в реке, есть виды пираний-вегетарианцев. Ни грамма «скоромного»! Ждут, когда в воду упадет с куста ягодка или невысохший листик. Тем и довольны. Но пираньи - рыбы чуть больше ладони, а амуры и толстолобы - великаны, достигающие двухпудового веса. Растительной пищи этим стадным питомцам вод надо много. Амур режет и режет всякую жесткую и мягкую зелень - усердно потом измельчает ее острыми глоточными зубами. Усвоить все проглоченное можно только кишечником, восемь раз превышающим длину рыбы. Но если амур может иногда оскоромиться каким-нибудь червячком, то толстолоб, как правоверный монах во время поста, признает только «постную» пищу, а пост у него - вся жизнь. И что ест! Почти невидимую нашему глазу зеленую взвесь воды. Подобно киту толстолоб процеживает через «сито» в жабрах порции взвеси и то, что остается во рту, отправляет в глотку, где все уминается приспособленными для этого глоточными зубами, и отправляет на пищеварение лепешками зеленого концентрата. Поразительно, на этом корме толстолобы к зимовке в Амуре нагуливают тело, почти на треть состоящее из жира.

Вот такие они, уроженцы дальневосточной реки, получившие прозвище «водяные коровы».

Каракумский канал - это... Что такое Каракумский канал?

Караку́мский кана́л (туркм. Garagum kanaly), современное название — Канал Туркменбаши — большой канал, построенный в СССР для водообеспеченности южных и юго-западных районов Туркмении протяженностью 1445 км.

География

Канал начинается от реки Амударьи выше города Керки, далее идёт через пески юго-восточных Каракумов, затем пересекает древний Мургабский оазис и междуречье рек Мургаб и Теджен, далее проходит по предгорьям Копетдага. Ширина до 200 м, максимальная глубина 7,5 м[1]. Расход воды в начале канала 600 м³/с. Вода в канале идёт самотёком. По нему на протяжении 450 км осуществляется судоходство[2]. Среднегодовой водозабор канала составляет 12-13 км³, превышая в 3-4 раза суммарный сток с гор туркменских рек.

История строительства

Начиная с 1950 на территории Туркмении началось строительство Главного Туркменского канала, по смерти Сталина оно было приостановлено в пользу Каракумского канала.

Начало строительства — 1954.

Первая очередь канала (Амударья — Мургаб) длиной 400 км была построена в 1959. Расход воды составил 130 м³/с. Введение её в строй позволило довести площадь орошаемых земель до 100 тысяч га[1].

Вторая очередь канала (Мары — Теджен) длиной 138 км завершена в 1960. На этом отрезке построено Хаузханское водохранилище ёмкостью более 875 млн. м³. Расход воды составил 200 м³/с. Это позволило оросить в Тедженском оазисе свыше 70 тысяч га, а также улучшить водообеспеченность ещё 30 тысяч га уже орошавшихся земель[1].

Третья очередь канала (Теджен — Ашхабад) длиной 260 км завершена в 1962. В 1967 канал был доведён до Геок-тепе. Расход воды составил 320 м³/с. Ввод третьей очереди позволил дополнительно оросить около 100 тысяч га[1].

С 1971 началось сооружение четвёртой очереди канала. В 1973 были построены две плотины в Ашхабаде, а также Копетдагская плотина и Копетдагское водохранилище. Далее канал протянут до города Берекета. Следующий отрезок канала идёт в субтропические районы юго-западной Туркмении до Атрека длиной 270 км, другая ветвь канала идёт к Небит-Дагу. Планируется подавать воду по трубам далее в Туркменбаши (бывший Красноводск).

Строительство канала было завершено в 1988.

В начале XXI века в головной части канала построено самое крупное водохранилище — Зеидское. Воды Амударьи являются мутными — около 3,3 кг/м³[3]. В Зеидском водохранилище вода отстаивается и идёт осветлённой дальше по каналу.

Значение

Канал позволил многократно увеличить площади орошаемых земель.

Экология

Строительство канала повлияло на все компоненты географической среды: растительность, животный мир, микроклимат, почвы, рельеф. Около четверти поступающей в канал воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно[4]. Проблемой канала является его заиление. Небольшое количество ила забивает поры русла подобно бетонированию[5]. Большое скопление ила приводит к подъёму уровня воды и разрушению русла. Заиливаются также водохранилища, что уменьшает их полезный объём. Другая проблема Каракумского канала — загрязнение и засоление почвы, окружающей поливные земли (в результате сброса дренажных и промывочных вод)[5].

Ссылки

См. также

Примечания

Каракумский канал — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Каракумский канал

Караку́мский кана́л (туркм. Garagum kanaly) — большой канал, построенный в СССР для водообеспеченности южных и юго-западных районов Туркмении протяжённостью 1445 км. В современной Туркмении также используется название Каракум-река[1].

География

Канал начинается от реки Амударьи выше города Керки, далее идёт через пески юго-восточных Каракумов, затем пересекает древний Мургабский оазис и междуречье рек Мургаб и Теджен, далее проходит по предгорьям Копетдага. Ширина до 200 м, максимальная глубина 7,5 м[2]. Расход воды в начале канала 600 м³/с. Вода в канале идёт самотёком. По нему на протяжении 450 км осуществляется судоходство[3]. Среднегодовой водозабор канала составляет 12-13 км³, превышая в 3-4 раза суммарный сток с гор туркменских рек.

История строительства

Начиная с 1950 года, на территории Туркмении велось строительство Главного Туркменского канала. После смерти Сталина оно было приостановлено в пользу Каракумского канала.

Начало строительства — 1954 год.

Первая очередь канала (Амударья — Мургаб) длиной 400 км была построена в 1959 году. Расход воды составил 130 м³/с. Введение её в строй позволило довести площадь орошаемых земель до 100 тысяч га[2].

Вторая очередь канала (Мары — Теджен) длиной 138 км завершена в 1960 году. На этом отрезке построено Хаузханское водохранилище ёмкостью более 875 млн м³. Расход воды составил 200 м³/с. Это позволило оросить в Тедженском оазисе свыше 70 тысяч га, а также улучшить водообеспеченность ещё 30 тысяч га уже орошавшихся земель[2].

Третья очередь канала (Теджен — Ашхабад) длиной 260 км завершена в 1962 году. В 1967 году канал был доведён до Геок-тепе. Расход воды составил 320 м³/с. Ввод третьей очереди позволил дополнительно оросить около 100 тысяч га[2].

С 1971 году началось сооружение четвёртой очереди канала. В 1973 году были построены две плотины в Ашхабаде, а также Копетдагская плотина и Копетдагское водохранилище. Далее канал протянут до города Берекета. Следующий отрезок канала идёт в субтропические районы юго-западной Туркмении до Этрека длиной 270 км, другая ветвь канала идёт к Небит-Дагу. Планировалось подавать воду по трубам далее в Красноводск (ныне Туркменбаши), однако о реализации этой части проекта ничего не известно.

Строительство канала было официально завершено в 1988 году.

В начале XXI века в головной части канала построено самое крупное водохранилище — Зеидское. Воды Амударьи являются мутными — около 3,3 кг/м³[4]. В Зеидском водохранилище вода отстаивается и идёт осветлённой дальше по каналу.

Значение

Канал позволил многократно увеличить площади орошаемых земель.

Экология

Строительство канала повлияло на все компоненты географической среды: растительность, животный мир, микроклимат, почвы, рельеф. Канал отбирает около 45 % вод Амударьи, что является немаловажным фактором в проблеме Аральского моря. Около четверти поступающей в канал воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно[5]. Проблемой канала является его заиление. Небольшое количество ила забивает поры русла подобно бетонированию[6]. Большое скопление ила приводит к подъёму уровня воды и разрушению русла. Заиливаются также водохранилища, что уменьшает их полезный объём. Другая проблема Каракумского канала — загрязнение и засоление почвы, окружающей поливные земли (в результате сброса дренажных и промывочных вод)[6].

В искусстве

Примечания

Литература

Ссылки

Каракумский канал — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Каракумский канал

Караку́мский кана́л (туркм. Garagum kanaly) — большой канал, построенный в СССР для водообеспеченности южных и юго-западных районов Туркмении протяжённостью 1445 км. В современной Туркмении также используется название Каракум-река[1].

География

Канал начинается от реки Амударьи выше города Керки, далее идёт через пески юго-восточных Каракумов, затем пересекает древний Мургабский оазис и междуречье рек Мургаб и Теджен, далее проходит по предгорьям Копетдага. Ширина до 200 м, максимальная глубина 7,5 м[2]. Расход воды в начале канала 600 м³/с. Вода в канале идёт самотёком. По нему на протяжении 450 км осуществляется судоходство[3]. Среднегодовой водозабор канала составляет 12-13 км³, превышая в 3-4 раза суммарный сток с гор туркменских рек.

История строительства

Начиная с 1950 года, на территории Туркмении велось строительство Главного Туркменского канала. После смерти Сталина оно было приостановлено в пользу Каракумского канала.

Начало строительства — 1954 год.

Первая очередь канала (Амударья — Мургаб) длиной 400 км была построена в 1959 году. Расход воды составил 130 м³/с. Введение её в строй позволило довести площадь орошаемых земель до 100 тысяч га[2].

Вторая очередь канала (Мары — Теджен) длиной 138 км завершена в 1960 году. На этом отрезке построено Хаузханское водохранилище ёмкостью более 875 млн м³. Расход воды составил 200 м³/с. Это позволило оросить в Тедженском оазисе свыше 70 тысяч га, а также улучшить водообеспеченность ещё 30 тысяч га уже орошавшихся земель[2].

Третья очередь канала (Теджен — Ашхабад) длиной 260 км завершена в 1962 году. В 1967 году канал был доведён до Геок-тепе. Расход воды составил 320 м³/с. Ввод третьей очереди позволил дополнительно оросить около 100 тысяч га[2].

С 1971 году началось сооружение четвёртой очереди канала. В 1973 году были построены две плотины в Ашхабаде, а также Копетдагская плотина и Копетдагское водохранилище. Далее канал протянут до города Берекета. Следующий отрезок канала идёт в субтропические районы юго-западной Туркмении до Этрека длиной 270 км, другая ветвь канала идёт к Небит-Дагу. Планировалось подавать воду по трубам далее в Красноводск (ныне Туркменбаши), однако о реализации этой части проекта ничего не известно.

Строительство канала было официально завершено в 1988 году.

В начале XXI века в головной части канала построено самое крупное водохранилище — Зеидское. Воды Амударьи являются мутными — около 3,3 кг/м³[4]. В Зеидском водохранилище вода отстаивается и идёт осветлённой дальше по каналу.

Значение

Канал позволил многократно увеличить площади орошаемых земель.

Экология

Строительство канала повлияло на все компоненты географической среды: растительность, животный мир, микроклимат, почвы, рельеф. Канал отбирает около 45 % вод Амударьи, что является немаловажным фактором в проблеме Аральского моря. Около четверти поступающей в канал воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно[5]. Проблемой канала является его заиление. Небольшое количество ила забивает поры русла подобно бетонированию[6]. Большое скопление ила приводит к подъёму уровня воды и разрушению русла. Заиливаются также водохранилища, что уменьшает их полезный объём. Другая проблема Каракумского канала — загрязнение и засоление почвы, окружающей поливные земли (в результате сброса дренажных и промывочных вод)[6].

В искусстве

Примечания

Литература

Ссылки

Каракумский канал — Википедия. Что такое Каракумский канал

Каракумский канал

Караку́мский кана́л (туркм. Garagum kanaly) — большой канал, построенный в СССР для водообеспеченности южных и юго-западных районов Туркмении протяжённостью 1445 км. В современной Туркмении также используется название Каракум-река[1].

География

Канал начинается от реки Амударьи выше города Керки, далее идёт через пески юго-восточных Каракумов, затем пересекает древний Мургабский оазис и междуречье рек Мургаб и Теджен, далее проходит по предгорьям Копетдага. Ширина до 200 м, максимальная глубина 7,5 м[2]. Расход воды в начале канала 600 м³/с. Вода в канале идёт самотёком. По нему на протяжении 450 км осуществляется судоходство[3]. Среднегодовой водозабор канала составляет 12-13 км³, превышая в 3-4 раза суммарный сток с гор туркменских рек.

История строительства

Начиная с 1950 года, на территории Туркмении велось строительство Главного Туркменского канала. После смерти Сталина оно было приостановлено в пользу Каракумского канала.

Начало строительства — 1954 год.

Первая очередь канала (Амударья — Мургаб) длиной 400 км была построена в 1959 году. Расход воды составил 130 м³/с. Введение её в строй позволило довести площадь орошаемых земель до 100 тысяч га[2].

Вторая очередь канала (Мары — Теджен) длиной 138 км завершена в 1960 году. На этом отрезке построено Хаузханское водохранилище ёмкостью более 875 млн м³. Расход воды составил 200 м³/с. Это позволило оросить в Тедженском оазисе свыше 70 тысяч га, а также улучшить водообеспеченность ещё 30 тысяч га уже орошавшихся земель[2].

Третья очередь канала (Теджен — Ашхабад) длиной 260 км завершена в 1962 году. В 1967 году канал был доведён до Геок-тепе. Расход воды составил 320 м³/с. Ввод третьей очереди позволил дополнительно оросить около 100 тысяч га[2].

С 1971 году началось сооружение четвёртой очереди канала. В 1973 году были построены две плотины в Ашхабаде, а также Копетдагская плотина и Копетдагское водохранилище. Далее канал протянут до города Берекета. Следующий отрезок канала идёт в субтропические районы юго-западной Туркмении до Этрека длиной 270 км, другая ветвь канала идёт к Небит-Дагу. Планировалось подавать воду по трубам далее в Красноводск (ныне Туркменбаши), однако о реализации этой части проекта ничего не известно.

Строительство канала было официально завершено в 1988 году.

В начале XXI века в головной части канала построено самое крупное водохранилище — Зеидское. Воды Амударьи являются мутными — около 3,3 кг/м³[4]. В Зеидском водохранилище вода отстаивается и идёт осветлённой дальше по каналу.

Значение

Канал позволил многократно увеличить площади орошаемых земель.

Экология

Строительство канала повлияло на все компоненты географической среды: растительность, животный мир, микроклимат, почвы, рельеф. Канал отбирает около 45 % вод Амударьи, что является немаловажным фактором в проблеме Аральского моря. Около четверти поступающей в канал воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно[5]. Проблемой канала является его заиление. Небольшое количество ила забивает поры русла подобно бетонированию[6]. Большое скопление ила приводит к подъёму уровня воды и разрушению русла. Заиливаются также водохранилища, что уменьшает их полезный объём. Другая проблема Каракумского канала — загрязнение и засоление почвы, окружающей поливные земли (в результате сброса дренажных и промывочных вод)[6].

В искусстве

Примечания

Литература

Ссылки

Кто забрал Амударью?

Солончаки на дне Аральского моря. Фото из архива «Ферганы»

Проблема Аральского моря, помимо чисто экологического и водохозяйственного аспекта, в последнее время становится частью весьма экстравагантных политических предложений. В июне 2013 года узбекский академик Рустамжон Абдуллаев выдвинул идею, что Узбекистан должен включить в свой состав Казахстан и спасти Аральское море строительством канала и переброской воды из сибирских рек. Интересно, что узбекский академик свое внимание обратил на север, хотя, если посмотреть более обстоятельно, решение проблемы Аральского моря лежит совсем в другой стороне.

Чуть больше года назад, 21 июня 2012 года президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов приехал на Конференцию ООН по устойчивому развитию "Рио+20", где и произнес речь, как Туркменистан проводит политику, соответствующую целям устойчивого развития, и осуществляет охрану окружающей среды. Это довольно обычные речи государственных руководителей, которые произносятся на собраниях высокого уровня, больше по протокольным требованиям, чем в силу какой-то практической потребности. Но все же именно эту речь президента Туркменистана стоит выделить особо, поскольку в ней шла речь об Аральском море.

Бердымухамедов сказал буквально следующее: «Еще одна сложнейшая проблема – это спасение Арала. Без ее решения трудно говорить о выполнении задач устойчивого развития в Средней Азии. Арал сегодня – это зона бедствия, последствия которого напрямую отражаются на жизни и здоровье сотен тысяч людей, оказывают негативное воздействие на экономическую, социальную и экологическую обстановку во всем регионе. Очевидно, что деятельность Международного Фонда спасения Арала, усилия среднеазиатских государств на национальном уровне сегодня недостаточны и требуют поддержки мирового сообщества. И в этом вопросе необходим комплексный международный подход, деятельное и системное участие Организации Объединенных Наций. В этой связи наша страна предлагает приступить к выработке мер, которые целесообразно было бы осуществлять в виде отдельного направления деятельности ООН. Предлагаем назвать его Специальной Программой ООН для Арала, в которой должны найти свое отражение конкретные планы по стабилизации и улучшению ситуации».

Иными словами, президент Туркменистана дал понять мировому сообществу, что проблема почти целиком высохшего Арала не может быть решена на региональном уровне, и потому предложил перевалить эту проблему на плечи мирового сообщества и конкретно ООН. Казалось бы, что такого в этой речи? Мало ли стран выступают в ООН с предложениями, требованиями или просьбами к мировому сообществу решить их проблемы? Однако в этом случае есть интересные обстоятельства.

Во-первых, как известно, площадь Арала (тут даже не знаешь, как ее назвать - акваторией или территорией) делится между Казахстаном и Узбекистаном. Туркменистан выхода к Аральскому морю не имеет, и его северная граница довольно далеко отстоит к югу от самой южной границы бывшего берега Аральского моря. Если же брать реально существующий водоем, то он находится далеко к северу от территории Туркменистана, почти целиком на казахстанской территории. Так что Туркменистан нельзя отнести к приаральским государствам.

Во-вторых, несмотря на то, что Бердымухамедов говорит об экологическом ущербе от высыхания Аральского моря, то как раз именно Туркменистан ощущает это в наименьшей степени, поскольку заселенная территория и основные возделываемые площади в этой стране отделены от приаральского региона широкой полосой пустыни Каракумы. Высыхание Аральского моря сильно ударило по Узбекистану, превратив Каракалпакстан, непосредственно прилегавший к бывшему морю, в зону экологического и социального бедствия, хотя некогда это был весьма развитый оазис, а также сильно ударило по Казахстану, в котором сильно ускорились процессы деградации и опустынивания пастбищ.

В-третьих, проблема Аральского моря вовсе не является неразрешимой в принципе. Казахстану удалось вернуть к жизни Малый Арал - самую северную часть бывшего моря, путем строительства Кокаральской дамбы в проливе Берга, которая задерживает воды Сырдарьи, не позволяя им разливаться по «раскаленной сковородке» дна бывшего моря. Вода покрыла около 600 кв. км площади старого дна моря. Идут работы по наращиванию дамбы, в силу чего объем воды в Малом Арале должен увеличится с 27 до 59 куб.км. В Малом Арале резко понизилась соленость воды, возрождается популяция осетровых, возрождается промысел рыбы, восстанавливаются поселки. Медленно, но верно жизнь в казахстанском Приаралье возрождается, хотя, конечно, до полного разрешения всех проблем еще очень далеко.

Почему же тогда Туркменистан, который не является приаральским государством, не испытывает особого ущерба от высыхания Арала, да и сильно сгущает краски по поводу гибели моря, начинает на международной арене говорить за другие страны? Да еще предлагает создать Специальную программу ООН по Аралу. Думается, что причина довольно простая и незамысловатая. Таким образом Туркменистан стремится замаскировать свою весьма неблаговидную роль в аральской проблеме.

Причина высыхания Аральского моря, в общем, общеизвестна. Из-за разбора воды для орошения две впадающие в море реки, Сырдарья и Амударья, перестали его наполнять, и в условиях жаркого, пустынного климата Аральское море стало постепенно испаряться, сокращаться в площади, оставляя после себя песчаные барханы, солончаки, да ржавые остовы рыболовецких судов. Но в вопросе, куда же делась вода из столь крупных рек, нет определенности и ясности. Скажем, в отношении Амударьи очень часто кивали на Узбекистан, который якобы отбирает слишком много воды на орошение своих бескрайних хлопковых полей, обвиняя его в нерациональном расходовании воды, в устаревших каналах, в отсутствии тяги к внедрению современных технических новшеств. Самое интересное, что хотя Узбекистан за последние годы сокращал площади хлопчатников, обвинения в его адрес продолжались.


На Арале. Фото из архива «Ферганы»

Сейчас уже трудно выяснить, когда и почему сложилась точка зрения, что именно Узбекистан является виновником высыхания Арала. По всей видимости, это последствия многолетних споров между Узбекистаном и Таджикистаном по поводу строительства ГЭС, в которых каждая сторона использовала все доступные аргументы. Так, в таджикских материалах очень часто поднимается вопрос о «монокультуре хлопка» и чрезмерном расходе воды. Только это вряд ли объясняет, куда же девается вода из весьма крупной реки и почему она не доходит до Аральского моря. В бассейне Аральского моря поверхностные воды составляют, по среднемноголетней оценке, 116 куб.км, из которых 79 куб.км приходится на Амударью. При этом до Аральского моря доходит сейчас только 3 куб.км в год, хотя до 1960 года в него поступало около 62 куб.км воды.

Парадоксально, что при этом очень мало внимания уделяется Туркменистану, который, вопреки расхожим представлениям, является весьма активным пользователем амударьинской воды. В 1954 году началось строительство Каракумского канала, который снабжал Туркменистан водой, забираемой из Амударьи. В наши дни канал доходит до Казанджика, а далее вода по водопроводу подается в город и порт Туркменбаши. Таким образом, вода из Амударьи, забираемая на крайнем востоке страны, доходит до крайнего запада. В водных ресурсах Туркменистана амударьинская вода составляет 94%. В общем объеме - это 22 куб.км в год, то есть 27% среднемноголетнего стока Амударьи.

Когда была построена первая очередь Каракумского канала протяженностью в 400 км (строительство завершено в 1959 году), было отмечено первое падение уровня Арала. Амударье явно стало не хватать воды для восполнения объема моря. Здесь нужно указать, что несмотря на то, что Узбекистан забирает из Амударьи больше воды, чем Туркменистан, это не несло большой угрозы Аральскому морю. Территория Узбекистана находится «выше» по отношению к Аралу и руслу Амударьи, причем на уклоне от Памира и Тянь-Шаня к морю (скажем, город Фергана располагается на отметке 580 метров над уровнем Мирового океана, в уровень Аральского моря составлял 49-53 метра). Потому значительная часть забираемой в Узбекистане для орошения воды, в конечном итоге, самотеком или через подземные воды, возвращалась в Амударью и, в конечном итоге, в Аральское море. В Узбекистане тоже строили, и до Каракумского канала, самые разнообразные каналы, оросительные системы и водохранилища. Но это не вело к падению уровня Аральского моря. С постройкой Каракумского канала, который был самотечным и снабжал водой территорию, лежащую ниже Амударьи, впервые вода стала отводиться в сторону от Аральского моря, и для него терялась безвозвратно, уходя в пески, в подземные водоносные горизонты, откуда стекала в Каспийское море, лежащее на 80 метров «ниже» Аральского по высоте относительно уровня Мирового океана.

Несмотря на этот эффект, канал строили и строили дальше, а уровень Аральского моря стал падать. В 1971 году Амударья не смогла дойти до Аральского моря и стала стекать в безводную Сарыкамышскую впадину, ныне расположенную юго-западнее Арала, на границе Узбекистана и Туркменистана, причем большая часть этого озера располагается на туркменской территории. Протоку быстро превратили в дренажный канал, в который спускали воду, насыщенную солями, минеральными удобрениями и ядохимикатами, оставшимися после орошаемых полей. В Сарыкамыш уходило порядка 5-7 куб.км воды ежегодно, тогда как поступление в Арал сократилось до 16,7 куб.км в год. По сути дела, образовалось «второе море», объем которого в наши дни превышает 100 куб.км воды. В 1970-1980-х годов на Сарыкамыше даже разводили рыбу и ловили ее, а в этом время погибал аральский рыбный промысел. Но в начале 1990-х годов рыбный промысел на Сарыкамыше прекратился из-за чрезмерного накопления загрязнений и химикатов в воде. В независимом Туркменистане пытались было возродить Сарыкамыш и использовать его воду на орошение, но по своему химическому составу она оказалась ни на что не пригодной.

В те же самые 1970- е годы был разработан проект заполнения водой бессточной впадины Карашор с севера, через Узбой, и с юга, через коллектор, проложенный по руслу пра-Амударьи, от Чарджоу. В 2000-е годы к этому проекту вернулись и назвали его «Алтын асыр» («Озеро золотого века»), которое должно было стать искусственным морем в центре пустыни. Объем его должен был составить 132 куб.км, протяженность подводящего коллектора от Каракумского канала - 720 км, общая протяженность коллекторов - 2654 км.

К этому проекту можно было бы относиться как к очередному туркменскому проекту, если бы в июле 2009 года не был бы осуществлен ввод в строй первой очереди этого Туркменского озера, который по своему замыслу представляет собой очевидное продолжение заполнения Сарыкамышской впадины - взять засоленные воды из дренажных каналов, да и направить их в большую бессточную впадину. Туркменистан обещает, что для заполнения этого озера не будет использовано ни капли амударьинской воды, а только около 10 куб.км дренажных вод, поступающих по коллекторам из Узбекистана, да еще собственные дренажные воды. Формально, никакой амударьинской воды, но фактически - это та же самая амударьинская вода, только уже использованная на орошение и мелиорацию, впитавшая в себя соли, минеральные удобрения и ядохимикаты. Получится как с Сарыкамышем - большое хранилище жидких химических отходов. Забавы с искусственными озерами плохо кончатся. В бессточных впадинах загрязняющие вещества накапливаются, их концентрация возрастает. Когда такие озера подсыхают из-за испарения, то с обсохшей поверхности поднимается пыль, содержащая в себе частицы соли и все накопленные химические вещества. Соленые пылевые бури и соленые дожди прекрасно знакомы жителям казахстанского Приаралья и узбекского Каракалпакстана. Теперь то же самое будет и на Сарыкамыше. Туркмены тем временем строят второй такой же накопитель химических загрязнений под названием Туркменского озера. Вода, которая раньше сливалась в Сарыкамышскую впадину, теперь пойдет в это новое озеро, а Сарыкамыш быстро обсохнет и начнет пылить своей ядовитой соляной пылью. Рано или поздно им потребуются все новые кубокилометры воды, чтобы избежать этого пыления.

Таким образом, вовсе не узбекские хлопковые поля, а именно Каракумский канал, забравший почти треть стока Амударьи, а потом и перенаправление дренажных вод в Сарыкамышскую впадину стали причиной высыхания Аральского моря. И главную роль в этом сыграл именно Туркменистан. И это не дела «давних советских дней» - Туркменистан и сейчас продолжает ту же самую политику, строя свое Туркменское озеро.


Ашхабад, столица Туркменистана, полон фонтанов. Фото с сайта Турбина.Ру

Пора поставить вопрос, не слишком ли много воды потребляет Туркменистан и не слишком ли далеко зашли его водохозяйственные амбиции? По данным Международной координационной водохозяйственной комиссии, Туркменистан получает самое большое количество воды - 4044 куб.м на человека в год, вдвое больше, чем в Казахстане и в Узбекистане. По данным за 2001 год, суточный расход воды в Ашхабаде на человека составил 717 литров (для сравнения, в Москве - 190 литров, в Астане - 250 литров, в Ташкенте - около 300 литров). Из общего водозабора Туркменистана, который составляет около 24 куб.км в год, полезно используется только около 16 куб.км, тогда как все остальное - около 8 куб.км - бесполезно теряется. В советские времена водное хозяйство Туркменской ССР было в большем порядке. В 1985 году водозабор составлял 24,3 куб.км, тогда как потери составляли чуть больше 3 куб.км. В годы независимости Туркменистана объем потерь быстро увеличился и в 1999 году по имеющейся статистике достиг 8,6 куб.км в год, увеличившись в 2,8 раз! И при таких-то потерях воды ныне покойный Туркменбаши затеял строительство Туркменского озера в центре пустыни и грандиозной сети коллекторов.

Теперь становится вполне понятно, почему президент Туркменистана приехал на международный форум и поднял там аральскую проблему. Он поднял ее для того, чтобы основательно заболтать и отвести глаза мировой общественности от роли Туркменистана в этом деле, чтобы не допустить осознания того простого факта, что именно Туркменистан сыграл главную и решающую роль в высыхании Аральского моря. Если бы не Каракумский канал, то экологической катастрофы не произошло бы. Если бы не попытки туркменского руководства завести свое «искусственное море» посреди пустыни, то процесс исчезновения Аральского моря можно было бы затормозить или даже обратить вспять. Чтобы мировое сообщество этого не осознало, надо побольше говорить о проблеме, подпускать эмоции, требовать поддержки или вот специальных программ.

Туркменистан может внести свой вклад в разрешение Аральской проблемы, причем больший, чем любая другая страна. Для этого всего лишь нужно сократить забор воды в Каракумский канал, скажем, вполовину от нынешнего объема, перестроить свое водное хозяйство, ликвидировать потери воды (в этом случае Туркменистану вполне хватит 12 куб.км амударьинской воды даже без дальнейшего сокращения водопотребления, с другими источниками набирается как раз объем полезного потребления около 15-16 куб.км), а остальной объем воды оставить в реке. Дополнительный сток Амударьи в море в размере 12 куб.км, вместе с нынешними 3 куб.км, и если еще перенаправить в Арал коллекторы, даст довольно быстрое восстановление Большого Арала, и восстановление всего Аральского моря в довольно близкой исторической перспективе.

Но ведь Туркменистан этого делать не хочет. Вместо принятия этого исторического решения президент Туркменистана строит новое искусственное озеро в Каракумах, а также ездит по миру и пытается разжалобить мировое сообщество аральской проблемой, которую сам же и усугубляет.

Дмитрий Верхотуров

  • Каракумський канал — Вікіпедія

    Матеріал з Вікіпедії — вільної енциклопедії.

    Координати: 38°15′16″ пн. ш. 57°49′09″ сх. д. / 38.25444° пн. ш. 57.81917° сх. д. / 38.25444; 57.81917

    Каракумський канал (Garagum Kanaly) на карті Туркменістану 1994 року

    Каракумський канал ім. Сталіна

    сучасна назва — Канал Туркменбаши — великий канал, побудований в СРСР для водозабезпеченості південних і південно-західних районів Туркменістану довжиною 1300 км. 

    Канал починається від річки Амудар'ї, витрата води на початку каналу 600 м³/с. Середньорічний водозабір каналу становить 10-12 км³, перевищуючи в 3-4 рази сумарний стік з гір туркменських річок.

    Починаючи з 1950 на території Туркменістану почалося будівництво Головного Туркменського каналу, після смерті Сталіна воно було припинене на користь Каракумського каналу.

    Початок будівництва — 1954.

    Перша черга каналу (Амудар'я — Мургаб) завдовжки 400 км була побудована в 1959.

    Друга черга каналу (Мари — Теджен) завдовжки 138 км завершена в 1960. Стік каналом збільшився до 4,7 км³.

    На цьому відрізку побудовано Хаузханське водосховище ємкістю понад 800 млн м³.

    Третя черга каналу (Теджен — Ашхабад) завдовжки 260 км завершена в 1962.

    У 1967 канал був доведений до Геок-Тепе, в 1973 була побудована Копет-Дагська гребля і дві греблі в Ашхабаді.

    Далі канал протягнутий до міста Берекету. Наступний відрізок каналу тягнеться до Атреку завдовжки 270 км, інша гілка каналу йде до Небіт-Дагу.

    Будівництво було завершене в 1988.

    Будівництво каналу вплинуло на всі складові географічного середовища: рослинність, тваринний світ, мікроклімат, ґрунти, рельєф.

    Каракумский канал — Википедия

    К:Водные объекты по алфавиту Каракумский канал

    Караку́мский кана́л (туркм. Garagum kanaly) — большой канал, построенный в СССР для водообеспеченности южных и юго-западных районов Туркмении протяженностью 1445 км. В современной Туркмении также используется название Каракум-река[1].

    Канал начинается от реки Амударьи выше города Керки, далее идёт через пески юго-восточных Каракумов, затем пересекает древний Мургабский оазис и междуречье рек Мургаб и Теджен, далее проходит по предгорьям Копетдага. Ширина до 200 м, максимальная глубина 7,5 м[2]. Расход воды в начале канала 600 м³/с. Вода в канале идёт самотёком. По нему на протяжении 450 км осуществляется судоходство[3]. Среднегодовой водозабор канала составляет 12-13 км³, превышая в 3-4 раза суммарный сток с гор туркменских рек.

    История строительства[править]

    Начиная с 1950 года на территории Туркмении началось строительство Главного Туркменского канала, после смерти Сталина оно было приостановлено в пользу Каракумского канала.

    Начало строительства — 1954 год.

    Первая очередь канала (Амударья — Мургаб) длиной 400 км была построена в 1959 году. Расход воды составил 130 м³/с. Введение её в строй позволило довести площадь орошаемых земель до 100 тысяч га[2].

    Вторая очередь канала (Мары — Теджен) длиной 138 км завершена в 1960 году. На этом отрезке построено Хаузханское водохранилище ёмкостью более 875 млн м³. Расход воды составил 200 м³/с. Это позволило оросить в Тедженском оазисе свыше 70 тысяч га, а также улучшить водообеспеченность ещё 30 тысяч га уже орошавшихся земель[2].

    Третья очередь канала (Теджен — Ашхабад) длиной 260 км завершена в 1962 году. В 1967 году канал был доведён до Геок-тепе. Расход воды составил 320 м³/с. Ввод третьей очереди позволил дополнительно оросить около 100 тысяч га[2].

    С 1971 году началось сооружение четвёртой очереди канала. В 1973 году были построены две плотины в Ашхабаде, а также Копетдагская плотина и Копетдагское водохранилище. Далее канал протянут до города Берекета. Следующий отрезок канала идёт в субтропические районы юго-западной Туркмении до Этрека длиной 270 км, другая ветвь канала идёт к Небит-Дагу. Планировалось подавать воду по трубам далее в Туркменбаши (бывший Красноводск), однако об осуществлении в реальности этого проекта ничего не известно.

    Строительство канала было официально завершено в 1988 году.

    В начале XXI века в головной части канала построено самое крупное водохранилище — Зеидское. Воды Амударьи являются мутными — около 3,3 кг/м³[4]. В Зеидском водохранилище вода отстаивается и идёт осветлённой дальше по каналу.

    Канал позволил многократно увеличить площади орошаемых земель.

    Строительство канала повлияло на все компоненты географической среды: растительность, животный мир, микроклимат, почвы, рельеф. Канал отбирает около 45 % вод Амударьи, что является немаловажным фактором в проблеме Аральского моря. Около четверти поступающей в канал воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно[5]. Проблемой канала является его заиление. Небольшое количество ила забивает поры русла подобно бетонированию[6]. Большое скопление ила приводит к подъёму уровня воды и разрушению русла. Заиливаются также водохранилища, что уменьшает их полезный объём. Другая проблема Каракумского канала — загрязнение и засоление почвы, окружающей поливные земли (в результате сброса дренажных и промывочных вод)[6].

    Каракумский канал Википедия

    Каракумский канал

    Караку́мский кана́л (туркм. Garagum kanaly) — большой канал, построенный в СССР для водообеспеченности южных и юго-западных районов Туркмении протяжённостью 1445 км. В современной Туркмении также используется название Каракум-река[1].

    География

    Канал начинается от реки Амударьи выше города Керки, далее идёт через пески юго-восточных Каракумов, затем пересекает древний Мургабский оазис и междуречье рек Мургаб и Теджен, далее проходит по предгорьям Копетдага. Ширина до 200 м, максимальная глубина 7,5 м[2]. Расход воды в начале канала 600 м³/с. Вода в канале идёт самотёком. По нему на протяжении 450 км осуществляется судоходство[3]. Среднегодовой водозабор канала составляет 12-13 км³, превышая в 3-4 раза суммарный сток с гор туркменских рек.

    История строительства

    Начиная с 1950 года, на территории Туркмении велось строительство Главного Туркменского канала. После смерти Сталина оно было приостановлено в пользу Каракумского канала.

    Начало строительства — 1954 год.

    Первая очередь канала (Амударья — Мургаб) длиной 400 км была построена в 1959 году. Расход воды составил 130 м³/с. Введение её в строй позволило довести площадь орошаемых земель до 100 тысяч га[2].

    Вторая очередь канала (Мары — Теджен) длиной 138 км завершена в 1960 году. На этом отрезке построено Хаузханское водохранилище ёмкостью более 875 млн м³. Расход воды составил 200 м³/с. Это позволило оросить в Тедженском оазисе свыше 70 тысяч га, а также улучшить водообеспеченность ещё 30 тысяч га уже орошавшихся земель[2].

    Третья очередь канала (Теджен — Ашхабад) длиной 260 км завершена в 1962 году. В 1967 году канал был доведён до Геок-тепе. Расход воды составил 320 м³/с. Ввод третьей очереди позволил дополнительно оросить около 100 тысяч га[2].

    С 1971 году началось сооружение четвёртой очереди канала. В 1973 году были построены две плотины в Ашхабаде, а также Копетдагская плотина и Копетдагское водохранилище. Далее канал протянут до города Берекета. Следующий отрезок канала идёт в субтропические районы юго-западной Туркмении до Этрека длиной 270 км, другая ветвь канала идёт к Небит-Дагу. Планировалось подавать воду по трубам далее в Красноводск (ныне Туркменбаши), однако о реализации этой части проекта ничего не известно.

    Строительство канала было официально завершено в 1988 году.

    В начале XXI века в головной части канала построено самое крупное водохранилище — Зеидское. Воды Амударьи являются мутными — около 3,3 кг/м³[4]. В Зеидском водохранилище вода отстаивается и идёт осветлённой дальше по каналу.

    Значение

    Канал позволил многократно увеличить площади орошаемых земель.

    Экология

    Строительство канала повлияло на все компоненты географической среды: растительность, животный мир, микроклимат, почвы, рельеф. Канал отбирает около 45 % вод Амударьи, что является немаловажным фактором в проблеме Аральского моря. Около четверти поступающей в канал воды теряется в самом русле, в результате фильтрации через земляное дно[5]. Проблемой канала является его заиление. Небольшое количество ила забивает поры русла подобно бетонированию[6]. Большое скопление ила приводит к подъёму уровня воды и разрушению русла. Заиливаются также водохранилища, что уменьшает их полезный объём. Другая проблема Каракумского канала — загрязнение и засоление почвы, окружающей поливные земли (в результате сброса дренажных и промывочных вод)[6].

    В искусстве

    Примечания

    Литература

    Ссылки


    Смотрите также

    Описание: