Где находится ипатьевский монастырь


описание, история, фото, точный адрес

Ипатьевский монастырь (Россия) — описание, история, расположение. Точный адрес и веб-сайт. Отзывы туристов, фото и видео.

Душа и сердце Костромы, хрестоматийная колыбель дома Романовых, белокаменный Ипатьевский монастырь — объект культурного наследия России — возвышается на пологом берегу реки Костромы, отражая свои древние стены, приземистые башни и золотые главки собора в тихом течении ее вод. Судьба Ипатьевского монастыря неразрывно связана с судьбой России: в 1613 г. здесь был избран на царство Михаил Романов — основатель будущей 300-летней династии русских государей. Обитель неоднократно переживала годы расцвета и упадка, ее церкви были разрушены и вновь восстановлены. Сегодня это ключевая достопримечательность не только Костромы, но и всей Верхней Волги, посетить которую просто обязан каждый турист.

История

Кроме исключительно позитивных событий для царской фамилии, вроде тех, когда Михаил Фёдорович сначала успешно укрылся там от польских интервентов, накануне дня народного единства, который в современной России отмечается как официальный праздник, Ипатьевский монастырь имел в своей истории и более трагические страницы. Так, к примеру, старая церковь на территории обители была разрушена практически до основания, когда в 1649 году взорвалась бочка с порохом. Именно по этой причине последующим поколениям также уже никогда не удастся даже примерно представить себе, какой изначальный экстерьер был свойственен Ипатьевскому монастырю.

В 18 веке здания монастыря окончательно приняли современный облик и внешне уже не сильно менялись после екатерининской эпохи. Однако внутреннее содержание помещений пережило несколько поворотов судьбы.

Сокровища монастыря: богатая стенопись, выполненная Гурием Никитиным, пятиярусный золоченый иконостас в Троицком соборе, богатая библиотека, в числе которой Ипатьевская летопись — вещь уникальная по своей важности.

Чудеса России: Ипатьевский монастырь

Что посмотреть

На территории Ипатьевского монастыря более десяти исторических построек, каждая из которых заслуживает отдельного внимания: Троицкий собор со звонницей — главный храм обители, палаты бояр Романовых, Архиерейский корпус, святые ворота с надвратной церковью Хрисанфа и Дарии, Наместнический и Братский корпуса, жилые кельи над погребами, Свечной и Трапезный корпуса, Екатерининские ворота, а также стены и башни Старого и Нового городов.

Великолепный Троицкий собор 17 века — визитная карточка Ипатьевского монастыря. Его пять золоченых чешуйчатых главок и изумрудный ажурный шатер колокольни видны за несколько километров со старого русла реки Кострома. Его северную сторону украшает замечательной красоты парадное крыльцо с восьмигранным шатром и обилием архитектурных украшений. Внутри стоит увидеть богатый иконостас середины 18 века в стиле барокко и стенную роспись 17 века, уникальную богатством мотивов и разнообразием цветовой гаммы.

Звонница собора была заказана боярином Годуновым в 17 веке. Сооружение интересно поясами каменных резных элементов и изящных зеленым шатром. В 2006 г. сюда был доставлен юбилейный колокол «Царь Михаил».

Главные святыни обители — часть Ризы Господней, чудотворная икона Тихвинской Богоматери, частица мощей священномученика Ипатия, частицы гробов Николая Чудотворца и Матроны Московской.

Палаты бояр Романовых, или Царские чертоги, самое знаменитое здание монастыря. Именно здесь проживал Михаил Романов со своей матерью во время призвания на престол. В 19 веке палаты были отреставрированы, и сегодня радуют глаз ярким «шахматным» фасадом в стиле древнерусского терема, изумительной царской лестницей на второй этаж и прекрасными изразцовыми печами внутри.

Непременно стоит увидеть и нежно-бирюзовые Екатерининские ворота в стиле барокко, возведенные в 1767 г. к приезду в Кострому императрицы Екатерины II, посетить Архимандритский корпус — крупнейшее жилое здание обители и побыть на службе в красивейшей церкви Хрисанфа и Дарии, чьи интерьеры расписаны артелью палехских художников.

Музей

На территории Ипатьевского монастыря работает Церковный историко-археологический музей. В его просторных залах выставлены многочисленные религиозные древности: старопечатные и рукописные церковно-богослужебные книги, фотографии не сохранившихся церквей и соборов, священные сосуды, Евангелия, кресты, иконы, облачения и старинная церковная утварь. Отдельная часть экспозиции посвящена династии Романовых.

Практическая информация

Адрес: Кострома, ул. Просвещения, 1. Телефон: (4942) 312—589.

Время работы: монастырь — ежедневно с 7:00 до 18:00. Музей — с 1 мая по 30 сентября — с 9:00 до 18:00 часов, с 1 октября по 30 апреля — с 10:00 до 17:00.

Вход в монастырь бесплатный. Вход в музей — 100 RUB.

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь в Костроме

В славном ряду духовных обителей Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь занимает особое место. Основанный в начале XIV столетия в честь Пресвятой Троицы и во имя святителя Ипатия епископа Гангрского, монастырь по праву считается одним из древнейших в нашем Отечестве. 

В XIV-XV веках, в период "собирания" Русской земли, обитель святого Ипатия являлась форпостом на северо-восточном рубеже Российского государства. История обители в это время связана с именами Великих князей Василия Ярославича, святого благоверного князя Дмитрия Донского, великого князя Московского и Владимирского Василия I Дмитриевича и великого князя Московского Василия II Темного, царей Иоанна IV Грозного, Федора Иоанновича, Бориса Годунова. 

В XVII веке в Ипатьевском монастыре было положено начало прекращения Великой Смуты, грозившей уничтожением российской государственности. В 1613 году монастырь укрыл в своих стенах юного Михаила Романова. В святой обители начиналось славное трехсотлетнее царствование Дома Романовых. С этого момента за монастырем закрепилось название - "колыбель" Дома Романовых. 

Расположен в одном из самых живописных уголков Костромы. Место, где река Кострома впадает в Волгу, костромичи издревле называли "стрелкой", а с появлением здесь монастыря оно получило название "Ипатьевский (Ипацкий) мыс".

История Ипатьевского монастыря

В настоящее время, переданный в конце 2004-го года Русской Православной Церкви, обитель восстанавливается, возрождается духовная, молитвенная жизнь, без которой востребованные современной действительностью все другие виды монастырской деятельности не смогут принести настоящей пользы. И миссия и социальная работа здесь начинаются с молитвы.

Немногочисленная братия обители активно поддерживает молодежные проекты епархии, участвует в работе епархиальных СМИ.

Священноархимандритом Свято-Троицкого Ипатьевского мужского епархиального монастыря является Высокопреосвященнейший Ферапонт, митрополит Костромской и Нерехтский, а его Наместником - игумен Петр (Ерышалов).

Праздники:

День Святой Троицы; 14/27 марта и 16/29 августа – Феодоровской иконы Божией Матери; 19 марта / 1 апреля – мучеников Хрисанфа и Дарии; 31 марта / 13 апреля – священномученика Ипатия, епископа Гангрского; Лазарева суббота и 17/30 октября – праведного Лазаря Четверодневного; 26 июня / 9 июля – Тихвинской иконы Божией Матери; 4/17 июля – страстотерпцев царя Николая, царицы Александры, царевича Алексия, великих княжен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии; 12/25 июля – преподобного Михаила Малеина; 14/27 ноября – апостола Филиппа.

Святыни монастыря

  • Чудотворная Тихвинская икона Божией Матери.
  • Частица Ризы Господней.
  • Частица мощей священномученика Ипатия, епископа Гангрского (мощевик в иконе).
  • Часть честной главы Христа ради юродивого Симона Юрьевецкого.
  • Камень из расстрельной комнаты Ипатьевского дома.

Тихвинская икона Божией Матери

Тихвинская икона Божией Матери, хранящаяся в Свято-Троицком соборе Ипатьевского монастыря града Костромы, относится к числу наиболее чтимых святынь костромской земли. Икона является точной копией чудотворной Тихвинской иконы Божией Матери и, по преданию, написана святителем Петром, митрополитом Московским. Впервые принесена в Кострому в 1613 году посольством Земского Собора, возвестившим юному боярину Михаилу Феодоровичу Романову о его избрании на всероссийский царский престол. В 1619 году была подарена царем Михаилом обители и на протяжении веков пребывала в иконостасе Троицкого собора. Вместе с чудотворной Феодоровской иконой Божией Матери Тихвинская икона принимала участие в ежегодных общегородских крестных ходах из Успенского кафедрального собора к храму Спаса Нерукотворного на Запрудне.

В 1919 году икона была изъята у Церкви и на долгие годы стала недоступна для поклонения верующих. 13 апреля 2004 года, в день памяти небесного покровителя обители – священномученика Ипатия Гангрского – святыня была возвращена Костромской епархии и вернулась на свое историческое место.

Музей в Ипатьевском монастыре

Путеводитель | Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь

I.         Старый город 

Наиболее древняя часть территории Ипатьевского монастыря, первоначальное место его основания. Старый город в плане имеет форму неправильного пятиугольника с протяженностью стен 518 метров. В 1586-1590 гг. на средства Дмитрия Ивановича и Бориса Годуновых старая дубовая ограда была заменена каменной с толщиной стен до 1,5 метров и высотой – 6-7 метров, укрепленной пятью башнями – четырьмя по углам и одной надвратной.. После Смутного времени, при царе Михаиле Федоровиче артелью московского городового мастера Ивана Неверова монастырские стены и башни были усилены и надстроены в высоту до 11 метров.

Стены имеют два яруса небольших щелевидных бойниц и варовые щели, по верху стен проходит галерея боевого хода, соединяющая монастырские башни между собой.

 

II.        Новый город. 

Сформировался в 1642-1645 по указу царя Михаила Федоровича, путем присоединения к западной крепостной стене Старого города нового земельного участка. Вокруг Нового города на царские средства возводятся стены с двумя угловыми башнями (Юго-западной и Северо-западной) и одной проездной, получившей название Зеленая башня.

Строительство стен и башен Нового города велось под руководством старца Иосифа и каменщика подмонастырской Богословской слободы Андрея Андреева сына Кузнеца.

 

III.    Архиерейский сад. 

Устроен в 1800-1811 гг. при преосвященном Евгении Романове между обрубом и южной, а также восточной стенами. Высажен на специально подготовленной высокой земляной платформе. Отличался разнообразием деревьев и кустарников, в число которых входили дубы, кедры, пихты, лиственницы; плодовые деревья – яблони, груши, вишни; кустарники – жасмин, орешник и акация.

 

1.      Троицкий собор. 1650-1652 гг. 

Построен при царе Алексее Михайловиче на месте «годуновского» храма сер. XVI века, разрушенного в 1649 году взрывом пороха - «зелейной казны», хранившейся в подклете собора. Крупный четырехстолпный трехапсидный храм увенчан пятью главами на световых барабанах. Поднятый на высоком подклете, он с трех сторон окружен двухъярусными галереями. В торце южной галереи расположен придел преподобного Михаила Малеина– тезоименитого святого царя Михаила Феодоровича Романова. Северная сторона храма, обращенная к главному входу в монастырь, являлась фасадом здания и имела богатое оформление – оконные проемы включены в композицию аркатурно-колончатого пояса. На северную сторону выходит парадное крыльцо с восьмигранным шатром, покоящимся на четырех декорированных столбах с мощными кубышками и висячими арками с гирьками. Четверик Троицкого собора украшает великолепный иконостас середины XVIII века, выполненный артелью костромских резчиков под руководством Петра Золотарева и Макара Быкова в стиле борокко, а также настенная роспись XVII века, созданная знаменитой артелью костромских изографов во главе с Гурием Никитиным. Роспись уникальна по богатству сюжетных изображений, гармонии цвета и изяществу орнаментального декора.


2.      Звонница. Колокольня
. XVII-XIX вв. 

Композиция памятника выстраивается из двух разновременных частей. Древняя (южная) часть возведена в 1601-1604 годах на средства Годуновых в излюбленном в XVII веке стиле многопролетной аркады. В 1645 – 1646г.г. с северной стороны к ней была пристроена высокая колокольня с одним открытым пролетом для звона и шатром с зеленой обливной черепицей. Ее заказчиком был боярин Алексей Никитич Годунов, один из последних представителей этого древнего рода. Колокольня богато украшена поясами каменных резных ширинок, сдвоенными полуколонками и оконными проемами с килевидным завершением.

В середине XIX в. по проекту губернского архитектора Попова была пристроена западная открытая галерея, сооруженная вместо прежней деревянной.

К концу XVII века на звоннице и колокольне находилось 18  колоколов, самые крупные из которых в 600 пудов были вкладами матери царя Бориса Годунова Стефаниды, а также бояр А.Н. Годунова и В.И. Стрешнева.

В 2006 году в Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь принцем кентским Майклом (пра- пра- правнуком императора Николая I) вложен новый 500 пудовый колокол «Царь Михаил», отлитый в память 400-летия избрания на престол государства Российского царя Михаила Федоровича Романова.


3.      Палаты бояр Романовых («Царские чертоги»).
XVI-XIX вв. 

Один из самых знаменитых памятников в архитектурном ансамбле Ипатьевского монастыря. Здание возведено в конце XVI века на средства покровителей обители бояр Годуновых. Предположительно, в нем располагались гостиные кельи, которые использовались «на приезд» богатых вкладчиков, особо почетных гостей, как из числа светских лиц, так и представителей духовенства. В марте 1613 года, во время призвания на московский престол в Ипатьевском монастыре молодого боярина Михаила Федоровича Романова, он вместе со своей матерью, Великой старицей Марфой (в миру – Ксенией Ивановной Романовой), проживал в этом здании. Согласно монастырскому преданию, в левой половине 2-го этажа здания располагались покои Михаила, в правой – инокини Марфы.

Начиная с XIX века, здание получает название «Царские чертоги» или «Дворец Михаила Романова» и становится объектом особого отношения монастырских властей и представителей царской династии Романовых. Реставрацией памятника на «Высочайше дарованные средства» и по указу императоров Николая I и Александра II занимались архитекторы – К.А. Тон и Ф.Ф. Рихтер. В центре главного фасада корпуса возведена «царская лестница» с широким маршем на второй этаж. Стены второго этажа снаружи расписаны специальными красками «в шахмат». Интерьер постройки украшают изразцовые печи, выполненные по проекту Ф.Ф. Рихтера.


4.      Архиерейский корпус.
XVI-XIX вв. 

Крупнейшее жилое здание монастыря, включающее в своем объеме Святые ворота с надвратной церковью великомучеников Хрисанфа и Дарии (центр постройки), казначейские и экономские кельи (к северу и югу от Святых ворот). В связи с размещением на территории Ипатьевского монастыря Архиерейского дома в 1744 году, корпус был значительно перестроен и приспособлен под резиденцию костромского архиерея. Фасад со стороны реки Костромы в полной мере отражает разновременность постройки XVI-XIX веков: от пластики крепостной стены с щелевидными бойницами до архитектурных форм классицизма. Западная стена, обращенная во двор монастыря, возведена во время перестройки 20-х годов XIX века, является своеобразным футляром для первоначального фасада здания XVII века.

Архиерейский корпус знаменит тем, что в нем 15 мая 1767 года, посетившая г. Кострому императрица Екатерина II, пожаловала Костроме герб, которого до этого город не имел: «В память сию по реке Волге путешествия … представляется в сем гербе в голубом поле галера под императорским штандартом …» (из доклада сената 24 октября 1767 г.). 


5.      Святые ворота с надвратной церковью Хрисанфа и Дарии
. XIX в. 

Церковь святых мучеников Хрисанфа и Дарии со Святыми воротами возведены в 1841-1863 гг. по проекту К.А. Тона и Н.П. Григорьева на месте древнего входа в монастырь – Святых ворот с надвратной церковью во имя святых Феодора Стратилата и Ирины, соименных царя Федора Иоанновича и царицы Ирины.

Престол церкви святых мучеников Хрисанфа и Дарии, которые поминаются 19 марта (1 апреля по н.ст.), освящен в память о двух знаменательных событиях русской истории: в этот день 1613 года Михаил Федорович Романов выехал из святой Ипатьевской обители в Москву на царство; в этот же день 1814 года император Александр I во главе русской армии вступил в Париж после победы над Наполеоном.

Церковь представляет собой безстолпный храм, возведенный над аркой Святых ворот, венчанный двенадцатигранным шатром с маленькой главкой на глухом барабане. В декоре фасадов храма сочетаются элементы классицизма и древнерусского зодчества. Интерьер храма был украшен монументальной масляной живописью, иконы иконостаса написаны палехскими иконописцами (не сохранились).

В настоящее время в храме во имя святых мучеников Хрисанфа и Дарии проходят ежедневные утренние и вечерние службы. Храм заново расписан на знаменательные темы артелью палехских художников.


6.      Архимандричий (наместнический) корпус.
XVI-XIX вв. 

Внутренний фасад здания носит следы трех основных этапов его строительства в XVII веке: от ступенчатых перемычек в оформлении окон первого этажа начала XVII века к нарядным наличникам, характерным для узорочья второй половины XVII века, и до декорированных в стиле нарышкинского борокко окон третьего этажа конца XVII века.

Настоятельские покои предназначались для проживания игумена Ипатьевского монастыря, который с 1598 года имел сан архимандрита. В XVII веке должность архимандрита Ипатьевского монастыря, пользовавшегося особым покровительством государей, была престижной и рассматривалась, как награда за особые заслуги. Среди Ипатьевских архимандритов знамениты Кирилл (был архимандритом с 1610 по 1616 гг.), принимавший участие, как в избрании царя на Земском соборе 1613 года, так и в чине царского наречения боярина Михаила Федоровича в стенах Ипатьевской обители; Иосиф (с 1617 по 1619 гг.), встречавший отца царя Михаила Федоровича митрополита Филарета, будущего Патриарха, при возвращении его из польского плена, а в 1642-1645 гг.известный как строитель, возводивший стены Нового города Ипатьевского монастыря; Сергий Шелонин (1647-1648 гг.) – известный писатель и книжник XVII века. который за редактирование и подготовку к изданию на Московском печатном дворе «Лествицы» Иоанна Синайского» в качестве вознаграждения за свой труд «совершен» в архимандриты Ипатьевского монастыря; Тихон II (1655-1661), присутствовавший в июне 1656 года на соборе Святителей, созванном Патриархом Никоном для исправления служебных книг; Кирилл II (1665-1669) был на соборе 1667 года по вопросу церковных исправлений.


7.      Братский корпус
. XVI, XVIII вв. 

Первый каменный этаж здания возведен в конце XVI века на средства бояр Годуновых по типу жилых монастырских многосекционных построек. О древности его говорит простота и скромность декоративного оформления, а также наличники окон в виде ступенчатых углублений. Внутренние сводчатые помещения делились на сени (прихожую) и жилую часть (келью). При епископе Дамаскине (Аскаронском) в середине XVIII века здание было надстроено вторым этажом с наружными деревянными галереями и лестничными всходами. В 1841 году галереи были разобраны, вместо наружных лестниц устроены внутренние каменные.

Братский корпус предназначался для проживания монашеской братии, которой к 1650 году насчитывалось около 100 человек. Монашеская келья Ипатьевского монастыря площадью около 25 м², предназначалась для проживания в среднем 2-3 человек. Интерьер монашеского жилья был строг и скромен, и состоял из киота с иконой и лампадой, стола-аналоя для книг духовного содержания, лавок и сундука или короба.


8.      Кельи над погребами.
XVI XVIII вв. 

Здание относится к постройкам «черного» (хозяйственного) двора. Первый этаж здания с тремя глубокими  погребами-ледниками возведен в 1586-1593 годах при Годуновых, второй этаж – сушильни, надстроен в 1732 году.

Глубина погребов-ледников достигает 3 метров, стены выложены булыжным камнем.

В 1623 году по Жалованной грамоте царя Михаила Федоровича Ипатьевский монастырь получил право покупки и беспошлинного провоза «про монастырской, на церковной годовой обиход» «рыбы 500 пудов осетров и белуг, 50 пуд семги, 50 пуд икры черные, да бочечные всякие рыбы 50 бочек да соли 20 рогож, да меду преснаго 200 пуд, да хмелю 200 чети, да свежие всякие рыбы 10 возов».

Несмотря на разновременность этажей, постройка смотрится цельной по исполнению, отличается соразмерностью и гармонией пропорций, повторением декоративных элементов в виде двойного ряда поребрика в оформлении обоих этажей.


9.      Свечной корпус.
XIXв.

Трапезный корпус. XVI в.

Современное здание объединяет в своем объеме разновременные постройки:

поварню (западная часть) «для братской пищи», возведенную в конце XVI – начале XVII вв. – одноэтажную одностолпную двусветную палату; двухэтажные кладовые палаты конца XVI – начала XVII вв. и Свечной завод (восточная часть), возведенный в середине XIX в. по проекту архитектора К.А. Тона на месте древних монастырских построек, пришедших в ветхость.

Древняя поварня и кладовые палаты входили в большой комплекс построек хозяйственного двора Старого города

Ипатьевский Свечной завод в XIXвеке снабжал восковыми свечами все церкви и монастыри Костромской епархии.


10.    Северные (Екатерининские ворота).
XVIII в. 

Являются главным въездом в Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь. Северные врата, как новые парадные ворота в северном прясле крепостной стены, были устроены в 1767 году, к приезду в Кострому императрицы Екатерины II.

Это нарядное и яркое по формам сооружение в стиле барокко, оформленное с внешней и внутренней стороны триумфальными арками. Северный (внешний) фасад увенчан высоким аттиком в основании которого в профилированном карнизе размещен лепной картуш с монограммой Екатерины II. Со стороны монастырской площади Екатерининские врата имеют вид пилона с проездной аркой и лучковым фронтоном с рельефным изображением «Всевидящего Ока» в тимпане. 


11.    Кузнечная башня. XVI- XVII вв. 

Северо-западная башня Старого города, возведенная в 1586-1590 гг. на средства Дмитрия Ивановича и Бориса Годуновых. Получила свое название по расположенной рядом с ней монастырской кузнице. 


12.    Пороховая башня.
XVI- XVII вв. 

Северо-западная башня Старого города, возведенная в 1586-1590 гг. на средства Дмитрия Ивановича и Бориса Годуновых. Могла использоваться для хранения запасов пороха. Как все башни Ипатьевского монастыря имела три уровня боя: верхний – для установки пушек, средний для ведения огня из ручного огнестрельного и метательного оружия, нижний – бойницы подошвенного боя. 


13.    Водяная башня.
XVI-XVII вв. 

Юго-восточная башня Старого города, возведенная в 1586-1590 гг. на средства Дмитрия Ивановича и Бориса Годуновых. Находилась недалеко от берега реки Костромы. Существует предание о подземном ходе из этой башни в сторону реки Костромы, который мог быть использован в случае осады защитниками обители для пополнения запасов воды. 


14.    Воскобойная башня.
XVI -XVII вв. 

Южная проездная башня Старого города, возведенная в 1586-1590 гг. на средства Дмитрия Ивановича и Бориса Годуновых. Устроена на изломе южного прясла стены. В древности имела снаружи дополнительное укрепление – захаб – коленчатый коридор перед въездом. 


15.    Квасная башня.
XVI-XVII вв. 

Юго-западная башня Старого города, возведенная в 1586-1590 гг. на средства Дмитрия Ивановича и Бориса Годуновых. Получила свое название по расположенной рядом с ней квасоварной палате.


16.    Вотчинная контора.
XVIII в. 

Единственная постройка на территории Нового города. Возведена в 1672-1673 годах для больничных келий рядом с больничной церковью святителя Иоанна Златоуста, просуществовавшей до 1808 года и разобранной «за ветхостью». В 1721-1722 годах в здании надстроен второй этаж для размещения в нем вотчинной конторы. Вотчинная контора управляла монастырскими вотчинами. Ипатьевский монастырь имел обширные земельные владения не только в Костромской, но и в Ярославской, Владимирской, Казанской и Московской губерниях. До 1764 года ему принадлежало 12,5 тысяч крепостных крестьян. Секуляризационные реформы Петра I и Екатерины II подорвали монастырское хозяйство и его экономику. В 1875 году корпус переоборудован под богадельню для проживания престарелых священнослужителей, оставшихся без попечения близких.


17.    Зеленая башня.
XVII в. 

Была поставлена «повелением государя Михаила Феодоровича в память того, что он сим местом изшел на царство Московское» 19 марта 1613 года. Получила свое название «Зеленая», поскольку шатер башни покрыт зеленой муравленной черепицей. Башня выполняла две функции: она защищала западные ворота монастыря, и являлась мемориальным сооружением.  Ее конструкция была достаточно сложной. С западной стороны к ней был пристроен захаб, имевший односкатное тесовое покрытие. Под башней были устроены трое ворот. Между захабом и основным корпусом находилась опускная решетка, которая в случае опасности служила дополнительной защитой от проникновения в монастырь неприятеля. Служила главным въездом в монастырь со стороны московской дороги.


18.    Юго-западная башня.
XVII в.

Юго-западная башня Нового города, возведенная в 1642-1645 гг. на средства царя Михаила Федоровича по образцу башен Старого города.


19.    Северо-западная башня.
XVII в. 

Северо-западная башня Нового города, возведенная в 1642-1645 гг. на средства царя Михаила Федоровича по образцу башен Старого города. 


20.    Западные ворота.
XVII в. 

Возведены в 1586-1590 гг. на средства Дмитрия Ивановича и Бориса Годуновых во время строительства стен и башен Старого города. С середины XVII века соединяют территории Старого и Нового города. 


21.    Мемориальная колонна
. Вторая половина XIX века. 

Возведена в центре Старого города в 1839 году в память знаменитых событий и лиц, оставивших след в истории Ипатьевского монастыря. В прямоугольных нишах с четырех сторон размещаются тексты об этом. С 1993 года Костромская епархия ежегодно 17 июля проводит у колонны богослужения в память царственных страстотерпцев императора Николая II и его семьи.


22.    Обруб.
XIX в. 

Возведен около 1837 года во время ремонтных работ под руководством архитектора К.А. Тона, как защитное сооружение. Неоднократно территория Ипатьевского монастыря, стоящего на низком берегу реки Костромы, затоплялась во время весенних разливов. Это приводило к скорому обветшанию монастырских зданий и крепостных сооружений. После разрушительного наводнения 1709 года с восточной и южной сторон монастыря было устроено плотинное сооружение – обруб, сначала деревянное, а затем – каменное.


23.    Церковь Рождества Пресвятой Богородицы.
XVI-XIX вв. 

Памятник, не сохранившийся до наших дней и восстанавливаемый в настоящее время. Впервые упоминается под 1564 годом, как небольшая шатровая каменная церковь при братской каменной трапезе. Построена на средства бояр Годуновых.

В 1760-1764 гг. на месте храма, пришедшего в ветхость, устраивается новая каменная просторная церковь с пятью деревянными главами. В 1801 году пять глав заменяются одной главой, а внутри храма ставятся деревянные колонны-крепления. Постройка дожила до 1859 года. В середине XIX века по проекту архитектора К.А. Тона строится новый пятиглавый в византийско-русском стиле храм Рождества Пресвятой Богородицы с приделом во имя святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста с южной стороны. Храм имел соединение с Троицким собором через паперть с юго-западной стороны. Украшением церкви являлся позолоченный иконостас с иконами, выполненными в мастерской палехского иконописца Сафонова.


24.    Усыпальница бояр Годуновых.
XVI-XVII вв. 

Ипатьевский монастырь - единственное место в России, где на протяжении четырех столетий, начиная с конца XIII в., формировался некрополь одного из самых знаменитых боярских родов - Годуновых. Сохранившаяся усыпальница бояр Годуновых в подклете Троицкого собора является третьей годуновской усыпальницей. Ранее она включала 18 погребений представителей ветви Иосифа Дмитриевича Годунова - Асанова.

Первая и вторая усыпальницы размещались в «каменной палатке» у алтаря церкви Рождества Богородицы. Вплоть до начала XVII в. в первой усыпальнице насчитывалось 22 погребения, в том числе: родителей царя Бориса и царицы Ирины – Федор и Стефания, брата Бориса и Ирины – Василия и их дяди Дмитрия Ивановича Годунова. Вторая усыпальница включала 16 погребений: в ней были захоронены представители ветви Василия Петровича Годунова, двоюродного брата Дмитрия Ивановича. В древности в усыпальницах находилось много икон, нагробных покровов с богатейшими украшениями из золота, серебра, жемчуга и драгоценных камней, горели неугасаемые лампады. Раз в неделю по пятницам здесь служили панихиду в память всех почивших Годуновых.

Обе первые усыпальницы упразднены в 1756 г. по распоряжению Преосвященного Геннадия. Территория усыпальниц попала под фундаменты церкви Рождества Богородицы, перестроенной в 1760-е годы.

В настоящее время усыпальница в подклете Троицкого собора продолжает именоваться «годуновской» не смотря на то, что только три надгробные плиты принадлежат представителям этого рода. Четыре надгробные плиты принадлежат лицам других фамилий.


25.    Засенье.
XVI-XVII вв. 

Узкий открытый внутренний коридор между северной стеной Старого города и монастырскими корпусами – Братским и Наместническим.

В военное время засенье могло служить дополнительным оборонительным рубежом, в мирное использовалось в хозяйственных целях.

Загадка Ипатьевского монастыря / Православие.Ru

14 / 27 ноября, в заговенье на Рождественский (Филиппов) пост, праздновалась память апостола Филиппа и священномученика Ипатия Гангрского – святых покровителей боярина Захарии Зерна-Чета, основателя Ипатьевского монастыря. Воздавая должное этому историческому лицу, основавшему столь значимую для истории России обитель, сайт «Православие.ру» публикует о боярине Захарии и его роде первую статью из серии «Потерянная династия».

Аудио. Часть 1

Аудио. Часть 2

Я давно хотел написать работу, посвященную исторической реабилитации государя Бориса Годунова. Но прежде чем рассказать о нем самом, нужно рассказать о его предках – иначе невозможно понять самого Бориса Федоровича.

Мы хорошо знаем, что великий князь Василий III развелся со своей супругой Соломонией Сабуровой (ок. 1490 – 1542), которая была пострижена в монахини и прославилась святой жизнью. Мы знаем ее как преподобную Софию Суздальскую. Но многие ли из нас знают о том, что прадед святой Софии и прапрадед Бориса Годунова были родными братьями? А о том, что родственница преподобной Софии была женой царевича Ивана – старшего сына Ивана Грозного? Сабуровы и Годуновы – родня от одного корня, и род этот настолько же велик, насколько и оболган в истории – это наша «потерянная царская династия».

В истории России правило четыре династии: Рюриковичи, Годуновы, Романовы и Романовы-Гольштейн-Готторп. Все они состояли между собой в родстве. Рюриковичи правили 800 лет, Годуновы – меньше 10 лет, Романовы – полтора века и Романовы-Гольштейн-Готторпы – полтора века.

Мы часто говорим о самодержавии, о царской власти, но у большинства из нас, после прославления царя Николая II и последней царской семьи, акцент чересчур смещен на Романовых. Они вроде как ближе и по времени, и по духу. Из Рюриковичей мы мало кого знаем. Это, прежде всего, первый русский царь Иван Грозный.

А что мы знаем про Годуновых? Про драму Пушкина все слышали, да не все читали. «Страшный властолюбец и убийца Борис Годунов» – вот что шепчет нам массовое сознание, глубоко ложное!

Золоченые двери Ипатьевского монастяря - фрагмент.
Дошло до того, что, приезжая в Костромской Ипатьевский монастырь, мы слышим, что это «колыбель дома Романовых», и нам даже в голову не приходит, что на самом деле это колыбель дома Годуновых! Ведь именно предок Годуновых и Сабуровых основал Ипатий, и они на протяжении 400 лет холили и лелеяли этот монастырь.

Сейчас либералы пытаются переписать нашу историю. До этого ее переписывали при советской власти, но мало кто говорит о том, что переписывание было и в XVIII–XIX веках. И еще какое! И одной из главных табуированных тем было наследие Сабуровых-Годуновых.

Может быть, подумаете вы, Сабуровы и Годуновы действительно оболганы, но все равно не особенно интересны? Нет, это не так. Здесь я скажу ключевую вещь: на протяжении всего XVI века Рюриковичи последовательно роднились с Сабуровыми и Годуновыми, мало того – готовили их для занятия престола – в случае если у самих Рюриковичей не останется потомства по мужской линии.

Для Ивана III, Василия III, Ивана Грозного и Федора Ивановича это была, так сказать, запасная династия.

Но начнем с самого начала – с предка Сабуровых и Годуновых, с основания Ипатьевского монастыря.

Если вы приедете в Кострому, экскурсоводы (и светские, и церковные), к сожалению, расскажут вам о том, что Ипатий – это вотчина Романовых и что Ипатьевский монастырь основал татарский мурза (то есть ордынский князь) по имени Чет. Он, мол, пришел служить на Русь в начале XIV века, и в Костроме ему явилась Божия Матерь с предстоящими апостолом Филиппом и священномучеником Ипатием. Он крестился под именем Захарии и основал монастырь, названный во имя Пресвятой Троицы и святого Ипатия.

Эта легенда «о выезде», или, как теперь говорят, развесистая клюква, появилась очень поздно – в XVII веке, в то время, когда в России стало модно представлять своих предков из немцев, татар – кого угодно, только не из русских. Историкам прекрасно известно, что подобным легендам не стоит доверять, но как часто мы сейчас читаем историков?

В это время, то есть в начале XIV века, никаких выездов татар из Орды не было по одной простой причине – это было время стабильности в Орде. Бегут, как известно, с тонущего корабля, а зачем убегать из цветущего государства?

До XVII века никому не приходило в голову называть основателя Ипатьевского монастыря татарином. Потом пришло. Это зафиксировал бдительный к слухам Н.М. Карамзин в своей «Истории государства Российского». Его младший современник Пушкин прочитал и так впечатлился, что назвал Бориса Годунова, жившего через 300 лет после Захарии Чета, – татарином…

Кем же на самом деле был Захария Чет? С одной стороны, мы знаем, что он был исконно русским человеком, боярином, владевшим на костромской земле обширными землями[1]. С другой стороны, человек появился словно ниоткуда, и ему сразу дали во владение очень много земель, а когда его потомки переехали в Москву, их сразу же приблизили к великокняжескому двору. Откуда такая честь? Это долгое время оставалось загадкой!

Давайте разбираться.

Существует икона XVI века «Явление Богоматери с предстоящими апостолом Филиппом и Ипатием Гангрским боярину Захарию Чету». Сразу обращает на себя внимание то, что хотя святые Филипп и Ипатий – почитаемые угодники Божии, но это малоизвестные святые, храмы которым на Руси практически не строили. Откуда же взялся такой образ?

Завесу тайны помогает приоткрыть церковный календарь. Только не всякий церковный, а именно старообрядческий.

Если открыть новообрядный календарь, вы увидите, что память апостола Филиппа приходится на 27 ноября, а священномученика Ипатия – на 29 ноября. Но по-старому не так: Филипп и Ипатий празднуются в один день – 27 ноября, в заговенье на Рожественский пост, который в народе традиционно именуется Филиппками.

Итак, дни памяти Филиппа и Ипатия празднуются в один день. Для того чтобы понять, что нам это дает, нужно вспомнить о том, как на Руси давали имя младенцу. Как правило, ребенку давали не одно, а два-три имени!

Одно имя давалось в честь того святого, в день которого ребенок родился или чья память приходилась на восьмой день его жизни.

Другое имя давали в честь умершего предка: предполагалось, что его традиции он должен продолжить.

Первые два имени были христианскими, из святцев, но третье могло быть простонародным. Его, как правило, давали от обратного, чтобы сбить с толку те силы, которые вредят людям. Так появлялись Некрасы (некрасивые), Нежданы (дети, которых якобы не ждали), Басурмане (то есть не христиане) и тому подобное. Иногда третье имя было числительным – Первой, Третьяк, Шестак, Семой и т.д.

Традиции имянаречения на Руси были очень богатыми. Так, все Рюриковичи имели два-три имени, а постригшиеся в монахи так и все четыре. Четыре имени было у Ивана Грозного – Иван, Тит, Смарагд и Иона.

Так вот, раз мы знаем, что Филипп и Ипатий празднуются в один день и святые эти – редкие, то есть все основания предположить, что это были второе и третье имена боярина Захарии Чета, а 27 ноября соответственно – день его рождения. И монастырь он основал в честь своих небесных покровителей.

Говорит ли это о том, что никакого явления Захарии Богоматери с Филиппом и Ипатием не было? Отнюдь! Мы знаем немало примеров того, как святые покровители конкретного человека являются ему. Если же Захарии явилась Сама Богоматерь, то это, конечно, явление исключительное, что говорит о благочестии боярина.

Как человек, пусть знатный и богатый, но все-таки человек, может увековечить память о явлении Богоматери и святых? Конечно, построив на этом месте храм или монастырь. Именно это Захария и сделал. Но самое интересное, что Захарий не ограничился постройкой одного монастыря.

Невдалеке от Ипатия, в Селище, стоит храм во имя святых мучеников Александра и Антонины Римских, христианских подвижников начала IV века. Это еще более редкие святые, чем Филипп и Ипатий.

Раньше здесь был монастырь в их честь – Захария Чет построил его по случаю благополучного разрешения своей супруги двойней – мальчиком и девочкой[2]. По преданию, это произошло в дороге. Так как в этот день – 23 июня – празднуется память святых мучеников Александра и Антонины (брата и сестры), то младенцы и были названы в их честь. А на берегу Волги выстроен монастырь. Вот как люди умели благодарить Бога.

Важно выяснить год рождения самого Захарии. Мы точно знаем, что его сын Александр погиб насильственной смертью в 1304 году[3], причем он был уже человеком взрослым. Значит, Александру было никак не менее 20 лет. Но ведь и Захарии на момент рождения сына должно было быть примерно 20 лет. Итого от момента рождения Захарии до гибели его сына прошло не менее 40 лет. Вообще в генеалогии принято класть на одно поколение среднеарифметические 30 лет. Тогда возьмем промежуток в 40–60 лет и отсчитаем его назад от 1304 года. Получается, что Захария Чет родился в 40–60-е, а его дети Александр и Антонина – в 60–80-е годы XIII столетия. Таким образом, основание Ипатьевского монастыря можно отнести к последней четверти XIII века.

Но вернемся к иконе «Явление Богоматери Захарии Чету». Если рассматривать ее с искусствоведческой точки зрения, то на первый взгляд эта икона ставит нас в тупик. Дело в том, что такие изображения Богоматери – в полный рост, на троне, с Младенцем Иисусом на лоне, с предстоящими Ей в полный рост святыми (в данном случае Филиппом и Ипатием) не известны нигде, кроме как в Киеве!

Речь идет о Печерской иконе Божией Матери, утраченной ныне. Она находилась в алтаре Успенского собора Киево-Печерской лавры. Но ее ранние списки, такие как Свенская чудотворная икона (не позднее 1288 г.), известны. На образе изображена Божия Матерь, сидящая на престоле, на коленях у Нее Богомладенец, благословляющий обеими руками. Справа от трона стоит преподобный Феодосий Печерский, а слева – преподобный Антоний Печерский.

Где находится Киев, а где Кострома? Логично задаться вопросом: какая тут может быть связь?

Не будем пока отвечать на этот вопрос. Удивимся и пойдем дальше – разбираться с «фамилией» Захарии – «Чет». Какая-то странная «фамилия».

Чтобы разобраться в этом, вначале вспомним о том, что родовые прозвания (которые мы называем сейчас «фамилией») сформировались в России только в XV–XVII веках. А у крестьян и того позже – в XIX–XX веках.

Долгое время прозвище или отчество каждого конкретного человека так и оставалось только за ним, то есть фактически у каждого нового потомка была своя фамилия. Иногда отчества превращались в дедичества (это когда внук именуется по деду), а потом дедичества превращались в фамилии.

Кроме того, известно такое явление, как чередование фамилий, то есть, условно, у деда фамилия «Петров», у сына «Антонов», а у внука опять «Петров». Или так: старший сын носил фамилию отца, а потомки младших сыновей носили другие фамилии – у каждого своя. Как видите, разобраться в отечественных родословных подчас нелегко.

К чему я все это? К тому, что теперь будет проще понять: в XIII–XV веках предки и потомки Захарии чередовали две фамилии: «Чет» и «Зерно» (или «Зерновы»). Затем, когда у правнука Захарии Чета Ивана родились дети – Федор, прозванный Сабур, и Иван, прозванный Годун, – от них пошли фамилии Сабуровых и Годуновых.

Со словом «Зерно» все ясно. Такое прозвище могло означать все что угодно – от плодовитости и зажиточности до рябого (как бы зернистого) лица конкретного представителя семьи. Но в любом случае это исконное русское слово, понятное и близкое.

А что такое «Чет»? В русском языке нет такого слова. Как только исследователи ни мудровали, чтобы объяснить его. Например, придумали, будто бы при написании потеряли букву «р», и у Захарии было прозвище «Черт». Такие прозвища на Руси действительно давались, но объяснение потерянной буквой, на мой взгляд, не выдерживает критики.

Оказалось, что просто нужно хорошо посидеть над картами, и тогда станет ясно, где бытует имя «Чет».

Как известно, чуть ли не половина населенных пунктов в России, и не только в России, производится от имени собственного – кто село или город основал, в честь того и названо. Кто им владел, в честь того и переименовали.

И где же, вы думаете, можно найти населенные пункты с названием «Четово»? Во-первых, на границе Рязанской области с Мордовией – их целых три: Старое Четово, Новое Четово и просто Четово. Кстати, рядом расположено озеро Зерново (!). И, во-вторых, на Украине – на границе с Венгрией.

Что общего между этими землями? Село Четово сплошь населено венграми. Оно получило свое имя от имени помещика Чета, который владел им около 1260 года.

А Четово на границе с Рязанской областью заселено мордвой и названо по имени прежнего владельца по имени «Чет». Так вот, и мордва, и венгры – финно-угорского происхождения. У них общие корни, схожие языки и культура. Поэтому имя Чет знакомо обоим народам.

Но что это нам дает? Почему Захария получил это прозвище?

Конечно, не потому, что он был венгр или мордвин. Не будем повторять ошибки наших предшественников, представивших его татарином. Русские очень лояльно относятся к разным народам и нередко носят иноязычные прозвища.

Важно здесь для нас другое: венгерское село Четово – это земли Галицко-Волынского княжества, соседа Киева. Опять Киев!

Сразу в нескольких источниках, в которых говорится о происхождении Захарии Чета, упоминается святой митрополит Киевский Петр[4]. Как-то эти современники были связаны.

Что мы знаем о святителе? Однажды князь Галицкий Юрий Львович захотел иметь своего собственного митрополита. С этой целью он избрал Петра и отправил его в Царьград для посвящения; но именно в это время умер митрополит киевский Максим (1305), и патриарх Афанасий посвятил Петра не в митрополиты Галицкие, а митрополиты Киевские, то есть всея Руси. Но так как Киев к этому времени все больше подвергался давлению Запада и татар, Петр сначала переехал во Владимир, а в 1325 году – в Москву, куда перенес и митрополичью кафедру. Вскоре, а именно в 1328 году, из Костромы в Москву приехал внук Захарии Чета Дмитрий Зернов. Это было время возвышения Москвы, которая стала великим княжением во главе с великим князем Иваном Калитой.

Обратим внимание на то, что митрополит Петр был родом именно из Галицко-Волынской земли.

Потомки Захарии Чета постоянно общались и с другими выходцами из Галиции – Квашниными. Дед основателя рода Квашниных был родом из Галича Волынского. Так, например, в Ростовской летописи есть запись, что великий князь Иван Калита послал воевать Литву воевод своих Родиона Нестеровича (его потомки носили родовое прозвание «Квашнины») и Александра Зерна, а с ними рать[5].

В Никоновской летописи и в «Сказании о Мамаевом побоище» упоминается об участии праправнука Захарии Чета Федора Сабура в Куликовской битве. Тогда он спас жизнь самого великого князя Дмитрия Донского. Федор Сабур воевал в полку у воеводы Ивана Квашни[6].

Таким образом, потомки Захарии и Квашнины очень тесно общались.

Я уже несколько раз упомянул Киев и его соседей – Галицко-Волынское княжество. Сейчас это Западная Украина, а раньше это были исконно русские земли, земли, где прославился князь Даниил Галицкий, многие годы успешно лавировавший между Западом и Ордой.

История этих земель нам известна из Галицко-Волынской летописи, которая является составной частью Ипатьевской летописи, точнее – летописного свода. Другими составными частями свода являются Киевская летопись и знаменитая «Повесть временных лет». А «Повесть временных лет» – это самая древняя русская летопись, которая была составлена в Киеве. В ней рассказывается история от Сотворения мира до 1117 года. В Ипатьевской летописи сохранилась самая древняя история Руси, там говорится о том, «откуда есть пошла Русская земля».

Ипатьевская летопись
Как известно, Ипатьевская летопись была найдена в XIX веке. И уже давно исследователи пытаются ответить на вопрос, как эта уникальная летопись попала на северо-восток Руси, где она стала частью летописного свода, получившего название «Ипатьевский»?

Я думаю, что ответ очевиден: туда ее привез основатель монастыря Захария Чет. Ирония судьбы заключается в том, что Ипатьевскую летопись обнаружил в Библиотеке Академии наук именно Н.М. Карамзин – один из творцов анти-годуновского «черного пиара». Тем не менее, к выводу о принесении этой летописи в Кострому нас приводят следующие факты:

1. костромская Ипатьевская икона «Явление Богоматери боярину Захарии» имеет только одну аналогию – киевскую,

2. прозвище Захарии Чета имеет аналогию в галицко-волынских землях,

3. биография Захарии Чета тесно связана с выходцем из Галицко-волынской земли митрополитом Петром,

4. потомки Захарии активно общались с родом Квашниных, которые также вышли из Галича Волынского,

5. и, наконец, Ипатьевская летопись описывает историю Киевских и Галицко-Волынских земель.

Вывод о том, что история Ипатьевской летописи связана с выездом Захарии Чета в Кострому дает нам возможность еще более точно установить время этой миграции. Вернее, стоит говорить об «Ипатьевском списке Ипатьевской летописи», так как существует несколько редакций летописи, и текст, который был найден в монастыре, является списком начала XV века. То есть изначально существовал единый летописный свод, включавший в себя «Повесть временных лет», Киевскую летопись и Галицко-Волынскую летопись. Он не сохранился, но был неоднократно переписан в XV, XVI, XVII и XVIII веках (Ипатьевский, Хлебниковский, Погодинский, Краковский, Ермолаевский и др. списки). Ипатьевский список описывает события вплоть до 1292 года; значит, можно говорить о том, что принесение Захарией летописи в Кострому произошло между 1292 (год, когда закончилась фиксация событий галицко-волынской жизни) и 1304 (год гибели его сына в Костроме) годами.

Нельзя не отметить тот факт, что Ермолаевский список принадлежал князю Дмитрию Михайловичу Голицыну[7], который был внуком… Евфимии Юрьевны Пильемовой-Сабуровой. Ее отец Юрий Григорьевич – праправнук Федора Сабура – который, в свою очередь, был праправнуком Захария Чета. Бабка Евфимии Юрьевны – троюродная сестра преподобной Софии Суздальской. Прадед Евфимии и дед царя Бориса Годунова – также троюродные братья. Два списка летописи, таким образом, тесно связаны с одним и тем же родом, что косвенным образом говорит в пользу «зерновского» происхождения Ипатьевского списка.

В пользу выезда Захарии Чета из Галицко-волынской земли говорит и то, что нам известен другой пример миграции выходца с юго-запада в город на Волге, который также принес с собой список Печерской иконы Божией Матери и который также имел отношение к летописанию! Речь о монахе Киево-Печерской лавры Дионисии, который около 1328 года покинул Киев и пришел в Нижний Новгород. Так же, как и Захария Чет, он основал обитель – Печерский Вознесенский монастырь, впоследствии стал митрополитом Киевским и всея Руси и канонизирован Русской Православной Церковью[8]. По его благословению в стенах монастыря была создана Лаврентьевская летопись.

Интересно, что инок основанного галичанином Дионисием нижегородского монастыря Павел Высокий был учителем княгини Евдокии Суздальской – будущей супруги Дмитрия Донского и матери Василия I. А ведь Евдокия (канонизированная как преподобная Евфросиния Московская) была прапраправнучкой князя Даниила Галицкого!

С другой стороны, правнук галичанина Захарии Чета боярин Федор Сабур спас жизнь великому князю Дмитрию Донскому, а его дяди – бояре Иван Дмитриевич, Константин Шея – подписали духовное завещание сына Дмитрия Донского – Василия I, потомка галицких князей.

Можно сказать, что «прапрапра…» – это очень далекое родство, чтобы делать какие-то определенные выводы. Но ведь Борис Годунов был еще более отдаленным предком Захарии Чета, когда Годуновы заказали образ «Явления Богоматери» их пращуру Захарии. Это – подлинная родовая память, подзабытая в эпоху «Иванов, не помнящих родства».

Все это позволяет утверждать, что Захария Чет был выходцем из галицко-волынских земель. Под давлением Запада и татар во второй половине XIII – начале XIV века все больше представителей галицкой знати и простых русских людей уходили в Северо-Восточную Русь – служить Владимиру и Москве. В этом массовом движении видную роль играли митрополит Киевский Петр, предки Сабуровых, Годуновых и Квашниных.

Осталось найти подтверждение этой гипотезе в источниках.

А за ним далеко ходить не нужно. Мы находим его в самой Ипатьевской летописи. Под 1208 годом там есть такая запись: «После этого Роман вышел из города, чтобы просить помощи у русских князей. Когда он был на мосту в Шумске, его захватили Зерно и Чухома, и приведен он был в стан к князю Даниилу и ко всем князьям и воеводам угорским».

Описываемые здесь события происходили в Галиче Волынском и рассказывают о том, как воеводы галицкого князя Даниила Романовича взяли в плен другого князя – Романа. Речь идет о знаменитом князе Данииле Галицком (1201–1264), который вместе с угорскими (то есть венгерскими) войсками решал свои внутри- и внешнеполитические задачи. Одного из воевод князя Даниила звали «Зерно». То есть мы встречаем здесь одну из «фамилий» Захарии Зерна-Чета. Речь, по-видимому, идет о его деде. Учитывая, что в 1208 году князю Даниилу не было еще и 10 лет, то можно предположить, что Зерно служил еще его отцу – великому князю Киевскому Роману Мстиславичу Великому (ок. 1150 – 1205).

Однако после величественного правления князя Даниила Галицко-Волынское княжество стало слабеть под давлением внешних сил, и его жители стали уходить на северо-восток. Среди них был и боярин Захария.

Теперь мы можем ответить на вопрос, откуда в конце XIII века в Костроме появился Захария Чет и почему его потомки были приближены ко двору. Это был древний боярский род, служивший галицкому князю Даниилу. Они сохранили для нас древнейшую русскую летопись, а сам Захария Чет был известен своим благочестием. Поэтому неудивительно быстрое возвышение рода и то, что потомки Захарии Чета дали России двух царей – Бориса и Федора Годуновых, царицу Ирину Годунову, великую княгиню Соломонию Сабурову и царевну Евдокию Сабурову.

Ипатьевский монастырь Кострома

Ипатьевский монастырь возник на стрелке рек Волги и Костромы, близ города Кострома, на старой ярославской дороге, проходившей ранее по левому берегу Волги. Изначально он имел важное стратегическое значение как укрепленный пункт на подступах к городу.

Предание возникновения Ипатьевского монастыря

Согласно преданию, монастырь был заложен в 1330 г. влиятельным вельможей Золотой Орды татарским мурзой Четом, который направлялся через эти края в Москву.

По одному ему ведомым причинам он не ужился в Золотой Орде. Бежал оттуда в Москву, к Ивану Калите, стремясь принять христианство. По дороге в 1330 году занемог и слег как раз на том самом месте, где Кострома вливается в Волгу. В горячечном бреду Чету было видение Божьей Матери. Сопровождал Богоматерь святой Ипатий. Оправившись от болезни, татарский мурза повелел заложить на месте своего выздоровления в честь святого Ипатия монастырь.

Крестившись, Чет принял христианское имя Захарий. Его праправнуки Федор, по прозвищу Сабур, и Иван, по прозванью Годун, стали родоначальниками двух известнейших в России родов — Сабуровых и Годуновых.

Священномученик Ипатий, имя которого носит монастырь, жил на рубеже III – VI веков, был епископом города Гангра. Он был не очень широко известен на Руси, но Божий промысел судил Ипатию память и славу в далекой от его родины стороне. Он был вполне конкретной исторической личностью. Жил в IV веке и был епископом небольшого городка в Малой Азии. Порой путешествовал по своим святым делам и однажды по дороге домой был убит религиозными фанатиками. Говорят, в момент кончины Ипатий молился за своих убийц и просил простить им грехи.

Кто-то удивится, узнав, что в создании славного русского монастыря принимал участие знатный татарин, каковым был Чет. Таких фактов, действительно, не так много в истории Руси, но следует помнить, что взаимоотношения азиатских кочевников и русичей, выяснявших отношения в течение нескольких столетий, были намного сложнее и разнообразнее, чем о них говорят сухие строки учебников истории. Наша земля обустраивалась всеми, кто здесь жил, кто не чувствовал себя временщиком и чужестранцем, кто был созидателем по своему духу. Таков был и мурза Чет.

Справедливости ради отметим, что выдвигались и другие версии, касающиеся времени появления обители. Академик С. Б. Веселовский относил время её основания к концу XIII века.

Современные историки полагают, что обитель возникла ещё раньше – примерно в середине XIII века. Возможно, её основали новгородцы, почитавшие священномученика Ипатия как покровителя посадников своего города. Однако большая роль мурзы Чета в становлении Ипатьевского монастыря не подлежит сомнению.

Кострома, Ипатьевский монастырь: история описание и фото

В Костроме есть что посмотреть, но каждый приезжий стремится прежде всего увидеть именно это место — Ипатьевский монастырь. Место, где изменился ход русской истории, где закончилось Смутное время.

Ипатьевский монастырь

История Ипатьевского монастыря

По историческим данным, монастырь на стыке двух рек, Волги и Костромы, основал в 1275 году во время монголо-татарского нашествия князь Василий Квашня. Но церковная легенда предлагает более романтичный вариант его появления. В 1330-е годы татарский князь-мурза Чет во время поездки в Москву тяжело заболел. Во сне ему было видение Богородицы. Чет выздоровел, принял православную веру под именем Захария, а на месте своего ночлега заложил обитель.

Бояре Годуновы считали Чета своим прародителем, поэтому со второй половины 16-ого века монастырь находился под их особым попечением. Здесь помещалась их родовая усыпальница. При их поддержке действовала мастерская, выпускавшая рукописные книги с великолепной отделкой. Годуновы делали богатейшие вклады в монастырь. Иконы, гобелены, драгоценная посуда, ювелирные украшения – все это можно сейчас видеть на выставке в монастыре.

При таком высоком покровительстве обитель процветала. Она владела огромным количеством земель, сотнями селений.

Монастыри всегда строились как крепости, с расчетом на то, чтобы при необходимости принять под свою защиту мирных жителей и выдержать долгую осаду. Ипатьевский монастырь – не исключение. Он являлся важным оборонным пунктом на подступах к городу. В конце 16-ого века толщина его стен была 3 метра, высота – от 6 до 11 метров. Обитель окружали земляные валы и рвы. В башнях располагались пороховые склады и мощные орудия. В Водяной башне был устроен потайной проход к реке Костроме, чтобы брать воду во время осады.

В начале 17-ого века монастырь захватили сторонники Лжедмитрия II, «тушинского вора». После нескольких месяцев осады костромичи изгнали захватчиков.

Во время польско-литовского нашествия в монастыре жил вместе со своей матерью, монахиней Марфой, Михаил Федорович Романов. Романовы были древним боярским родом, и Земский Собор 1613 года, решая вопрос о кандидатуре нового царя, сделал выбор в пользу 16-летнего Михаила. Вскоре к нему прибыли посланники из Москвы с предложением стать царем. Началась 300-летняя история царской династии Романовых.

Михаил Федорович Романов

История словно отразилась в планировке обители. Ее территория делится на две части: в конце 16-ого века на средства Годуновых возведен Старый город, в 1640-е годы на средства Михаила Романова к нему пристроен Новый город. Последняя возведенная башня, названная Зеленой по цвету черепицы, построена в том месте, где останавливался крестный ход, провожая в Москву на царство юного Михаила.

Зелёная башня

Главное сооружение монастыря – пятиглавый Троицкий собор. Сначала это был деревянный храм, в котором проводились летние богослужения. По указанию Бориса Годунова в 1586 г. начал возводиться каменный собор. Через полвека случилось несчастье – взорвался порох в подвалах и храм обрушился. В 1650-е годы его отстроили заново. Иконописная артель Гурия Никитина украсила стены собора фресками. В середине 18-ого века появился великолепный позолоченный иконостас. В подклети собора находятся захоронения родителей царя Бориса.

пятиглавый Троицкий собор

Около собора расположена звонница. В 17-ом веке на ней висело 19 колоколов. Во времена Петра Первого часть их отправили на переплавку для нужд армии.

Звонница

В монастырский комплекс входят многочисленные башни, надвратная церковь Хрисанфа и Дарии, свечной корпус, архиерейский корпус, братский корпус, к которому примыкают «палаты бояр Романовых». Именно здесь находились монашеские кельи, которые занимали будущий царь Михаил и его мать. В 1839 году перед палатами была установлена памятная колонна в честь основания династии.

Палаты бояр Романовых

При Советской власти монастырь был закрыт, а его ценности вывезены в Москву. На территории размещались рабочие общежития, детский дом, военные казармы. В 1958 году монастырские помещения были освобождены для экспозиций историко-архитектурного музея.

В 1990-годы монастырь снова стал действующим, здесь появились первые монахи-насельники, начали проводиться богослужения.

К 400-летию дома Романовых в память о трагическом конце представителей династии рядом с монастырем была выстроена часовня «Царская Голгофа».

Часовня «Царская Голгофа»

Рассказать друзьям:

Оцените статью:

Когда и кем был основан Ипатьевский монастырь?

I. ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ
Троицкий храм Ипатьевского монастыря

«Монастырь Ипатцкой общей на реке на Волге за рекою за Костромою усть реки Костромы, а в нем церковь Живоначалная Троица камена, а придел Филиппа и Упатия...» (1) Из сотной 1560 года.

Ипатьевский монастырь в Костроме относится к числу наиболее известных монастырей России. Не отделимый от целого ряда важнейших событий русской истории, неразрывно связанный с царскими династиями Годуновых и Романовых, он издавна является одним из главных символов Костромы. Существует огромная научная литература, посвящённая многовековой истории монастыря. Однако до сих пор наиболее «тёмным» является начальный период истории обители — в первую очередь, вопрос: когда и кем был основан Ипатьевский монастырь?

Впервые в летописях монастырь упоминается в 1435 году, когда в ходе междоусобной войны московских и галичских князей весной этого года «на мысе у святого Ипатия, межи Волгою и Костромы» (2) расположился со своими силами лагерем великий князь Московский Василий Васильевич Тёмный. В актовых документах монастырь упоминается чуть раньше: 1410 - 1420 годами датируют данную Константина Дмитриевича (Шеи?) «в дом живоначалнои Троице и святому апостолу Филипу и святому священномученику Иеупатию» на сельцо Константиново с деревнями в Костромском уезде (3). Но эти первые случайные упоминания в источниках, конечно, никак не помогают в разрешении вопроса о времени основания Ипатьевского монастыря: к началу XV века обитель на устье реки Костромы, безусловно, уже давно существовала.

Согласно традиционному преданию, Ипатьевский монастырь был основан в 1330 году татарским мурзой Четом (в крещении – Захария) на месте чудесного явления ему Богоматери со священномучеником Ипатием, епископом Гангрским, и святым апостолом Филиппом. В монастыре мурза Чет воздвиг Троицкий храм с приделом во имя священномученика Ипатия и апостола Филиппа и храм во имя Рождества Богородицы (4). В дореволюционное время эта версия являлась общепринятой и никем не ставилась под сомнение.

Первым подверг её критическому анализу крупнейший знаток русского феодализма академик С.Б. Веселовский (1876 - 1952 гг.). В статье «Из истории древнерусского землевладения. Род Дмитрия Александровича Зернова (Сабуровы, Годуновы и Вельяминовы-Зерновы)», опубликованной в 1946 году, он пришел к выводу, что легенда о мурзе Чете, как основателе Ипатьевского монастыря, возникла в конце XVI века. В это время Годуновы заняли ведущее положение при царском дворе и для большего их престижа монастырю, где находилось их родовое кладбище, необходимо было найти основателя, которым легенда и объявила мурзу Чета (Захария), родоначальника Годуновых. С.Б. Веселовский писал: «Заняв в конце этого века (XVI-го. – Н.З.) место среди старых крупнейших монастырей, Ипатьев монастырь в вопросе о своём прошлом оказался в очень неблагоприятном положении. Он не мог указать, не мог гордиться, как большинство старых, прославленных монастырей, каким-нибудь известным русским князем или высокочтимым подвижником, причисленным к лику святых, как своим основателем. Более того – можно с уверенностью сказать, что власти и братия монастыря не помнили, не знали и не могли объяснить, почему патронами монастыря были такие малоизвестные на Руси святые, как Ипатий Гангрский и апостол Филипп. Начало и далёкое прошлое монастыря были темны и основательно забыты . Для крупнейшего монастыря, каким стал к концу XVI века Ипатьев, такое положение было весьма неудобным» (5).

Далее С.Б. Веселовский писал: «Известно, что наиболее цветистые и фантастические легенды сочиняли не старые, исторически известные роды, которым подобные легенды в сущности ничего не давали и ничего не прибавляли к их старой славе, а рядовые служилые роды, в особенности те, которым удавалось подняться в верхние слои правящего класса и приходилось соприкасаться с родовитыми людьми, смотревшими на них свысока, как на выскочек и безродных, случайных людей. В аналогичном положении оказался в ряду старых монастырей Ипатьев монастырь, быстро разбогатевший в последней четверти XVI века благодаря вкладам Годуновых, царицы Ирины и царя Фёдора. К этому времени, по-видимому, относится сочинение легенды о знатном татарине Чете, о чудесном ему видении во сне Богородицы с Ипатием и Филиппом, о его чудесном исцелении, крещении и об основании в память этого чуда монастыря. Правда, это был не русский князь, не высокочтимый святой но в некоторых отношениях это было лучше и того и другого: это был родоначальник Годуновых, предок царя Бориса и царицы Ирины » (6).

Общий вывод историка был таков: «...представляется, что Ипатьев монастырь первоначально был вотчинным монастырем. Судя по тому, что в нем (монастыре. – Н.З.) были погребены Захарий (7) и его сын Александр Зерно, убитый вечниками в 1304 году, он был основан в конце XIII века (а не в 1330 году, как говорит легенда), вероятно, на вотчинной земле Захария» (8).

Таким образом, С.Б. Веселовский отнёс возникновение Ипатьевского монастыря к концу XIII века. С тех пор мнение выдающегося историка прочно вошло в краеведческую литературу. В первой послереволюционной книжке об Ипатьевском монастыре, вышедшей в 1959 году, говорилось: «Советский историк академик С.Б. Веселовский доказал, что вся история монастыря свидетельствует о несостоятельности боярско-церковной легенды (об основании его мурзой Четом. – Н.З.). С.Б. Веселовский убедительно доказал, что Ипатьевский монастырь был основан в конце XIII века на вотчинной земле Зерновых (Зерно)» (9). Авторы вышедшего в 1963 году путеводителя по Костроме писали: «Недавними исследованиями доказано, что основан он (Ипатьевский монастырь. – Н.З.) был в XIII веке как один из укреплённых пунктов в системе обороны северо-восточных границ Московского княжества» (10). В книге об Ипатии, вышедшей в 1968 году, В.Г. Брюсова, оговорившись, что «гипотеза С.Б. Веселовского о времени и обстоятельствах устройства Ипатьевского монастыря твёрдых данных не дает», отмечала, что «предполагаемая им дата основания монастыря (последняя четверть XIII века) наиболее вероятна. Монастырь построен в месте слияния двух крупных рек, как обычно ставились русские города. Река Кострома в древности была судоходной на триста вёрст вверх по течению. Волга – важнейший торговый путь, связывающий страны Европы и Азии. В годы татаро-монгольского завоевания внутренняя и внешняя торговля русских городов резко сократилась, однако отдельные сообщения летописей говорят о том, что в XIII - XIV веках Волга сохраняла свое значение. Так, договорная грамота 1270 года закрепляет за новгородскими гостями (купцами) право вести торг в Костроме. Кострома, основанная около середины XII века, в XIII столетии вырастает в центр самостоятельного удельного княжества. В 1272 году костромской князь Василий Ярославич, брат Александра Невского, занял владимирский великокняжеский стол. По-видимому, построение Ипатьевского монастыря связано с периодом возвышения Костромы как центра удельного княжества в третьей четверти XIII века» (11). В опубликованном в 1970 году путеводителе по Костроме его авторы В.Н. Бочков и К.Г. Тороп писали: «Очевидно, Ипатьевский монастырь был основан около 1275 года Василием Ярославичем ставшим в то время великим князем Владимирским, но жившим по-прежнему в Костроме (12). Богомольный князь любил строить церкви, кроме того, он заботился и об укреплении своего стольного города – возведение монастыря как нельзя более отвечало его стремлениям» (13).

В вышедшем в 1983 году путеводителе по Костроме говорилось, что «вероятно, монастырь был основан во второй половине XIII века» (14). В очередном томе сводного каталога «Памятники архитектуры Костромской области» (1998 год) об основании монастыря сказано, что «учёные относят его основание ко второй половине XIII в. – времени правления владимиро-суздальского князя Василия Квашни» (15). В новейшей книге об Ипатьевском монастыре (2003 год) её авторы И.В. Рогов и С.А. Уткин пишут: «На рубеже XIII и XIV веков на холме, возвышающемся над рекой Костромой Захария основал церковь Живоначальной Троицы с приделами апостола Филиппа и Ипатия Гангрского, которая дала начало Ипатьевскому монастырю» (16).

С.Б. Веселовский, безусловно, прав в том, что к концу XIII века обитель на устье реки Костромы уже существовала, но возникла она, судя по всему, ещё раньше. Возможность попытаться определить основателей Ипатьевского монастыря дают сами святые, которым посвящена обитель – святитель Ипатий и апостол Филипп. Священномученик Ипатий, епископ Гангрский, христианский подвижник IV века, является одним из самых малоизвестных святых на Руси. При самом тщательном поиске мы почти нигде в России не найдём посвящённых ему храмов или монастырей. Не найдем нигде, за исключением одного города – Великого Новгорода (17). Только в этом важнейшем центре древней Руси священномученик Ипатий пользовался особым почитанием.

Святой Ипатий в Новгороде почитался как покровитель новгородских посадников (18) – выборных руководителей Новгородской республики (как известно, посадниками в XII - XV веках избирались исключительно представители новгородского боярства). В XII - XV веках в Новгороде существовало, по крайней мере, два храма, посвящённых священномученику Ипатию. В 1183 году на Рогатой улице (или – Рогатице) в Славенском конце (этот конец традиционно считается одной из древнейших частей города) была построена деревянная церковь «святого Еупатия чюдотворца и епископа Ганьграньского» (19). В 1369 году взамен её был заложен каменный храм «святого Еупатия на Рогатице» (20). Но эта церковь была не единственным Ипатьевским храмом в Новгороде. Под 1496 годом летопись упоминает ещё церковь святого Ипатия на Щеркове (Ширкове) улице (21) (эта улица также находилась на Славенском конце Новгорода).

Второй святой, которому издавна был посвящён Ипатьевский монастырь – святой апостол Филипп, – к счастью, точно так же легко привязывается к конкретной местности. Можно долго и тщетно искать в древней Руси храмы или монастыри, посвящённые этому святому. Так сложилось исторически, что апостол Филипп почти не почитался на Руси, опять-таки за исключением Великого Новгорода. Известный храм, посвящённый святому апостолу Филиппу, возвели в 1194 году на Нутной улице Славенского конца города. Этот храм был деревянным, неоднократно обновлялся, а в 1383 - 1384 годах взамен его на Нутной улице воздвигли каменный храм во имя апостола Филиппа. Его, в свою очередь, в 1527 - 1528 годах сменил новый каменный храм, который, к счастью, и ныне стоит на Торговой стороне Новгорода (24).

Но какое отношение к вопросу об основании Ипатьевского монастыря имеет констатация факта, что и священномученик Ипатий, и святой апостол Филипп были в древней Руси по преимуществу «новгородскими» святыми? Установленный факт даёт нам возможность предположить, что Ипатьевский монастырь на устье реки Костромы был основан именно новгородцами. В.Г. Брюсова первая во всей огромной литературе, посвящённой монастырю, заметила, что «культ» священномученика Ипатия и апостола Филиппа «принадлежит Новгороду» (25). Она же первая и выдвинула версию об основании монастыря новгородцами. «История Костромы и Ипатьевского монастыря как часть истории Владимиро-Суздальской и Московской земли не вызывает сомнения, – пишет В. Г. Брюсова, – но это не представляется бесспорным по отношению к древнейшему периоду. Возможно, уже в XI в. в своих походах на Югру, в сказочную «Биармию», через Верхнюю Волгу и Пермь, новгородцы и создали здесь (т.е. в нижнем течении р. Костромы. – Н.З.) первые русские опорные пункты, послужившие началом устройства монастырей или выросшие в города» (26).

Река Кострома издавна служила одним из путей продвижения новгородцев на Волгу. Как известно, первый поход ушкуйников на Волгу и Каму состоялся в 1360 году, когда новгородские «ушкуйници-разбойници» захватили и разграбили на Каме город Джукетау (Жукотин). Из-за этого события, по требованию золотоордынского хана Хидыря, в том же году в Костроме состоялся съезд князей Северо-Восточной Руси, прошедший под руководством великого князя Владимирского Дмитрия Константиновича («и бысть съезд всем князем русьским о разбойницах на Костроме» (27)). По поводу места проведения княжеского съезда историк В.Н. Бернадский заметил: «Место съезда (Кострома), вероятно, было выбрано не случайно (не у Костромы ли выходили на Волгу ушкуйники?). По крайней мере, в описаниях следующих походов Кострома упоминается чрезвычайно часто» (28). От других ушкуйничьих походов на Волгу Кострома более всего пострадала в 1375 году, когда около двух тысяч новгородцев на 70 ушкуях (речных судах) во главе с воеводой Прокопом захватили Кострому и подвергли её ужасающему разгрому. Причём летопись отмечает, что перед захватом города ушкуйники «выидоша рекою Костромою на Волгу» (29). Полагают, что и в предыдущее нападение новгородцев на Кострому – в 1371 году – они также подошли к городу по реке Костроме. В последний поход новгородских ушкуйников, состоявшийся под предводительством Анфала в 1409 году, новгородцы также вышли на Волгу по реке Костроме. В Тверской летописи говорится: «...поидоша Новогородци из Заволочиа по Двине, в верх Сухоною, и вышли Костромою (в) Волгу, и взяша на Костроме корм, и поидоша к Новугороду Волгою, воюючи, и взяша Новгород Нижний; и потом поидоша на усть Ками» (30).

В.Н. Бернадский назвал реку Кострому (наряду с р. Вяткой) «основным путём» новгородцев на Волгу, особо отметив, что путь по реке Костроме был им ведом «до походов ушкуйников»

Лингвисты отмечают следы древнего новгородского говора по всему нижнему течению Костромы и, в частности, в Заречье, в бывшей Шунгенской волости (на территории которой находился в начале XX века Ипатьевский монастырь). С. Ерёмин в 20-е гг. XX века отмечал, что «в Шунгенской волости довольно часто встречается особенность древнего новгородского говора – замена старого «ъ» звуком «и» в словах перед следующей мягкой согласной (мисец, недиля, виник)» (32), — и делал вывод, что «население, так говорящее, есть остаток древних новгородских колонистов» (33).

Такой темы, как новгородская колонизация Костромского края, касался в своих трудах целый ряд историков и археологов. Археолог Е.И. Горюнова, говоря о территории Костромской и Ивановской областей, писала: «1) Славянская колонизация охватила эту территорию не ранее XI в.; 2) колонизация эта имела два чётко выраженных направления: со стороны Ростово-Суздальского центра с его смешанным русско-мерянским населением. Первый поток переселенцев со стороны Суздальской земли двигался через Ивановскую область и осел в южной части Костромского Поволжья. Новгородская колонизация охватила первоначально северные районы области, постепенно распространяясь затем на юг. Постепенно расселяясь и осваивая новые, слабо заселённые земли, новгородцы проникли и в Костромское Поволжье, где на лесных росчистях основывали небольшие усадьбы-починки и постепенно расчищали под пашню лесные массивы. По проторенным путям сюда стали двигаться и новые переселенцы из новгородских земель, стремившиеся в «лихие» годины стихийных бедствий «спасать животы» в чужих землях . Колонизационная волна из Новгородских земель наложила глубокий отпечаток на культуру костромского населения и оставила заметный след в лексике и фонетике говора современных великоруссов Костромской области» (34). Археолог Е.А. Рябинин отмечал особое значение в освоении новгородскими переселенцами Костромского края пути по реке Костроме: «Лексическая зона, отражающая новгородскую колонизацию, включает течение р. Костромы и бассейны Галицкого и Чухломского озёр; следы новгородского языкового влияния прослеживаются во всем Костромском Поволжье . В Поволжье выходцы из северо-западных земель могли проникнуть по р. Костроме. Знакомство новгородцев с данной речной магистралью документировано письменными источниками. По Костроме продвигались из Верхнего Подвинья новгородские ушкуйники, совершавшие свои знаменитые походы на Волгу и Нижнюю Каму. Хотя эти события и относятся к более позднему времени (вторая половина XIV - начало XV в.), но, по авторитетному заключению В.Н. Бернадского, путь по Костроме был ведом новгородцам и до походов ушкуйников; последние использовали давно и хорошо известный маршрут ”из Заволочи, а по Двине вверх Сухоною и Костромою в Волгу”» (35).

Все это делает предположение об основании Ипатьевского монастыря на устье реки Костромы новгородцами достаточно обоснованным. Именно древние новгородцы, по-видимому, возвели в нем два первых (теплый и холодный) храма: один – посвященный священномученику Ипатию и святому апостолу Филиппу (вероятно, главный престол храма был посвящен Ипатию, а придельный – апостолу Филиппу), и другой – в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Заметим, что и второй храм монастыря, в честь Рождества Богородицы, также может иметь «новгородское» происхождение. Конечно, храмы в честь Рождества Богородицы распространены на Руси повсеместно, но есть смысл напомнить отмеченный Б.А. Рыбаковым факт особого почитания в древнем Новгороде праздника Рождества Пресвятой Богородицы, в связи с чем в нем имелось «5 церквей Рождества Богородицы!» (36). В свете этого логично предположить, что и храм Рождества Богородицы был изначально построен – вместе с Ипатьевским храмом – новгородцами.

Когда же возник Ипатьевский монастырь? Думается, что есть все основания от конца XIII века, обозначенного С.Б. Веселовским, опуститься вглубь этого столетия. Судя по всему, монастырь был основан в зоне расселения новгородских переселенцев или в середине, или, вероятнее, – в 1-й половине XIII века, ещё до монголо-татарского нашествия. Продвигаясь по реке Костроме в Волгу, новгородцы могли закрепить за собою стратегически важный участок устья реки основанием здесь небольшого мужского монастыря, посвящённого популярным в Новгороде святым. Монастырь, разумеется, был ктиторским, и, вероятнее всего, его основателем являлся какой-нибудь новгородский боярин. Позднее монастырь на устье реки Костромы получил второе посвящение – в честь Святой Живоначальной Троицы. Известно, что широкое почитание Святой Троицы на Руси началось со 2-й половины XIV века и связано, в первую очередь, с именем преподобного Сергия Радонежского, основавшего в Подмосковье свой знаменитый Троицкий монастырь. Вероятно, второе наименование Ипатьевский монастырь получил в конце XIV-го или в самом начале XV веков (впервые в дошедших до нас источниках он назван как «дом живоначалнои Троицы и святого апостола Филипа и святого священномученика Иупатия» около 1410 - 1420 гг. в упоминавшейся выше данной монастырю), когда в нём, по-видимому, был построен Троицкий собор с приделом во имя Ипатия и Филиппа. Видимо, тогда же монастырь получил официальное двойное наименование – Троицкий Ипатьевский. Однако второе наименование не вытеснило, как это бывало, первоначальное, и на протяжении столетий вплоть до настоящего времени монастырь известен, в первую очередь, именно как Ипатьевский (Ипатьев, Ипатский, Ипатьевский или Ипатий). В середине XVI века в монастыре взамен деревянного был воздвигнут каменный Троицкий собор с приделом во имя Ипатия и Филиппа; точный год возведения собора неизвестен, впервые он упоминается в сотной 1560 года «с книг костромских письма князя Андрея Дмитриевича Дашкова да Ондрея Васильева сына Тимофеевича Безносова с товарищи», где сказано: «Монастырь Ипатцкой общей на реке на Волге за рекою за Костромою усть реки Костромы, а внем церковь Живоначалнои Троица камена, а придел Филиппа и Упатия» (37) (вероятно, каменный собор сменил деревянный в 50-е годы XVI века). Придельный храм во имя священномученика Ипатия и апостола Филиппа имелся в Троицком соборе на протяжении почти всей истории монастыря, однако, в связи с решением устроить в Архиерейском корпусе крестовую (домовую) церковь во имя этих двоих святых, 22 ноября 1862 года Ипатьевско-Филипповский придел в соборе был упразднён (38). Крестовую церковь во имя Ипатия и Филиппа при покоях правящего архиерея, в верхнем этаже Архиерейского корпуса, устроили в 1875 году (39) (она просуществовала до закрытия Ипатьевского монастыря в 1919 году).

Подведём итоги. Итак, по нашему мнению, Ипатиевский монастырь был основан новгородцами, проникавшими на Верхнюю Волгу по реке Костроме, и посвящен святому покровителю новгородских посадников – священномученику Ипатию, епископу Гангрскому. Основан монастырь, скорее всего, ранее конца XIII века, предположительно в 1-й половине века, возможно, ещё до монголо-татарского нашествия. Позднее в его стенах был погребён мурза Чет (Захария), видимо, являвшийся очень крупным жертвователем и покровителем монастыря, отчего в конце XVI века возникла легенда о том, что именно он являлся основателем обители. Во 2-й половине XIV - начале XV веков монастырь получил второе посвящение – во имя Святой Живоначальной Троицы, в официальном наименовании оттеснившее первоначальное посвящение на второе место. Однако в русскую историю монастырь вошел и стал повсеместно известным именно под своим первым названием – Ипатиевский.

Свято-Троицкий Ипатьевский мужской монастырь. Колыбель династии Романовых

Основание Ипатьевского монастыря

Считается, что обитель заложил татарский вельможа Чет в 1330 году — родоначальник знатной русской фамилии Годуновых. Согласно монастырской легенде, направляясь на службу к московскому князю Ивану Калите, Чет серьезно заболел. Когда он остановился передохнуть в месте впадения реки Костромы в Волгу, ему явились Пресвятая Богородица, апостол Филипп и священномученик Ипатий — и Чет чудесным образом исцелился. Вельможа принял православие и крестился под именем Захария, а на том судьбоносном для него месте основал иноческую обитель. С тех пор Ипатьевский монастырь считался родовой вотчиной Годуновых, которые не жалели на него средств. В 1560 году на деньги Годуновых взамен деревянной церкви Живоначальной Троицы возвели пятиглавый каменный Троицкий собор с приделами, посвященными апостолу Филиппу и священномученику Ипатию. Спустя 26 лет монастырь окружили каменные стены толщиной в полтора метра и протяженностью в 518 метров. Ипатьевский монастырь стал крепостью, защищавшей подступы к городу.

В Смутное время монастырь перешел в руки отряда Лжедмитрия II и Филарета. Но в феврале 1609 года костромчане организовали восстание и к концу лета этого же года отвоевали обитель. Во время штурма крепости ее стену пришлось взорвать, отчего пострадал Троицкий собор.

Колыбель дома Романовых

С осени 1612 года в кельях монастыря от поляков скрывался 16-летний Михаил Романов с матерью-монахиней Марфой, а 14 марта 1613 года в Троицком соборе Михаила Федоровича призвали на царство. С тех пор монастырь в Костроме называют колыбелью дома Романовых.

С 1621 года началось возрождение монастыря: были восстановлены монастырские стены и здания, которые пострадали во время осады. В середине XVII века монастырскую площадь увеличили почти вдвое, эту территорию стали называть «Новым городом».

В конце 1652 года построили новый пятиглавый Троицкий собор (ныне существующий). Его во второй половине XVII века расписывала артель иконописцев во главе с Гурием Никитиным — крупнейшим мастером фрески и иконописи того времени. Настенная фреска имеет четыре яруса: самый верхний славит Пресвятую Троицу, второй и третий описывают чудеса и страсти Христа, нижний — жизнь святых апостолов.

В заново отстроенный монастырь присылали дорогие иконы, церковную утварь, рукописи и книги. До XVIII века в его стенах хранилась Ипатьевская летопись — один из древнейших списков Повести временных лет. К концу XVII века Ипатьевский монастырь стал одним из самых богатых на Руси.

В последующие годы монастырь был резиденцией костромского архиерея, а Троицкий собор почти на столетие стал кафедральным собором епархии. В 1747 году в монастыре открылась духовная семинария — сегодня она одна из старейших в России.

В 1764 году закончилось строительство теплого храма в честь Рождества Богородицы, а в Троицком соборе установили новый иконостас, сохранившийся до наших дней.

В 1835 году Николай I приказал отремонтировать и перестроить здания монастыря для возвращения ему «древнего вида». Руководил работами создатель храма Христа Спасителя в Москве — архитектор Константин Тон. По его проекту в архиерейском корпусе были устроены Святые ворота с надвратным храмом во имя святых мучеников Хрисанфа и Дарии. Практически заново воздвигли Богородице-Рождественский собор, перестроили монастырские корпуса. Изменился внешне и келарский корпус, в котором в 1613 году жил Михаил Романов.

После Октябрьской революции Ипатьевский монастырь был закрыт, а монахи изгнаны из обители. Богородице-Рождественский собор в 30-е годы ХХ века был полностью разрушен. В 1958 году в Ипатьевском монастыре открыли Костромской государственный историко-архитектурный музей-заповедник.

Возрождение монастыря

18 февраля 1992 года в соответствии с решением Священного синода Русской православной церкви Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь был возрожден. В мае 1993 года костромская епархия и музей-заповедник подписали соглашение о совместном использовании монастырского ансамбля, и спустя год в обители появились первые монахи.

В настоящее время в обители действуют Троицкий собор с Лазаревским храмом в подклете, а также храм во имя святых мучеников Хрисанфа и Дарии. Открыт и церковный историко-археологический музей. В монастырь приезжают люди из разных уголков не только России, но и мира, чтобы поклониться чудотворной иконе Тихвинской Божией Матери, частице ризы Господней и частице мощей священномученика Ипатия, епископа Гангрского.

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь или Колыбель Русской Истории. Часть 2.


Всего 65 фото

В первой части мы узнали об истории основания Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря, о том кто такой святой Ипатий, о многих значительных и важных событиях, что  оставили свой неизгладимый след в истории нашей страны. Во второй части посещения Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря мы подробно осмотрим его древние здания и узнаем много подробностей об этих уникальных жемчужинах Ипатьевской обители и попытаемся почувствовать здесь поступь Великой Русской Истории.
Для начала рассмотрим план Ипатьевского монастыря и обозначим все его строения. Так нам будет легче ориентироваться при осмотре.
02.

1.Троицкий собор

2.Звонница. Колокольня

3.Палаты бояр Романовых

4.Архиерейский корпус

5.Святые ворота с надвратной церковью Хрисанфа и Дарии

6.Наместничий корпус

7.Братский корпус

8.Кельи над погребами

9.Свечной корпус

10.Северные (Екатерининские ворота)

11.Кузнечная башня

12.Пороховая башня

13.Водяная башня

14.Воскобойная башня

15.Квасная башня

16.Вотчинная контора

17.Зеленая башня

18.Юго-западная башня

19.Северо-западная башня

20.Западные ворота

21.Мемориальная колонна

22. Обруб

23.Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

24.Усыпальница бояр Годуновых

25.Засенье

Северные святые врата (Екатерининские ворота). (10). XVIII в. Являются главным въездом в Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь. Северные врата, как новые парадные ворота в северном прясле крепостной стены, были устроены в 1767 году, к приезду в Кострому императрицы Екатерины II.

03.

04.

Это нарядное и яркое по формам сооружение в стиле барокко, оформленное с внешней и внутренней стороны триумфальными арками. Северный (внешний) фасад увенчан высоким аттиком в основании которого в профилированном карнизе размещен лепной картуш с монограммой Екатерины II.
05.

Засенье. (25) XVI-XVII вв. Узкий открытый внутренний коридор между северной стеной Старого города и монастырскими корпусами – Братским и Наместническим. В военное время засенье могло служить дополнительным оборонительным рубежом, в мирное использовалось в хозяйственных целях.
06.

Братский корпус и стены Ипатьевского монастыря.
07.

08.

Со стороны монастырской площади Екатерининские врата имеют вид пилона с проездной аркой и лучковым фронтоном с рельефным изображением «Всевидящего Ока» в тимпане.
9.

Троицкий собор (1) построен при царе Алексее Михайловиче на месте «годуновского» храма середины XVI века, разрушенного в 1649 году взрывом пороха - «зелейной казны», хранившейся, по некоторым сведениям, в подклете собора. Крупный четырехстолпный трехапсидный храм увенчан пятью главами на световых барабанах. Поднятый на высоком подклете, он с трех сторон окружен двухъярусными галереями. В торце южной галереи расположен придел преподобного Михаила Малеина – тезоименитого святого царя Михаила Феодоровича Романова. Северная сторона храма, обращенная к главному входу в монастырь, являлась фасадом здания и имела богатое оформление – оконные проемы включены в композицию аркатурно-колончатого пояса.
10.

На северную сторону выходит парадное крыльцо с восьмигранным шатром, покоящимся на четырех декорированных столбах с мощными кубышками и висячими арками с гирьками.
11.

12.

13.

Северное парадное крыльцо Троицкого собора
14.

Четверик Троицкого собора украшает великолепный иконостас середины XVIII века, выполненный артелью костромских резчиков под руководством Петра Золотарева и Макара Быкова в стиле борокко, а также настенная роспись XVII века, созданная знаменитой артелью костромских изографов во главе с Гурием Никитиным. Роспись уникальна по богатству сюжетных изображений, гармонии цвета и изяществу орнаментального декора.
15.

16.

17.

18.

19.

Святые ворота с надвратной церковью Хрисанфа и Дарии (5). XIX в. Церковь святых мучеников Хрисанфа и Дарии со Святыми воротами возведены в 1841-1863 гг. по проекту К.А. Тона и Н.П. Григорьева на месте древнего входа в монастырь – Святых ворот с надвратной церковью во имя святых Феодора Стратилата и Ирины, соименных царя Федора Иоанновича и царицы Ирины.
20.

Престол церкви святых мучеников Хрисанфа и Дарии, освящен в память о двух знаменательных событиях русской истории: в этот день 1613 года Михаил Федорович Романов выехал из святой Ипатьевской обители в Москву на царство; в этот же день 1814 года император Александр I во главе русской армии вступил в Париж после победы над Наполеоном. Церковь представляет собой безстолпный храм, возведенный над аркой Святых ворот, венчанный двенадцатигранным шатром с маленькой главкой на глухом барабане.

В целом - это Архиерейский корпус (5). XVI-XIX вв. - крупнейшее жилое здание монастыря, включающее в своем объеме Святые ворота с надвратной церковью великомучеников Хрисанфа и Дарии (центр постройки), казначейские и экономские кельи (к северу и югу от Святых ворот).
21.

На втором плане - справа от внутренней проездной арки - Архимандричий (наместнический) корпус (6). XVI-XIX вв. Внутренний фасад здания носит следы трех основных этапов его строительства в XVII веке: от ступенчатых перемычек в оформлении окон первого этажа начала XVII века к нарядным наличникам, характерным для узорочья второй половины XVII века, и до декорированных в стиле нарышкинского борокко окон третьего этажа конца XVII века.
22.

Слева от внутренней проездной арки - Братский корпус (7). XVI, XVIII вв. Братский корпус предназначался для проживания монашеской братии, которой к 1650 году насчитывалось около 100 человек.  Первый каменный этаж здания возведен в конце XVI века на средства бояр Годуновых по типу жилых монастырских многосекционных построек. При епископе Дамаскине (Аскаронском) в середине XVIII века здание было надстроено вторым этажом с наружными деревянными галереями и лестничными всходами.
23.

Сейчас мы обойдем Троицкий собор справа. Здесь - в подклете западной галереи Троицкого собора находится Усыпальница бояр Годуновых (24). XVI-XVII вв. Ипатьевский монастырь - единственное место в России, где на протяжении четырех столетий, начиная с конца XIII века, формировался некрополь одного из самых знаменитых боярских родов - Годуновых. Сохранившаяся усыпальница бояр Годуновых является треть

Троицкий собор Ипатьевского монастыря — Википедия

Троицкий собор Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря — главное соборное здание Ипатьевского монастыря.

Центром древнейшего из сохранившихся архитектурных ансамблей Костромы – Ипатьевского монастыря – является Троицкий собор. Примерно в 1560 году на средства Д.И. Годунова был выстроен первый каменный храм обители, который согласно сведениям из Писцовой книги 1628 года был двустолпным, с приделами во имя апостола Филиппа и священномученика Ипатия[1]. В 1649 году старый Троицкий собор был разрушен взрывом пороха, хранившегося в его подклете. Вероятно, «зелейный»[2] запас остался в подвале храма от осады монастыря в Смутное время. По указу царя Алексия Михайловича на его месте в 1650–1652 гг. был сооружен новый храм, освящение пределов осталось прежним[3]. В последней четверти XVII века с юго-востока к храму был пристроен придел Михаила Малеина.

Крупный четырехстолпный трехапсидный храм с позакомарным покрытием покоится на мощном подклете, завершаясь пятью чешуйчатыми луковичными главами на световых барабанах. С трех сторон собор окружен двухъярусными галереями. В торце южной галереи расположен придел Михаила Малеина, не имеющий алтарного выступа. Его объем крыт на восемь скатов (с пологими фронтонами по всем фасадам)[4] и увенчан чешуйчатой луковичной главкой на глухом барабане, низ которой оформлен рядом полуциркульных кокошников.

Фасадный декор собора довольно скромен, но в целом характерен для зодчества середины XVII столетия. Каждая стена расчленена гладкими лопатками на три прясла. Многообломный карниз, раскрепованный над лопатками, отрезает пологие дуги закомар, профилированные архивольты которых опираются на импосты[5]. Узкие арочные окна (на западном фасаде по одному в каждом прясле, на боковых — в более свободном ритме) не имеют наличников и помещены в глубокие амбразуры. Лишь на северном фасаде, обращенном к главному входу в монастырь, оконные проемы включены в композицию аркатурно-колончатого пояса, украшающего стену[6]. Килевидные арочки из валиков, опирающиеся на колонки с перетяжками, декорируют барабаны глав. Полукружья пониженных апсид разделены гранеными,  выступающими из стен на три четверти колонками. Наиболее ярким элементом в декоративном убранстве алтарной части храма, композиционно объединенной с приделом Михаила Малеина, является карниз. Он усложнен полосами бегунка и сухариков. В нижней части стен ему вторят прорисованные обломы профилированного цоколя, отделяющего подклет от основного объема. Окна апсид обрамлены перспективными наличниками с килевидным обводом по контуру[7].

Южный фасад Троицкого собора Ипатьевского монастыря

В противоположность скупому убранству стен основного объема, декор галерей подчеркнуто наряден. В основании стен проходит профилированный цоколь, ярусы разделены широким поясом с ширинками. Аналогичные ширинки украшают также лопатки, разделяющие стену на равномерные прясла, в каждом из которых помещено по окну. Особое внимание уделено декору галереи на главном северном фасаде. Ширинки, оконные наличники и карнизы дополнены белокаменной резьбой: розетками различной формы, полосами бусин и резных жгутов.

Парадное крыльцо с рундуком – на правом фланге северного фасада – держится на четырех декорированных столбах с мощными кубышками, которые несут висячие арки с гирьками. В основании венчающего сооружение восьмигранного шатра – цепочка мелких килевидных кокошников. Высокий лестничный всход покоится на ползучих арках.

Росписи сводов Троицкого собора

В высоком просторном интерьере храма четыре широко расставленных столба, восточные из которых скрыты за иконостасом, несут подпружные арки. На них опираются барабаны глав и своды в рукавах креста: крестовый с запада и коробовые с распалубками с севера и юга. Для опоры светового кольца центрального барабана в поперечном направлении устроены дополнительные повышенные подпружные арки. Система повышающихся арок применена также и для опоры малых глав. «Местным конструктивным приемом можно считать устройство арочных перемычек между восточной парой столбов и стенами»[8]. Размещенные на разной высоте, они придавали жесткость перекрытиям алтарной части храма и служили алтарной преградой для крепления первоначального тяблового иконостаса. Алтарь, жертвенник и дьяконник перекрыты коробовыми сводами с конхами, галерея – коробовым сводом с распалубками, а придел Михаила Малеина имеет сомкнутый свод.

1894. Троицкий собор, церковь Рождества и звонница.

Три арочных входа в храм с галерей обрамлены прекрасными белокаменными перспективными порталами. Их колонки, перебитые резными дыньками, на высоких профилированных базах и с карнизиками-капителями, поддерживают архивольты, коробовый на южном портале и килевидные на остальных. Аналогичную последним форму имеет портал ризницы, расположенной в юго-западной части галереи. Роспись в соборе была начата на западной галерее вскоре после окончания строительства[9]. В летний сезон 1654 года успели написать фигуры архангелов по сторонам портала, в простенках — Страшный суд, Видения Иоанна Лествичника и Евлогия и композиции в люнетах над ними. Начавшаяся моровая язва прервала работы, к ним вернулись только через 30 лет. В 1684 году артель знаменитого костромского знаменщика Гурия Никитина полностью расписала четверик собора. На северной стене, слева от двери, в орнаментальном клейме сохранился перечень имен всех, кто принимал участие в этой работе.

«Ковровая» роспись покрывает своды, барабаны глав, скосы окон, дверей, стены. В центральном куполе храма – Отечество, в остальных – Богоматерь Знамение, Иоанн Предтеча, Христос Эммануил, Ангел благое молчание. На столбах в четыре яруса попарно в рост изображены святые, воины-мученики, князья, первые цари династии Романовых. Стены по горизонтали разделены на пять ярусов. Сюжетный рассказ начинается с южной стены и опоясывает все три стены, прерываясь иконостасом на восточной стене. Первый ярус сверху посвящен деяниям Троицы. Второй цикл рассказывает о земной жизни Христа. Третий ярус – Страсти Христовы, четвертый – деяния апостолов, которые завершаются  рядом сюжетов на тему «Песни песней».

Фрагмент деисусного чина иконостаса Троицкого собора

Особое внимание в стенописи уделено сюжетам, раскрывающим идею троичности, включая изображение Первого Вселенского собора, утвердившего догмат о Троице и выдвинувшего епископа Ипатия в число самых ревностных сторонников чистоты вероучения. Стенопись Троицкого собора неоднократно реставрировалась в XVIII-XIX веках, наиболее значительный объем реставрационных работ был выполнен в 1912 году к 300-летнему юбилею Дома Романовых. Благодаря фотографиям, которые фиксировали ход реставрационного процесса, современным исследователям удалось восстановить программу наружной росписи восточного и северного фасадов собора[10], которая была выполнена в 1654–1655 годах, пока работу костромских изографов не прервала эпидемия.

Золоченые двери Ипатьевского монастыря (фрагмент)

При реставрации в 1984 был комплексно воссоздан иконостас: 43 иконы середины XVII века, 25 – 1757 г., 2 – 1912 года. Разновременность икон является следствием реконструкции иконостаса в 1756–1758 годах, когда тябловый иконостас 1652 года был заменен барочным резным. При этом количество икон в рядах уменьшилось с 21 до 15, между иконами встали крупные колонки в виде вьющейся лозы с тучными гроздьями винограда. Иконостасную резьбу и позолоту выполнила артель большесольских резчиков под руководством Макара Быкова и Петра Золотарева. Иконы трех верхних ярусов были перенесены из прежнего иконостаса[11], а иконы местного и праздничного рядов были написаны в 1757 году Василием Никитиным Вощиным[12].

Западные, северные и южные порталы собора украшают уникальные двустворчатые врата XVI века, выполненные в редкой технике золотой наводки по красной меди. Это вклад 1559 года Д.И. Годунова, который выполнили мастера Оружейной палаты по образцу дверей Благовещенского собора Московского Кремля. Изображения античных философов и комедиографов, божеств и пророчиц является свидетельством сложности духовной жизни русского общества XVI века, включенности русских мастеров-ювелиров в мировой процесс накопления знаний.

  • Виноградова С. Г. Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь. — Тверь: Отчий дом, 2013. — 128 с.
  • Каткова С. С. Иконостас Троицкого собора Ипатьевского монастыря середины XVII века. // Века и судьбы: Сб. ст. — Кострома, 2001. — 430 с.
  • Каткова С. С. Наружные росписи Троицкого собора Ипатьевского монастыря середины XVII в. // Вестник архивиста. — № 3. — 2013. — С. 41—57.
  • Островский П. Историко-статистическое описание первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря. / сост. П. Островским. — Кострома: Тип. Андроникова, 1870. — 305 с.
  • Памятники архитектуры Костромской области. Каталог. Вып. I. Кострома. Часть третья. / авт. В. П. Выголов, Г. К. Смирнов, Е. Г. Щеболева. — Кострома, 1998. — 161 с.
  • Спасо-Троицкий Ипатьевский монастырь. // Православные монастыри. Путешествие по святым местам. -- № 29. — 2009. — 31 с.
  • Стенопись Троицкого собора Ипатьевского монастыря: в 2 т. — М.: Северный паломник, 2008.
  1. ↑ Спасо-Троицкий Ипатьевский монастырь. М., 2009. С. 14.     
  2. ↑ Островский П. Историко-статистическое описание первоклассного кафедрального Ипатьевского монастыря. Кострома, 1870. С. 35.
  3. ↑ Виноградова С.Г. Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь. 2013. С. 46.   
  4. ↑ Аналогично выполнен Ильинский придел храма Рождества Христова на Городище (1649/1663).
  5. ↑ Попадюк С.С. Архитектурные формы «холодных» храмов «ярославской школы». М., 1983.   
  6. ↑ Аналогичный прием использован в наружном декоре Преображенского собора Спасо-Геннадьева монастыря (ок. 1650) и церкви Ильи Пророка на Городище (1649/1663).
  7. ↑ Памятники архитектуры Костромской области. Каталог. Выпуск I. Г. Кострома. Часть третья. Кострома, 1998. С. 10.
  8. ↑ Там же. С. 11.
  9. ↑ Иконописная программа детально разобрана в каталоге «Стенопись Троицкого собора Ипатьевского монастыря». М., 2008. В II томах.
  10. ↑ Каткова С.С. Наружные росписи Троицкого собора Ипатьевского монастыря середины XVII в. М., 2013. С. 41–57.    
  11. ↑ Виноградова С.Г. Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь. 2013. С. 68.   
  12. ↑ Каткова С.С. Иконостас Троицкого собора Ипатьевского монастыря середины XVII. Кострома, 2001. С. 114.

Ипатьевский монастырь в Костроме

Свято-Троицкий Ипатьевский монастырь

Ипатьевский монастырь расположен на стрелке между Волгой и рекой Костромой. Первое упоминание о нем в летописи относится к 1432 году, однако создан он был значительно раньше. По монастырской легенде, время основания Ипатьевского монастыря знатным татарским мурзой Четом относится ко второй четверти XIV века. Выходец из Золотой Орды, мурза добровольно перешел на службу к великому князю Ивану Калите. Когда Чет плыл по Волге, он тяжело заболел и раскинул шатер там, где сейчас стоит монастырь. Явившаяся во сне Чету Богоматерь обещала исцелить его, если он воздвигнет обитель в честь апостола Филиппа и святителя Ипатия. Прибыв в Москву, мурза принял христианство, получив при крещении имя Захария, и испросил у великого князя разрешения на закладку монастыря во имя Святого Ипатия на месте своего исцеления.

Общая информация

Протяженность стен монастыря составляет 518 метров и высотой до 10 метров. В монастыре было пять въездных ворот, укрепленных квадратными башнями, однако сохранилась только башня над Южными воротами. Территория монастыря состоит из двух частей - Старого и Нового города, первый из которых был создан в 1586-1590 годах на средства Годуновых. Новый город появился в 1642-1645 годах по велению М. Романова, увеличившего почти вдвое территорию монастыря. Обороноспособные башни и стены Нового города одновременно выглядели декоративными и нарядными. В монастыре также строились каменные жилые и хозяйственные постройки: настоятельские и братские кельи, погреба, поварня, трапезная.

Троицкий собор и Звоница в Ипатьевском монастыреАрхиерейский корпус с церковью Хрисанфа и Дарьи

В 1919 году монастырь закрыли, а его материальные ценности национализировали. В 1958 году в Ипатьевском монастыре был создан Костромской историко-архитектурный музей-заповедник и проведена реставрация.

В настоящее время монастырь передан Русской православной церкви.

Ипатьевский монастырь, вид с моста через реку Кострому

Интересные факты

При Б. Годунове Романовы жили в ссылке в Ипатьевском монастыре, а в годы Смутного времени монастырь стал их вотчинным владением. Когда поляки расправились с И. Сусаниным, Михаил с матерью укрылись в Ипатьевском монастыре.

Усыпальница Годуновых в Ипатьевском монастыре

В результате пожертвований Годуновых и других лиц по количеству земляных владений монастырь занимал четвертое место среди крупнейших русских монастырей. В 1595 г. Б. Годунов дал Ипатьевскому монастырю двор в Москве, в Китай-городе, а в 1603 г. -два дома в Костроме. Монастырь стал называться «лаврой». На средства Годуновых в 1550-1605 гг. было проведено переустройство монастыря.

В Троицком соборе Ипатьевского монастыря в 1613 г. был совершен чин избрания Михаила Федоровича на царство.

По указу М. Романова в Ипатьевский монастырь перенесли прах И. Сусанина.


Смотрите также

Описание: