Где находится интернат для психически больных


Пансионаты для недееспособных - как оформить документы

Психические заболевания – это тяжелые патологии, которые несут опасность не только для самого пациента, но и для окружающих его людей. Нарушения психики часто вызывают неконтролируемую агрессию, раздвоение личности, неврологические и маниакальные расстройства, что требует постоянного ухода за больным человеком.

Однако не все родственники могут обеспечить должный уход, поэтому часто перед ними стает вопрос, куда можно отправить недееспособного человека. Для таких граждан существуют пансионаты для недееспособных, обо всех тонкостях таких заведений мы расскажем в данной статье.

Пансионаты и интернаты для недееспособных граждан

Существует несколько типов медицинских учреждений для недееспособных граждан, выбор которых зависит от физического состояния больного и наличия у него определенных патологий. Такие организации бывают частные и государственные. Государственные дома-интернаты для недееспособных и престарелых граждан делятся на следующие виды:

  • психиатрические больницы – отправляют людей, которые страдают от психоза;
  • психосоматические учреждения – принимают пациентов, которые находятся в психоэмоциональной нестабильности или имеют соматические расстройства;
  • психоневрологические интернаты – принимают недееспособных душевно больных пациентов пожилого возраста;
  • хосписы – принимают больных с психоэмоциональными расстройствами на фоне онкологических заболеваний.

В частные клиники принимают больных с различными неврологическими и психическими патологиями на платной основе. В таких учреждениях качество лечения и условия пребывания значительно лучше, чем в государственных клиниках.

Оформление в пансионат

При оформлении в пансионат недееспособного родственника необходимо соблюдение необходимо соблюдение нескольких нюансов. Об этом мы расскажем в данном пункте.

Основание для оформления

В государственные учреждения для опекаемых граждан принимают женщин старше 55 лет и мужчин, возраст которых превышает 65 лет, при этом такие люди должны быть признаны недееспособными, иметь расстройства психики или страдать старческим слабоумием. Также такие пансионаты принимают совершеннолетних инвалидов, которые не могут обслуживать себя самостоятельно.

Однако престарелым людям не всегда комфортно находиться рядом с молодежью, поэтому в таких учреждениях персонал старается не селить в одну комнату больных разной возрастной категории. Лучшим вариантом для людей преклонного возраста является специализированный психоневрологический интернат для пациентов, не отвечающих за свои действия. Для того чтобы попасть в такое заведение, необходимо пройти специализированное обследование у психиатра и подтвердить судом недееспособность гражданина.

После предоставления всех необходимых документов орган социальной защиты определяет обратившегося человека в психоневрологический интернат для недееспособных людей.

Обратите внимание! Такие учреждения предоставляют пациенту регистрацию. Она может быть временной (при наличии постоянной регистрации по месту проживания) или постоянной (по желанию больного или его родственников с разрешения органов соцзащиты).

Необходимые документы

Чтобы поместить недееспособного гражданина на содержание в интернат необходимо собрать следующие документы:

  1. Заявление пациента или его опекуна, заверенное сотрудником Управления соцзащиты населения.
  2. Акт обследования социальных и бытовых условий поступающего, заверенный УСЗН.
  3. Справка о наличии первой или второй группы инвалидности.
  4. Медицинская карточка больного. В ней должно быть заключение невролога, хирурга, уролога или гинеколога и терапевта. Также необходимо предоставить справку об отсутствии инфекционных заболеваний поступающего в пансионат, которая выдается на основании обследования фтизиатра, дерматовенеролога и онколога.
  5. Заключение ВКК.
  6. Выписка из медицинской карточки.
  7. Решение суда о признании гражданина недееспособным.
  8. Справка о размере пенсионных выплат.
  9. Выписка из домой книги.
  10. Листок убытия, который выдает паспортно-визовая служба.
  11. Ксерокопия паспорта.
  12. Ксерокопия пенсионного удостоверения.
  13. Путевка в интернат или индивидуальная программа оказания социальных услуг больному.

Пошаговая инструкция

  • Узнайте, попадает ли ваш родственник под категорию недееспособных граждан, которых пансионат берет на содержание. В такие интернаты принимают больных, которые страдают умственной отсталостью, шизофренией, старческим слабоумием, возникшим на фоне возрастных изменений организма или по причине перенесенных инфекционных патологий.
  • Запишите его на специализированное обследование к психиатру, поскольку именно врач этой специализации выдает заключение о наличии оснований для помещения больного в интернат.
  • Обратитесь в суд для того, чтобы установить дееспособность потенциального пациента интерната. Судовой орган выносит решение на основании медицинского заключения. Также необходимо учитывать, что больной может по собственному желанию поступить в интернат для недееспособных людей. Для такого гражданина суд обязательно назначает опекуна, который занимается вопросами помещения потенциального пациента интерната в медицинское учреждение для лечения.
  • Соберите все вышеперечисленные документы.
  • С этими бумагами обратитесь в выбранный вами интернат. Если пациент признан дееспособным, то он должен написать заявление о помещении в интернат, в противном случае этот документ подписывает опекун.

Внимание! Следует понимать, что потенциального пациента не сразу примут в пансионат для недееспособных, поскольку может не быть мест в данном учреждении. В таком случае нужно будет ждать своей очереди или же обратиться сразу в несколько интернатов, которые расположены в регионе проживания больного.

Сколько стоит пребывание больного в пансионате для недееспособных?

При оформлении родственника в медицинское заведение необходимо составить доверенность на возможность распоряжения пансионатом пенсионными выплатами. С момента поступления в интернат 75 процентов пенсии будет уходить на оплату стационарного проживания больного, в которые входит медицинское обслуживание, питание, социальные услуги, организация правильного досуга. В таких пансионатах также имеются платные процедуры, такие как массаж, физиопроцедуры, плавание, лечебная гимнастика, поскольку люди преклонного возраста очень бережливы, их в основном оплачивают родственники пациента.

Остальные 25 процентов выдаются на руки пациенту или при желании отправляются на его банковскую карту. Эти деньги он сможет тратить по своему усмотрению. После кончины гражданина, накопленные деньги и имущество (если такое имеется в наличии) переходит в пользование ближайшим родственникам.

Помещение родственника в подобное заведение это весьма трудоемкий процесс, однако, следует понимать, что люди с такими психическими отклонениями нуждаются в специализированном медицинском обслуживании, поэтому нужно набраться терпения. Необходимо тщательно собрать все требуемые документы и посетить все перечисленные инстанции, только в этом случае пансионат примет на попечение потенциального пациента.

«Я никого не держу, но для них это наилучшее место». Директор ПНИ о том, почему интернаты невозможно просто закрыть

Каково это – быть опекуном 500 человек, как бороться с массовым лишением дееспособности, как лечат в ПНИ и почему пока нет большого смысла в будущем законе о распределенной опеке – свой взгляд на реформу интернатов высказал Антон Ключев, директор московского ПНИ №22.

Правозащитники называют психоневрологические интернаты – «ГУЛАГом», призывают к их немедленному реформированию, а лучше всего – к расформированию, потому что не бывает концлагеря «с человеческим лицом». С этим трудно спорить – факты о жизни пациентов в российских ПНИ шокируют. Но сегодня мы решили дать слово представителю противоположной стороны и узнать, почему руководители интернатов скептически относятся к идее их закрытия.

– Что, если завтра все психоневрологические интернаты закроются и вы останетесь без работы?

– А что, если завтра война? А если все общественные организации завтра вдруг перестанут получать гранты и пожертвования? В любом случае, руководители ПНИ – это люди с серьезным управленческим и жизненным опытом. Думаю, без работы не останется никто. В сфере социальных услуг ПНИ – это лишь часть, и не самая большая. Просто здесь канализируется много негатива. 

Антон Ключев

– Почему?

– Во-первых, мы – последнее звено в цепочке психиатрической помощи, люди оседают у нас, дальше идти им некуда, и они часто обижены на жизнь. Соцзащита ведь всегда работает с человеческим горем, хороших историй здесь не бывает. Может быть, на том этапе как-то притормозить, социализировать человека дома, дать ему сопровождающего?

Во-вторых, ПНИ есть продолжение проблем общества. Нюта Федермессер фотографировала проблемные региональные интернаты, и правильно делала. Но какова там в целом ситуация по региону? Боюсь, что в деревнях, на окраинах, люди живут подчас не лучше. 

В-третьих, людей, как правило, отправляют в ПНИ их родственники. Иногда они преследуют корыстные интересы, но чаще просто не справляются. И когда правозащитник рассказывает у себя в фейсбуке про замечательного парня из интерната, у которого два высших образования, он такой умный, что, дескать, он делает в интернате? – то у родных этого парня есть своя история.

Они тянули его на себе, давали образование, устраивали то на одну работу, то на другую, но когда у него случался приступ, он говорил и делал страшные вещи, угрожал своим родным. Кто тут прав?

Жизнь привела этих людей в интернат, и я думаю, что для них сейчас это наилучшее место. Не зря ведь общество выработало именно такую форму социального сопровождения.

– Общество чего только не выработало в ходе своей истории – рабовладение, пытки, смертную казнь. Допустим, лично вы – добрый царь. А были бы злым, осуществляли бы махинации с квартирами подопечных. Проблема в том, что в любой авторитарной, закрытой системе все зависит от личной воли одного человека. И на вашем месте завтра может оказаться Салтычиха.

– Салтычиха, Сталин, Гитлер – с кем там еще сравнивают директоров ПНИ? Вы утверждаете, что авторитарная система не должна существовать. А что вместо нее? Просто закрыть все ПНИ, вычеркнуть из реальности?

Антон Ключев в кабинете

– Постепенно замещать психоневрологические интернаты системой проживания малых групп инвалидов в отдельных жилых помещениях с социальной поддержкой.

– Никто не против реформ, но надо сначала обеспечить для них условия. Не просто брать квартиры и переселять людей, а готовить их к этому, создавать среду. Когда в апреле этого года пошла первая информация про ПНИ, знаете, какие слухи у нас в интернате ходили? «Вот-вот нас расселят, будем жить в общежитии с бассейном». Мы дали людям надежду, а куда их переселять?

– Пока не начнешь реформы, условия для них не появятся. Но сопровождаемое проживание уже кое-где есть, хоть это пока пилотные инициативы некоммерческих организаций, до государственной системы далеко.

– Да, есть положительные примеры – например, «Перспективы» в Питере. Но бывает и иначе. Людям выдают квартиры, к ним приходит волонтер, и это плохо заканчивается. Соседи недовольны, сами ребята чувствуют себя неустроенными, они ведь попали в совершенно новые условия. Года два назад была громкая история, когда директор интерната отбирал квартиры у подопечных. 

Но где гарантия, что в условиях сопровождаемого проживания какие-нибудь недобросовестные некоммерческие общественные организации (НКО) тоже не начнут отжимать квартиры? У интерната, в отличие от НКО, нет задачи себя прокормить, поэтому в ПНИ больше барьеров для злоупотреблений и есть ответственность за должностное преступление. 

Пациенты ПНИ №22

– Злоупотребления возможны повсюду, но одна система им способствует, а другая препятствует. В отличие от некоммерческой общественной организации, у ПНИ нет никакой обратной связи с обществом.

– У интернатов обратной связи с обществом не меньше, чем у НКО. Просто мы представляем одних людей, а НКО – других. Если мы решили менять систему, то нужна внятная экономическая альтернатива. 

Сколько стоит сопровождаемое проживание, где брать кадры, как обеспечивать. Я собираюсь в сентябре поехать в «Перспективы». Хотелось бы понять, как там у них все устроено, за счет чего они живут. Если все внятно и работает, то можно перенять опыт. 

Сколько в ПНИ сотрудников

– Вообще-то экономика уже посчитана. Покупка квартир для сопровождаемого проживания обойдется государству в разы дешевле, чем строительство новых ПНИ. Вот у вас в интернате сколько человек?

– У меня в ПНИ больше пятисот человек. 

– Как бы вы отнеслись к тому, что их будет в 10 раз меньше?

– Не забывайте, что есть люди, которые в принципе не смогут жить в квартирах, им нужно стационарное учреждение. У меня только на «милосердии» сейчас 287 человек – в основном пожилые люди, но есть и молодежь. Им круглосуточно требуется помощь. 

В палате

– 287 – это тоже много. В мире, кажется, в таких учреждениях больше 100 человек не бывает. Но вам как руководителю малокомплектный интернат не выгоден. Чем меньше народу, тем беднее учреждение. 

– Можно подумать, ко мне приходит какая-то огромная деньга, от которой я отпиливаю по кусочку. Если будет 100 человек – будет меньше штат, меньше налогов, меньше ресурсов будет потребляться. Деньги же уходят в основном на обеспечение деятельности – на кормление, на уборку территории, на закупки и так далее. Ну разделят один интернат на три, будет комплекс из трех интернатов, как в московских школах сейчас. 

– В том-то и дело, что основные средства в интернате уходят на поддержание огромного здания и хозяйства. Это же неэффективно. На 550 человек проживающих сколько приходится персонала?

– 200 человек. В основном врачи. Дальше социалка, воспитатели, психологи, социальные работники, администрация, юристы, безопасность. Хозчасть большая – кастелянши, уборщики, охрана, водители, рабочие по зданию. Административно-хозяйственная часть – это 50 человек, причем 10 из них – сами обитатели интерната, которые трудоустроены и получают зарплату. Есть специалисты по уходу, еще 130 человек…

– Это уже больше 200. Ужас, когда на 90 человек одна нянечка, но у вас обратная проблема. Есть ощущение некоторой раздутости штата, когда хозяйственников и администрации больше, чем врачей и психологов. 

– Что вы, административно-хозяйственная часть у нас мизер по сравнению с медициной и специалистами по уходу. Далеко не все они в штате, часть на аутсорсе – так что все-таки 200 человек.

Пациенты в холле ПНИ

– А если все вообще отдать на аутсорсинг?

– Могу отдать бухгалтерию и правовой отдел, но это 7 человек. А сантехников не могу. Я тогда буду ждать их неделю. Но вообще широкий аутсорсинг персонала не имеет смысла. Коммерческие структуры хотят делать бизнес, поэтому их услуги обойдутся дороже. 

Как лечат в интернате

– Итак, основная часть персонала – медицинские работники. Сейчас они находятся в подчинении у директора. Нюта Федермессер предлагает переподчинить врачей в ПНИ системе здравоохранения. Это логично? 

– Если завтра медицина будет подчинена какой-то поликлинике, здесь будут работать 80 человек, которые сами по себе. У меня это заберет управляемость коллективом и ничего не даст взамен. 

Нужно, допустим, выпустить недееспособных ребят в город. Врачи обычно против: один может заболеть, другой еще не выздоровел, у третьего обострение и так далее. Сейчас я могу сказать: «Я директор, я отвечаю – и точка. Вы можете написать, что не согласны с моим решением». А если врачи выйдут из моего подчинения, мне придется умыть руки. 

– То есть если врач находится в подчинении директора ПНИ, то это дает больше свободы жителям интерната? Неожиданно! 

– Послушайте, я не могу говорить за всех директоров. Может быть, в других ПНИ после переподчинения врачей ситуация изменится в лучшую сторону. Но вы задали вопрос конкретно мне, и я ответил.

– Давайте тогда про качество медицинской помощи. В ПНИ врачи какого профиля? Есть ли, например, гастроэнтеролог?

– У нас психиатры, неврологи, терапевты. Гастроэнтеролога нет.

– Мне рассказывали о случае, когда неговорящий человек кричал криком, потому что у него были боли в желудке, его систематически вырубали с помощью какого-то психотропного и через некоторое время он погиб. Гастроэнтеролог мог бы его спасти. 

– Это ужасно, но почему вопрос именно к ПНИ? Такие случаи бывают и в больницах. Конечно, есть претензии к врачам. В данном случае это вопрос правильной диагностики. ПНИ просто не может и не должно иметь специалистов по каждому профилю. 

– Если человек заболел, то его из ПНИ переведут в обычную больницу? Каков порядок этого перемещения?

– На каждом этаже у нас есть завотделением. Проживающий может обратиться к нему с жалобами, либо сам врач придет к нему, если медперсонал или медсестра сообщили, что с человеком что-то не так. Например, он лежит, не встает, не ходит в столовую. Дальше либо доктор, либо круглосуточные дежурные специалисты принимают решение, что нужно ехать в больницу. У нас есть и свой транспорт, если машина свободна, мы отвозим сами. Либо вызвать скорую, но тогда – госпитализация. В общем, все как и за пределами интерната.

– В больнице вашему подопечному нужен какой-то «догляд»? Кто его обеспечивает?

– В больницы нас не особо пускают, мы в данном случае ничем не отличаемся от родственников. Но больница получает человека с историей болезни и знает, кто к ним поступил. У них свои протоколы работы, они уже его сами помещают под надзор.

– Если человек поступил из ПНИ, то он автоматически попадает в психиатрию, даже если у него грыжа?

– Не обязательно в психиатрию. Но если человек требует особого контроля, то его поместят в специальное отделение, где за ним будет контроль и где при этом его будут лечить от грыжи. Мы не можем к каждому проживающему приставить своего специалиста, чтобы он стоял и контролировал, что делает врач. Как не может это сделать большинство родственников, как не сможет это сделать человек в условиях сопровождаемого проживания. Но мы на связи с больницей. Есть проблемы у нас в этом вопросе? Конечно, есть. 

– Сколько у вас человек умирает в год?

– Смертность невысокая, но я бы не хотел публично озвучивать цифру.

– Как вам кажется, государство заинтересовано в том, чтобы эти люди умирали, или в том, чтобы они жили как можно дольше?

– Государство однозначно не заинтересовано в том, чтобы люди умирали, иначе не вкладывались бы такие средства в их проживание, в их лекарственное обеспечение, в реабилитацию. Зачем? Ну, нашли бабушку одинокую, Бог с ней, суждено так суждено, пусть умирает в квартире одна. 

В ПНИ поступают достаточно тяжелые пациенты. Но я видел своими глазами, как привозили лежачего человека и он вставал. Родственники такого совершенно не ожидали. Здесь же у нас постоянный медицинский контроль, который человеку невозможно обеспечить, если он дома. И кстати, в условиях сопровождаемого проживания тоже. 

Что-то очереди из опекунов не видно

– А зачем постоянный контроль? Если у нас обостряется хроническое заболевание, то мы принимаем лекарства, в крайнем случае нам вызывают врача. Сопровождаемое проживание – это не больница, а обычная жизнь. О которой, кстати, мечтает каждый житель ПНИ. Почему?

– Потому что, как я уже говорил, каждый считает, что судьба обошлась с ним несправедливо. Но все же большинство людей попали сюда не случайно, и если завтра человек от нас уйдет, то вернется ровно на ту же горку, с которой однажды съехал. К тем же соседям, к родственникам, к тому же окружению. 

Вы спросили соседей, которые будут жить рядом, что они будут делать, если у человека с психиатрическим диагнозом вдруг обострится хроническое заболевание? А сами ребята из интерната – они готовы? У них не будет работы, помощи, поддержки, они и станут объектами преступлений. Общество их просто прожует. Им в первую очередь будет тяжело. 

В библиотеке ПНИ

– Вы хотите изолировать людей для их же пользы? 

– Ну хорошо, допустим, процентов 30 из общего отделения будут жить за пределами ПНИ. Сколько людей там будут трудоустроены? 

У меня вон бригада из 10 человек, так все уволены и переуволены по 15 раз. Сегодня человек хочет работать, завтра не хочет, послезавтра опять хочет. Начнет подметать – бросит веник: «Нет настроения». Многие не способны к продолжительной стабильной деятельности. Обычный работодатель выгонит такого на следующий день. Но если он будет знать, что у человека проблемы, депрессии, и относиться с пониманием, то прекрасно. 

Для этого нужна программа сопровождаемого трудоустройства. Это раз. Два: если у человека, вышедшего из ПНИ, будет жилье, то оно должно быть защищено какими-нибудь блоками на продажу, чтобы обезопаситься от мошенников. Паспорта тоже, возможно, должны быть защищены от хватания кредитов и заходов в организации микрофинансирования. Если мы создадим, выстроим систему, полностью готовую к принятию, почему нет? Я насильно никого не держу.

Антон Ключев во дворе ПНИ

– И что, любой может выйти?

– Еще недавно у меня взаперти под надзором сидело три человека. Знаете за что? Один из них за то, что затаскивал на территорию наркотические вещества. Это сложный парень, я просто не знал, что с ним делать. Сейчас он вышел из-под надзора и готовится к соревнованиям по теннису. Второй его друг, мы недавно вернули ему дееспособность: подготовили, тащили его, тащили, только он получил дееспособность, устроил пьяный дебош, его три человека еле скрутили. Приехала полиция и сдала его обратно в психиатрию. Третий – это третий член группы, который тоже сдавал телефоны, воровал их и так далее. Вот я их тогда запер. По-другому объяснить не получалось.

– Все остальные могут самостоятельно выходить за пределы территории интерната в любое время?

– Если нет дееспособности, то не могут. Выйдет завтра, грубо говоря, человек, попадет под машину или свяжется с нехорошей компанией – историй таких миллион.

У нас дееспособные попадали в компании, и их потом привозили без одежды вообще.

Я же официальный опекун всех этих людей, перед лицом государства я фактически их папа и мама. И я несу ответственность за этих людей, вплоть до уголовной.

– А каково это вообще – быть опекуном почти 500 человек? Вам не хочется с себя это скинуть?

– Меньше опеки – меньше ответственности. Для меня лишение дееспособности – это нож острый. Мне вешают человека на шею. Я по мере сил и возможностей стараюсь способствовать тому, чтобы возвращали дееспособность. Хотелось бы, чтобы это происходило массово, но не получается. 

– Судя по всему, дееспособности очень легко лишить и очень трудно ее восстановить. Почему так?

– Чтобы лишить человека дееспособности, психиатрическая больница направляет его на экспертизу. Эксперты – это достаточно закрытое сообщество, в Москве есть только два места, где в основном проходят экспертизу. Через какое-то время для подтверждения назначают повторную, но на нее, как правило, уже никто не смотрит. Зачем, если первая уже есть? Дальше – суд, нередко с процессуальными нарушениями. Можно подать жалобу на судью в квалификационную коллегию, но шансов немного. Судья наделен очень серьезной властью и практически не несет ответственности за то, что лишает человека базовых конституционных прав. 

– Что можно сделать?

– Экспертиза должна быть открытой, чтобы доступ к ней имели правозащитники, представители общественных организаций. Они должны быть наделены правом привлекать экспертов со стороны, чтобы не было монополии в принятии решения. 

– А восстановление?

– Для лишения всегда есть больше наглядных оснований, чем для восстановления. Чтобы увидеть, что изменилось в лучшую сторону, нужно внимательно наблюдать за динамикой, а этого не делают. Негативные симптомы всегда виднее. Поэтому да, решение принято – и все, ты недееспособный, хоть тресни. Через 5-7 лет эксперт может пойти навстречу. А может не пойти. 

Но знаете, неправильно думать, что всякому, кто претендует на восстановление, ее нужно восстанавливать. У меня есть подопечный товарищ, тяжеленный, который пишет во все инстанции, чтобы ему вернули дееспособность. Приезжает комиссия – он к ней выходит в галстуке, свитере и рейтузах. Так он одевается. Начинается все прекрасно, но человек через 15 минут соскальзывает. Комиссия с кошачьими глазами смотрит, как бы выбежать.

– А бывает, что суд отказывает, наоборот, в лишении дееспособности?

– Где-то 50 на 50, но дело не в этом. Меня напрягает, что вот это лишение-восстановление абсолютно рандомно. В этом году дееспособность не вернули одному человеку, который вполне мог бы ее получить. Хотя эксперты дали положительное заключение. А другим таким же взяли и вернули. Чем они лучше? 

– Если так сложно восстанавливать дееспособность, то единственный выход для вас – закон о распределенной опеке, который даст возможность интернату наряду с родителями, родственниками, друзьями, благотворительными организациями и другими физическими и юридическими лицами быть опекунами недееспособных или частично дееспособных людей. Вы же первый должны быть инициатором такого закона. 

– Я, к своему стыду, этот закон вообще не читал, а дьявол – в деталях. Кто будет отвечать за жизнь проживающего? Я никогда не поверю, что общественная организация эту болезненную часть возьмет на себя. А если возьмет, то я отдам и еще окажу юридическую поддержку. Забирайте у меня людей, социализируйте. НКО как юрлицу опеку не отдадут, но членам НКО – пожалуйста, если у них есть необходимые условия, есть квартиры. Только что-то очереди из потенциальных опекунов не видно. И закон тут вряд ли что-то изменит.

– То есть, по вашей логике, волонтеры должны просто разобрать людей в опеку и расселить у себя в квартирах? Разве не государство должно предоставлять инвалидам жилье и социальное сопровождение, а опека может быть распределена как раз между государством, гражданами или НКО.

– Это бессмысленный спор. Я пока не понимаю, как ее распределять. Давайте так: я ознакомлюсь с проектом этого закона подробнее – и мы вернемся к этому разговору.

Усилить терапию

– Помните, вы мне рассказывали, как один из жителей ПНИ хвастался, будто его приедет причащать сам протоиерей Всеволод Чаплин? Вы тогда подумали: «Ну всё, пора усилить терапию», – а на следующий день увидели в холле отца Всеволода собственной персоной. Эта история прекрасна сама по себе, но меня тогда отдельно зацепило выражение «усилить терапию». Зачем ее усиливать-то? Бывает ли так, что люди получают препараты не по показаниям, а ни с того ни с сего?

– Я смотрю, с вами и пошутить нельзя (смеется). Давайте так: мое чувство юмора отдельно, а реальность отдельно. Люди получают препараты только по показаниям лечащего врача или заведующего отделением. Не бывает такого, чтобы я сказал: «Слушайте, дайте там таблеток, погасите его». Может ли врач сделать неправильное назначение? Наверное, да. Но это его зона ответственности. 

– Но подчиняется-то он директору, поэтому должен выполнять его распоряжения. Скажут загасить – загасит.

– А зачем это директору ПНИ, если не секрет?

– Например, потому что проживающий бузит. «Пролетая над гнездом кукушки» смотрели?

– Если человек бузит, как вы говорите, из-за обострения болезни, то на это необходимо обратить внимание. В таком состоянии он может представлять опасность для себя, для других. Психиатры знают, что в этом случае делать.

Если же директор решил свести с кем-то счеты, ну… Нормальный врач всегда может сказать: «Я этого делать не буду».

Врачи сами себе здесь не враги. Давать лекарство просто так, без оснований, – это риск. Каждый врач, принимая решение, записывает историю болезни. Он несет за это сам ответственность вплоть до уголовной.

– Какими препаратами у вас лечат? Старый добрый галоперидол или что-то более современное?

– Лекарства закупает Департамент здравоохранения, я не могу судить о том, современные ли они, я не врач. Наверное, можно закупать более дорогие или более дешевые препараты… Ну, опять же, это вопрос к здравоохранению каждого региона. Кто-то может позволить себе только импортозамещающие. Но это вопрос не к ПНИ и не к системе соцзащиты.

– У вас фиксируют людей?

– У нас фиксажей нет в принципе.

– Федермессер говорит, что привязывают чулками.

– Если привязывают чулками где-то на Урале, это не значит, что повсюду. У нас не привязывают точно. Иногда, кстати, персонал страдает из-за этого, бывают травмы, и даже довольно серьезные. Но в психиатрической больнице фиксировать можно, а у нас нет.

Нам от кого только не прилетает

– Похоже, что процесс постепенного отказа от ПНИ уже не остановить. Может, стоит его возглавить?

– По крайней мере, быть среди тех, кто осуществляет реформу. Но для этого заинтересованные представители общественности должны вступить в цивилизованный диалог с представителями ПНИ, а не говорить директорам интернатов, что они Салтычиха, Сталин и Гитлер. У НКО есть важные наработки – например, пилотные модели сопровождаемого проживания. Что можем предложить мы? У нас есть подготовленный персонал, опыт постоянного взаимодействия с людьми с ментальными расстройствами, в том числе с тяжелыми, когда человек плохо идет на контакт. Наконец, у нас есть определенные административно-хозяйственные возможности, здание. 

Антон Ключев показывает зону социально-бытовой адаптации для пациентов

– Ну вот здание-то ваше огромное никому и не нужно.

– ПНИ, конечно, должен стать чем-то вроде ресурсного центра для этого нового процесса. Здесь можно готовить волонтеров, проводить курсы повышения квалификации для социальных работников, делать тренировочные квартиры. В Москве, скорее всего, начнут разукрупнять существующие интернаты, создавать новые условия проживания. Надеюсь, не придется сокращать коллектив, завтра не соберем – в психоневрологию никто не рвется работать. Пока не могу раскрыть все карты, но увидим в ближайшее время. 

– Что бы вы хотели для своего ПНИ? И для себя в связи с этим. 

– Объявить себя независимым государством, и все. Шутка. Вы запишите, что это шутка.

– Да вы и так независимое государство. Шутка.

– Да какое там независимое! Нам от кого только не прилетает. С января месяца проверки не кончаются. А если серьезно – мечтаю найти или создать какое-нибудь производственное объединение или предприятие с возможностью работы для ребят. Чтоб они отсюда туда ездили и возвращались. Для них это, кстати, вообще самый классный опыт, когда они куда-то переезжают. Нужно что-то такое, что позволит им эту циркуляцию. Дача с фермой – тоже вариант. Взять на лето какую-нибудь ферму, с животными – и там жить. Вот это была бы просто сказка.

Пациенты занимаются рукоделием

В конце мы решили провести блиц, задав вопросы директору ПНИ № 22 Антону Ключеву и клиническому психологу, координатору общественного движения STOP ПНИ Марии Сиснёвой.

– Нужно ли двигаться к тому, чтобы в России не было ПНИ?

Мария Сиснёва: Однозначно! В России, как в цивилизованных странах, должны быть не интернаты, а реабилитационные центры, групповые дома, квартиры сопровождаемого проживания и надомное обслуживание.

Антон Ключев: Нужно двигаться к тому, чтобы в России не было плохих ПНИ.

– Сколько человек в идеале должно проживать в одной комнате?

Антон Ключев: Человека два-три, не больше. Сейчас пока так не получается.

Мария Сиснёва: В групповом доме или в квартире сопровождаемого проживания, в зависимости от пожелания человека, можно предложить размещение по одному, двое или максимум трое в комнате.

– Во сколько должен быть отбой? 

Мария Сиснёва: Этот вопрос каждый будет решать индивидуально. Мы же не в тюрьме и не в детском саду. Кто-то сова, а кто-то жаворонок. А еще кому-то показан длительный сон по состоянию здоровья.

Антон Ключев: В 10 часов нормально, как в пионерском лагере. Можно и в 10:30.

– Можно ли человеку в личном пользовании иметь колюще-режущие предметы? Например, серьги или маникюрные ножницы?

Мария Сиснёва: Ну, наверное, зависит от человека. Если у него интеллектуальные нарушения, при которых интеллект развит на уровне 4-5-летнего ребенка, то может быть и опасно. Проблема в ПНИ: все люди перемешаны между собой, и совершенно невозможно контролировать, у кого какие предметы. Отсюда и запрет для всех. Но серьги точно можно!

Антон Ключев: Кому-то да, кому-то нет. Есть люди, которым лучше это не давать, они могут травмировать себя или других. Но вообще, если не острые ножницы… да всем можно, наверное.

– Должен ли любой человек в любое время иметь возможность выйти с территории ПНИ?

Мария Сиснёва: Свобода передвижения гарантирована статьей 27 Конституции РФ. Если человек настолько тяжело болен, что не ориентирован во времени, пространстве и собственной личности, или же по другим причинам не может самостоятельно передвигаться, то ему должно быть организовано сопровождение. В ПНИ таких ресурсов нет.

Антон Ключев: Недееспособные – нет, а дееспособные по графику. 

– Где лучше жить людям с ментальной инвалидностью: в городской среде или за городом?

Мария Сиснёва: Людям с ментальной инвалидностью лучше жить в привычном для них сообществе, рядом со своей семьей и друзьями. Это более важный фактор, чем индустриальная или сельская среда.

Антон Ключев: За городом, в идеале на ферме. 

– Из ста недееспособных, проживающих в ПНИ, сколько человек имеют реальные основания для лишения дееспособности? 

Мария Сиснёва: У меня есть статистика по одному отделению. Там 73 мужчины, из них 47 лишены дееспособности. Из этих 47 человек, по нашим оценкам, 20 человек могут быть признаны ограниченно или полностью дееспособными, то есть 42%. Если же вы спросите, сколько человек были лишены дееспособности с процессуальными нарушениями, то почти все.

Антон Ключев: Из 100 примерно 95.

Психоневрологический дом-интернат: специфика и оформление

Психоневрологический дом интернат (ПНИ) – это стационарное лечебное заведение, которое оказывает помощь людям с психическими заболеваниями. Постояльцы подобных интернатов имеют низкие показатели умственного развития, страдают от неврозов, биполярных и панических расстройств, различных видов деменции, депрессии. Зачастую подобные состояния становятся причиной инвалидности, которая занимает лидирующие позиции по длительности срока.

Большинство психических больных составляют молодые люди до 40 лет, которые пожизненно остаются на государственном обеспечении.

Организация работы психоневрологических домов интернатов

Социально незащищенные граждане, утратившие способность к самообслуживанию, помещаются в дома престарелых, психоневрологические интернаты, геронтологические центры, пансионаты. Дом интернат психоневрологического типа отличается от остальных неспециализированных социальных домов тем, что большинство его пациентов признаны недееспособными и полностью содержатся за счет государства. В стенах интерната граждане получают следующие виды услуг:

  • Бытовые. Сюда относятся обеспечение жильем, мебелью, одеждой, обувью, постельными принадлежностями и нательным бельем, предметами личной гигиены, питанием.
  • Медицинские и организационные. Это могут быть психиатрическая и медикаментозная терапия, содействие в госпитализации и прохождении медико-социальной экспертизы, получение средств технической реабилитации, протезирование зубов, противоэпидемические и реабилитационные мероприятия.
  • Правовые. Консультации юристов по вопросам оформления документов и пенсии, бесплатная помощь адвокатов и официальных представителей в различных инстанциях по защите конституционных прав недееспособных лиц.
  • Воспитательно-педагогические. Культурно-массовые и физкультурно-оздоровительные мероприятия, обучение навыкам личной гигиены и социально-трудовой адаптации, занятия в группах и кружках.

Кроме этого, подобные заведения часто находятся под церковным патронажем, что дает возможность пациентам  получать духовную помощь.

Положение о психоневрологическом доме-интернате предусматривает вовлечение пациентов в повседневную жизнь заведения. В связи с тем, что основной контингент составляют физически трудоспособные люди, усилия персонала направлены на обучение их простым и доступным действиям. Как правило, это уборка помещений и прилегающей территории, несложные ремонтные работы по починке зданий, мебели или других предметов ежедневного обихода, посильная помощь в уходе за лежачими больными. Некоторые дома-интернаты открывают мастерские, цеха, развивают подсобное сельское хозяйство.

Порядок оформления в интернат

Поступить в дом интернат для психоневрологических больных можно на основании направления управления социальной защиты населения. Претендовать на путевку могут граждане пенсионного возраста и совершеннолетние инвалиды 1,2 группы, которые в силу заболевания не могут обходиться без посторонней помощи и наблюдения врачей.

В государственный орган необходимо подать следующие документы:

  • заявление;
  • паспорт;
  • страховое и пенсионное свидетельство, удостоверение инвалида, ИПР;
  • акт обследования жилищно-бытовых условий проживания заявителя;
  • медицинский полис и медицинскую карту с данными об анализах, прививках, флюорографии, прохождении обследования у врачей узких специальностей;
  • заключение ВКК, органа опеки и суда о признании лица, помещаемого в дом интернат психологического профиля, недееспособным;
  • сведения об имущественных правах.

В детский психоневрологический дом интернат принимаются дети с 4-х летнего возраста. По достижении 18 лет, врачебная комиссия принимает решение о выписке подростка или переводе во взрослый ПНИ, при этом администрация заведения имеет право взять на себя функцию опеки.

Внимание! Если интеллектуальные способности, вызванные психическим расстройством, стали основанием для признания гражданина недееспособным, заявление подается опекуном или попечителем.

Показания и ограничения к приему в дом интернат

Дом инвалидов психоневрологический диспансер является одновременно социальным и медицинским заведением. Такая особенность определила перечень требований к диагнозу и состоянию лиц, направляемых в учреждение. С основными правилами приема можно ознакомиться в приведенной ниже таблице.

Показания Противопоказания
  • шизофрения;
  • имбецильность, идиотия;
  • эпилепсия с судорожными припадками не более 5 раз в месяц;
  • старческие сенильные психозы, тяжелые патологии головного мозга;
  • слабоумие, как последствие хронического алкоголизма.
  • активная форма туберкулеза;
  • психоневрологические заболевания в стадии обострения;
  • хронический алкоголизм и наркомания;
  • венерические, инфекционные и онкологические заболевания;
  • острые депрессивные, маниакальные и параноидальные состояния.

Большинство психоневрологических домов-интернатов принимают пациентов на постоянное проживание, но при наличии свободных мест рассматривается возможность временного пребывания сроком на 2-6 месяцев. Такая услуга оказывается на общих основаниях и востребована для профилактики заболеваний или на время отсутствия родственников, которые осуществляют уход за человеком с расстройством психики. Но для многих постояльцев психоневрологический дом-интернат становится постоянным и пожизненным местом проживания.

Важно! Основанием для выписки является подтверждение того факта, что человек восстановил утраченные функции по самообслуживанию, располагает жилой площадью и денежными средствами, а также если все хлопоты по его содержанию берут на себя родственники.

Специфика деятельности психоневрологических домов интернатов

В России свою деятельность осуществляет около 500 интернатов для психически больных людей. Особенность социальной работы в психоневрологических домах интернатах заключается в том, что персоналу приходится обслуживать молодых, физически здоровых людей, которые не способны отвечать за свои поступки. В среднем, мужчины в возрасте от 18 до 58 лет составляют 70% больных, находящихся на лечении в ПНИ. Эта социальная группа требует повышенного внимания к своим нуждам, переживаниям, понимания и помощи от окружающих.

Задача врачей и социальных работников состоит в том, чтобы трудоспособные пациенты по мере своих возможностей смогли обрести независимость, успешно прошли трудовую реабилитацию и получили эмоциональную поддержку и навыки общения. Особенно это актуально для лиц, поступивших из детских специализированных учреждений, откуда поступают дети с низкими интеллектуальными способностями из-за недостаточного обучения и воспитания.

Психоневрологический дом интернат становится единственным местом, куда можно определить недееспособного человека с расстройством психики, за которым невозможно организовать уход в домашних условиях. Специфика заболевания и инвалидность лишают больных возможности адаптироваться к жизни в обществе. Как показывает практика, подобная категория граждан редко выписывается из заведения по причине отсутствия должной помощи со стороны окружающих вне стен интерната.

Видео

231

Психиатрическая больница интернат - советы адвокатов и юристов

Советы юристов:

1. Мой отец 3 года в психиатрической больнице, сейчас его будут переводить в интернат, кому достанется пенсия за 3 года.

1.1. Я не знаю но может быть он получал эту пенсию на книжку, обратитесь с заявлением к главрачу и все разрешится, он не мог ее не получать.

Вам помог ответ? Да Нет

2. Психически не здоровая соседка Пыталась напасть на меня днем. Вызвали спец бригаду и наряд полиции. Забрали ее в больницу. Вопрос.: на основании каких законов ее могут забрать на совсем в психиатрическую больницу или интернат. Сын есть опекуном быть не может 2-я группа инвалидности. Сестра есть судится не хочет. Есть соседи которые уже много лет жить спокойно не могут.

Что делать и каков порядок действий?

2.1. Вы имеете право обратиться в органы опеки и попечительства по вопросу о необходимости установления опеки указанному Вами лицу.

Вам помог ответ? Да Нет

3. Прошу ответить на вопрос. Если человек находится в интернате для престарелых, по состоянию здоровья его отправляют в психиатрическую больницу, там он пролежал два месяца, после лечения ставят диагноз по которому интернат не имеет право оставить его на проживание. Вопрос имеет ли право интернат отказать в проживании.
И должен ли интернат сам переоформить его в другой интернат с псих. Уклоном или оформление в другой интернат происходит за счёт родственников.

3.1. этот вопрос не регулируется федеральными нормативными актами этот вопрос должен быть отрегулирован условиями договора в сети медицинским учреждением Спасибо за ваше обращение.

Вам помог ответ? Да Нет

3.2. уважаемый посетитель!

Интернат должен его переоформить самостоятельно
Всего доброго, желаю удачи в решении Вашего вопроса!

Вам помог ответ? Да Нет

3.3. В этом случае интернат должен его переоформить абсолютно самостоятельно. Желаю вам удачи в решении вашего вопроса.

Вам помог ответ? Да Нет

4. У мамы есть брат, недееспособный, почти всю жизнь лечился в психиатрической больнице за убийство. Сейчас его переводят в дом-интернат. У него в собственности есть комната. Кто будет наследником, если опекуном будет гос. учреждение?

4.1. Наследниками брата будут его родители, если они будут живы после его смерти, детей и жены у него нет, как я поняла. В этом случае будут наследниками его братья и сестры. А госучреждение только опекун. Оно не наследник.

Вам помог ответ? Да Нет

4.2. уважаемый посетитель!
Опекуны не наследуют, наследниками по закону являются супруги, родители и дети наследодателя
Удачи Вам и всего доброго, благодарим за обращение!

Вам помог ответ? Да Нет

4.3. Наследниками будут родственники. Очередей наследников аж 8. Если у брата не родителей, нет супруги и детей, то наследником будет ваша мама. Всего доброго.

Вам помог ответ? Да Нет

5. Вправе ли врач в психиатрической больнице отказать в направлении на на комиссию для признания человека инвалидом мотивируя это тем что он уже имеет 3 группу инвалидности по общему заболеванию но не по психики, и правда ли что такой больной может только сам изъявить желание быть в психоневрологическом интернате.

5.1. конечно же больной имеет право изъявить такое желание если лечащий врач считает нужным он может дать направление на прохождение внеплановый медицинская социальная экспертиза Спасибо за ваше обращение на наш сайт.

Вам помог ответ? Да Нет

5.2. Вы вправе обжаловать незаконный отказ врача в судебном порядке. Принудительно направить в психоневрологический интернат могут только в судебном порядке при достаточных на то оснований. В остальных случаях - только добровольно.

Вам помог ответ? Да Нет

6. Недееспособного из психоневрологического интерната временно перевели в психиатрическую больницу, пенсию получает интернат, больной три месяца находится больнице. Деньги (пенсию) ему не переводят в больницу ни сигарет ни фруктов он купить не может, опекун интернат молчит - куда обращаться. Органы опеки говорят, что интернат отчитывается в конце года за опекунские деньги, но больной не в интернате, а в больнице.

6.1. Направьте жалобу в министерство соцразвития и труда и в прокуратуру.
Всего доброго. Спасибо, что выбрали наш сайт.

Вам помог ответ? Да Нет

6.2. Сюда обратитесь.
В Прокуратуру через интернет приёмную
Подробнее >>>
Основание: ФЗ от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" и ст.10 Закона О прокуратуре
В следственный комитет РФ
http://sledcom.ru/#reception
Основание: Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации
В Росздравнадзор
Подробнее >>>
Основание: Закон РФ от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации"

Как правило после проверок этими организациями когото из заботливых сажают: (

Счастья Вам, добра и благополучия, с уважением коллектив ООО "ОРИОН".

Вам помог ответ? Да Нет

7. Пожилой человек находится в психиатрической больнице. Инвалид, диабетик, слепой (один глаз искусственный). Условно одинокий (сын отбывает срок в местах заключения). При нахождении дома нуждается в постоянном уходе. Ей предлагают поселиться в социальный интернат. Говорят что в этом случае 75% пенсии отойдет интернату. Проконсультируйте, пожалуйста, отойдет ли квартира или ее доля государству? Квартира приватизирована 50/50 с сыном.

7.1. Нет если человек не признан недееспособным интернат не может распорядится ее собственностью. Собственность у нее долевая поэтому при отчуждении доли квартиры понадобится нотариальное оформление сделки. Интернат действительно будет получать семьдесят пять процентов дохода пенсионера то есть и пенсия и едв вместе. Поскольку инвалид в психиатрической больнице велик шанс признания его недееспособным и дом интернат в лице директора будет опекуном. Соответственно государству или индому ничего в квартире не отойдет без разрешения опеки.

Вам помог ответ? Да Нет

7.2. Психиатрическая больница имеет право и основания выйти с иском в суд о признании гражданина недееспособным.

Суд однозначно его лишит дееспособсноти.

И психушка может стать его официальным опекуном. И тогда имущество умершего отойдет больнице.

Вам помог ответ? Да Нет

8. Я проработала психиатром в психиатрической больнице в течение 7 лет и одновременно совместителем в психоневрологическом доме-интернате в течение того же периода времени. Вопрос: как в этом случает будет определяться трудовой стаж для досрочного выхода на пенсию, как 1 год за год или же в этой ситуации предусмотрена льгота?

8.1. в этом случае стаж на досрочную пенсию будет считаться как год за год, совместительство-это работа в одни и те же периоды, что и основная работа и считается календарно.

Вам помог ответ? Да Нет

9. У меня живет свекр. Он недееспособный. 2 месяца лежал психиатрической больнице. Опекунства не оформляли. Сыну опекунство не дадут по статье. Хотели отправить в интернат. В органах опеки постановление не дают так как нет опекуна. В больницу не кладут якобы нет показаний для госпитализации. В Минздрав обращались. Только пообещали что придет на дом психиатр но ни кто не пришел. Вообщем все отнекиваются св то время как человек повис можно сказать без всяких прав в воздухе. Что делать? Прошу помогите!

9.1. Признавайте его в суде недееспособным и после этого орган опеки никуда не денется - должен будет вмешаться.

Вам помог ответ? Да Нет

9.2. Вообщем все отнекиваются св то время как человек повис можно сказать без всяких прав в воздухе. Что делать? Проу помогите!
Здравствуйте Марина, а вы что конкретно хотите то?

Вам помог ответ? Да Нет


10. Мой отец совершил нотариальную сделку по договору дарения на сына (других родственников нет). Он произвёл эти действия будучи дееспособным хотя и выписался с психиатрической больницы с диагнозом "деменция". Квартира прошла процедуру оформления в Росреестре. Может ли впоследствии оспорить сделку психоневрологический интернат, если докажет что на тот момент у отца было данное заболевание? И как не допустить такого развития события? Спасибо.

10.1. Может ли впоследствии оспорить сделку психоневрологический интернат, если докажет что на тот момент у отца было данное заболевание?
Не может. Данной сделкой права и законные интересы психоневрологического интерната не затронуты.

Вам помог ответ? Да Нет

10.2. Интернат вряд ли сможет оспорить сделку. Если даже будет судебный спор, то будет назначена экспертиза на предмет состояния здоровья отца в момент подписания документов. Удачи и всех благ!

Вам помог ответ? Да Нет

11. Мой бывший муж и моя дочь приватизировали свою квартиру в равных долях, сейчас он лежит в психиатрической больнице, его хотят определить в интернат и сказали, что они это сделаю быстро и жилплощадь отойдет государству, так ли это? подскажите, пожалуйста.

11.1. Жилплощадь не может отойти государству, поскольку квартиру долях, в том числе на дочь, в любом случае есть дочь. Действия не правомерны. Обратитесь в прокуратуру.

Вам помог ответ? Да Нет

11.2. Нет, Вам не могли такое сказать. Вам могли сказать, что имуществом данного гражданина будет распоряжаться опекун, в случае, если он будет признан недееспособным.

Вам помог ответ? Да Нет

11.3. Площадь не отойдет к государству на том основании, что квартира находится в долевой собственности и имеется дочь. Если будут предприняты какие-то действия, обращайтесь с жалобой в прокуратуру или оспаривайте действия в судебном порядке. Успешно решить Ваш вопрос можно только с юридической помощью. Всегда рад Вам помочь!

Вам помог ответ? Да Нет

11.4. Марина, правовых оснований для передачи доли бывшего мужа государству не вижу. Но в зависимости от того, из каких источников Вы получили эту информацию - лучше удостовериться, что процесс приватизации завершен, и держать ситуацию на контроле.

Вам помог ответ? Да Нет

12. Моя мама в данный момент находится в психиатрической больнице. Встал вопрос о лишении ее дееспособности и в дальнейшем помещении ее в интернат на полное гособеспечение. Подскажите, пожалуйста, с чего начинать, какие необходимо собрать документы. Спасибо!

12.1. ... с чего начинать, какие необходимо собрать документы...
С обращения в органы опеки и попечительства при местной администрации, Елена.
Терпения Вам.

Вам помог ответ? Да Нет

12.2. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается опека. От имени гражданина, признанного недееспособным, сделки совершает его опекун. (ст. 29 ГК РФ)

Вам надо составить заявление в порядке особого производства, подать его в суд в соответствии с правилами подсудности, приложить все подтверждающие документы, в дальнейшем ходить на судебные заседания.
По такому делу будет назначена экспертиза.
Возможно это сделать с помощью юриста, который представит Ваши интересы, поэтому лучше всего обратиться к юристу.
Не соглашусь с коллегой, предварительное обращение в органы опеки законом по таким делам НЕ предусмотрено как обязательное.
Орган опеки лишь привлекается к рассмотрению дела в суде.

Вам помог ответ? Да Нет

13. Мой трудовой стаж составляет 27 лет 10 месяцев, разве не учитывается то, что я проработала в психиатрической больнице (имеется в виду вредность), а также по настоящее время работаю в психоневрологическом доме-интернате, находящийся в сельской местности?

13.1. Не понятно, для чего учитывается? Что Вас интересует?

Вам помог ответ? Да Нет

13.2. Должно учитываться.

Вам помог ответ? Да Нет

Консультация по Вашему вопросу

8 800 505-91-11

звонок с городских и мобильных бесплатный по всей России

14. Совершеннолетний недееспособный гражданин, ранее опекуном была психиатрическая больница г. Перми, в связи с переездом в психоневрологический интернат орган опеки и попечительства сменился. Имеет недвижимое имущество в г. Оханске Пермского края. Какой территориальный орган опеки должен составить акт описи имущества и акт передачи имущества, если недееспособный зарегистрирован в ПНИ?

14.1. Какой территориальный орган опеки должен составить акт описи имущества и акт передачи имущества, если недееспособный зарегистрирован в ПНИ?
орган-по месту нахождения имущества.

Вам помог ответ? Да Нет

15. Я из-за матери перенес сильный стресс и получил обострение болезни (я инвалид 1 группы) она на учете у психиатра, но дееспособна. У меня маленький ребенок (2.5 года) она напугала его. (мать 2 раза на скорой принудительно отвозили в психиатрическую) Могу ли я ее поместить в интернат или в больницу (сама она не согласится), так как она доводит меня до такого состояния, а еще больше я боюсь за ребенка.

15.1. Принудительное помещение возможно только на основании судебного решения.

Вам помог ответ? Да Нет

16. Ситуация такая: родственница находится в психиатрической больнице! Но диагноз ей не ставят. Хочу её устроить в дом престарелых (сама не имею возможности за ней ухаживать, одна она проживать не способна). Вопрос: квартира приватизирована, я единственный дальний родственник. После определения в интернат квартира перейдет в собственность интерната?

16.1. Нет, не перейдет. Интернат не имеет на нее право. Оплату будут брать из пенсии.

Вам помог ответ? Да Нет

17. У меня дедушка живет один в другой области, его госпитализировали в психиатрическую больницу на лечение, а потом хотят устроить в интернат. Если его без моего участия туда определят кому достанется наследство?

17.1. наследство перейдет только наследникам - не интернату

Вам помог ответ? Да Нет

18. У меня такой вопрос у меня брат учился в школа-интернат но не по своей вине у них разрушилась школа, а сейчас его не пропускает психиатрическая больница в армию говорят нужно леч. в больницу но он ведь не состоял на учете как нам быть скажите пожалуйста.

18.1. если право брата нарушено - пусть обратиться в прокуратуру с жалобой - проверят и примут меры

Вам помог ответ? Да Нет

18.2. из вашего вопроса ничего не ясно, "не по своей вине у них разрушилась школа"

Вам помог ответ? Да Нет

19. Бывший муж (развелись 9 лет назад) хочет признать совершеннолетнюю дочь инвалида 1 группы недееспособной и поместить в психоневрологический интернат. Я против. Сейчас дочь находится на лечении в психиатрической больнице. Вообще она проживает со мной у отца не прописана я оформлена по уходу за ней. Смогу ли я забрать её из интерната без согласия мужа как это сделать и будет ли она получать пенсию как прежде.

19.1. ---Здравствуйте, если она проживает с вами тогда с чего отец её должен куда то помещать. он что платит на неё алименты?
Всего хорошего.

Вам помог ответ? Да Нет

20. Бывший муж хочет признать дочь инвалида 1 группы недееспособной и отдать в интернат Сейчас она находится на лечении в психиатрической больнице, вообще она проживает со мной я (мать) оформлена по уходу за ней. Смогу ли я забрать её из интерната без согласия бывшего мужа.

20.1. Если Вы против помещения дочери в интернат, то возражайте об этом и в суде и в других инстанциях. Если дочь поместят в интернат по мед показаниям на постоянное проживание- то забрать не сможете. Надо не допустить помещения в интернат.

Вам помог ответ? Да Нет

21. Деду 80 лет, сейчас находиться в психиатрической больнице. Идет оформление о его не дееспособности.
Вопрос: Если я его оформлю в интернат, то куда уйдет его имущество (квартира и дача), перейдет государству или государство его не тронет и можно будет пользоваться его имуществом.

21.1. Наследуется его наследниками. Государству ничего не отходит. Пользоваться его имуществом вам пока нельзя.

Вам помог ответ? Да Нет

22. Мы с бабушкой имеем равные доли 2 х'комнатной квартиры. Бабушка в данный момент лежит в психиатрической больнице, но скоро её переведут в интернат. Её признали недееспособной. Могу ли я продать свою долю квартиры, и с кем мне надо согласовывать этот вопрос?
P.s. Пока она ещё была дееспособной, написала наследство на свою долю своему племяннику. Кто опекун бабушки в данный момент не известно.

22.1. с опекой нужно согласовывать

Вам помог ответ? Да Нет

23. Моя мама инвалид 2 группы, лежит в психиатрической больнице, делаю документы на интернат, но очереди в интернат до 2-х лет. мы с Крыма, маме полных 60 лет, в том доме где раньше жили, там он не пригоден к жилью. Что посоветуете? Буду признательна, спасибо.

23.1. Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

по данному закону

Вам помог ответ? Да Нет

24. Моя знакомая, пожилая женщина, прошла курс лечения в психиатрическом отделении. Она готова к выписке. Чтобы ее выписали, за ней должны приехать родные или опекун. Но никто не приезжает и не звонит. Врач дозвонилась до них и выяснила, что ее хотят отдать в интернат.

Женщина пока еще в больнице. Можно ли как-то помочь ей избежать интерната, сменить опекуна?

24.1. Да, можете взять на себя роль опекуна

Вам помог ответ? Да Нет

25. Моя 84-летняя мать находится на лечении в психиатрической больнице, по совету врачей подан иск в суд о лишении её дееспособности и помещении в интернат. Квартира находится в долевой собственности (моей и матери). Имеет ли право интернат распоряжаться долей, принадлежащей матери, например, подселить в квартиру посторонних людей?

25.1. нет, не имеют права, распоряжаться будете вы

Вам помог ответ? Да Нет

26. Мой бывший муж попал в психиатрическую больницу, а перед больницей неизвестно где у него пропал паспорт Сейчас в больнице необходим паспорт для оформления его в интернат и оформления опекунства но в милиции и в паспортном столе требуют только его присутствия но он временами бывает неадекватен и что же никак нельзя восстановить паспорт.

26.1. Возьмите справку из больницы, оформите заявление, заплатите госпошлину, подайте заявление установленным порядком. Если не будут принимать поскандальте. Если и это не поможет, Отправте заявление по почте с описью вложенного.

Вам помог ответ? Да Нет

27. Я - врач в психиатрической больнице в Республике Беларусь. У меня на лечении находится пациентка, которая про себя ничего не помнит. Пытались установить ее личность через сотрудников милиции - безрезультатно. Есть вероятность, что она является гражданкой РФ, возможно сбежала из какой-либо психиатрической больницы или дома-интерната. Как можно выяснить ее личность? Что вообще можно сделать в данной ситуации?

27.1. Рекомендую вам сделать официальный запрос в консульство РФ в Беларуси.

Вам помог ответ? Да Нет

28. У нас в организации есть социальное такси мы оказываем услуги по перевозке граждан. Мы заключаем с ними или с законным представителем договор. Вопрос: имеем ли мы право заключать договора с психиатрической больницей, что бы перевозить их больных в специализированные дома интернаты? Заранее спасибо.

28.1. Договор на оказание услуг.Да имеете право.

Вам помог ответ? Да Нет

29. Бабушка 4 года назад написала завещание внуку. Сейчас бабушка в психиатрической больнице. Внуку учится еще 2 года в колледже, а потом армия, он является единственным родственником. Может ли он стать опекуном, хотя ему нужно учиться, а бабушку одну оставлять нельзя, и что будет с завещанием, если положить бабушку в интернат?

29.1. С завещанием ничего не случится, оно составлено, когда бабушка была дееспособной. Относительно опекунства - орган опеки решает

Вам помог ответ? Да Нет

30. Разъясните, пожалуйста, какие подводные камни могут возникнуть. Собственником квартиры является мама, отец находится в психиатрической больнице, но не лишен дееспособности. Сейчас предлагают оформить его в интернат по его согласию (не лишая дееспособности). Квартиру в ближайшее время собирались продавать, для чего необходимо выписать (перепрописать) отца. Сможем ли мы это сделать при помещении его в интернат?

30.1. Он сам может зарегистрироваться по новому месту жительства, если он не признан судом недееспособным.

Вам помог ответ? Да Нет


Как оформить в психоневрологический интернат

Автор КакПросто!

Человек с психическим заболеванием далеко не всегда безопасен для себя и окружающих. В ряде случаев по заключению врачей такого человека целесообразнее всего лечить в специальном психоневрологическом интернате.

Статьи по теме:

Вам понадобится

  • - паспорт пациента;
  • - решение суда о степени его дееспособности;
  • - карта из медицинского учреждения;
  • - страховой полис;
  • - удостоверение инвалида;
  • - справка из домоуправления о жилищных условиях;
  • - справка о начислении пенсии или иных доходах, если они имеются.

Инструкция

Узнайте, относится ли ваш родственник, которого вы планируете определить в такой интернат, к категории людей, для которой предназначено данное учреждение. В подобные интернаты принимают пациентов с выраженной умственной отсталостью от дебильности до идиотии, а также некоторые категории пациентов с шизофренией и слабоумием, возникшим из-за инфекционных заболеваний, травм и возрастных изменений. Запишите потенциального пациента интерната на обследование к психиатру. Именно он выносит заключение о том, необходим человеку интернат или нет. При наличии оснований врач также направит больного на медицинскую комиссию для получения статуса инвалида. Обратитесь в суд для установления дееспособности вашего родственника. Решение будет вынесено на основании медицинской экспертизы. При этом учтите, что признанный дееспособным человек также может поступить для пребывания и лечения в интернат, но это решение он должен будет принять сам. Для недееспособного суд назначит опекуна, обычно из числа ближайших родственников, который будет решать вопрос с дальнейшим местом проживания и лечения пациента после консультации с органами опеки и попечительства.

Соберите недостающие документы, необходимые для определения человека в интернат. В управляющей компании или ТСЖ получите справку о жилищных условиях, в которых проживает будущий пациент. Там должна быть указана площадь жилья, а также количество людей, зарегистрированных вместе с ним. Если кандидат на пребывание в интернате получает пенсию, получите об этом справку из Пенсионного фонда с указанием размера выплат.

Обратитесь в выбранный вами интернат со всеми документами. Заявление о приеме пациента должно быть подписано им, если он признан дееспособным. В обратной ситуации все документы подписывает опекун.

Обратите внимание

Будьте готовы к тому, что пациента не смогут принять в интернат сразу же. Мест в подобных учреждениях может не хватать и, возможно, вашему родственнику придется ждать своей очереди некоторое время. Одноременно вы можете обратиться в несколько интернатов, находящихся в вашем регионе проживания, что может ускорить процесс оформления пациента в стационар.

Источники:

  • какие документы нужны для интерната

Совет полезен?

Статьи медицинского характера на Сайте предоставляются исключительно в качестве справочных материалов и не считаются достаточной консультацией, диагностикой или назначенным врачом методом лечения. Контент Сайта не заменяет профессиональную медицинскую консультацию, осмотр врача, диагностику или лечение. Информация на Сайте не предназначена для самостоятельной постановки диагноза, назначения медикаментозного или иного лечения. При любых обстоятельствах Администрация или авторы указанных материалов не несут ответственности за любые убытки, возникшие у Пользователей в результате использования таких материалов.

Похожие советы

Как ускорить процесс определения в интернат?

Закон РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-I "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" (с изменениями и дополнениями)

Статья 25. Порядок подачи заявления и принятия решения о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя

(1) Решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью пятой статьи 23 настоящего Закона, принимается врачом-психиатром по заявлению, содержащему сведения о наличии оснований для такого освидетельствования, перечисленных в части четвертой статьи 23 настоящего Закона.

(2) Заявление может быть подано родственниками лица, подлежащего психиатрическому освидетельствованию, врачом любой медицинской специальности, должностными лицами и иными гражданами.

(3) В неотложных случаях, когда по полученным сведениям лицо представляет непосредственную опасность для себя или окружающих, заявление может быть устным. Решение о психиатрическом освидетельствовании принимается врачом-психиатром немедленно и оформляется записью в медицинской документации.

(4) При отсутствии непосредственной опасности лица для себя или окружающих заявление о психиатрическом освидетельствовании должно быть письменным, содержать подробные сведения, обосновывающие необходимость такого освидетельствования и указание на отказ лица либо его законного представителя от обращения к врачу-психиатру. Врач-психиатр вправе запросить дополнительные сведения, необходимые для принятия решения. Установив, что в заявлении отсутствуют данные, свидетельствующие о наличии обстоятельств, предусмотренных пунктами "б" и "в" части четвертой статьи 23 настоящего Закона, врач-психиатр в письменном виде, мотивированно отказывает в психиатрическом освидетельствовании.

(5) Установив обоснованность заявления о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя, врач - психиатр направляет в суд по месту жительства лица свое письменное мотивированное заключение о необходимости такого освидетельствования, а также заявление об освидетельствовании и другие имеющиеся материалы. Судья решает вопрос о даче санкции в трехдневный срок с момента получения всех материалов. Действия судьи могут быть обжалованы в суд в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 25 настоящего Федерального закона

«Они – социальные трупы. Особенно – недееспособные»: жизнь в ПНИ

Дни и ночи, год за годом жить в изоляции от мира, по строгому распорядку, в условиях бесправия и невозможности что-то изменить – каково это?

Фото с сайта donday-shakhty.ru

18 из 57

Ей – 57 лет, 18 из них она провела в разных столичных ПНИ. У нее есть психиатрический диагноз (шизофрения), она признана недееспособной. Ирина Голицына (так она попросила себя называть) уже несколько лет общается с внешним миром с помощью социальных сетей – ей разрешено пользоваться компьютером и интернетом, хотя так было не всегда. Время от времени компьютер пытаются запретить, но Ирина старается отстаивать свои права.

Ирина живет в «открытом» корпусе интерната.

«Что это значит? Это значит – относительная свобода во всем, кроме свободного выхода за пределы ПНИ, – объясняет Ирина. – Мы пользуемся ножами и вилками в палате (что запрещено в закрытых корпусах и в психиатрических больницах), с шести утра до десяти вечера можем гулять в большом прогулочном садике, а иногда и по всей территории интерната».

Ирина присылает фотографии – на них видно, что в 20-метровой комнате, которую она делит с еще двумя женщинами, три светлых окна, есть стол, стулья, холодильник, телевизор, микроволновка, чайник. В холодильнике хранится еда – какая душе угодно, были бы деньги, ее приносят из магазина соцработники или родственники. Кажется, почти санаторий.

«Но такого нет в закрытых корпусах даже нашего ПНИ, одного из лучших в Москве, а тем более – в 99,99% интернатов России», – говорит Ирина.

Она знает цену своим словам – в «открытом» корпусе она живет не так давно, до этого ее жизнь проходила взаперти, в «закрытых» корпусах. К тому же она сменила несколько психоневрологических интернатов за 18 лет, ей есть с чем сравнивать, есть что вспомнить и о чем рассказать.

Социальные трупы, которым светят в лицо

Фото с сайта ombudsman.gov.ua

«Большинство здесь против воли, отношение – как к преступникам», – так Ирина вкратце описывает систему психоневрологических интернатов.

Сама она попала в ПНИ после обострения болезни, была лишена дееспособности. Ее бывший муж выписал ее из квартиры, ей некуда возвращаться, даже если бы была такая возможность. «Попасть в ПНИ легко, выбраться – практически невозможно», – говорит она.

«Больные постоянно живут в замкнутом пространстве, многие годами не выходят с запертых этажей, санитарно-гигиенические нормы в большинстве случаев нарушаются: по 7-8 коек в 20-метровой палате, по 2-3 метра на человека, как в гробу при норме в 6 квадратных метров. Спят на железных кроватях с продавленными матрацами, по сути на железных решетках.

У многих больных есть только казенный халат, бутылочка воды и рулон туалетной бумаги. Их интересы игнорируются. Они – социальные трупы. Особенно – недееспособные.

Их воля полностью подавлена, все – от высших интересов до базовых потребностей диктует опекун-интернат».

Причем, диктует, исходя из собственных представлений о порядке.

«Был такой случай – в отделении милосердия (там, где содержатся тяжелые пациенты) больная ночью упала с кровати. Директор после этого издал приказ, предписывающий, чтобы сотрудники отделений каждый час обходили нас с фонарями, светили нам в лицо и проверяли, не упали ли мы все с кроватей, – рассказывает Ирина. – Персонал был против, ведь пациенты будут просыпаться. Кто-то быстро заснет, а у кого-то сон будет нарушен, кто-то не уснет больше. Ведь это ущерб здоровью для и без того не вполне здоровых людей! Директору было все равно. К счастью, его приказ недолго выполнялся, все сошло на нет, но какое-то время мы не спали по ночам».

Запреты, а не забота

Фото с сайта osoboedetstvo.ru

«Юридически ПНИ называется социальным учреждением, но у нас тут, как в армии или тюрьме, – говорит Ирина. – Недостаток пространства компенсируется избытком свободного времени».

Все в интернате живут по режиму: в семь утра – подъем, в десять вечера – отбой, приемы пищи регламентированы. «Режим во многом связан с жестким графиком приема таблеток. Многие утром хотят спать, но им нужно принимать дозу лекарств, а для этого нужно поесть. Тихий час тоже соблюдается довольно жестко, но бывают и исключения».

В том ПНИ, где Ирина живет сейчас, для женщин предусмотрены кружки, а для мужчин – спортзал. Есть библиотека. Но жителям закрытых корпусов самим попасть и на кружок, и спортзал, и в библиотеку, и к врачу без сопровождения нельзя.

«Как правило, запертым в отделении больным делать нечего, они болтаются от стенки к стенке. Вынужденное безделье мучительно. Когда нечем себя занять, чувство одиночества и собственной ненужности захлестывают со страшной силой. Больные ищут повод, чтобы пообщаться с сотрудниками, потому что у них можно узнать что-то новое, но те отмахиваются – им не до них. Обвиняют их в навязчивости, а это уже диагноз».

Телевизор – вот чем занято большинство. Редко кто-то читает. По вечерам больных, по словами Ирины, заставляют мыть полы палат, коридоров, туалетов, лестниц – в силу нехватки персонала.

«После отбоя можно не спать, но нужно лежать в постели.

Нельзя даже почитать при ночнике, включать его после десяти запрещено.

Это тоже мучительно».

Наказать – психиатрической больницей или препаратами

Фото с сайта myslo.ru

Для Ирины все начиналось с одного ПНИ, который она описывает коротко – «ад».

«Над женщинами там издевались мужчины-пациенты, по-всякому: могли и избить, и изнасиловать, и лезвие от бритвы в карман подкинуть. И все это с попустительства персонала. Нам объясняли, что нужно же как-то больным «разряжаться». Но почему на нас?

Один раз меня избили так, что я месяц провела в постели, долго не приходила в сознание – было сотрясение мозга. Когда я стала выказывать недовольство сложившейся ситуацией, меня стали закалывать тяжелыми психотропными препаратами, а корректоров не давать. Побочные действия таких препаратов мучительны, без препаратов-корректоров воспринимаются тяжелее, чем избиения и вообще физические издевательства.

Чтобы уйти от мучений, я попыталась покончить с собой. И меня отправили в больницу».

Ирина много раз отправлялась в психиатрическую больницу в качестве наказания за проступки, например, однажды не поздоровалась с директором интерната, пыталась указать на воровство персонала в одном из закрытых отделений («У нас было много дементных бабушек, которые не помнили, как их зовут, где находятся, что было пять минут назад. Пользуясь этим, буфетчица не давала им масло, сыр, колбасу, забирая это себе. Бабушкам доставались только каши и супы»).

«Лечение недееспособным навязывают насильно, хотя по закону недобровольного лечения не может быть, – говорит Ирина. – Лечение безграмотное, передозировки зашкаливают: в результате больные очень мучаются, быстро теряют здоровье. Касается это не только психиатров, но и врачей других специальностей, которые порой что-то назначают, даже не поговорив с больным».

Одной из жительниц интерната, О., врач назначил таблетки от сердца, хотя жалоб у нее не было. «От этих таблеток ей стало плохо: боли в сердце, одышка. Она попросила отменить лекарство. “Нет, давай подождем, пока упаковка кончится, а то куда ее девать?” – ответил врач О., которая мучилась еще долго».

Операция против воли пациента

Фото Наталии Губернаторовой с сайта mk.ru

Когда-то Ирина работала врачом. О том, как лечат в ПНИ, она может рассказать не одну историю. Вот случай с В., жительницей ПНИ, которой было 75 лет.

Однажды утром В. разбудил голос медсестры, оповестившей, что ей предстоит операция. Для В. это стало полной неожиданностью. Выяснилось, что ей решили удалить узлы в щитовидной железе.

«Операция не была обязательной – В. могла бы жить с этими узлами еще много лет. Цитология никакого злокачественного процесса не выявила, – объясняет Ирина. – Когда операция делается по жизненным показаниям – это оправданно, в 75 лет ее можно делать только в случае крайней необходимости.

Создавалось впечатление, что В. понадобилась кому-то как материал для статистики или для диссертации. Куда еще идти за этим, как не в ПНИ, где все бесправны?»

В. не хотела идти на операцию, говорила, что не переживет ее. Другие жильцы интерната советовали ей отказаться. Но В. боялась, что ее отправят за неповиновение в психиатрическую больницу.

«В. прооперировали. Но рана загноилась. Сама В. рассказывала потом, что когда ей делали перевязку, в палате ремонтировали лампы – пыль с одной из них попала в ее рану.

Когда В. вернулась в интернат, рана по-прежнему гноилась. В. была совершенно сломлена, все время плакала, говорила, что нет сил жить. Она действительно умерла через месяц, от инсульта. Думаю, это было следствием перенесенных ею страданий».

Справедливости ради Ирина замечает, что другие операции до и после этого всего заканчивались благополучно. Но они делались по жизненным показаниям, потому что иначе было нельзя.

«Директор любил кричать на больных, бить кулаком по столу»

Фото: Ирина Сечина

Беременность в ПНИ – ЧП. По словам Ирины, мужчин и женщин в интернатах лишают общения друг с другом, чтобы чего не вышло, подавляют половое влечение препаратами. Но иногда все-таки стремление людей друг к другу прорывается наружу. Так случилось с А., дееспособной жительницей интерната, с детства страдающей эпилепсией.

«Она всю жизнь жила по интернатам, красивая девушка, наполовину шведка, – рассказывает Ирина. – Зарегистрировала тайно брак со своим другом, забеременела. Приступов к тому моменту у нее не было уже несколько лет. Как сирота она имела право на квартиру, попросила отпустить ее на волю».

Директор интерната, в котором тогда жила и Ирина, – бывший военный, который «любил кричать на больных, бить кулаком по столу».

«Когда он узнал о состоянии А., а также о ее желании покинуть стены интерната, он так орал на нее, что стены дрожали. Говорил, что никогда ее не выпустит. Она вышла из его кабинета вся в слезах, держась за живот. Боль была невыносимая, но врача никто звать не стал. Она кое-как отлежалась. В конце концов, за нее вступился муж – и А. переехала к нему. Родила здорового мальчика. Через два года – еще одного. У А. с тех пор не было ни одного эпилептического приступа. Она доказала свою способность жить самостоятельно – воспитывает детей, справляется с домашними обязанностями. Я очень рада, что директор тогда ее «не дожал»», – говорит Ирина.

«Сомневаюсь, что мне вернут дееспособность»

Фото с сайта foresteract.com

«Ты постоянно ловишь себя на том, что чувствуешь вину за свое существование, постоянно что-то должен доказывать персоналу, все время оправдываться, защищаться, тебя постоянно в чем-то обвиняют, требуя идеального поведения, требуют уживаться с другими больными людьми, а если ты этого не делаешь, это расценивается как патология и наказывается», – такие строчки есть в письме, которое Ирина некоторое время назад отправила в совет по правам человека при президенте. Там она описывала все, что пережила сама, что узнала за 18 лет о ПНИ.

Результат письма напомнил ей взрыв бомбы. «Меня сразу же выдвинули на возвращение дееспособности, сейчас я нахожусь в процессе. Не знаю, вернут или нет, я сомневаюсь, – говорит Ирина. – Шизофреникам это почти никогда не удается. А вот бывшим алкоголикам дееспособность возвращают хорошо».

Клиенты интернатов ежегодно должны проходить врачебно-консультационную комиссию, в обязанности которой входит проверить, возможна ли их выписка из ПНИ по состоянию здоровья, можно ли вернуть им дееспособность. Но, по словам Ирины, комиссия де факто не проводится – просто пишется заключение под копирку, одинаковое для всех. Содержание его понятно.

«Недавно одну мою знакомую из интерната, совершенно здоровую женщину, которую брат лишил дееспособности по ложному диагнозу и запихнул в ПНИ из-за квартиры, сами врачи, понимая это, пытались вернуть в ту жизнь. Ее отправили на комиссию, чтобы ей была возращена дееспособность и снят диагноз. Но не произошло ни того, ни другого».

Главное – ощущение своей социальной значимости

Фото: Ирина Сечина

Ирина признается: «Я бы ушла из интерната. Могу себя обслуживать полностью, жить самостоятельно. Но с социализацией трудно – за 18 лет интерната я почти утратила связь с внешним миром. Почти все связи прерваны, их надо восстанавливать и налаживать заново, а это гораздо труднее, чем сходить в магазин или сварить борщ. Смогла бы выжить вне интерната, если бы у меня было какое-то дело и социальные связи».

В своем недееспособном статусе Ирине очень не хватает возможности свободного выхода в город – сходить в кафе, в храм, встретиться с друзьями.

Не хватает заботы родственников, персонала, личной жизни, уединения. Но самое главное – это нехватка ощущения социальной значимости.

Раньше Ирина весь день занималась самообразованием – много читала книг, учила несколько языков, разгадывала судоку. Вышивала, гуляла, занималась спортом.

«Но вечером подходила к постели с чувством неудовлетворенности и какой-то опустошенности, – говорит она. – Потом все это бросила. Теперь я обстирываю своих соседок по палате, кормлю их на свои деньги, одеваю, готовлю еду и мою за ними посуду. В общем, забочусь о них и чувствую себя немного счастливее. Как сказал Виктор Франкл, психиатр, прошедший Холокост и выживший, в концлагере было больше шансов выжить именно у тех, кто заботился о других».

Читайте также:

Названы основные нарушения прав людей, живущих в ПНИ

Созданием правозащитной службы для психбольниц и ПНИ займутся в Совете Федерации

Как отправить в интернат для инвалидов по психическим заболеваниям девушку со второй группой инвалидности?

В системе министерств социального обеспечения предусмотрена сеть стационарных учреждений - психоневрологических интернатов для психически больных, имеющих инвалидность I или II группы. В психоневрологические интернаты направляются больные: -с умственной отсталостью в степени выраженной дебильности, имбецильности, идиотии; -с затяжными формами психических заболеваний, сопровождающихся слабоумием или грубым психическим дефектом: -шизофрения с выраженным дефектом личности вне обострения; -различные формы эпилепсии со слабоумием и редкими судорожными припадками; -последствия черепно-мозговых травм со слабоумием; -последствия инфекционных и других органических заболеваний головного мозга; -сосудистые и сенильные заболевания с картиной слабоумия и др.) . ХОДАТАЙСТВО О ПОМЕЩЕНИИ БОЛЬНОГО В ИНТЕРНАТ ВОЗБУЖДАЕТ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ДИСПАНСЕР ИЛИ БОЛЬНИЦА, БОЛЬНОГО НАПРАВЛЯЕТ В ИНТЕРНАТ РАЙОННЫЙ ОТДЕЛ СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ. То есть, Вам необходимо получить ходатайство в психоневрологическом диспансере, где наблюдается Ваша родственница и уже с этим ходатайством направляться в районный отдел соцобеспечения для получения путевки в психоневрологический интернат. Должна Вам сказать, что дело это долгое и нудное, так как мест в таких интернатах, как правило не хватает и получить путевку сложно. Возможно потребуются "нестандартные" подходы и "обходные маневры" Начинать эту эпопею необходимо с участкового психиатра. Если диагноз Вашей родственницы есть в вышенаписанном списке, то отказать в ходатайстве Вам не имеют права. Откажет участковый психиатр - обращайтесь к начмеду, к главному врачу. Пишите заявление, в котором укажите все факты, происходящие с больной родственницей, приведите примеры того, что ее пребывание в квартире УГРОЖАЕТ жизни и здоровью Вашей семьи. Добивайтесь от диспансера ходатайства о направлении больной в психоневрологический диспансер и уже потом продолжайте в отделе соцобеспечения. Терпения Вам и удачи!! ! .

Заболевание официально подтверждено? Значит, стоит на учете в психлечебнице. Пишите туда заявление, указывайте факты, сходите к главврачу, поговорите. Если не получится по этой схеме, пишите заявление в суд. Если у нее инвалидность не по психическому заболеванию, то только через суд. Признавать недееспособной и на правах опекуна оформлять в больницу. Процедура долгая, конечно, но тянуть смысла нет.

необходимо идти в собес

Подробнее, чем Вам написала Венера Пуговкина, написать нечего. Только стоит добавить, что если у определяемого есть квартира, то она отойдёт государству.

Сталкивалась с оформлением ОДИНОКИХ больных в дома престарелых и инвалидов. Ничего невозможного нет. Проконсультируйтесь с юристом о её правах, т. к. она имеет право на жилплощадь даже если Вы оформите её в интернат. \бывшая мед. сестра, Москва\

у моей знакомой сын 5 лет как шизофреник пожизнено дали инвалидность 2 месяца лежит в псих больнице после выписки таблетки не пьет и через неделью повторятся такая же картина дома перебивает все что есть у нее еще есть сын несовершенно летний который слушает и прячется по углам муж у нее умер как 1.5 года помогите нет сил смотреть как оформить в интернат.?

Подсовывайте ему религиозную литературу, желательно с красивыми картинками, которые поразят воображение - переключится на религию - всё встанет на место - или свалит в монастырь или запрётся в углу - всё станет тише - мы так поступили, нам помогло.

У нас тоже такая проблема, не знаем что делать. Вы задавали вопрос 6 лет назад, пожалуйста-напишите здесь или на мой мэйл удалось ли Вам разобраться с этим кашмаром! [email protected]

У НАС ТАКАЯ ЖЕ ПРОБЛЕМА СЫНУ 36 ЛЕТ НЕ ЗНАЮ ЧТО ДЕЛАТЬ БОЛЬНОЙ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ НА РАБОТУ НИГДЕ НЕ БЕРУТ МОЖЕТ В РОССИИ ЕСТЬ ТАКИЕ ИНТЕРНАТЫ ПОДСКАЖИТЕ

У НАС ТАКАЯ ЖЕ ПРОБЛЕМА, ЛЕЖИТ В БОЛЬНИЦЕ В КРУТОРОЖНОМ Г. ОРСК, БЫЛА ТРЕТЬЯ, СЕЙЧАС ВТОРАЯ .ПОСЛЕ ВЫПИСКИ, ПРИЕХАЛ АГРЕССИВНЫЙ КИДАЕТСЯ ДРАТЦА, СЕГОДНЯ ЗВОНИЛА ВРАЧУ, ВРАЧ СКАЗАЛА ЭТО ВАШИ ПРОБЛЕМЫ, У НАС ОН СПОКОЙНЫЙ, И ЧТО ПРИЧИНА В ПЬЯНКЕ. КУДА МНЕ ЕГО МОЖНО ОФОРМИТЬ, И У НЕГО НЕТУ СОБСТВЕННОГО ЖИЛЬЯ, КВАРТИРУ СНИМАЕМ ПОТОМУШТО МЫ ЕГО БОИМСЯ

Для оформления в интернат, необходимо сначала признание недееспособности больного. Это делает суд. Обращаться в суд нужно родственникам, возможно диспансер пойдёт на встречу и поможет с ходатайством. И только недееспособного можно оформлять в интернат, доказывая что больной опасен для окружающих. И ещё, когда спросят в суде согласие родственников на опекунство, ни в коем случаи не соглашайтесь. Если опекун родственник, то он будет отвечать за все последствия и в интернат не возьмут. Да ещё социальные службы будут постоянно приходить с проверками и смотреть как вы исполняете свои обязанности опекуна. Все чеки надо сохранять, в отпуск уехать нельзя, на работу отлучаться нельзя. А на что тогда жить? Сразу надо отказаться от опеки и тогда опекуном будет государство. Если больной собственник доли квартиры или дома, то эта доля замораживается до кончины больного. Единственное, что вы сможете, это проживать, платить за квартиру или сдавать её.Если вся квартира принадлежит больному, то она отходит государству.

Не лечить, а изолировать. Массовая отправка пациентов в интернаты

Недобровольное помещение граждан в психоневрологические интернаты, которое в Москве носит массовый характер, решено распространить на всю страну. Как следует из проекта приказа Минздрава и Минтруда (разработан Минздравом с подачи московского департамента здравоохранения), который изучило Радио Свобода, врачам-психиатрам предлагается не только выявлять граждан с психическими расстройствами, имеющими показания для помещения в ПНИ, но и составлять поименные списки. А потом направлять их в органы местной власти для обеспечения этих граждан местами в ПНИ. То есть вместо того, чтобы лечить и обеспечить больных социальной поддержкой на дому, просто их изолировать.

Москвичке Нине Михайловне Дылевской – 72 года. Больше года она живет в ПНИ №34: ходит в казенном халатике, не звонит по телефону, не может сама выйти за территорию интерната. О том, что она лишена дееспособности, Нина Михайловна узнала тоже в ПНИ, через полгода после суда.

Психиатрический диагноз у Нины Михайловны уже много лет. Все эти годы она жила дома, одна, но регулярно во время обострения заболевания ложилась в больницу. Так было и в последний раз – только домой из больницы она уже не вернулась.

На суде ее не было, хотя в документах написали, что была

– Нину Михайловну долго держали в психбольнице, а потом ей сказали, что надо поехать в другую больницу, на обследование. Ткнули пальцем в какую-то бумажку, мол, нужно ее подписать. А сами отвезли ее в психинтернат, она даже очки не взяла, не говоря уже про остальные вещи, потому что думала, что едет на пару дней в другую больницу, – рассказывает Дмитрий Федоров. Уже больше года он пытается оформить опеку над близкой подругой матери и восстановить ей дееспособность. – Суд о лишении ее дееспособности проходил в больнице им. Алексеева, Нина Михайловна в это время была в больнице №14, это филиал Алексеевской. На суде ее не было, хотя в документах написали, что была. В тот день, когда Нину Михайловну лишали дееспособности, судья лишил всех прав еще 65 человек, и инициатором всех этих исков была больница. Очень долго от нас скрывали, что Нину Михайловну признали недееспособной, врали, что она сама в ПНИ захотела, хотя она всю жизнь боялась интерната! Нам удалось через суд восстановить сроки для обжалования этого решения – по закону, экспертизу ее состояния нельзя было проводить в том же заведении, где она лежала.

По словам Федорова, Нина Михайловна – одна из самых спокойных, разумных и адекватных женщин.

– В интернате я бываю довольно часто, и там действительно много агрессивных женщин, находиться с ними в одном помещении ей очень тяжело. Теперь она живет одной надеждой – вернуться домой, но я считаю, что этого мало. Нельзя оставлять безнаказанным столь наглое выполнение госзаказа: я не сомневаюсь, что это госзаказ, потому что, когда пару лет назад в Москве начали сокращать психиатрические больницы и перепрофилировать их под ПНИ, было известно, что такого количества желающих там жить нет. Поэтому теперь, чтобы доказать, что реформа не была напрасной и даже вредной для больных, интернаты заполняют любой ценой.

Понятно же, что ее решили запихнуть в интернат, чтобы потом распоряжаться ее жильем

Пожилая москвичка Мария Ивановна (имя изменено) попала в больницу с обострением.

– Ей уже стало гораздо лучше, и мы ждали, что ее, как это было раньше, выпишут домой. Но ее всё держали и держали в больнице, – вспоминает Николай, который помогает ей всю жизнь. – Мария Ивановна – наша соседка, она подруга детства моей мамы, я ее знаю всю жизнь. Конечно, мы все беспокоились, навещали ее часто. А потом случайно узнали, что Марию Ивановну хотят лишить дееспособности и отправить в интернат. Начались странные звонки в домофон – какие-то люди хотели зайти, чтобы посмотреть ее квартиру. Понятно же, что ее решили запихнуть в интернат, чтобы потом распоряжаться ее жильем (когда психиатрического больного лишают дееспособности и направляют в интернат, то его имуществом распоряжается глава ПНИ. – РС). Мы написали десятки жалоб во все инстанции и в итоге забрали ее домой. На прощание нам сказали, что если она еще раз попадет в больницу в этом году, то ее принудительно отправят в ПНИ.

В момент обострения заболевания Мария Ивановна не может быть одна, она боится спать в своей квартире. Ее друзья приняли решение, что в следующий раз будут по очереди с ней ночевать и вызывать к ней частного психиатра. "Больше ни в одну московскую психиатрическую больницу мы ее не повезем, если сами не справимся, то найдем платную клинику", – говорит Николай.

Наталья Николаевна уже год пытается вернуть свою дочь домой. Маша училась в английской спецшколе, потом окончила Международную академию бизнеса и управления. Никто из знакомых их семьи не сомневался, что ее ждет блестящее будущее, но вместо заграничной командировки она оказалась в психиатрической клинике.

"Ну вот вы все и подписали, что нам нужно", – уходя, сказал психиатр, а я расплакалась

– У нее начались голоса, мы думали, что она переутомилась от учебы и это пройдет, но голоса возвращались. Маша регулярно в острый период лежала в больнице, – рассказывает ее мама. – Когда в этом году она попала в больницу им. Алексеева в третий раз, мне сказали, что это очень много, и они подают на лишение ее дееспособности, чтобы отправить в интернат. Я, конечно, была против этого: Маше есть где жить, я могу заботиться о дочери и следить за ее состоянием здоровья, – но меня подло обманули. Попросили принести в больницу розовую справку о бессрочной инвалидности Маши, якобы она была им нужна, потом вынесли мне на подпись какие-то бумажки – думала, что расписываюсь за копию, не стала читать. А оказалось, это было согласие на лишение ее дееспособности и помещение в ПНИ. "Ну вот вы все и подписали, что нам нужно", – уходя, сказал психиатр, а я расплакалась.

Городская психиатрическая клиническая больница имени Н.А.Алексеева

Наталья Николаевна говорит, что в больнице от нее скрывали дату суда.

– Судье сказали, что у моей дочери было несколько попыток самоубийства, якобы она резала себе руки. Но достаточно взглянуть на ее руки, чтобы понять, что это ложь, они чистые. Потом – что она хотела выброситься в окно. А у них в палате в больнице все окна закрыты были, жара стояла страшная, вот она и подошла, чтобы открыть форточку: у многих психиатрических больных на фоне приема серьезных препаратов развивается кардиомиопатия (группа различных поражений миокарда, не связанных с воспалительным, опухолевым процессом или недостатком кровоснабжения сердечной мышцы. – РС), в душных помещениях им не хватает воздуха.

Это такая тенденция в последнее время в Москве – всех отправлять в интернат

Я сама подала в суд на больницу №14, где Машу полгода не выпускали на улицу и вообще издевались над ней как хотели: кололи ей галоперидол (нейролептик, оказывает выраженный антипсихотический и противорвотный эффект. – РС) три месяца, чтобы убедиться, что он ей не помогает, давали азалептин (нейролептик, оказывает выраженное антипсихотическое и седативное действие. – РС), который тоже ей не подходит, и врачи об этом отлично знали. В итоге увезли ее в интернат. Это такая тенденция в последнее время в Москве – всех отправлять в интернат. Я знаю десятки других людей, которые готовы заботиться о своих заболевших близких, но им их просто не отдают, запихивая всех подряд в ПНИ.

Сейчас Маша живет в бывшей психиатрической больнице №15, переделанной под ПНИ, в комнате на восьмерых без дверей. Наталья Николаевна проводит у нее каждый день по несколько часов.

Там, извините, какой-то парк юрского периода: ор, мат-перемат

– Я не знаю ни одного человека, кому бы там было хорошо, большинство больных – никому не нужные брошенные люди, там, извините, какой-то парк юрского периода: ор, мат-перемат, – говорит мама Маши, которая добивается опеки над ней, но пока получила отказ. – Мы с Машей – люди верующие, мы молимся, причащаемся, ходим в церковь. В больнице этого не одобряли, сказали, что я плохо влияю на дочь, потому что читаю акафисты.

Юрист Центра лечебной педагогики Павел Кантор говорит, что уже полтора года к ним поступают десятки однотипных жалоб на то, как людей с психиатрическими проблемами обманом отправляют в московские ПНИ, и инициаторами этого являются психиатрические больницы.

– Ни с пациентами, ни с их родственниками врачи нормально общаться не хотят, скрывают от них информацию и даты судов. Понятно, что люди с психиатрическим диагнозом – неудобные пациенты, а если они живут в ПНИ, то их проще госпитализировать и выписать обратно, – поясняет Кантор. – Да, есть часть больных, которые не удерживаются дома долго, забывают принимать лекарства, и в ПНИ, возможно, им действительно лучше. Но возмущает, что, может быть, благое и рациональное пожелание на практике облекли в абсолютно бесчеловечную оболочку и всех гребут под одну гребенку, в результате в интернатах оказываются люди, которым там совсем не место, которые могут жить сами или о них есть кому позаботиться. Когда же родственники пытаются оформить опекунство и забрать их домой, то на опеку начинают давить сверху: приходят письма за подписью главного психиатра Москвы Георгия Костюка (есть в распоряжении Радио Свобода), одного из инициаторов психиатрической реформы.

В психоневрологических интернатах проживают около 156 тыс. человек, 71% из них лишены дееспособности

Татьяна Голикова, зампредседателя правительства РФ по социальной политике, в марте этого года назвала психоневрологические интернаты закрытыми учреждениями, где "люди оказываются полностью изолированы, а их права часто нарушаются". По данным Роструда, в психоневрологических интернатах проживают около 156 тыс. граждан. Около 71% проживающих в ПНИ лишены дееспособности, 24% от общего числа нуждаются в постоянном уходе, только 2% проживающих в интернатах для взрослых официально трудоустроены. 319 клиентов ПНИ (0,2%) проживают по технологии "сопровождаемое проживание", более 25 тыс. человек живут в комнатах для более чем семи человек.

Татьяна Голикова

По данным Независимой психиатрической ассоциации (НПА) России, в Москве налажено массовое признание граждан с психическими расстройствами недееспособными с последующим принудительным переводом их в психоневрологические интернаты. Согласие пациентов и мнение родственников при этом не спрашивают. Родственникам отказывают в назначении опекунами, ссылаясь на то, что "пациент тяжелый, они не справятся, он не может проживать дома". И то, что московский опыт, как следует из разработанного совместного приказа Минздрава и Минтруда, хотят расширить на всю страну, – очень опасный знак, считают эксперты.

– В 2018 году психиатрическая больница №14 подала в суд 575 заявлений о признании граждан недееспособными, большая часть из них была удовлетворена, граждане, многие из которых вполне могли бы проживать дома, оказались в интернате, директор которого одновременно является для них и поставщиком социальных услуг, и представляет их интересы как получателей этих услуг, т. е. налицо конфликт интересов, – считает Любовь Виноградова из НПА.

Предлагаемая в проекте приказа система выявления и массового направления людей с инвалидностью в психоневрологические интернаты прямо противоречит обязательствам России по Конвенции о правах инвалидов.

– Принятие предложенного приказа будет фактически поощрять практику изоляции и сегрегации инвалидов с психическими нарушениями, что несовместимо с гарантиями ст. 19 Конвенции и противоречит принципу запрета дискриминации людей с психическими нарушениями в отношении доступа к социальным услугам на базе местного сообщества, – говорит Виноградова. – При отправке людей в ПНИ врачи будут ориентироваться на таблицу медицинских показаний, куда попали практически все психиатрические заболевания, даже легкие: люди с такими диагнозами не являются инвалидами, они владеют всеми навыками самообслуживания, могут самостоятельно передвигаться по городу, ходить в магазины, делать покупки, разумно распоряжаться своими средствами и т. п. Все это приведет к тому, что больные будут бояться обращаться к психиатрам за помощью или вообще от нее отказываться.

Психически больных россиян не выгонят на улицу

Хотя систему психоневрологических интернатов ждет крупная реформа

— Елена Юрьевна, в связи с чем возникла необходимость в реформе ПНИ?

— Сегодня в нашей стране 149 тысяч граждан находятся в ПНИ. Фактически каждый тысячный «заключен» в психоневрологическом интернате. Эти люди пребывают в условиях, которые сложно назвать допустимыми для человека. Например, если кто-то отбывает в тюрьме наказание по решению суда. И когда срок кончается, он выходит на свободу. Люди же в ПНИ пребывают там фактически пожизненно. И хотя есть законодательные нормы, согласно которым человек должен переосвидетельствоваться на предмет улучшения состояния по мере выздоровления, эти нормы не особо выполняются. Неправильно полагать, что в ПНИ находятся только опасные для общества психически больные люди, убийцы, маньяки. Там есть и недееспособные, и дееспособные люди, туда помещаются выпускники детских домов-интернатов...

— О каких детских домах идет речь?

— О детских домах-интернатах социальной защиты (ДДИ), куда попадают дети не только с нарушениями развития, но и с педагогической запущенностью, с умственной отсталостью. Выпускникам детдомов общего типа по закону предоставляют социальное жилье, а вот дети из специализированных детских интернатов (таких в России более 130, в них содержится около 20 тысяч детей) фактически обречены после 18 лет на пожизненное пребывание во взрослых ПНИ.

— Из кого еще состоит контингент взрослых ПНИ?

— Там живут еще, например, люди со старческими болезнями — деменцией, болезнями Альцгеймера, Паркинсона... Или те, кого родственники объявили недееспособными и нуждающимися в уходе с целью завладения их жилплощадью. При нормализации положения они не могут вернуться обратно, ибо оказываются выписанными из собственного жилья. Но есть и те, кто оказался по решению суда на принудительном лечении. Дети из ДДИ, которые по достижении 18 лет попадают в ПНИ, и бабушки с деменцией не представляют собой никакой социальной опасности и не должны жить рядом с социально опасными гражданами! Но на практике происходит именно так.

— Возможно ли выйти из ПНИ?

— По закону о психиатрической помощи врачебные комиссии должны проводить обследования пациентов и решать, могут ли они жить самостоятельно. Но что такое самостоятельная жизнь для таких людей? У меня самой ребенок с глубокой умственной отсталостью, он, безусловно, нуждается в помощи. Точнее, в социальном сопровождении, есть такое понятие в Законе «Об основах социального обслуживания». Прекрасный пример организации силами НКО такого социального сопровождения существует в Пскове и Псковской области. При этом определен объем социальной помощи в зависимости от нуждаемости человека — от круглосуточной до нескольких раз в неделю, индивидуален набор социальных услуг. Бывают люди, которые вполне соображают, но, например, не умеют распоряжаться деньгами, что неудивительно — дети из детского дома никогда не видели денег, а чай видели только в чайнике. Смысл реформы — максимально социализировать каждого человека и оказать ему помощь в том объеме, в котором он нуждается. Социальное сопровождение — необходимая составляющая реформы. Никогда не говорилось о том, что завтра же откроются двери ПНИ и все жители просто выйдут из них в один день! Мы прекрасно представляем себе, что значительная часть этих людей нуждается в социальном сопровождении и помощи. Но внутри ПНИ есть режимные моменты, связанные со сложившейся практикой и с теми нормативными актами, которые действуют еще с советских времен. Например, до сих пор положением о ПНИ 1978 года руководствуется подавляющее большинство интернатов в России, несмотря на то что оно утратило силу в связи с новым законом о соцобслуживании. И еще один яркий пример закрытости режима — изоляторы, куда людей помещают за разные провинности. Человек не должен находиться в запертом пространстве ни с какой точки зрения — это нарушение его прав и свобод. Недавняя проверка 30-го интерната началась с того, что пожилая женщина с синдромом Дауна повесилась — она 18 дней находилась взаперти в изоляторе площадью 6 кв. метров... Интернаты горят, и люди гибнут именно из-за того, что находятся там в закрытых комнатах.

— Инициаторы реформы говорили о недопустимости психиатрического лечения в ПНИ...

— Еще с начала прошлого года вступил в силу закон, по которому ПНИ и детские дома-интернаты являются поставщиками социальных услуг. Но при этом в сложившейся системе ПНИ приравнены к психбольницам — по закрытости режима, по методам лечения. Однако в мировой практике психиатрические пациенты, находящиеся в стадии обострения, лечатся в психиатрических стационарах. Однако если они по состоянию не представляют опасности, то должны получать в ПНИ не столько медицинские, сколько социальные услуги — помощь в обслуживании, в быту, образовании... Среди тех категорий, которые я вам перечислила, есть немало людей, способных самообслуживаться и не нуждающихся в полном государственном обеспечении. На практике же у нас огромная очередь в ПНИ — в основном из возрастных людей, утративших психическое здоровье. Так что состав проживающих в каждом ПНИ нуждается как минимум в пристальном внимании с точки зрения, по делу там человек находится или нет. К тому же сегодня в существующих российских ПНИ проживает от нескольких сотен до тысячи человек. И абсолютное большинство из них ничем не заняты, и социальных работников остро не хватает. По идее, те, кто имеет дееспособность, должны работать, обслуживать себя, убираться, готовить. Это важная составляющая их жизни, это принятая в мире практика. В каждом ПНИ должны быть трудовые мастерские, но на практике их нет — они либо развалились, либо их не было создано вообще. Если люди могут себя обслуживать, они не должны сидеть на шее у государства, они должны работать, приносить пользу обществу. Одно из направлений реформирования ПНИ — обеспечение занятости контингента. Ведь с тысячей незанятых человек, сосредоточенных в одном месте, сложно справиться. Поэтому широко распространена практика использования успокаивающих, психотропных препаратов... Так что первый шаг, который нужно предпринять, — разобраться, кто из этих людей может жить самостоятельно, кто имеет право на получение социального жилья. За рубежом реформы начинались именно с этого. В Германии, например, люди, способные к самообслуживанию, наделялись социальным жильем — при этом государство продолжало выплачивать на их содержание те деньги, которое тратило на них, пока они были в интернате. Зато общие расходы сокращались за счет постепенной ликвидации внутренних медицинских служб ПНИ, прачечных, кухонь, обслуживающего персонала и пр. Это длилось не год и не два, но это направление движения, которое нам нужно перенять. Хорошо, что государство нас услышало и готово этим вопросом заниматься.

— Если тысяча человек в одном ПНИ — много, есть ли идея ввести какой-то лимит на численность контингента?

— Нет, пока такие предложения не сформулированы. Но государство признало значительную часть интернатов аварийными и ветхими; их нужно либо ремонтировать, либо возводить новые. И важно понять, какими они будут. Например, один из вариантов за рубежом — это малокомплектные социальные дома на 24–36 человек, причем квартирного типа. Однако у нас нет даже архитектурно-проектных норм для таких социальных организаций, которые можно назвать домами сопровождаемого проживания. И их нужно принимать. Люди должны жить в комфортных условиях, а не по 8–20 человек в комнате. Этот вопрос мы также будем обсуждать в рамках работы нашей рабочей группы.

— Можно ли сказать, кто инициировал реформу психиатрической помощи в России?

— Общественные организации. К тому же о том, что система нуждается в реформировании, заявил и министр труда Максим Топилин. Однако пока проекта реформы нет — есть проект «дорожной карты». Но задачи грядущей реформы поставлены. Главная из них — ликвидация закрытости ПНИ. На данный момент опекун недееспособного — администрация самого интерната. Она же является исполнителем социальных услуг. И все это снаружи заперто на огромный замок, и на входе сидит ЧОП. Понятно, что все полностью бесконтрольно и права проживающих никем не защищены, потому что, по идее, права должен защищать опекун. В этой связи инициирован законопроект, который рассмотрен Госдумой в первом чтении, — о создании института внешнего опекунства. Такое в мире практикуется. Во многих странах мира, кстати, даже нет понятия «недееспособный». А у нас человек либо дееспособен и полностью отвечает за действия, включая продажу имущества, либо недееспособен и лишен всяких прав. Недавно приняты поправки в Гражданский кодекс, которые ввели понятие ограниченной дееспособности. Почему это важно? Например, ребенок в 14 лет еще не пользуется всеми гражданскими правами, но может зайти в магазин и купить то, что ему нравится. А люди, сидящие в ПНИ, не могут распорядиться остатком своей пенсии по своему усмотрению (75% от нее идет ПНИ, остальное остается у человека). Они даже не выходят наружу и могут попросить что-то купить только санитарку или социального работника, зачастую не получая денег на руки. Важно ввести внешнее опекунство — распределение опеки между двумя или несколькими лицами. Тогда у человека будет значимый опекун — физическое лицо или некоммерческая социально ориентированная организация, которая могла бы защищать его права. То есть интернат будет исполнять социальные услуги, а внешний опекун — контролировать соблюдение прав и должное исполнение социальных услуг. Еще один важный момент, на котором должна строиться реформа ПНИ, — закон о независимой службе помощи людям, находящимся в ПНИ и психиатрических лечебницах. Представители службы должны посещать ПНИ, выслушивать проблемы и жалобы проживающих, оказывать им помощь. Части людей нужна помощь юридическая — например, в имущественных спорах с родственниками. Части — в восстановлении дееспособности. Закон тоже поможет открыть закрытые учреждения.

Очень важно развитие социальных услуг и организация сопровождения по месту жительства — и для детей, и для взрослых. Сейчас на выходе Концепция ранней помощи семьям с детьми с нарушениями развития, которая должна предотвратить попадание детей младшего возраста в интернаты, решаются вопросы образования, в том числе инклюзивного. Многие родители, вырастив такого ребенка, в силу проблем со здоровьем, отсутствия сил после 18 лет вынуждены помещать его в ПНИ — и эта перспектива ужасает каждого из нас, родителей. Есть жалобы на затруднения в посещении, на то, что детей не отдают родителям ни в отпуск, ни в течение дня. Необходимо пересмотреть нормативные документы, на основании которых действуют ПНИ. Достаточно много внутренних актов, которые администрации принимают сами. Некоторые разрешают посещать тех, кто живет в интернатах, два раза в неделю по будням с 14.00 до 18.00. Почему?..

— Эти предложения уже получили поддержку?

— Пока это только предложения. Что из этих мер будет принято — вопрос деятельности рабочей группы. Хочу отметить, что социально ориентированные НКО — родительские ассоциации, профильные организации — понимают проблему глубже. Они мотивированы собственными детьми, родными, они понимают, как можно обустроить их жизнь, знают имеющийся зарубежный и отечественный опыт. У некоммерческих организаций высокая степень готовности к выполнению такого рода услуг, главное сейчас — включить их в существующую государственную систему. Мы полагаем, что сотрудничество государственных органов и социально ориентированных негосударственных организаций будет в этом вопросе очень взаимополезным, что позволит нормализовать жизнь таких людей, вывести их из существующих закрытых ПНИ в хорошие, комфортные, человеческие условия проживания — и максимально интегрировать в общество.


Смотрите также

Описание: