Где находится ферма мираторг


Quality without compromise | Мираторг

Russia's No. 1 Beef Producer

Having started production of marbled beef in 2013, our product rapidly reached an international level – and by 2015 we had become the Russian market leaders. In 2016 we plan to ramp up production to 62,141 thousand tons. Learn more

Russia's No. 1 Pork Producer

Pork is Russia's second-favourite kind of meat. Miratorg has been the unchallenged leader in pork production in Russia since 2010. One kilogram in ten of pork eaten in Russia has been raised on our Holding's farms. Our products set the quality benchmark for Russian pork. Learn more

Russian Chicken Production

  • Miratorg features in the Top-10 Russian chicken producers
  • We produce more than one hundred thousand tonnes of chicken products per year
  • We produce chicken which meets Halal standards
  • More than 50 different branded chicken products in our range
  • Produced without Genetically-Modified ingredients

Learn more

Russia's No. 1 Ready Meals Producer

The powerful output capacity of our production facilities means we can produce more than 200 kinds of ready meals – all made from the most popular kinds of meat. We guaranteed the quality, safety, and delicious taste of all our products. Treat yourself, and your friends too!

Learn more

Fresh vitamins on your table every mealtime

Freshly deep-frozen fruit and vegetables contain more vitamins than those found in ‘fresh’ vegetables which have been knocking-around for ages on supermarket shelves. Our ‘shock freezing’ technology guarantees the natural colour, taste and aroma of the product. Miratorg is a leader in the production of frozen berries and vegetables – with an overall output of over eleven thousand tonnes per year. Learn more

«Вернуть эту землю себе». Руководитель фермы «Мираторга» о своей работе | СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

Когда-то в селе Фатнево Орловской области было добротное хозяйство с молочной фермой, полями, засеянными зерновыми. Потом пришли кризис и полный упадок. Земля пустовала, а люди пропадали без дела. Сегодня здесь современная ферма «Мираторга», которой уже второй год руководит Сергей Цуканов.

Сергей Цуканов. Фото: Мираторг

Ждем телят

- Сергей, какой профиль у вашей фермы?

- Мы содержим материнское поголовье – сейчас это порядка пяти тысяч голов. Часть животных заселили при открытии фермы, а около двух с половиной тысячи коров и телочек прибыли к нам прошлой осенью. Мы обеспечиваем им надлежащий уход и осеменяем, чтобы получить приплод. Кроме того, мы доращиваем до определенного веса прошлогодних телят, их у нас сейчас 1 120. А весной начнутся новые отелы. Ждем около четырех тысяч новорожденных.

- Технологии, условия работы отличаются от тех, к которым вы привыкли, работая в постсоветском хозяйстве?

- Даже сравнивать трудно. Во-первых, мясное животноводство – это совсем новое для нашей страны дело. Здесь, на ферме, все компьютеризировано, вся информация фиксируется в базы, участие человека в жизни животных минимальное. Для людей созданы отличные бытовые условия, организован транспорт на работу и с работы для тех, кто живет не рядом. Финансирование отличное, стоит подать заявку на запчасти для техники, на семена, да на все, что оперативно требуется в работе, тут же получаем. 

И сами животные абсолютно другие, абердин-ангус, так называется порода, которую мы содержим, круглый год живет под открытым небом, она комфортно чувствует себя на улице и в жару, и в холода, такие, как сейчас. На ферме не предусмотрены стойла, зимой кормушки наполняются качественным, сытным кормом прямо в полях. Поилки у нас с подогревом. Летом животные пасутся сами, для этого мы засеваем поля проверенными сортами многолетних трав. Никаких химических добавок, никаких стимуляторов животные не получают. Только своевременные прививки и лечение, по необходимости.

- То есть вы гарантируете, что мясо под брендом «Мираторг» экологически чистое?

- Гарантирую. Честно. Может, если бы сам не работал, то и не поверил бы. Все-таки рынок сегодня заполнен продукцией, напичканной чем угодно. Но наши животные рождаются и растут у меня на глазах. Я знаю, что кроме травы они ничего не едят, что зимой им дают силос и сено из той же, выращенной на нашем предприятии травы. А на фидлоте, где идет откорм бычков на убой, кормят исключительно зерном кукурузы, тоже выращенной в «Мираторге». Кукуруза сама по себе питательна, а тут зерно еще расплющивают, и оно ферментируется в собственном соку, благодаря чему лучше усваивается. Так что в натуральности и безопасности мяса я уверен. Не случайно его продают во многие страны мира, где требования к качеству очень высоки. Не думаете же вы, что на экспорт растят каких-то особенных животных. При таком объеме производства это просто невозможно.

«Мираторг» сегодня флагман агропромышленного сектора страны. Фермы работают и строятся в Брянской, Калужской, Орловской, Тульской, Смоленской и Калининградской областях. Это колоссальное количество рабочих мест на селе, ощутимые финансовые вливания в местные бюджеты, тысячи гектаров возрожденной земли, современная техника, с помощью которой ее возделывают. Это достойные белые зарплаты и, конечно, качественная продукция под брендом, который знают даже дети.

Здесь мой дом

- Фатнево ваше родное село?

- Да, родился здесь, окончил школу. Родители здесь же трудились. Мама сорок лет проработала телятницей, дояркой в колхозе.

После окончания техникума по специальности инженер-механик, отслужил в армии и тоже пришел работать в родное хозяйство. Я уже тридцать лет своей жизни посвятил этой земле.

- Как строилась ваша карьера?

- Не просто, не стану скрывать. Из самого светлого за время работы в прежнем хозяйстве – собственный дом, который нам колхоз построил, когда я женился. В нем и сейчас живем, в нем две наших дочери выросли. А так с 1995 по 2007 годы работал начальником животноводческого молочного комплекса. Помните, что это было за время для агропрома? Выжить можно было только за счет кредитов, которые сначала никто не давал, а потом их не с чего было возвращать. В 2014 году стал руководителем этого же хозяйства. Принял его с огромными долгами, перспективы никакой, но и бросить не мог. Помню, как мне предложили привлечь инвесторов, да иначе и шансов не было. В итоге инвесторы пришли, заложили под кредиты все, что оставалось, развалили, обанкротили и исчезли. Только пустующая земля и осталась. Так мне горько было! Уехал сначала в Калугу, потом в Москву работать водителем. Выбора у нас ни у кого тогда не было. Все мужики поехали на заработки. Только толку от этих денег нет.

- Почему?

- Дома от этих вахт одно горе, ссоры. Да и на заработках мужики живут в чудовищных условиях, пашут, приезжают домой хотят отдохнуть. А какой в брошенных селах и деревнях отдых? Пьянство. Вот они быстро и проматывают деньги, что привезли.

- А сейчас как с пьянством? На ферме?

- У нас это просто невозможно. Очень строгий контроль: утром перед выходом на работу, и вечером, после смены. И в течение дня еще бывают выборочные проверки. Так что сотрудники понимают, если работой дорожишь, будь трезвым. Да и чего пить? Если рядом с домом появилась не просто работа. А работа достойная, с белой зарплатой. Какую больше нигде не сможешь получить. Хочешь сам копи и покупай машину, жилье. Хочешь в кредит бери. Всем ведь комфорта, высокого качества жизни хочется. И «Мираторг» позволяет его получить. Работая здесь, ты можешь быть уверен в завтрашнем дне.

Отец и дочь

- Как вы-то из Москвы вернулись?

- Когда агрохолдинг начал строить ферму в Фатнево, пригласили на работу агронома, с которым раньше в нашем хозяйстве вместе работали. Он меня компании рекомендовал, а мне посоветовал к «Мираторгу» присмотреться. Когда пригласили, я после прежних инвесторов не скрою, не без опаски предложение принимал. Но после обучения и стажировки на уже действующих фермах шел работать смело.

Дочка Сергея Настя тоже работает в «Мираторге». Фото: Мираторг

Конечно, как и любой добросовестный труд, работа на ферме не простая, особенно поначалу. Но ведь и результат налицо. А главное, это моя земля, моя история, я каждый ее клочок знаю, каждый человек мне знаком. Здесь мой дом, моя семья, о чем еще мечтать?

- Сотрудники тоже местные?

- Практически все. Это моя принципиальная позиция брать на работу тех людей, на которых можно положиться, которым можно верить. Поэтому многие коллеги из тех, с кем вместе преодолевали трудности в прежнем хозяйстве. Это основной костяк. Можно, конечно, привлекать специалистов из других регионов, иногда это действительно нужно. Но операторы, механизаторы должны быть местные. Они и относятся к работе серьезнее, и к технике – бережнее, и спросить можно. Они же вот здесь, рядом. Да и работу правильнее в первую очередь местным жителям обеспечивать. Любого можно научить, к каждому найти верный подход, заинтересовать, раскрыть потенциал. В этом и вижу свою основную задачу. Людей нужно беречь, не секрет, что квалифицированных кадров сегодня не хватает, и на селе в том числе.

- У вас и дочь Анастасия работает в «Мираторге». С вашей подачи?

- Это наша младшая дочь, ей 22 года. Работает она по своей специальности – подбор персонала, в Брянской области, в головном подразделении компании. Конечно, она видела, как я работаю на ферме, какую зарплату и насколько вовремя получаю, поэтому сделала свой выбор тоже в пользу агрохолдинга. Она еще молодая совсем, пусть пробует себя, свои возможности. Мы, конечно, волновались, отпуская в другой регион, но дочь решительно поставила точку: мне нравится, буду работать. Жилье ей компания снимает, все наладилось, так что мы успокоились. Желаем ей успехов. Пусть сама развивается и помогает развиваться предприятию. 

«Мираторг» узурпирует Брянскую область?

Компания «Мираторг» ныне на слуху. И рекламой в СМИ она не обделена, да и отсутствием покупательского спроса ее продукция не обижена. Впрочем, за красочным фасадом скрываются не очень благовидные дела, которыми занимается «Мираторг» и которые бросают тень на имидж компании.

Как «Мираторг» отбирает у брянских фермеров поля и выращивают на «чернобыльских» землях бычков на мраморное мясо для богатых

Агрохолдинг «Мираторг» не церемонится ни с мелкими землевладельцами, которые встают у него на пути, ни с экологами. В своей неустанной экспансии «Мираторг» добрался и до земель в Брянской области, которые в 1986 году оказались под хвостом чернобыльского облака. Говорят, теперь там безопасно, но на счетчиках — опасный уровень радиации. Ксения Назарова побывала в Брянской области и узнала, как «Мираторг» отнимает земли у фермеров и выращивает коров.

История столкновения фермера Алексея Дюбо с агрохолдингом «Мираторг» началась в 2014 году: на его землю приехали серьезного вида парни и предложили убраться — якобы здесь будет ферма «Мираторга». Алексей отказался, тогда те же люди пришли к его жене, когда сам мужчина был на поле.

Конкретно приезжают ребята там, меня дома нет, и таким тоном: где ваш муж? А дома жена, ребенок

Потом в одну из ночей чья-то техника полностью перепахала его уже засеянное поле. Конечно, доказать, кто именно это сделал, не удалось, а после шумихи в прессе угрозы прекратились, и «Мираторг» отступил. И это едва ли не прецедент.

Фермер Сергей Балычев из Курской области рассказывает:

Где-то 6 лет назад с администрацией Беловского сельсовета мы заключили соглашение на невостребованные земли и начали их обрабатывать. 6 лет мы их отрабатывали, получали грамоты за мы лучшее хозяйство. А буквально весной приехала служба безопасности Мираторг и начали, угрожая, забирать наши земли. Весной забрали одно поле. И вот сейчас осенью начинают забирать все основные поля. Изначально у нас все соглашения были, мы платили

В 2015 году курские фермеры ночевали на своих полях, чтобы не пустить туда технику «Мираторга». Там они действовали по той же схеме, что и в Брянской области: перепахивали посевы и оформляли землю на себя. Как правило, речь шла о той земле, которую фермеры не успели оформить или которая находилась в процессе оформления аренды. О таких случаях пишут в Смоленской и Белгородской областях. И все-таки отправной точкой «Мираторга» остается Брянская область — там выращивают знаменитых блэк-ангусов, австралийских бычков, на мраморное мясо, доступное только обеспеченным россиянам.

Когда строится такая пирамида как «Мираторг» — а это реально пирамида, она реально делает все, чтобы не было мелких фермеров, уничтожает конкурентов. Но вот знаете, в моих глазах, мой президент — это мой царь, мне хочется, чтоб мной гордились, чтоб у нас в стране все было хорошо

Мы пообщались с несколькими фермерами, которые жаловались на давление со стороны «Мираторга», но общаться на камеру большинство отказалось: потомки брянских партизан предпочли не создавать себе лишних проблем. Согласились только двое.

Фермер Василий Шевцов рассказал следующее:

«Мираторг» нужен – это одна из фирм, которая дала работу, которая в основном массиве заброшенные земли стала восстанавливать, рекультивировать, это нужно. Но он не один у нас, у нас есть другие люди, другие хозяйства, которые тоже ведут свое производство, которые по себестоимости по рентабельности лучше «Мираторга». Но вот эти амбиции, захватнические методы «Мираторга» мешают людям работать

Брянская область для «Мираторга» регион важный, поскольку там находится их крупнейшее дочернее предприятие — «Брянская Мясная Компания», продукция которой захватила все торговые сети. Год от года компания расширялась, открывала новые фермы и даже осваивала залежные земли. Когда эти пастбища кончились, решили вспахать спорные территории — земли, которые 30 лет назад были заражены чернобыльской радиацией.

Людмила Комогорцева, экс-депутат Брянского Законодательного собрания, председатель общества «За химическую безопасность» так это прокомментировала:

Им плевать, радиация, не радиация, он [«Мираторг»] борется за количество земель. У них для того, чтобы получать, увеличивать федеральные дотации, одним из показателей является количество обрабатываемых земель

Ульяна Антоненко — одна из немногих, кто остался в деревне Ясеновка. Там нет молодежи и детей, почти нет мужчин, остались одни бабушки — и то, те, кому некуда ехать. В 1986 году деревню накрыло радиационное облако. Ульяна Антоненко рассказала о радиоактивном выбросе:

Мы поехали по сено, сено собираем, а тут облаки такие черные идут, а мы ж не знали, что Чернобыль там взорвался. Ну вот, приехали домой, а тады уж объявили, что взорвался Чернобыль. Сказали, радиация, боялись сначала, огороды посыпали чем-то белым — не то удобрением, не то известкой. Сказали, все плохо

После аварии на Чернобыльской АЭС деревня попала в зону с правом отселения, местные начали сдавать дома администрации и уезжать на чистые территории, колхоз прекратил свою деятельность. Но два года назад решением правительства РФ радиационный статус понизили: раньше это была зона с правом на отселение, теперь это зона с льготным социально-экономическим статусом, в два раза уменьшился размер пособий жителям. Это совпало с экспансией «Мираторга».

Жительница села Ясеновка Надежда повторяет мысль, которую мы услышим еще десятки раз — громко от местных жителей, тихонько и не на камеру — от экологов, биологов, депутатов и фермеров.

— Сняли радиацию — и все.

— А сами как вы думаете, почему сняли?

— Кто-то приезжал, замеры делал?

— Не бачила.

— А фермы «Мираторга»?

— А вот через них нам и сняли. Если б не «Мираторг», то с нас бы и не сняли. Ну кто мясо зараженное возьмет? Так разговаривают люди.

— А рак часто встречается?

— Часто. И он ходит по людям. Не сейчас умрет, так через год человек все равно умрет.

Впрочем, официальных доказательств этой версии нет. Бабушки, которые остались жить рядом с большим бизнесом, лишились половины льгот — это так называемые гробовые выплаты. В селе нет магазина, аптеки, фельдшера, люди кормятся своим хозяйством, тем что растет здесь же.

С собой мы захватили бытовой дозиметр, но на саму ферму «Мираторга» не попадешь: она под охраной. Поэтому замеры делаем в Ясеновке: радиация распространялась пятнами, прибор показывает то нормальный фон, то двукратное преувеличение, то снова обычные параметры. При норме в 20 микрорентген, мы зафиксировали 43. В лесах уровень выше — иногда дозиметр говорит о трехкратном превышении.

Если верить карте заражения Брянской области, то в неблагополучных зонах, где радиационный фон несколько выше обычного, расположены несколько ферм агрохолдинга, буквально в нескольких десятках километров — зоны отчуждения, где вообще небезопасно находиться. Мы поинтересовались у специалистов «Гринпис», которые проводили исследования в Брянской области, насколько опасна такая география.

Рашид Алимов, руководитель проекта энергетической программы «Гринпис» России, рассказал о том, что радиация переносится с паводками и какие-то частицы переносятся с дымом лесных пожаров. Заниматься сельским хозяйством в таких зонах нерекомендовано, есть специальные методы сельхозведения — удобрения, препараты для коров. Но это вызывает опасения, все-таки 30 лет после Чернобыля показали, что полной дезактивации не произошло.

Компания «Мираторг» — один из лидеров мясного рынка России, с 2008 года она в списке системообразующих предприятий, после объявления санкций на импортное мясо, в феврале 2015 года, ее включили в число стратегических предприятий страны с правом получать государственные кредиты от Внешэкономбанка под льготные проценты.

В 2012 государство направило «Мираторгу» адресную субсидию на погашение кредита во Внешэкономбанке. В 2014 По данным Ассоциации крестьянских хозяйств и сельхозкооперативов России только из федерального бюджета страны выделили 1,5 миллиарда на поддержку всех фермерских хозяйства Брянской области, «Мираторг» получил 99% этой суммы — 1 миллиард 400 миллионов. В разгар валютного кризиса 2015 года.

Вот, что рассказал Сергей Юшин, руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации:

Если «Мираторг» нарастил маточное поголовье на 10 тысяч голов, а остальные на 10 голов, то они и получили свою долю. Все получили пропорционально вложенному. Да, «Мираторг» получил почти все, но именно «Мираторг» нарастил маточное поголовье, сегодня Брянская область известна далеко за пределами страны. Кто-то хотел спекулировать землей, не удалось. Когда узнают, что приходит «Мираторг», местные скупают земли, чтоб потом дороже перепродать

Дождь направил запрос в сам агрохолдинг, чтобы узнать, почему разрабатываются небезопасные земли и есть ли гарантии того, что продукция будет чистой от радиации.

Сергей Юшин, руководитель исполкома «Национальной мясной ассоциации» подтвердил, что на земле, где расположились фермы, компания провела исчерпывающие исследования — все чисто. Но в селе Ясеновка об этих изысканиях ничего не знают, иначе зачем раньше государство заставляло их продавать дома и переезжать? Независимых полномасштабных исследований на новообретенных землях, по данным Дождя, не проводилось.

Пресс-центр | Мираторг

«В «Мираторге» всегда ждут целеустремленных и увлеченных работой людей»

Вся история карьеры Надежды Майер, руководителя фермы «Хоромное» агрохолдинга «Мираторг» в Климовском районе Брянской области, подтверждает простую и вечную истину: если ты смело идешь к своей цели и не боишься работать, достигнешь того, о чем даже и не мечтал. Во всяком случае, в «Мираторге» это более, чем реально. 

Идти к цели

- Надежда, вы родились в Хоромном, или это просто место работы?

- Наша семья до развала Советского Союза жила в Приднестровье, переехали в Климовский район мы вынужденно, но быстро освоились, полюбили это место. Позже, когда вышла замуж, и мы ждали первого ребенка, муж настоял на переезде из Москвы поближе к природе, то есть к моим родителям. Мы тогда часто гостили у них, мужу здесь очень нравилось. Он, кстати, из Молдовы.

У меня уже давно российское гражданство, это была одна из первых заветных целей в детстве: получить гражданство и права на управление автомобилем. Исполнилось восемнадцать, и обе цели я реализовала.

- Судя по тому, что в 33 года вы – мама двоих детей, а еще руководитель фермы с большим штатом сотрудников, поголовьем материнского стада в 3700 голов и примерно таким же числом телят, - человек вы целеустремленный.

- Похоже на то. Сидеть без дела мне точно скучно. После пяти лет в декретном отпуске я на работу уже с большим энтузиазмом шла.

- То есть агрохолдинг – старт вашей карьеры?

- На ферме я уже пять лет, практически с самого ее открытия. Но вообще работать начала почти сразу после школы. Сначала получила профессию швеи, потом поступила в вуз на юридический факультет. Но чтобы не сидеть у мамы на шее, выбрала заочную форму обучения и поехала покорять Москву. Начинала рядовым сотрудником в кафе: и на кассе стояла, и на кухне помогала, потом назначили менеджером, затем руководителем. Но это было очень непросто. Вместо отпусков у меня были сессии в вузе, и на работе целыми днями. Зато управленческий опыт приобрела. 

Доверяю личному впечатлению

- Сейчас опыт помогает?

- Конечно, хотя проблем в коллективе не возникает. Мне очень нравятся люди, с которыми я работаю. Руководителю фермы нужно выстроить работу операторов – людей, которые непосредственно взаимодействуют с животными, ветеринарной службы – это профилактические осмотры и лечение, вакцинация животных. Есть подразделение, которое обеспечивает поголовье кормами, есть механизаторы, административные сотрудники. Объем работы и ответственность очень большие. Конечно, предыдущий опыт мне пригодился.

- Но ведь вам, как руководителю приходится находить ключик к каждому? Это сложно?

- Я в принципе за индивидуальный подход к людям, особенно к молодым. Они эмоциональнее, острее на все реагируют. Например, механизаторы, которые значительно старше меня, благодаря житейской мудрости и опыту, часто понимают без лишних слов. И все же я стараюсь каждого вдохновить, мотивировать, зарядить положительным настроем. Это значит, что в первую очередь самой нужно быть оптимисткой. Еще я приучаю сотрудников принимать определенные решения самостоятельно, брать ответственность за свои поступки в пределах своей компетенции. Часто людям достаточно и устной благодарности, но в «Мираторге» предусмотрены возможности для финансового поощрения. Каждый, кто хочет трудиться, профессионально расти, здесь, в агрохолдинге, обязательно будет получать достойную зарплату.

- Большинство ваших сотрудников мужчины, да и фермами чаще всего руководят именно они. Как к вам относятся, сложно ли было добиться уважения?

- Я не ощущаю, что ко мне, потому что я молодая женщина и мама двоих еще не слишком взрослых детей, относятся как-то иначе. В компании важно, что ты из себя представляешь, как профессионал. Это на первом месте.

- Когда открывали первые фермы, в заброшенных селах люди годами сидели без работы. Зарплаты в «Мираторге» тогда были вне конкуренции. А сейчас?

- И сейчас. Да, экономика развивается, село ожило. Но такую зарплату, как у нас, мало где можно заработать. А у нас деньги платят вовремя, никаких «серых» схем. Это позволяет откладывать, делать крупные покупки, да и с ипотекой, например, проблем не будет. Мы с мужем оба работаем в агрохолдинге и за свое будущее спокойны.

- Вы оба выбрали это предприятие?

- Муж даже раньше устроился на другую ферму механизатором. Он, как и я, от агропрома был очень далек. Но получил права на управление трактором, быстро освоил машину – они у нас современные, маневренные, комфортабельные. Он очень доволен своей работой.

Конечно, «Мираторг» занимает в жизни нашей семьи важное место. Мы ежедневно уделяем работе много времени и сил, а возвращаясь домой, стараемся погрузиться в свой семейный мир. Двое наших детей нуждаются во внимании и заботе, поэтому свободное время посвящаем им. В выходные нередко куда-то выезжаем всей семьей, летом у нас уже стало традицией путешествие к морю.

В будни очень помогает с дочерью и сыном моя мама, она их и в общеобразовательную школу провожает, и в школу искусств возит в райцентр. Мы очень благодарны ей за поддержку.

Что самое важное, на большинстве ферм работают те, кто живет рядом. И на нашей тоже. То есть люди после стольких лет разрухи смогли получить достойную работу рядом с домом. Компания обеспечивает всех спецодеждой, на фермах очень комфортные бытовые условия. А еще несколько лет назад большинство мужчин вынуждены были вахтой работать в Москве. Жили, где придется, месяцами не видели жен и детей.

Если кто-то устраивается к нам издалека, предусмотрен корпоративный транспорт – сотрудников привозят утром и отвозят вечером абсолютно бесплатно. На каждой ферме есть благоустроенные, оснащенные всем необходимым для жизни коттеджи. Там обычно живут специалисты, которых пригласили на работу из других регионов. Многим компенсируют стоимость съемных квартир.

Не удивительно, что семейные династии в агрохолдинге очень распространены. Люди рассказывают друг другу о достоинствах своей работы, об условиях и зарплате, и родственники идут по их стопам. Например, еще на одной ферме у меня трудится брат. У нашего администратора, как и у меня, муж в одном из подразделений. А среди наших операторов – три родных брата, и что интересно, по должности старше средний из них. 

Мне в полях нравилось

- Как вы из юристов стали аграрием?

- Когда пришло время выходить из отпуска по уходу за ребенком, было уже понятно, что в Москву я не вернусь, хотя мне этот город очень нравился, расставание далось нелегко. И тут в Климовский район пришел «Мираторг». Люди ко всему новому настороженно относились, говорили разное, тем более, многие к тому времени уже отвыкли работать.

Но я всегда предпочитаю попробовать и составить собственное мнение. За пять лет ни разу не пожалела о сделанном выборе. А тогда заполнила и отправила в «Мираторг» анкету: претендовала я на должность администратора новой фермы. Сначала взяли другую девушку, но она быстро «сдулась». И меня пригласили на собеседование, а через два дня предложили приступать к обязанностям. Я рассчиталась в Москве и пришла на ферму.

- И вот так, вдруг, руководителем стали?

- У администратора очень ответственная, схожая с бухгалтерской работа. Но выполнять ее нужно, сидя за компьютером. Мне все нравилось, но хотелось большего, хотелось лучше понять этот новый для меня мир. Поэтому я быстро выполняла свои задачи, садилась на лошадь и ехала в поля к операторам – ковбоям. Это удивительное зрелище: ребята, сидя на лошади, которая идет рысью, с помощью лассо ловят животное, проводят необходимые манипуляции. А абердин-ангусы, наши черные мохнатые животные, - они необыкновенные. Мне нравится ощущение принадлежности к большому и значимому в масштабах страны проекту, к новому, необычному для нашей страны делу.

Наверное, мой интерес заметили, и когда нашего прежнего руководителя – Юрия Владимировича Сазона перевели на другую, более сложную ферму, где требовался его опыт, руководство предложило место управляющего мне. Юрий Владимирович мне очень помогал, и сейчас прислушиваюсь к его советам. Мне вообще нравится, что в «Мираторге» всегда наблюдают за сотрудниками, стараются разглядеть их потенциал и обязательно дают карьерный шанс.

- Для себя вы видите дальнейшие перспективы?

- Уверена, что они есть, но мне еще здесь очень многому нужно научиться. Обучение на фермах, кстати, практически никогда не прекращается. Новая техника, новые методики. Агрохолдинг регулярно проводит на базе ферм практику для студентов аграрных вузов, здесь всегда ждут перспективных молодых специалистов, заинтересованных в работе на земле.

Каждый, кого принимают на работу, сначала проходит дополнительное профессиональное обучение в «Мясной бизнес академии», которую агрохолдинг создал специально для повышения квалификации. После теоретических и практических занятий «новобранцы» стажируются у наиболее опытных коллег на других фермах, и лишь после этого начинают работать самостоятельно. Немаловажно, что все время обучения им платят зарплату.

Еще ежегодно у нас проходит «Русское родео» - профессиональные соревнования операторов-ковбоев, и победители прошлых лет в качестве приза получили поездки в Австралию и США! Ребята и отдохнули, и мир посмотрели, и новый профессиональный опыт получили. Такое отношение к людям только в «Мираторге».

 


Смотрите также

Описание: