Где находится девонское море


Подземное море Москвы * Москва

Вы не ошиблись – речь действительно пойдет о подземном море, расположенном прямо под Москвой. Дело в том, что в 30-х годах прошлого века советский академик Губкин (тот самый, именем которого назван известный Университет нефти и газа) решил поискать нефть под самой Москвой. Нефти он под Москвой не нашел, зато наткнулся на воду. С одной стороны, ничего удивительного в том, что в Москве присутствуют грунтовые воды нет, но, с другой стороны, Губкин обнаружил нечто, что заставило его заявить о том, что под Москвой целое подземное море воды.

Так по идее некоторых фантастов могло бы выглядеть подземное море Москвы

Губкин обнаружил внушительный подземный резервуар с водой. Изучив характер породы и расположение Москвы, он сделал такой вывод: под городом существует целое море. Он предположил так же, что это часть моря, которое в свое время покрывало Среднерусскую равнину. Пустоты, заполненные водою, занимают громадную площадь. Получается, что вся современная Москва вплоть до МКАД находится над подземный морем. Разные источники оценивают глубину этого моря от 5-ти до 30-ти км. И при этом только верхняя часть подземного моря содержит пресную воду. Основная часть – самая настоящая морская вода и притом крайне соленая. Минимальное расстояние от поверхности земли до глади воды под Москвой – всего 500 м.

Академик И. Губкин

Академик И. Губкин, прославившийся открытием важных нефтегазовых провинций, не однажды обнаруживал нефть в пластах девонского периода. Эти пласты образовались от 410 до 350 миллионов лет тому назад. Чем дальше в историю земли, тем глубже находятся слои горных пород, родившиеся в тот или иной период. Но в случае с Москвой вместо нефти он обнаружил воду все в тех же девонских пластах. Уже в 70–270 метрах от поверхности земли находятся резервуары с обычной очень вкусной питьевой водой. Но это еще не море. На глубине от 335 до 520 метров пласты богаты запасами минеральной воды — целебная «Московская минеральная» добывается именно в этих пластах. По своему составу она близка к «Боржоми» и «Ессентукам». Одну из таких скважин пробурили в Останкине, на территории завода фруктовых вод. Там добывают минеральную воду и наполняют ею бутылки со знакомой многим этикеткой. Но и это еще не море.

С морем бурильщики встречаются на глубине 815 метров. Здесь уже начинается достаточно соленая вода. Солей еще больше на глубине 1070–1340 метров. С этой глубины добывают настоящий крутой рассол с 262 граммами солей в литре. Скважины для добычи древней морской воды пробурены на Московском Микояновском мясокомбинате, что на улице Талалихина. Раньше всю соль, необходимую для этого предприятия (на соли работают и холодильные установки), привозили из Соликамска. Теперь в этом нет нужды.

Микояновский мясокомбинат на улице Талалихина

На улице Талалихина есть еще одна скважина – при бальнеологической лечебнице. Пробурены скважины и в ряде подмосковных санаториев – «Дорохово», «Монино», «Архангельское» и другие. Морской водой из подземной скважины пользуются и в Московском олимпийском центре водного спорта, построенном в Первомайском районе столицы. Здесь в бассейне с морской водой тренируются юные пловцы из различных спортивных школ.

Бассейн с подземной соленой водой физкультурно-оздоровительного комплекса «Атлант»

По данным геологических изысканий установлено, что основная площадь подземного моря в основном располагается в пределах Московской кольцевой автодороги (МКАД), несколько выходя за ее границы на более или менее значительное расстояние от 5 до 30 км. Глубина подземного моря до настоящего времени не установлена, известно лишь то, что верхняя его часть состоит из пресной воды, и только на глубине около 1300 метров начинается слой настоящей морской воды, насыщенной солями. Предполагают, что толщина слоя, отделяющего Москву от поверхности подземного моря разная: ближе к окраинам Москвы эта толщина достигает 900–1000 метров, ближе к центру она составляет всего 500 метров, а в некоторых местах центральной части Москвы – всего 300–400 метров.

Вот такое подземное море под Москвой рисуется в воображении некоторых людей

Несмотря на то, что так называемое подземное море под Москвой было обнаружено в 30-х годах прошлого века, за последние годы информация о нем стала поводом ко всякого рода алармистским или даже апокалиптическим прогнозам и предсказаниям. Большинство пишущих о  Московском море утверждают или вернее предрекают, что Москва стоит на последней грани опасности провалиться в это самое «бездонное море».

Провалы в грунте на дорогах

Только представьте себе, говорят алармисты, что дом, в котором живут люди, от подземной морской бездны отделяет слой земли толщиной всего лишь в 500–700 метров! Страшноватая картинка, не правда ли? Из каких же факторов состоит эта катастрофическая опасность:

— Первый фактор заключается в том, что и без того очень тонкий слой геологической поверхности, отделяющий Москву и москвичей от подземной морской бездны, ослаблен карстовыми пустотами, которые имеют естественное происхождение.

— Этот тонкий слой земной поверхности нарушен и ослаблен многочисленными глубинными пустотами искусственного происхождения: линиями метрополитена и, что более существенно, огромными подземными многоярусными убежищами, которые строились на случай войны с применением атомного оружия.

— Третий фактор заключается в том, что при интенсивной застройке Москвы более 5000 речек и ручьев были пущены в подземные коллекторы. Подземные коллекторы давно обветшали, и эти тысячи подземных речек размыли огромные и многочисленные пустоты в глубинных слоях грунта под Москвой.

Все эти факторы, по мнению алармистов, могут привести к катастрофическому ослаблению слоя земной поверхности, отделяющего Москву от поверхности подземного моря. На фоне этого ослабления тонкого слоя земной поверхности отдельным фактором является современная интенсивная и очень плотная застройка территории Москвы огромными зданиями, только в подушку фундамента которых закачивается десятки тысяч, а нередко и сотни тысяч кубометров бетона. Таким образом, создается гигантское давление на и без того катастрофически ослабленный слой земной поверхности, на котором стоит Москва, а под ним – подземная водная бездна.

Вдобавок, алармисты, как правило, ссылаются на предсказания неких старцев и стариц, таких, как старец Владислав Шумов, и старицы Нила, и Пелагея Рязанская, и других о том, что на месте Москвы когда-нибудь разольется море и в том море погибнут все грешники.

Апокалиптическая картинка – не правда ли?

К этому еще добавляется информация о том, что в период с 1988 по 1990 год отдел геофизических исследований военно-морской разведки установил, что город Москва расположен на пересечении двух тектонических разломов, то есть на стыке четырех тектонических плит, которые образуют гигантское напряжение из-за взаимного давления. За период наблюдений была установлена динамика нарастания напряжения.

Тектонические разломы и трещины под Москвой

Ослабленные волновые толчки, идущие вдоль разломов из мест, где происходят достаточно сильные землетрясения, ощущаются на поверхности Земли в районе Москвы силой от 1,5 до 3,5 баллов. Помимо этого, военные геофизики пришли к выводу, что нарастание давления на стыке четырех тектонических плит под Москвой рано или поздно приведет к достаточно мощному землетрясению силой от 5 до 6 баллов с эпицентром под Москвой.

Все эти сведения так же добавляют топлива в горячие алармистские сообщения о грядущей катастрофе с провалом Москвы в бездонное море под ней. Правда, при этом алармисты забывают, что Москва, по данным геофизиков, стоит на кристаллическом фундаменте толщиной в 40 км. Получается какая-то нестыковка. С одной стороны, под Москвой в 500 метрах от поверхности находится море глубиной в десятки километров, с другой – Москва стоит на кристаллических плитах толщиной аж до 40 километров.

Подземные водоемы

Скорее всего дело здесь в непонимании того, что в действительности находится под Москвой. Академик Губкин говорил о море, и эти слова стали буквально пониматься так, что некий огромный водоем глубиной несколько километров находится прямо под Москвой, да еще имеет и три слоя – пресный, минеральная вода и соленая вода. Честно говоря, никогда не встречал упоминаний о таких водоемах – уж либо пресная, либо соленая. Мертвое море, находящееся в израильской пустыне на глубине более 400 метров ниже уровня моря является очень соленым, но там нет никакого пресного слоя. Вывод напрашивается сам собой – такого моря просто не может быть в природе. Кроме того, рабочие пробуривающие скважины, на глубине 300 метров находят пресную воду, на глубине 500-600 метров – минеральную, а на глубине 1000 метров и более – соленую. Но каким образом тогда идет бурение – сквозь пресную и минеральную воду? Вряд ли.

Картинка алармистских предсказаний «провала» Москвы в «подземное море»

Поэтому логичнее было бы предположить, что Губкин, всю жизнь занимавшийся разработкой нефтяных морей или полей, и в данном случае, говоря о «море воды» имел ввиду именно огромное количество воды, содержащейся в подземных слоях, в резервуарах образовавшихся между пластами кристаллической породы. Иными словами, в случае Москвы речь идет не об огромном и глубоком море, как привыкли представлять себе эти водоемы, а об огромном количестве разного качества воды содержащейся между пластами кристаллических пород на разных глубинах от поверхности. На глубине 300 метров – огромный резервуар пресной воды, на глубине около 600 метров – огромный пласт минеральной воды, а на глубине 1000 метров – огромный резервуар соленой воды. И нет ничего удивительного, что, в зависимости от глубины бурения, достигают совершенно различных резервуаров с водой с различными качествами.

Резервуары между пластами кристаллических пород

Тем не менее слова о целом море воды под Москвой заставляют задуматься над тем фактом, что Москва, фактически, стоит на водной стихии. Огромное количество воды под ней, пусть и находящейся в различных резервуарах говорит о том, что стихия Москвы – вода, которая относится к стихии инь. То, что одновременно Москва стоит на тектоническом разломе показывает, что фактически весь город построен на месте невероятной силы, притягивающей к себе все окружающее пространство.

Возможно, что именно в этом кроется причина того, что Москва, как только она начала развиваться в 14 веке, практически сразу стала притягивать или, вернее, стягивать вокруг себя другие удельные русские княжества, которые, на тот момент, были не только не слабее, но и сильнее ее. Если в 14-15 веках сравнить Московскую Русь и Великое княжество литовское, то все плюсы по силе, мощи, территории и т.д. были бы отданы Литве, но уже в 16 веке Москва просто раздавила и распылила Великое княжество Литовское.

Великое княжество литовское в 15 веке

В начале 17 века, во времена Смуты, поляки заняли Москву, а уже в середине того же 17 века Москва присоединила к себе Украину, которая до этого считалась польской вотчиной, то есть Москва отхватила себе, фактически, половину Великой Польши того времени, а в 19 веке Польша стала просто русской провинцией.

Переяславская Рада 1654 года – присоединение Украины к Московскому государству

В 1571 году (при Иване Грозном) крымский хан Девлет Гирей, наследник Золотой Орды, желая доказать, что Москва все еще является данником Орды, сжег Москву, увел 150 тысяч человек в полон. Но когда через год он повел на Москву втрое большее войско, куда входили и янычары турецкого султана, то был наголову разбит в битве при Молодях, бежал без оглядки и уже более не пытался воевать с Москвой. А что стало с Крымом в последующие времена, хорошо известно.

Что-нибудь известно про то, как завоеватели сожгли Париж, Лондон, Берлин, Вену, Варшаву? Известно только, что гуси сожгли Рим. Москву только завоеватели сжигали, по крайней мере, 7 раз: Рязанский князь Глеб, хан Батый, ордынская Дюденева рать, Тохтамыш, Девлет-Гирей, Смутное время, Наполеон. А от собственных пожаров Москва сгорала несчетное число раз. Только за первые 450 лет своего официального существования Москва сгорала более 100 раз! Любой другой город в таких обстоятельствах давно бы уже исчез и стерся из памяти потомков. А Москва – только отстраивалась и становилась все лучше, больше и мощнее. В хорошо известной пьесе «Горе от ума» Грибоедов вложил в уста тупого чиновника-солдафона Скалозуба такие слова о Москве, только оправившейся после наполеоновского нашествия: «Пожар способствовал ей много к украшенью». Что и говорить, сказано грубо и топорно, но ведь, по сути, в самую точку.

Одна из многочисленных картин изображающая пожар 1812 года в Москве

Такое ощущение, что в Москве все время шло сражение двух стихий: огня и воды. Москва принимала на себя энергию огня и нейтрализовывала ее стихией воды, благо, как теперь выяснилось, под Москвой находится целое «море» воды. Это море, безусловно было здесь и тысячу лет назад. Здесь же просматривается и взаимодействие начал инь (вода) и ян (огонь). И хотя в гербе Москвы находится Св. Георгий Победоносец, символизирующий огненное янское начало, но защищалась Москва всегда энергией Богородицы – Владимирская, Казанская и Иверская иконы Божьей Матери защищали Москву в самые критические ее времена. С одной из этих икон на борту по приказу Сталина летчики совершили облет Москвы 2 декабря 1941 года, а 5 декабря началось знаменитое контрнаступление приведшее к первой победе в той войне.

Пленные немцы после сражения под Москвой в 1941 году

В своих сражениях с врагами и захватчиками, Москва, как некое собирательное существо находящееся в инь-точке места силы (тектонические разломы), как бы притягивала своих противников, действуя не активно, а пассивно. Расхрабрившиеся ян-воины бодро шли на Москву, разоряли ее, сжигали, а потом… наступала расплата. В итоге Москва рано или поздно одерживала верх над своими завоевателями. Где теперь Золотая орда? Что произошло с Наполеоновской армией? Чем закончился блицкриг для Гитлера?

Что же позволяло Москве каждый раз подниматься из буквально дымящихся руин, отстраиваться заново и при том с заметными качественными улучшениями планировки, архитектуры, строительного материала. Можно вспомнить волшебные сказания о живой и мертвой воде. Действительно, ведь под Москвой в буквальном смысле находятся огромные резервуары с живой (минеральный слой) и мертвой (слой очень соленой воды – вспомним Мертвое море). Мощная энергетика этих резервуаров или огромных подземных водоемов и позволяла Москве быстро приходить в себя возвращаться к жизни с новыми более мощными и свежими силами.

Живая и мертвая вода

Известно, что в планы Гитлера входило намерение затопить Москву, направив на нее мощь ее же собственных водоемов и водохранилищ. Он хотел уничтожить Москву с помощью стихии воды – это была огромная ошибка. Невозможно уничтожить город с помощью той стихии, которая его же и породила. Ведь даже название города берет свое начало от названия реки, на которой город стоит и по сей день.

Нельзя не обратить внимание и на то, что само слова «Москва» — женского рода. Такова всегда была и политика Москвы со времен Ивана Калиты. Москва не вела захватнических войн, а если и вела, то они, как правило, ей не удавались. Тем не менее, за несколько столетий вокруг нее образовалась огромная империя, самая большая в мире страна занимавшая 1/6 часть земной суши. Сейчас она занимает 1/7 часть суши, все еще оставаясь самой большой страной мира. Находясь в месте силы инь энергии водной стихии, Москва как бы притягивала к себе граничившие с ней территории, создавая с ними связи или узы, связывавшие с ней другие страны и народы – так была создана Российская империя, так был создан СССР. На этих же энергетических основаниях существует и Российская Федерация. Благодаря своему положению в месте силы с инь энергетикой Москва стала центром, узлом, без которого связное существование такой огромной территории было бы просто невозможно. Поэтому Москва – действительно столица и «мать городов» российских.

Москва – центр России

Девонское море - Хочу все знать. Наука для детей и молодёжи


Девонский период навсегда останется памятным в истории органического мира как период бурного развития рыб. К наиболее древним и примитивным рыбам относятся представители группы Placodermi.

Эти рыбы известны уже давно. Впервые остатки этих рыб были обнаружены в Шотландии рабочим каменоломен Хью Миллером. Скелет этих рыб был более или менее окостеневшим, наружный покров их состоял из костных пластинок, очень крепких и иногда довольно крупных.

Этих рыб можно разделить на две группы: группу артродир, у которых парные грудные плавники были свободны, и группу антиарх, у которых грудные плавники были заключены в панцырь из многочисленных пластинок.


Рыбы группы артродир обладали крупной головой, покрытой большим количеством симметрично расположенных костных пластин, в большинстве случаев передняя часть их туловища была покрыта костным панцырем.

Жили артродиры в опресненных лагунах; остатки их найдены в отложениях девона на территории Европы, Северной Америки и Австралии.

Настоящим великаном среди этих рыб был, например, динихтис (Dinichthys), длина головного щита которого превышала 1 метр.

Его добычей часто, наряду с другими рыбами, были древнейшие акулы (Proselachii), главным образом примитивные акулы рода Cladoselachii, веретенообразное тело которых, достигавшее 70 сантиметров в длину, имело треугольные грудные плавники и мощный хвост.

Позвоночник этих рыб еще не был расчленен, и только дуги позвонков были хорошо развиты и обезызвествлены. Парные плавники их имели короткое хрящевое основание, от которого отходили лучи.

Прошло свыше 350 миллионов лет с тех пор, когда древние рыбы из рода Dinichthys преследовали древних акул из рода Cladoselachii, а также многочисленных двоякодышащих и кистеперых рыб, живших одновременно с ними.

Воды девонского периода, в которых жили и развивались многочисленные группы рыб, давно уже исчезли с лица Земли, однако окаменевшее глинистое дно бережно сохранило до наших дней остатки этих своеобразных рыб, свидетельствующие о том, что девон, с точки зрения эволюции, являлся веком рыб.

Девонское вымирание — Википедия

Миллионов лет назад

Девонское вымирание — массовое вымирание видов в конце девона, одно из крупнейших в истории Земли вымираний флоры и фауны. Первый (и самый сильный) пик вымирания произошёл в начале фаменского века — последнего века девонского периода, около 374 млн лет назад, когда неожиданно исчезли почти все бесчелюстные. Второй импульс завершил девонский период (около 359 млн лет назад). Всего вымерло 19 % семейств и 50 % родов[1].

Хотя понятно, что в конце девона имело место массовое сокращение биоразнообразия, продолжительность этого события неясна: оценки варьируют от 500 тысяч до 15 миллионов лет (в последнем случае оно продолжалось в течение всего фаменского века). Не совсем понятно, было ли это вымирание представлено двумя резкими пиками или серией меньших пиков, однако результаты последних исследований указывают скорее на многоэтапность вымирания, происходившего отдельными импульсами в течение около трёх миллионов лет[2]. Некоторые предполагают, что вымирание состояло по меньшей мере из семи отдельных событий, происходивших в течение 25 миллионов лет, включая наиболее заметные вымирания в конце живетского (Givetian), франского (Frasnian) и фаменского (Famennian) веков[3].

К позднему девону суша была полностью освоена и заселена растениями, насекомыми и земноводными, а моря и океаны были полны рыбы. Кроме того, в этот период уже существовали гигантские рифы, сформированные кораллами и строматопоратами. Евроамериканский континент и Гондвана только начали движение друг к другу, чтобы в будущем сформировать суперконтинент Пангею. Вероятно, вымирание в основном затронуло морскую жизнь. Рифообразующие организмы были почти полностью уничтожены, в итоге коралловые рифы возродились только с развитием современных кораллов в мезозое. Брахиоподы, трилобиты и другие группы тоже были сильно затронуты[1]. Причины этого вымирания пока неясны. Основная теория предполагает, что главной причиной вымирания в океанах послужили изменения в уровне океана и обеднение океанических вод кислородом. Возможно, что активатором этих событий послужило глобальное похолодание или обширный океанический вулканизм, хотя падение внеземного тела, такого как комета, тоже вполне возможно. Некоторые статистические исследования морской фауны того времени наводят на мысль, что уменьшение разнообразия было связано скорее со спадом в темпе видообразования, чем с ростом скорости вымирания[4].

Докембрий Фанерозой Эон
Палеозой Мезозой Кайнозой Эра
Кембрий Ордо
вик
Сил
ур
Девон Карбон Пермь Триас Юра Мел Палео
ген
Нео
ген
П-д
4570 541 485,4 443,4 419,2 358,9 298,9 252,2 201,3 145,0 66,0 23,03 млн
лет
2,588

В позднем девоне мир сильно отличался от современного. Материки располагались иначе, нежели сейчас. Суперконтинент Гондвана занимал более половины южного полушария. Сибирский континент занимал северное полушарие, а экваториальный континент, Лавразия (сформированный в результате столкновения Балтики и Лаврентии), дрейфовал по направлению к Гондване. Каледонские горы (Каледония — латинское название, данное римлянами северной части острова Великобритания) все ещё росли поперек территории, известной сейчас как Шотландское нагорье и Скандинавия, в то время как Аппалачи росли в Северной Америке. Немало загадок геологам принесли в своё время Аппалачи, ведь северо-восточные Аппалачи внезапно обрываются прямо в океан. Но эта загадка была решена после создания теории тектоники литосферных плит, которая объяснила, что продолжение этого горного хребта находится по другую сторону Атлантического океана — это Каледонские горы в Ирландии и Шотландии. Эти горные пояса были девонским эквивалентом современных Гималаев.

Флора и фауна того периода отличалась от современной. Растения, существовавшие на суше с ордовика только в виде мхов, к этому времени развили корневые системы, споровое размножение и сосудистую систему (для переноса воды и питательных веществ ко всем частям растения), что позволяло им выживать не только в постоянно влажных местах, а распространяться далее, и в результате сформировать огромные леса в гористой местности. К концу живетского (Givetian) века несколько клад растений уже проявляли черты, характерные для кустарников или деревьев, включая: кладоксиелевые папоротники, lepidosigillarioid плауновидные, aneurophyte и archaeopterid первичные голосеменные[5]. На суше появились тиктаалики, первичные тетраподы.

Продолжительности и датировка периодов вымирания[править | править код]

В течение последних 20—25 миллионов лет девона скорость вымирания видов была выше, чем фоновая. В этом интервале можно выявить от 8 до 10 отдельных событий, из которых особо выделяются два, как наиболее крупные и тяжёлые[6]. Каждое из этих главных событий было предпосылкой к последующему длительному периоду потери биоразнообразия[7].

Событие Келлвассера[править | править код]

Событие Келлвассера — это термин, данный импульсу вымирания, который имел место близ границы франского и фаменского (Frasnian/Famennian) веков (374,5 млн лет назад). Хотя фактически там могло произойти два близко расположенных события.

Событие Хангенберга[править | править код]

Событие Хангенберга произошло на, или чуть ниже границы девонского и каменноугольного периодов (359 млн лет назад) и отмечает финальный пик в общем периоде вымирания.

Вымирания сопровождались широко распространенной океанической аноксией, то есть недостатком кислорода, что препятствовало гниению организмов, и предрасполагало к сохранению и накоплению органической материи. Данный эффект, в комбинации со способностью губчатых рифовых камней удерживать нефть, позволило девонским отложениям быть важным источником нефти, особенно на территории США.

Биологический удар[править | править код]

Девонский кризис в первую очередь затронул морские экосистемы, и повлиял на мелководные теплолюбивые организмы значительно сильнее, чем на организмы, предпочитавшие холодную воду. Наиболее важной группой, затронутой вымиранием, были рифообразующие организмы великих девонских рифовых систем, включая строматопороидеи, ругозы и пластинчатые кораллы (англ.)русск.. Рифы позднего девона доминировали над губками и известковыми бактериями, производя структуры, похожие на те, что производят онколиты (oncolites) и строматолиты. Коллапс рифовой системы был столь резким и сильным, что основные рифообразующие организмы (представленные новыми группами концентрирующих карбонат организмов, современные склерактиниевые или «каменные» кораллы) не восстанавливались до мезозойской эры.

Трилобит Kolihapeltis sp., девонский период, Марокко.

Кроме того, вымирание очень сильно затронуло следующие группы: плеченогие (брахиоподы), трилобиты, аммониты, конодонты и акритархи, а также бесчелюстных рыб и всех панцирных рыб. При этом многие пресноводные виды, включая наших четвероногих предков, и наземные растения остались относительно невредимыми.

Выживающие во время вымирания классы демонстрируют морфологические эволюционные тенденции, имевшие место на протяжении события вымирания. На пике развития события Келлвассера у трилобитов возникают более маленькие глаза, хотя впоследствии снова наблюдается их увеличение. Это предполагает, что зрение во время события вымирания стало менее важно, возможно, из-за роста глубины обитания или мутности воды. К тому же размеры усовидных отростков на головах трилобитов тоже увеличивались во время этого периода, как размер, так и длина.

Считается, что эти отростки служили для дыхания, и что именно возрастающая аноксия (обеднение вод кислородом) привела к увеличению их площади.

Форма ротового аппарата конодонтов варьировалась при различном уровне изотопа δ18O и, следовательно, температуры морской воды. Это может быть связано с занятием ими различных трофических уровней, как результат изменения основной диеты[8].

Как и в случае других вымираний, специализированные классы, занимавшие узкие экологические ниши, пострадали значительно сильнее, чем универсалы[9].

Абсолютное значение события[править | править код]

Позднедевонское падение биоразнообразия было более сокрушительно, чем схожее вымирание, венчавшее окончание мелового периода (мел-палеогеновое вымирание). Исследование (McGhee 1996) оценивает, что 22 процента всех семейств морских животных (в основном беспозвоночные) вымерли. Стоит учитывать, что семейство — это очень большая таксономическая категория, и что потеря такого большого количества существ означает полный разгром разнообразия экосистем. В меньшем масштабе потери ещё ощутимее, и составляют 57 % родов и, по меньшей мере, 75 % видов, не перешедших в каменноугольный период[10]. Последние оценки нужно воспринимать с определённой степенью осторожности, так как оценки количества потерь видов зависят от широты исследования девонских морских классов, часть которых, возможно, не известна. Таким образом, пока ещё сложно в полной мере оценить эффект произошедшего в течение девона события.

Вымирание происходило на протяжении длительного периода. По этому очень трудно выделить единственную причину, повлёкшую вымирание и даже отделить эту причину от следствия. Отложения осадочных пород показывают, что поздний девон был временем изменения окружающей среды, которая непосредственно воздействовала на живые организмы, являясь причиной вымирания. Что непосредственно явилось причиной этих изменений, отчасти, более открытая для дебатов тема.

Основные изменения окружающей среды[править | править код]

С конца среднего девона на основе изучения отложений осадочных пород могут быть выявлены несколько изменений окружающей среды, которые продолжались до позднего девона. Есть доказательства о широко распространённой аноксии (обеднение вод кислородом) в придонных океанических водах[5], при этом подскочил темп отложения углерода[5], а бентические организмы (флора и фауна на дне океана или другого водного бассейна) были уничтожены, особенно в тропиках и особенно рифовые сообщества[5]. Есть серьёзные доказательства высокочастотных колебаний уровня мирового океана около франско-фаменской (Frasnian/Famennian) границы, при этом повышение уровня моря явно связано с образованием бескислородных отложений[11].

Возможные инициаторы[править | править код]

Падение метеорита[править | править код]

Падения метеоритов, вероятно, могут быть причинами массовых вымираний. Утверждается, что именно падение метеорита было первичной причиной девонского вымирания[12], но надёжных доказательств внеземного удара в этом случае не было обнаружено. Хотя некоторые косвенные доказательства падения метеорита в отложениях девонского периода наблюдаются (иридиевые аномалии и микросферы (микроскопические шарики оплавленной породы)), но, возможно, образование этих аномалий вызвано другими причинами[13].

Эволюция растений[править | править код]

В течение девона наземные растения совершили существенный скачок в эволюции. Их максимальная высота увеличилась до 30 метров[14] к концу девонского периода. Такое огромное увеличение размеров стало возможным благодаря эволюционированию развитой сосудистой системы, которая позволяла выращивать обширные кроны и корневые системы[5]. При этом, развитие спорового размножения, а в конце девона и появление голосеменных растений, позволило успешно размножаться и расселяться не только по заболоченным площадям, позволяя, тем самым, растениям колонизировать прежде необитаемые внутренние и гористые земли.[5] Два фактора: развитая сосудистая система и размножение семенами объединились, чтобы значительно увеличить роль растений на мировой шкале жизни. Это особенно отчетливо прослеживается для археоптерисовых лесов, которые быстро расширялись в течение заключительной стадии девона.

Эффект эрозии[править | править код]

Быстро эволюционировавшие высокие деревья нуждались в глубоких корневых системах, чтобы добираться до воды и питательных веществ и обеспечить свою устойчивость. Эти системы взламывали верхний слой коренных пород и стабилизировали глубокий слой почвы, который, вероятно, был толщиной порядка метра. Для сравнения, раннедевонские растения имели только ризоиды и корневища, которые не могли проникнуть в почву глубже, чем на пару сантиметров. Подвижка обширных участков почвы имела бы огромные последствия. Ускоренная эрозия почв, химическое разрушение камней — и как результат — активное высвобождение ионов, действовавших как питательные вещества для растений и водорослей[5]. Относительно внезапный приток питательных веществ в речную воду мог послужить для эвтрофикации и последующей аноксии. Например, в течение периода обильного цветения водорослей органический материал, формировавшийся на поверхности, может тонуть в таком темпе, что гниющие организмы расходуют весь доступный кислород на своё разрушение, создавая условия аноксии — и удушая, тем самым, придонную рыбу. Ископаемые франские (Frasnian) рифы доминировали над строматолитами и (в меньшей степени) над кораллами, которые процветали только в условиях низкого содержания питательных веществ. Постулат о том, что высокий уровень содержания питательных веществ в воде может вызвать вымирание, подтверждается фосфатами, которые ежегодно смываются с полей австралийских фермеров и которые сегодня являются причиной неизмеримых повреждений Большому Барьерному рифу[5]. Условия аноксии лучше согласовываются с биотическим кризисом, чем фазы оледенения; предполагается, что аноксия могла играть доминирующую роль в вымирании[13].

Другие предположения[править | править код]

Для объяснения вымирания были предложенные и другие механизмы, включая: климатические изменения как результат тектонических процессов, изменение уровня океана, и переворот океанических течений. Но эти предположения обычно в расчёт не принимаются, так как они не могут объяснить продолжительность, выборочность и периодичность вымираний[13]. Девонское вымирание предполагает ещё следующее: повышение температуры привело к испарению воды, при этом появились такие животные, как земноводные. Например, рыба эвстеноптерон выжила, так как у неё были мощные плавники, которые превратились в лапы. У неё не было ноздрей, но дышала она лёгкими. У неё были и лёгкие, и жабры. При помощи мощных плавников она переползала от одной лужи к другой. Дышала либо атмосферным воздухом, либо растворённым в воде кислородом.

  1. 1 2 extinction
  2. ↑ Racki, Grzegorz, «Toward understanding of Late Devonian global evants: few answers, many question» GSA Annual meeting, Seattle 2003 (abstract); McGhee 1996.
  3. ↑ Sole, R. V., and Newman, M., 2002. «Extinctions and Biodiversity in the Fossil Record — Volume Two, The earth system: biological and ecological dimensions of global environment change» pp. 297—391, Encyclopedia of Global Enviromental Change John Wilely & Sons.
  4. ↑ Bambach, R.K.; Knoll, A.H. & Wang, S.C. (December 2004), Origination, extinction, and mass depletions of marine diversity, Paleobiology Т. 30 (4): 522–542, doi:10.1666/0094-8373(2004)030<0522:OEAMDO>2.0.CO;2, <http://www.bioone.org/perlserv/?request=get-document&issn=0094-8373&volume=30&page=522> 
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Algeo, T.J. Terrestrial-marine teleconnections in the Devonian: links between the evolution of land plants, weathering processes, and marine anoxic events (англ.) // Philosophical Transactions of the Royal Society B: Biological Sciences : journal. — 1998. — Vol. 353, no. 1365. — P. 113—130. — doi:10.1098/rstb.1998.0195.
  6. Algeo, T.J., S.E. Scheckler and J. B. Maynard. Effects of the Middle to Late Devonian spread of vascular land plants on weathering regimes, marine biota, and global climate // Plants Invade the Land: Evolutionary and Environmental Approaches (англ.) / P.G. Gensel and D. Edwards. — Columbia Univ. Press: New York., 2001. — P. 13—236.
  7. Streel, M.; Caputo, M.V.; Loboziak, S.; Melo, J.H.G. Late Frasnian--Famennian climates based on palynomorph analyses and the question of the Late Devonian glaciations (англ.) // Earth Science Reviews (англ.)русск. : journal. — 2000. — Vol. 52, no. 1—3. — P. 121—173. — doi:10.1016/S0012-8252(00)00026-X.
  8. ↑ Record of climate-driven morphological changes in 376 Ma Devonian fossils (англ.) // Geology : journal. — 2008. — November. — doi:10.1130/G24989A.1.
  9. ↑ George R. McGhee Jr (1996)
  10. ↑ The species estimate is the hardest to assess and most likely to be adjusted.
  11. David P.G. Bond, Paul B. Wignalla. The role of sea-level change and marine anoxia in the Frasnian-Famennian (Late Devonian) mass extinction (англ.) // Palaeogeography Palaeoclimatology Palaeoecology (англ.)русск. : journal. — 2008. — Vol. In press. — P. 107. — doi:10.1016/j.palaeo.2008.02.015.
  12. ↑ Digby McLaren, 1969; McGhee (1996)
  13. 1 2 3 Algeo, T.J.; Berner, R.A.; Maynard, J.B.; Scheckler, S.E.; Archives, G.S.A.T. Late Devonian Oceanic Anoxic Events and Biotic Crises: "Rooted" in the Evolution of Vascular Land Plants? (англ.) // GSA Today : journal. — 1995. — Vol. 5, no. 3. Архивировано 17 июля 2002 года. Архивная копия от 17 июля 2002 на Wayback Machine
  14. ↑ Archaeopterids, see Beck (1981) in Algeo 1998

ДРЕВНЕЕ ДЕВОНСКОЕ МОРЕ ПОД МОСКВОЙ

 

Москва может в любой момент провалиться в подземное море.

 

Не каждый знает, что под ногами москвичей находится море. Нет, не подземные реки, а именно море. Настоящее, соленое. Как же оно появилось?

 

Некогда это море простиралось на поверхности земли, там, где ныне расположены Москва и Подмосковье. Но геологические преобразования изменили со временем профиль этого участка нашей планеты, и море покинуло прежние берега. Однако оно не отступило, как это чаще бывает, к океану. Воды его ушли в недра и были остановлены твердой кристаллической платформой, которая стала дном этого нового, подземного моря.

О море гигантских размеров, находящемся, по мнению гидрогеологов, не только под нашей столицей и ее пригородами, но и под рядом областей Центральной России, узнали недавно. А произошло это так. Академик И. Губкин, прославившийся открытием важных нефтегазовых провинций, не однажды обнаруживал нефть в пластах девонского периода. Эти пласты образовались от 410 до 350 миллионов лет тому назад. Для геологов такие цифры многое значат. Чем дальше в историю земли, тем глубже находятся слои горных пород, родившиеся в тот или иной период. Губкин решил искать «черное золото» в девонских пластах под Москвой.

В истории науки нередки случаи, когда ученые ищут одно, а находят другое. И на этот раз при бурении было обнаружено неожиданное богатство – соленая вода.

Что же представляет собой это море? Попробуем вместе с бурильщиками проникнуть в его глубины. Уже в 70–270 метрах от поверхности земли мы встретим питьевую воду, вкусную и доброкачественную. Но это еще не море.

На глубине от 335 до 520 метров пласты богаты целебной «Московской минеральной». По своему составу она близка к «Боржоми» и «Ессентукам». Одну из скважин пробурили в Останкине, на территории завода фруктовых вод. Там добывают минеральную воду и наполняют ею бутылки со знакомой многим этикеткой. Но и это еще не море. С его поверхностью бурильщики встречаются на глубине 815 метров.

Солей еще больше на глубине 1070–1340 метров. Оттуда поднимают крутой рассол с 262 граммами солей в литре. Скважины для добычи древней морской воды пробурены рабочими треста Промбурвод Министерства монтажных и специальных строительных работ СССР. Одна из скважин — на Московском мясокомбинате, что на улице Талалихина. Раньше всю соль, необходимую для этого предприятия (на соли работают и холодильные установки), привозили из Соликамска. Теперь в этом нет нужды.

На улице Талалихина есть еще одна скважина – при бальнеологической лечебнице. Пробурены скважины и в ряде подмосковных санаториев – «Дорохово», «Монино», «Архангельское» и другие.

Морской водой из подземной скважины пользуются и в Московском олимпийском центре водного спорта, построенном в Первомайском районе столицы. Здесь в бассейне с морской водой тренируются юные пловцы из различных спортивных школ.

Москвичам грозит намного большая опасность, чем мировой финансовый кризис и даже Третья мировая война. Власти России об этой опасности знают, но скрывают её от жителей Москвы. Многим известно о так называемом «подземном Московском море». Его существование открыл академик Губкин, который производилгеологическую разведку с целью обнаружения нефти непосредственно под Москвой и ее пригородом. Вместо залежей нефти академик Губкин обнаружил огромный водный резервуар, предположив, что это часть моря, которое в свое время покрывало Среднерусскую равнину.

По каким­то причинам часть этого моря заполнила гигантскую пустоту под территорией, на которой расположен современный город Москва. По данным геологических изысканий установлено, что основная площадь подземного моря в основном располагается в пределах Московской кольцевой автодороги (МКАД), несколько выходя за ее границы на более или менее значительное расстояние от 5 до 30 км. Глубина подземного моря до настоящего времени не установлена, известно лишь то, что верхняя его часть состоит из пресной воды, и только на глубине около 1300 метров от поверхности моря начинается слой настоящей морской воды, насыщенной солями.

Подземный свод моря можно назвать сферическим, выпуклым к земной поверхности, поэтому в разных местах толщина земного покрова, отделяющего Москву от поверхности подземного моря разная: ближе к окраинам Москвы эта толщина достигает 900–1000 метров, ближе к центру она составляет всего 500 метров, а в некоторых местах центральной части Москвы – всего 300–400 метров.

Только представьте себе, что дом, в котором живут люди, от подземной морской бездны отделяет слой земли толщиной всего лишь в 500–700 метров! Все эти факты достаточно широко известны, изложены как в специальной научной, так и в научно-популярной литературе. Из каких же факторов состоит эта катастрофическая опасность, которую скрывает российская власть?

 

1. Первый фактор заключается в том, что и без того очень тонкий слой геологической поверхности, отделяющий Москву и москвичей от подземной морской бездны, ослаблен карстовыми пустотами, которые имеют естественное происхождение.

2. Этот тонкий слой земной поверхности нарушен и ослаблен многочисленными глубинными пустотами искусственного происхождения: линиями метрополитена и, что более существенно, огромными подземными многоярусными убежищами, которые строились на случай войны с применением атомного оружия.

3. Третий фактор заключается в том, что при интенсивной застройке Москвы более 5000 речек и ручьев были пущены в подземные коллекторы. Подземные коллекторы давно обветшали, и эти тысячи подземных речек размыли огромные и многочисленные пустоты в глубинных слоях грунта под Москвой.

Все эти факторы привели к катастрофическому ослаблению слоя земной поверхности, отделяющего Москву от поверхности подземного моря. На фоне этого ослабления тонкого слоя земной поверхности отдельным фактором является современная интенсивная и очень плотная застройка территории Москвы огромными зданиями, только в подушку фундамента которых закачивается десятки тысяч, а нередко и сотни тысяч кубометров бетона. Таким образом, создается гигантское давление на и без того катастрофически ослабленный слой земной поверхности, на котором стоит Москва, а под ним – подземная водная бездна.

Некоторое время назад СМИ РФ регулярно и почти каждый день рассказывали о провалах грунта в разных частях Москвы. Некоторая часть этих провалов была обусловлена разрывом теплосетей или другими причинами поверхностно-техногенного характера, но в большинстве случаев эти провалы происходили из-за глубинных подвижек слоев земли.

Сейчас российские СМИ о провалах дружно молчат, хотя они продолжаются.

Теперь о самом главном. Еще в период, предшествующий распаду СССР, отделу геофизических и сейсмических исследований Управления военно-морской разведки Балтийского флота было поручено произвести исследования, связанные с геофизической и сейсмической безопасностью города Москвы с учетом наличия под ней «подземного моря». В период с 1988 по 1990 год отдел геофизических исследований военно-морской разведки установил, что город Москва расположен на пересечении двух тектонических разломов, то есть на стыке четырех тектонических плит, которые образуют гигантское напряжение из-за взаимного давления. За период наблюдений была установлена динамика нарастания напряжения.

Кроме этого было установлено также, что ослабленные волновые толчки, идущие вдоль разломов из мест, где происходят достаточно сильные землетрясения, ощущаются на поверхности Земли в районе Москвы силой от 1,5 до 3,5 баллов. Эти толчки провоцируют обвалы нижней части свода купола земли, на котором стоит город Москва, чем еще больше ее (поверхность) ослабляют.

Помимо этого военные геофизики пришли к выводу, что нарастание давления на стыке четырех тектонических плит под Москвой рано или поздно приведет к достаточно мощному землетрясению силой от 5 до 6 баллов с эпицентром под Москвой. И если значительная часть домов в Москве выдержат толчки в 4–6 баллов, то их не выдержит слой земной поверхности, к тому же, значительно ослабленный, на котором стоит сама Москва. То есть весь этот слой земли обрушится вместе с Москвой в подземное море.

Исследуя динамику нарастания напряжения между тектоническими плитами под Москвой, военные специалисты пришли к выводу, что подобное катастрофическое событие может произойти внезапно.

После нескольких докладов о результатах своих исследований вначале непосредственному руководству, а затем и в более высокие инстанции исследовательский отдел был спешно расформирован властями, а военнослужащие уволены в запас в связи с сокращением Вооруженных сил. Укажем в этой связи, что периодически, но достаточно регулярно, российскими властями инспирируется вопрос о переносе столицы РФ из Москвы в Петербург и переводе туда всех центральных структур власти.

Остается лишь добавить, что за последние 2 года сейсмологи всего мира констатируют небывалую сейсмическую активность по всему миру, как по частоте землетрясений (ежесуточно фиксируется от 4 до 12 землетрясений), так и по необъяснимому расширению географии землетрясений. Объяснить причины подобного сейсмологи не могут. Выводы военных специалистов-геофизиков в 198–1990 гг. не учитывали это небывалое возрастание сейсмической активности, а также масштабную застройку Москвы. Мы выражаем серьезное опасение, что катастрофы вряд ли придется избежать.

 

 

 

© Дмитрий Литвин

Источник

 

Огромное море под Москвой - мой дневник — LiveJournal

Вы представляете - как это грандиозно? Под Москвой находится огромное море!

Не каждый знает, что под ногами москвичей находится море. Нет, не подземные реки, а именно море. Настоящее, соленое. Как же оно появилось?

 

Некогда это море простиралось на поверхности земли, там, где ныне расположены Москва и Подмосковье. Но геологические преобразования изменили со временем профиль этого участка нашей планеты, и море покинуло прежние берега. Однако оно не отступило, как это чаще бывает, к океану. Воды его ушли в недра и были остановлены твердой кристаллической платформой, которая стала дном этого нового, подземного моря.

 

О море гигантских размеров, находящемся, по мнению гидрогеологов, не только под нашей столицей и ее пригородами, но и под рядом областей Центральной России, узнали недавно. А произошло это так. Академик И. Губкин, прославившийся открытием важных нефтегазовых провинций, не однажды обнаруживал нефть в пластах девонского периода. Эти пласты образовались от 410 до 350 миллионов лет тому назад. Для геологов такие цифры многое значат. Чем дальше в историю земли, тем глубже находятся слои горных пород, родившиеся в тот или иной период. Губкин решил искать <черное золото> в девонских пластах под Москвой.

 

В истории науки нередки случаи, когда ученые ищут одно, а находят другое. И на этот раз при бурении было обнаружено неожиданное богатство - соленая вода.

 

Что же представляет собой это море? Попробуем вместе с бурильщиками проникнуть в его глубины. Уже в 70- 270 метрах от поверхности земли мы встретим питьевую воду, вкусную и доброкачественную. Но это еще не море.

 

На глубине от 335 до 520 метров пласты богаты целебной <Московской минеральной>. По своему составу она близка к <Боржоми> и <Ессентукам>. Одну из скважин пробурили в Останкине, на территории завода фруктовых вод. Там добывают минеральную воду и наполняют ею бутылки со знакомой многим этикеткой. Но и это еще не море. С его поверхностью бурильщики встречаются на глубине 815 метров.

 

 

Солей еще больше на глубине 1070- 1340 метров. Оттуда поднимают крутой рассол с 262 граммами солей в литре.

Скважины для добычи древней морской воды пробурены рабочими треста Промбурвод Министерства монтажных и специальных строительных работ СССР. Одна из скважин - на Московском мясокомбинате, что на улице Талалихина. Раньше всю соль, необходимую для этого предприятия (на соли работают и холодильные установки), привозили из Соликамска. Теперь в этом нет нужды.

 

На улице Талалихина есть еще одна скважина - при бальнеологической лечебнице. Пробурены скважины и в ряде подмосковных санаториев - <Дорохово>, <Монино>, <Архангельское> и другие.

 

Морской водой из подземной скважины пользуются и в Московском олимпийском центре водного спорта, построенном в Первомайском районе столицы. Здесь в бассейне с морской водой тренируются юные пловцы из различных спортивных школ. http://www.bibliotekar.ru/evrika/2-14.htm

Оказывается, на месте Москвы миллионы лет назад плескалось Девонское море.

Оно простиралось от нынешнего города Смоленска до Уральских гор.

Его акватория занимала семьсот тысяч квадратных километров - почти что Черное и Каспийское моря, вместе взятые!

Потом Девонское море ушло в глубину земли.

Из книги Э.А.Вартаньяна "ИСТОРИЯ С ГЕОГРАФИЕЙ, ИЛИ ЖИЗНЬ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ"
издательство "Детская литература" 1986 год.

Москва уходит под землю

Большая часть Москвы уже в этом веке может уйти под землю. Виной тому - не только и не столько многочисленные карстовые пустоты под огромным городом, но и беспредел - по другому и не скажешь - строительных компаний и подрядных организаций.

В начале февраля всю столицу всколыхнула новость о том, что элитный жилой комплекс <Три капитана> - естественно, высотный - построен над руслом упрятанной в коллектор реки Котловки. Известно об этом стало с подачи диггеров: путешествуя по коллектору в поисках приключений и красивых видов, они обнаружили, что свод огромной трубы на протяжении многих метров пробит строительными сваями. Некоторые из них пробили коллектор насквозь. Такое в строительной практике случается нередко. Только двадцатью метрами выше - двадцать с лишним этажей элитного жилья, стоимостью от $6,7 тыс. за кв. м.

Под лежачий камень

Понять опасения подземных бродяг можно. Котловка, конечно, далеко не полноводная речка, однако даже малая вода, попадая в пробоины, размоет землю вокруг коллектора. А он ведь - под склоном. И сползет элитный комплекс прямо на Севастопольский проспект:

Руководство строительной корпорации СУ-155 провело собственное расследование. Признали, что сваи были, а когда начиналось строительство, городские власти предоставили геологические кроки, согласно которым русло Котловки было совсем в ином месте. И лишь когда сваи начали проваливаться в пустоту, строители сами забили тревогу. Сделали поправку и перенесли площадку. Так что комплексу ничего не угрожает. Во-первых, те сваи, что пробили коллектор, забивались под строительство путей башенного крана. Во-вторых, почвенные воды есть везде. В-третьих, уже в этом году Котловку обещают впустить в новый коллектор.

Хорошо, если так: А то ведь можно вспомнить события 10-летней давности, когда в самом центре Москвы рухнул старинный дом. Под Малой Дмитровкой прокладывали коллектор, причем шли наобум - без геологов. Просто пробурили по трассе ряд скважин и по ним определили - грунт глиняный, прочный: А пригласили бы геологов - те бы им сказали, что на пути коллектора лежит древний овраг, забитый смесью воды, песка и глины. Когда строители дошли до этого плывуна - он моментально прорвался в коллектор. И дом на Дмитровке рухнул в образовавшуюся внезапно под ним пустоту.

Проклятие Ивана Грозного

То, что почвы под столицей, мягко говоря, сложные, и геологи, и архитекторы знают и говорят давно. Разрушается, например, Российская государственная библиотека (бывшая Ленинка). Виной всему - взрывные работы, которые проводились 20 лет назад при строительстве под библиотекой станции метро <Боровицкая>. Но еще в 1933 году - когда библиотека только строилась - в ее конструкциях появились первые трещины. И тогда тоже кивали на метро (рядом как раз строили первую линию).

Начальник строительства метрополитена П. Ротгерт обратился к археологам. По его просьбе археолог Стеллецкий обследовал территорию строительства - и обнаружил под ней множество пустот: колодцев, тайных ходов: Они могли принадлежать постройкам находившегося здесь когда-то Опричного дворца времен Ивана Грозного.

В одном подземелье Стеллецкий обнаружил ступени белого камня, которые вели вглубь Боровицкого холма. Археолог не успел их исследовать: однажды ночью кто-то разрушил винтовую лестницу и повредил своды подземелья. Раскопки запретили. Стеллецкий пытался протестовать, справедливо замечая, что неизученные подземные сооружения могут привести к просадке зданий на поверхности. К нему не прислушались, а ходы - под присмотром офицеров НКВД - залили бетоном. Возможно, что под землей осталась знаменитая <Либерия> - библиотека Ивана Грозного.

А пустоты действительно дали о себе знать при строительстве новой ветки метро. Но не из-за взрывных работ. Просто когда строили <Боровицкую>, метростроевцы осушили подземные озера. Образовались новые пустоты, которые реагировали на проходящие поезда метро как гигантские резонаторы. Отсюда - новые трещины.

Москва не сразу строилась

Работы, которые вели строители Москвы в XVI веке, аукались гораздо позже и неоднократно. В 1911 году на улице Кисловка рухнул только что построенный семиэтажный дом. Оказалось, что до XVII века на этом месте было кладбище, а под рухнувшим домом обнаружили странный свод. Чего именно, выяснить так и не удалось: владельцы участка дальше копать запретили.

В 20-е годы прошлого века снесли часть кладбища Новодевичьего монастыря - и через несколько лет в его окрестностях и в самом монастыре начали образовываться провалы - обрушивались своды древних склепов, о которых все уже забыли. В дело пришлось вмешаться геофизикам, которые исследовали территорию монастыря и обнаружили 20 опасных зон, которые до сих пор на контроле.

Всего же только в центре Москвы несколько тысяч опасных провалами мест. И <виновника> тоже можно назвать - это Царь Михаил Федорович, первый из Романовых. В 1629 году - дабы не пили москвичи всякую гадость, не болели и мерли - приказал он в пределах Белого года (нынешнего Садового кольца) выкопать <в самом городе и за ним по большим улицам> огромные колодцы. Еще через сто лет - в 1736-м - Московская сенатская контора постановила - колодцы снабдить насосами, а на малых улицах иметь мещанам и купцам по одному колодцу на два двора. В правление Императрицы Елизаветы Петровны московские улицы начали расширять, и многие из этих колодцев оказались посреди проезжей части. Специально их не заделывали - забросали мусором, да и вся недолга. А потом, после того, как заработал Мытищинский водопровод, колодцы начали закапывать повсеместно. Однако до конца позапрошлого века в столице насчитывалось до 5 тысяч действующих колодцев. На местах которых в XX веке часто образовывались провалы: сгниет сруб в земле - и остается яма глубиной до 15 метров.

С начала прошлого века, когда в Москве началось масштабное строительство, старые подвалы не сносили - просто засыпали. Где они теперь, сколько их? Никто уже не знает. Сравнительно недавно под Солянкой нашли огромные погреба. Под Новой площадью (рядом с Солянкой) пять подземных сводчатых галерей. Найдены подземные галереи снесенного Екатерининского дворца в Коломенском.

Пустоты - это первая беда. Вторая - насыпные холмы. Сегодня очень часто различные сооружения возводятся на насыпных грунтах. Самый стародавний случай - Собор Василия Блаженного, построенный на искусственном холме, который отсыпали над крепостным рвом. Еще одно сооружение, так же медленно оседающее на один бок - Мавзолей: его тоже построили на насыпном грунте надо рвом.

О делах давно минувших лет вспомнили в 1960-х годах, когда на Хорошевском шоссе начали образовываться провалы. Рухнуло несколько недавно построенных домов, во дворах стали образовываться воронки:Оказалось, что несколько столетий назад в Хорошове были каменоломни, где добывали белый камень для Белого кремля. Потом их залили подземные воды, которые благополучно простояли тут до середины XX века. Потом один закрытый институт построил рядом атомный реактор, которому требовалась вода для охлаждения, и воду откачали из подземных пустот - всю зараз. И то, что было наверху, свалилось в эти пустоты.

Подземные воды под Москвой - а там, помимо прочего, находится целое соленое подземное море девонского периода, залегающее на глубине от 800 до полутора тысяч метров. И сегодня его качают для своих нужд все, кому не лень. В Москве на различные глубины пробурено - только официально - 850 тысяч (!) скважин. А сколько бурили в 1990-е безо всяких разрешений?

Медленный спуск

Первое по-настоящему высотное здание было достроено в 1953 году - это МГУ на Воробьевых (ранее Ленинских) горах - 236 метров. С первого года своего существования здание медленно опускается под землю. Вначале - на полсантиметра в год. В последние 20 лет темп увеличился - годовая просадка составляет уже сантиметр. У Москвы нет поверхностного скального основания, а потому фундаментами высоток становятся гигантские бетонные подушки. Стены, отлитые на глубине 10-15 м, п

Мы живём на дне

Кирилл Власов
«Кот Шрёдингера» №9–10, 2017

Учебник российской истории начинается с событий, происходивших чуть больше тысячи лет назад. А что было на месте нынешних Москвы, Санкт-Петербурга или Самары на протяжении миллионов лет? Ответ состоит из одного слова: море. Причём не одно, а несколько. Значительная часть Центральной России не раз оказывалась покрыта водой. Фактически мы ходим по дну древних морей.

Представьте, что у вас в руках оказалась портативная машина времени. Неважно, откуда она взялась. Может, её потеряли инопланетяне во время тайного визита на Землю, или же выпуск таких гаджетов наладили китайские корпорации. Главное — перемещение во времени.

Вы любите фильм «Парк юрского периода» и потому первым делом решаете отправиться к динозаврам. Это ж какое видео можно будет записать и выложить на YouTube! В предвкушении миллионов просмотров вы выставляете на табло машины число 150 000 000. Нажимаете на красную кнопку. И...

Через мгновение слышите громкое «плюх». В нос и рот заливается тёплая солёная вода. Справившись с испугом, вы начинаете, покачиваясь на волнах, смотреть по сторонам. Тропических лесов нет. Динозавров нет. Повсюду море. «Так, ошибся», — думаете вы, возвращаетесь домой и идёте сохнуть после неожиданной ванны. Если попробуете снова попасть в прошлое, вполне вероятно, ваше путешествие завершится тем же «плюх».

У реальных учёных пока нет такого прибора, и отправляться в далёкое прошлое приходится, исследуя горные породы. Самая доступная из них — известняк. Обычный белый камень — его можно найти где угодно: на обочине дороги, на стройке, на автостоянке, на берегу реки. Если присмотреться к нему, то можно заметить окаменевшие останки моллюсков и иных морских существ. Но как они оказались на территории Москвы или любого другого города Центральной России? До ближайшего моря отсюда сотни километров.

Мы привыкли, что континенты имеют чёткие очертания и находятся на своих местах. Пока мы летим из Москвы в Сочи, Чёрное море не перельётся в другую низину, а Крым так и останется полуостровом. Но если по завету Дока Брауна из «Назад в будущее» думать в четырёх измерениях, то выяснится: рельеф менялся настолько радикально, что, посмотрев на глобусы разных геологических эпох, мы вряд ли узнали бы родную планету.

Моря — явление временное. Их существование зависит от двух основных факторов. Первый — наличие углубления на континенте, в которое вода может затечь. На больших отрезках времени поверхность суши гуляет, как полотнище флага в ветреный день: одни участки повышаются, другие понижаются. Второй фактор — уровень Мирового океана. Количество жидкой воды на планете зависит от климата и размера снеговых шапок на полюсах. А потепления и похолодания в истории Земли случались не раз.

Как учёные узнают, что в том или ином месте было море? Они изучают осадочные породы: известняки, песчаники, глины, мергели, доломиты, которые покрывают почти всю земную кору. Грубо говоря, пробурили скважину в сто метров, подняли образцы, изучили особенности породы и сохранившиеся в ней останки живности. После этого можно сделать вывод, что здесь было море: глубина такая, солёность сякая, температура эдакая.

Углубили скважину ещё на десять метров — выяснили, что здесь происходило в более раннюю эпоху. И так далее. Если бурить не получается (нет денег, слишком сложный рельеф, ушёл в отпуск буровик), можно довольствоваться естественными обнажениями пород — речными откосами, скалами и т. д.

Моря были настолько распространённым и стремительно менявшимся геологическим явлением, что рассматривать их в масштабах планеты или даже страны размером с Россию нельзя: список получится неохватным.

Мы решили ограничиться Восточно-Европейской платформой. На общем фоне этот блок континентальной коры можно назвать островком стабильности. При этом за последние 700 миллионов лет он почти весь успел побывать под водой, а некоторые территории так даже по нескольку раз. Мы взяли самые известные моря — те, что хоть и существовали в далёком прошлом, но сумели внести большой вклад в наше геологическое настоящее.

Море Зимнего берега

На всякий случай напоминаем: Земля сформировалась за 4,5 миллиарда лет до того, как вы приобрели этот номер «КШ». Известно, что часть воды на планете была изначально, другую принесли ледяные кометы. Можно уверенно предполагать, что моря и суша существуют давно: примерно четыре миллиарда лет назад поверхность планеты остыла до температуры, при которой вода из пара начинает превращаться в жидкость. Но очертания океанов и материков совсем древней Земли известны лишь очень-очень приблизительно. Поэтому три миллиарда лет мы для ясности опустим.

Во времена, куда мы таким образом перенеслись, все блоки земной коры были соединены в огромный суперконтинент. Обитатели нынешних материков могли бы запросто кочевать из Африки в Австралию и Америку. Жаль, что никаких обитателей не было: суша была практически безжизненна, хотя в море существовали относительно развитые организмы.

В мировой науке этот гигантский континент получил имя Родиния. Первые гипотезы о нём были высказаны в 1970 году, а название предложено в 1990-м супругами Марком и Дианой Макменамин. В этом месте можете испытывать прилив патриотизма: топоним Родиния американские палеонтологи образовали от русского Rodina. Имя для океана, окружавшего этот суперконтинент, тоже взято из нашего языка — Мировия.

Одно из морей, входивших в этот океан, покрывало северную часть современной Центральной России. Правда, тогда российский Север находился в южном полушарии, ближе к экватору.

Когда это море появилось, точно сказать сложно. Но известно, что оно было совершенно непохоже на современные моря, ведь тогдашняя Земля радикально отличалась от нынешней. Сутки длились менее 21 часа, год — около 423 дней. Кислорода в атмосфере было всего 7% вместо нынешних 23.

А ещё было холодно. Есть даже концепция «Земли снежка», согласно которой 630–650 миллионов лет назад наша планета представляла собой ледяную пустыню вроде планеты Хот из «Звёздных войн». И море, скорее всего, было покрыто ледяным панцирем.

Впрочем, подтвердить или опровергнуть это утверждение пока невозможно: не хватает данных. Зато мы точно знаем, что в этом море уже обитали первые многоклеточные организмы. Считается, что их ассортимент не отличался разнообразием — до кембрийского взрыва, в результате которого на планете появились сотни тысяч видов, оставалось больше ста миллионов лет.

Информации об этих формах жизни крайне мало: в те далёкие времена организмы ещё не додумались обзавестись скелетами или чем-то ещё, что не разлагается со временем. Палеонтологам приходится довольствоваться редкими отпечатками в горной породе. Их можно найти на Зимнем берегу Белого моря, где выходят на поверхность образовавшиеся на дне осадочные породы.

Так были открыты существа, напоминающие современные морские перья, — чарнии; аналоги ползающих медуз — дикинсонии и похожие на червей сприггины. Все они первопроходцы многоклеточного мира, ведь до этого больше миллиарда лет на Земле жили лишь бактерии да прочие одноклеточные.

Границы моря указать сложно. Но что оно было — это уж наверняка.

Почти Балтийское море

Ничто не вечно под луной. Примерно 750 миллионов лет назад суперконтинент Родиния начал распадаться. Одним из продуктов распада стал континент Балтика. На северо-западе этой платформы образовалась впадина, куда начала затекать вода. Её становилось всё больше: климат на планете теплел, лёд таял, полярные шапки почти исчезли, уровень океана повышался. Так сформировалось море, которое можно назвать Балтийским, хотя оно совсем не похоже на современный одноимённый водоём. Отличали его не только очертания, но и температура — как на южном курорте: общее потепление усугублялось в данном случае близостью к экватору.

В таких условиях грех было не расплодиться всякой живности. Правили бал представители членистоногих — трилобиты. Выглядели они как если бы художнику-авангардисту заказали редизайн таракана: тело, состоящее из сегментов, глаза на стебельках и отходящие во все стороны шипы. В «Фантастической саге» Гаррисона участники голливудской съёмочной группы, оказавшись на доисторическом острове, «ловят их при свете фонаря, жарят целиком и едят с пивом».

Несмотря на устрашающий вид, трилобиты были относительно мирными существами — целыми днями рылись в донном осадке, выискивая вкусности. При этом нередко становились добычей. В то время как раз начали появляться первые головоногие моллюски, для которых хрустящие членистоногие были лакомым обедом. По существующим данным, именно трилобиты первыми освоили защитную стратегию «свернуться в клубок и ждать».

К концу силурийского периода — около 420 миллионов лет назад — эта часть платформы начала подниматься, и моря не стало.

Уральский океан

Жители Перми, Уфы и соседних регионов могут считать себя настоящими подводниками. На протяжении двухсот миллионов лет на планете существовал Уральский океан — огромное водное пространство, разделявшее древние континентальные плиты — Балтику (Фенносарматию) и Сибирию.

В девоне вдоль берегов Уральского океана вытянулся большой коралловый риф. А со стороны Балтики были ещё и островные дуги с действующими вулканами. Они отделяли мелкие моря от океана — что-то вроде современного Карибского моря, обособленного от Атлантического океана Антильскими островами.

Радуют названия островных дуг: Тагильская (была в ордовике — силуре) и Магнитогорская (появилась в девоне). Вряд ли Нижний Тагил или Магнитогорск ассоциируются у кого-то с тёплым морем и экваториальной жарой. Но всего лишь несколько сот миллионов лет назад в этих местах были поистине райские условия, правда, без мохито, шезлонгов и мулаток в бикини.

В Уральском океане хозяйничали рыбы, неслучайно неофициальное название девона — «век рыб». Эволюция экспериментировала с дизайном этих животных: панцирные, кистепёрые, двоякодышащие, хрящевые — все они родом отсюда. Часть опытов оказалась удачной. Кистепёрые и двоякодышащие рыбы со временем выползли на сушу, став предками современных четвероногих. Потомки хрящевых здравствуют и поныне, самый очевидный пример — акулы.

А вот панцирным повезло меньше. У матушки-эволюции была гипотеза: если навесить на рыбу много брони, рыбу не будут жрать. Но хищники таки наловчились раскусывать неповоротливых панцирных, и к концу девона они вымерли. Оказалось, что быстро плавать гораздо полезнее.

Многочисленные лагуны, атоллы и острова — идеальное пристанище для планктонных организмов. Их было много, очень много. И каждый российский гражданин должен сказать им большое человеческое спасибо. Почему? Потому что из них образуется нефть. Этот девонский риф изучен очень хорошо: он простирается от Ухты до Южного Урала и вскрыт множеством геологических скважин. Геологи называют его «доманиковой свитой», а такие породы — доманикитами. Эти породы — наш запас на чёрный день. Сейчас вести добычу не очень рентабельно: это так называемая сланцевая нефть, которую извлекать пока сложно и дорого. Однако породы занимают огромную площадь, и в пору высоких цен на углеводороды была проведена детальная разведка региона. Причин для беспокойства нет: нефть в России закончится нескоро.

Вернёмся к Уральскому океану. Балтика и Сибирия медленно, но верно двигались навстречу друг другу. В конце девона океан превратился в протоку, в каменноугольном периоде континенты сошлись, а на месте встречи вздыбились Уральские горы.

Море Московское, белокаменное

Это море образовалось в результате события планетарного масштаба: 433 миллиона лет назад столкнулись континенты Балтика и Лаврентия, образовав суперконтинент Лавруссия (Еврамерика). В месте столкновения образовались высокие горы, платформа начала прогибаться, и туда хлынули воды Уральского океана — тогда он ещё был.

В конце каменноугольного периода наступление воды достигло максимума. Место, где сейчас находится Москва, представляло собой центр достаточно глубокого (несколько километров) моря.

Ему мы обязаны знаменитым белым камнем — известняком, из которого при Дмитрии Донском построили первый каменный Кремль. Если рассмотреть кусочек этой породы, в нём наверняка обнаружится какая-нибудь окаменелость или её фрагмент.

Откроем маленькую тайну. Свою первую палеонтологическую коллекцию автор этого текста собрал на автостоянке возле дома, обсыпанной таким известняком.

Правда, главных героев той эпохи невооружённым глазом не разглядишь. В основе известняка миллиарды скелетиков одноклеточных организмов: фораминифер и радиолярий. Они строили свои домики из карбоната кальция (минерала кальцита). Возможности отдельно взятой фораминиферы весьма скромны, но когда тонны планктона отмирают каждый год на протяжении миллиона лет, результат оказывается впечатляющим: сотни метров белоснежной породы. Есть в Подмосковье даже коралловые рифы тех времён — один из них можно увидеть в карьере Пески около Коломны.

Что случилось с морем? В начале пермского периода в связи с закрытием Уральского океана и подъёмом этой части платформы оно сначала обмелело, а потом исчезло вовсе. В следующем, триасовом периоде здесь была уже суша. Началась геократическая эпоха, когда заметно увеличилось количество не покрытых водой участков.

Пермское соляное море

Во второй половине каменноугольного периода окончательно исчез Уральский океан — граница между будущими Европой и Азией стала более менее сухопутной, на месте столкновения плит началось активное образование Уральских гор.

Остатки океана, зажатые между растущим Уралом и Восточно-Европейской платформой, превратились в цепь очень солёных мелких и тёплых водоёмов. На юге они соединялись с океаном Палеотетис, однако часть «мостиков» пришла в негодность из-за отступления моря и локальных поднятий.

Территория будущей России всё ещё в курортной зоне — примерно на широте Италии и Испании. Если бы тогда существовали туристические агентства, туры «всё включено» на уральские моря пользовались бы огромным спросом независимо от сезона. А косметологи наладили бы выпуск кремов, лосьонов и шампуней, аналогичных тем, что сейчас делают из минералов Мёртвого моря в Израиле, — это тоже высыхающий водоём с зашкаливающим уровнем солёности.

Со временем моря мелели и исчезали, оставляя после себя толщи соли — хлорида натрия (он же минерал галит, он же обычная поваренная соль) и хлорида калия (минерал сильвин, на вкус отвратительно горький). Города Соликамск, Соль-Илецк находятся ровно там, где завершилась история этих морей.

В них, к сожалению, уже не искупаться. А вот взять пакет пермской соли, высыпать в ванную, закрыть глаза и представить, что ты двести семьдесят миллионов лет назад плаваешь в море на Урале, — реальная и приятная альтернатива.

Триасовый Каспий

Триас — совсем не морское время для Восточно-Европейской платформы. Суша поднимается вверх, моря стремительно отступают. Но кое-где им всё-таки удаётся вернуть утраченные позиции. Одно из таких мест — Прикаспийская впадина.

Морская вода заливалась в неё с юга из океана Палеотетис, образовавшегося 460 миллионов лет назад в середине ордовика, принося с собой типичную морскую триасовую фауну вроде аммонитов. Периодически площадь моря сокращалась почти до нуля. А если вспомнить о вулканической дуге на юге... Цунами и землетрясения были в этих краях обычным делом. В общем, водным обитателям жилось несладко, видовое разнообразие резко сокращалось.

Поволжское море

Море отвоёвывает утраченные позиции. Центральная часть Восточно-Европейской платформы начинает понижаться — образуется длинный пролив, соединяющий тёплый экваториальный океан Тетис с морями в районе Северного полюса планеты.

Этот пролив занимал всю территорию Центральной России. Под водой оказалась также Центральная и Южная Европа, за исключением большей части территории Украины, которая была крупным островом.

Центром нового морского региона стало Поволжье. Нет, до появления главной русской реки было ещё далеко. В основном Волга вырабатывала свою долину самостоятельно, однако в нижнем течении её русло проходит по низменности, оставшейся ещё от тех морей.

Пришло время морских рептилий. Многочисленные виды ихтиозавров и плезиозавров были наиболее опасными и распространёнными хищниками, занимая экологическую нишу современных акул — с поправкой на то, что и добыча, и охотники были на порядок крупнее.

Морских пресмыкающихся развелось так много, что фрагменты их скелетов находят каждый год, даже в Подмосковье. Одна из последних любопытных находок — позднемеловой плиозавр Luskhan itilensis, обнаруженный в 2002 году на Волге. Внешне он напоминал гигантского дельфина с вытянутой пастью. Описание нового вида выполнил и недавно опубликовал международный коллектив палеонтологов. Эта рептилия восполнила так называемый раннемеловой пробел — отсутствие находок полных скелетов, относящихся к раннему мелу.

К концу мелового периода пролив, соединявший северное и южное моря, закрылся, а на этом месте в числе прочего появилось Подмосковье. Под воду оно больше не уходило.

Но в Поволжье море просуществовало почти до наших дней — в геологических масштабах, естественно. Причём то, что плескалось в тех краях 15–10 миллионов лет назад, называется Майкопским морем. А более позднее, порядочно уменьшившееся в размерах, — Сарматским. Главными островами Сарматского моря были Крым и Кавказ, населяли его кроме многочисленных костных рыб небольшие киты-цетотерии и тюлени.

Последний штрих к истории российских морей: 2–3 миллиона лет назад Сарматское море в результате поднятия современного Ставрополья и Краснодарского края развалилось на два: Акчагыльское и Куяльницкое. Акчагыльское море стало Каспийским и Аральским, Куяльницкое — Чёрным.

Границы нынешних российских морей известны каждому. Но если задумаете снова воспользоваться машиной времени и переместиться в будущее, на сто миллионов лет вперёд, то не удивляйтесь, услышав громкое «плюх».

Иллюстрации и фотографии: Shutterstock, Science Photo Library / East News, Wikipedia / Commons, Кирилл Власов.

Дмитрий Литвин. Древнее море под Москвой :: Книжный ларек

ДРЕВНЕЕ ДЕВОНСКОЕ МОРЕ ПОД МОСКВОЙ

 

Москва может в любой момент провалиться в подземное море.

 

Не каждый знает, что под ногами москвичей находится море. Нет, не подземные реки, а именно море. Настоящее, соленое. Как же оно появилось?

 

Некогда это море простиралось на поверхности земли, там, где ныне расположены Москва и Подмосковье. Но геологические преобразования изменили со временем профиль этого участка нашей планеты, и море покинуло прежние берега. Однако оно не отступило, как это чаще бывает, к океану. Воды его ушли в недра и были остановлены твердой кристаллической платформой, которая стала дном этого нового, подземного моря.

О море гигантских размеров, находящемся, по мнению гидрогеологов, не только под нашей столицей и ее пригородами, но и под рядом областей Центральной России, узнали недавно. А произошло это так. Академик И. Губкин, прославившийся открытием важных нефтегазовых провинций, не однажды обнаруживал нефть в пластах девонского периода. Эти пласты образовались от 410 до 350 миллионов лет тому назад. Для геологов такие цифры многое значат. Чем дальше в историю земли, тем глубже находятся слои горных пород, родившиеся в тот или иной период. Губкин решил искать «черное золото» в девонских пластах под Москвой.

В истории науки нередки случаи, когда ученые ищут одно, а находят другое. И на этот раз при бурении было обнаружено неожиданное богатство – соленая вода.

Что же представляет собой это море? Попробуем вместе с бурильщиками проникнуть в его глубины. Уже в 70–270 метрах от поверхности земли мы встретим питьевую воду, вкусную и доброкачественную. Но это еще не море.

На глубине от 335 до 520 метров пласты богаты целебной «Московской минеральной». По своему составу она близка к «Боржоми» и «Ессентукам». Одну из скважин пробурили в Останкине, на территории завода фруктовых вод. Там добывают минеральную воду и наполняют ею бутылки со знакомой многим этикеткой. Но и это еще не море. С его поверхностью бурильщики встречаются на глубине 815 метров.

Солей еще больше на глубине 1070–1340 метров. Оттуда поднимают крутой рассол с 262 граммами солей в литре. Скважины для добычи древней морской воды пробурены рабочими треста Промбурвод Министерства монтажных и специальных строительных работ СССР. Одна из скважин — на Московском мясокомбинате, что на улице Талалихина. Раньше всю соль, необходимую для этого предприятия (на соли работают и холодильные установки), привозили из Соликамска. Теперь в этом нет нужды.

На улице Талалихина есть еще одна скважина – при бальнеологической лечебнице. Пробурены скважины и в ряде подмосковных санаториев – «Дорохово», «Монино», «Архангельское» и другие.

Морской водой из подземной скважины пользуются и в Московском олимпийском центре водного спорта, построенном в Первомайском районе столицы. Здесь в бассейне с морской водой тренируются юные пловцы из различных спортивных школ.

Москвичам грозит намного большая опасность, чем мировой финансовый кризис и даже Третья мировая война. Власти России об этой опасности знают, но скрывают её от жителей Москвы. Многим известно о так называемом «подземном Московском море». Его существование открыл академик Губкин, который производилгеологическую разведку с целью обнаружения нефти непосредственно под Москвой и ее пригородом. Вместо залежей нефти академик Губкин обнаружил огромный водный резервуар, предположив, что это часть моря, которое в свое время покрывало Среднерусскую равнину.

По каким­то причинам часть этого моря заполнила гигантскую пустоту под территорией, на которой расположен современный город Москва. По данным геологических изысканий установлено, что основная площадь подземного моря в основном располагается в пределах Московской кольцевой автодороги (МКАД), несколько выходя за ее границы на более или менее значительное расстояние от 5 до 30 км. Глубина подземного моря до настоящего времени не установлена, известно лишь то, что верхняя его часть состоит из пресной воды, и только на глубине около 1300 метров от поверхности моря начинается слой настоящей морской воды, насыщенной солями.

Подземный свод моря можно назвать сферическим, выпуклым к земной поверхности, поэтому в разных местах толщина земного покрова, отделяющего Москву от поверхности подземного моря разная: ближе к окраинам Москвы эта толщина достигает 900–1000 метров, ближе к центру она составляет всего 500 метров, а в некоторых местах центральной части Москвы – всего 300–400 метров.

Только представьте себе, что дом, в котором живут люди, от подземной морской бездны отделяет слой земли толщиной всего лишь в 500–700 метров! Все эти факты достаточно широко известны, изложены как в специальной научной, так и в научно-популярной литературе. Из каких же факторов состоит эта катастрофическая опасность, которую скрывает российская власть?

1. Первый фактор заключается в том, что и без того очень тонкий слой геологической поверхности, отделяющий Москву и москвичей от подземной морской бездны, ослаблен карстовыми пустотами, которые имеют естественное происхождение.

2. Этот тонкий слой земной поверхности нарушен и ослаблен многочисленными глубинными пустотами искусственного происхождения: линиями метрополитена и, что более существенно, огромными подземными многоярусными убежищами, которые строились на случай войны с применением атомного оружия.

3. Третий фактор заключается в том, что при интенсивной застройке Москвы более 5000 речек и ручьев были пущены в подземные коллекторы. Подземные коллекторы давно обветшали, и эти тысячи подземных речек размыли огромные и многочисленные пустоты в глубинных слоях грунта под Москвой.

Все эти факторы привели к катастрофическому ослаблению слоя земной поверхности, отделяющего Москву от поверхности подземного моря. На фоне этого ослабления тонкого слоя земной поверхности отдельным фактором является современная интенсивная и очень плотная застройка территории Москвы огромными зданиями, только в подушку фундамента которых закачивается десятки тысяч, а нередко и сотни тысяч кубометров бетона. Таким образом, создается гигантское давление на и без того катастрофически ослабленный слой земной поверхности, на котором стоит Москва, а под ним – подземная водная бездна.

Некоторое время назад СМИ РФ регулярно и почти каждый день рассказывали о провалах грунта в разных частях Москвы. Некоторая часть этих провалов была обусловлена разрывом теплосетей или другими причинами поверхностно-техногенного характера, но в большинстве случаев эти провалы происходили из-за глубинных подвижек слоев земли.

Сейчас российские СМИ о провалах дружно молчат, хотя они продолжаются.

Теперь о самом главном. Еще в период, предшествующий распаду СССР, отделу геофизических и сейсмических исследований Управления военно-морской разведки Балтийского флота было поручено произвести исследования, связанные с геофизической и сейсмической безопасностью города Москвы с учетом наличия под ней «подземного моря». В период с 1988 по 1990 год отдел геофизических исследований военно-морской разведки установил, что город Москва расположен на пересечении двух тектонических разломов, то есть на стыке четырех тектонических плит, которые образуют гигантское напряжение из-за взаимного давления. За период наблюдений была установлена динамика нарастания напряжения.

Кроме этого было установлено также, что ослабленные волновые толчки, идущие вдоль разломов из мест, где происходят достаточно сильные землетрясения, ощущаются на поверхности Земли в районе Москвы силой от 1,5 до 3,5 баллов. Эти толчки провоцируют обвалы нижней части свода купола земли, на котором стоит город Москва, чем еще больше ее (поверхность) ослабляют.

Помимо этого военные геофизики пришли к выводу, что нарастание давления на стыке четырех тектонических плит под Москвой рано или поздно приведет к достаточно мощному землетрясению силой от 5 до 6 баллов с эпицентром под Москвой. И если значительная часть домов в Москве выдержат толчки в 4–6 баллов, то их не выдержит слой земной поверхности, к тому же, значительно ослабленный, на котором стоит сама Москва. То есть весь этот слой земли обрушится вместе с Москвой в подземное море.

Исследуя динамику нарастания напряжения между тектоническими плитами под Москвой, военные специалисты пришли к выводу, что подобное катастрофическое событие может произойти внезапно.

После нескольких докладов о результатах своих исследований вначале непосредственному руководству, а затем и в более высокие инстанции исследовательский отдел был спешно расформирован властями, а военнослужащие уволены в запас в связи с сокращением Вооруженных сил. Укажем в этой связи, что периодически, но достаточно регулярно, российскими властями инспирируется вопрос о переносе столицы РФ из Москвы в Петербург и переводе туда всех центральных структур власти.

Остается лишь добавить, что за последние 2 года сейсмологи всего мира констатируют небывалую сейсмическую активность по всему миру, как по частоте землетрясений (ежесуточно фиксируется от 4 до 12 землетрясений), так и по необъяснимому расширению географии землетрясений. Объяснить причины подобного сейсмологи не могут. Выводы военных специалистов-геофизиков в 198–1990 гг. не учитывали это небывалое возрастание сейсмической активности, а также масштабную застройку Москвы. Мы выражаем серьезное опасение, что катастрофы вряд ли придется избежать.

 

© Дмитрий Литвин, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Огромное море под Москвой: elviraelja — LiveJournal


Не каждый знает, что под ногами москвичей находится море. Нет, не подземные реки, а именно море. Настоящее, соленое. Как же оно появилось?

Некогда это море простиралось на поверхности земли, там, где ныне расположены Москва и Подмосковье. Но геологические преобразования изменили со временем профиль этого участка нашей планеты, и море покинуло прежние берега. Однако оно не отступило, как это чаще бывает, к океану. Воды его ушли в недра и были остановлены твердой кристаллической платформой, которая стала дном этого нового, подземного моря.

О море гигантских размеров, находящемся, по мнению гидрогеологов, не только под нашей столицей и ее пригородами, но и под рядом областей Центральной России, узнали недавно. А произошло это так. Академик И. Губкин, прославившийся открытием важных нефтегазовых провинций, не однажды обнаруживал нефть в пластах девонского периода. Эти пласты образовались от 410 до 350 миллионов лет тому назад. Для геологов такие цифры многое значат. Чем дальше в историю земли, тем глубже находятся слои горных пород, родившиеся в тот или иной период. Губкин решил искать «черное золото» в девонских пластах под Москвой.

В истории науки нередки случаи, когда ученые ищут одно, а находят другое. И на этот раз при бурении было обнаружено неожиданное богатство — соленая вода.

Что же представляет собой это море? Попробуем вместе с бурильщиками проникнуть в его глубины. Уже в 70—270 метрах от поверхности земли мы встретим питьевую воду, вкусную и доброкачественную. Но это еще не море.

На глубине от 335 до 520 метров пласты богаты целебной «Московской минеральной». По своему составу она близка к «Боржоми» и «Ессентукам». Одну из скважин пробурили в Останкино, на территории завода фруктовых вод. Там добывают минеральную воду и наполняют ею бутылки со знакомой многим этикеткой. Но и это еще не море. С его поверхностью бурильщики встречаются на глубине 815 метров.

Солей еще больше на глубине 1070—1340 метров. Оттуда поднимают крутой рассол с 262 граммами солей в литре.

Скважины для добычи древней морской воды пробурены рабочими треста Промбурвод Министерства монтажных и специальных строительных работ СССР. Одна из скважин — на Московском мясокомбинате, что на улице Талалихина. Раньше всю соль, необходимую для этого предприятия (на соли работают и холодильные установки), привозили из Соликамска. Теперь в этом нет нужды.

На улице Талалихина есть еще одна скважина — при бальнеологической лечебнице. Пробурены скважины и в ряде подмосковных санаториев — «Дорохово», «Монино», «Архангельское» и других.

Морской водой из подземной скважины пользуются и в Московском олимпийском центре водного спорта, построенном в Первомайском районе столицы. Здесь в бассейне с морской водой тренируются юные пловцы из различных спортивных школ.

Оказывается, на месте Москвы миллионы лет назад плескалось Девонское море.

Оно простиралось от нынешнего города Смоленска до Уральских гор.

Его акватория занимала семьсот тысяч квадратных километров — почти что Черное и Каспийское моря, вместе взятые!

Потом Девонское море ушло в глубину земли.

Из книги Э.А. Вартаньяна «История с географией, или жизнь и приключения
географических названий» (М.: Детская литература, 1986 год).

Загадки девонского моря

Геологическая «визитная карточка» Липецкой области – отложения древних известняков. С ними связаны не только ландшафтные особенности нашего края, но и загадочные растения-реликты.

Необязательно совершать долгие путешествия, чтобы встретить чудеса. Например, неподалёку от Липецка раскинулось Матырское «море», где плавают самые настоящие пираньи. И это не шутка, а официально подтвержденный факт. Есть в нашей области и водопад, сравнимый с водопадами черноморского побережья Кавказа.

Стоит отправиться по реке Дон, как одна за другой обнаружатся «горы»: Осиновая, Змеиная, Сокольская, Липовская и, конечно, Галичья. Такие названия наши предки дали особо крутым и возвышенным известняковым берегам рек, которые стали поистине природным достоянием Липецкой области.

Но откуда взялись удивительные скалистые массивы в центре Восточно-Европейской равнины? Чтобы ответить на вопрос, совершим путешествие в далёкое прошлое, на 450 миллионов лет назад, в девонский период. В это время на территории нынешней Липецкой области простиралось тёплое мелководное тропическое море, населённое кораллами, моллюсками и множеством других придонных обитателей. На протяжении почти 60 миллионов лет здесь, в море, отмирало и рождалось заново несметное количество живых организмов, и образовался мощный слой осадочных отложений. А из них сложились многометровые известняковые толщи.

В нашей местности они, будто слоёный пирог, располагаются на разном уровне от поверхности земли. В зависимости от геологических особенностей и времени образования эти слои часто имеют привычные нам названия: данковские, лебедянские, задонские известняки. Между слоями девонских толщ залегают водоносные горизонты. Они хранят запасы чистейшей питьевой воды и являются основными источниками водоснабжения жителей нашего региона.

И толщи, и горизонты, как правило, погребены глубоко под землей. Но откуда на поверхности земли скальные массивы? Для этого снова отправимся в прошлое, но теперь уже на 25 миллионов лет назад – во временной промежуток между неогеновым и четвертичным периодами. К этому времени море уже давно отступило. На появившихся континентах происходили мощные движения земной коры, в результате чего одна геологическая платформа начала отделяться от другой. Так «родились» две крупные формы рельефа, которые и создали современный природный облик Центральной России. Одна из них, Среднерусская возвышенность, стала медленно подниматься, а другая, Окско-Донская равнина, – опускаться. За миллионы лет поднятие Среднерусской возвышенности по сравнению с её родной «сестрой» – Окско-Донской равниной – достигло 250 метров. Кстати, этот процесс продолжается и в наши дни. Каждый год на отдельных участках Среднерусской возвышенности рельеф поднимается на 2-4 миллиметра. Постепенно растут овраги и балки, а речные долины всё глубже врезаются в равнинный рельеф. И всё выше поднимаются по берегам рек спрятанные прежде под слоем песков и глин девонские известняки.

Это – излюбленные места туристов. Множество увлечённых путешественников спешат оценить красоту и необычность ландшафтов Воргольских скал, урочищ Аргамач-Пальна и Донских Бесед, Липовской, Сокольской и других «гор». Увидеть и испить живительную влагу из Русанова Ключа, единственного в Липецкой области водопада, берущего начало на высоте почти 20 метров над уровнем Дона. Водопад состоит из множества порогов, один из которых падает с высоты более 2 метров.

А у села Конь-Колодезь Хлевенского района можно спуститься в настоящую пещеру. Она ведёт вглубь Каменной горы, пронизанной подземными залами с расходящимися боковыми ходами. Экстремалам предложу отправиться в пещеру Волчья Яма, что под Ельцом. Эта вертикальная скалистая трещина – геологический разлом, уходящий на глубину более 25 метров.

И, наверно, нет ни одной скалы или пещеры, с которой не была бы связана старинная легенда или загадочная история. Елецкие краеведы рассказывают историю о смелом воине-богатыре Вороне. Он бросился с горного обрыва вниз, увлекая за собой татарский отряд. На берегу реки Олым есть необычные камни, имеющие форму стола с расставленными по краям стульями. Тербунцы, которые называют это место Чертовым Столом, поведают вам легенду о колдунах и магах, обитавших некогда в этих краях. А жители Краснинского района расскажут о семи братьях, которые отдали свою жизнь, защищая Русь от татаро-монгольских завоевателей. На месте их битвы с тех пор бьёт из-под горы источник Семь Братьев, давший начало заповедной речке Плющанке.

И уж конечно, во многих районах Липецкой области хранятся легенды о сокровищах, спрятанных в каменных пещерах. Так, лебедянцы помнят о разбойнике Тяпке, некогда обитавшем на горе. Вскоре её назвали его именем и здесь основали город Лебедянь.

Но самый большой вклад в изучение природы известняковых скал внесли, конечно, учёные. Они даже придумали специальный термин, характеризующий эту территорию – Известняковый север Среднерусской возвышенности.

Изучать природу Известнякового севера специалисты начали с середины XIX века. Этому посвятил свой труд и Пётр Петрович Семёнов, будущий знаменитый географ Семёнов-Тян-Шанский. А в конце XIX века из трудов Василия Цингера и Дмитрия Литвинова научное сообщество России узнало о реликтовой флоре Галичьей горы.

Последующие исследования многих географов и ботаников показали, что на Верхнем Дону есть и другие участки, где произрастает реликтовая флора, обитает редкая фауна, а сами урочища сохранили уникальные и неповторимые ландшафты.

Наиболее ценные из них вошли в систему особо охраняемых природных территорий Липецкой области. Многим известняковым кручам дали ещё и особый статус геологических памятников природы. Поэтому, посещая эти уголки природы, помните, что их надо очень беречь.

Иван КЛИМОВ, ведущий эколог ТЦ «Липецгеомониторинг».

Воргольская долина.

Скалы урочища «Донские Беседы» (Задонский район).

Доисторический обитатель девонского моря.

Альпинизм на Воргольских скалах (Елецкий район).

Девонский период — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Девон.

Дево́н (девонский период, девонская система) — четвёртый геологический период палеозойской эры. Начался 419,2 ± 3,2 млн лет назад, закончился 358,9 ± 0,4 млн лет назад. Наравне со следующим каменноугольным периодом является самым продолжительным в палеозое (оба длились по 60 млн лет)[1].

Этот период богат биотическими событиями. Жизнь бурно развивалась и осваивала новые экологические ниши.

Название дано по имени графства Девонши́р, или Девон в юго-западной Англии, на территории которого распространены геологические породы этого периода.

система отдел ярус Возраст, млн лет назад
Карбон Нижний Турнейский меньше
Девон Верхний Фаменский 372,2—358,9
Франский 382,7—372,2
Средний Живетский 387,7—382,7
Эйфельский 393,3—387,7
Нижний Эмсский 407,6—393,3
Пражский 410,8—407,6
Лохковский 419,2—410,8
Силур Пржидольский больше
Деление дано в соответствии с IUGS по состоянию на декабрь 2016 года

Девонская система подразделяется на 3 отдела и 7 ярусов[1]. Раньше выделялись 3 надотдела (арденнский — 3 верхних яруса, рейнский: эйфельский и эмсский ярусы, и богемский — 2 нижних яруса), но такое деление не утверждено Международным союзом геологических наук.

На суше от риниофитов произошли плауновидные, хвощевидные, папоротниковидные и голосеменные растения, многие из которых были представлены древесными формами (например археоптерисы). Растения по всей Земле были одинаковыми, не было географической дифференциации.

Появились первые наземные позвоночные. Палеонтологи предполагают, что лёгкие, которыми дышат наземные существа, первоначально возникли у обитающих в болотах рыб. От таких — кистепёрых — рыб возникли земноводные. Одни из первых земноводных — ихтиостеги, акантостеги — обладали множеством рыбьих признаков, но имели вполне сформированные конечности. Они были тесно связаны с водой, может быть даже теснее, чем современные лягушки. В России в Сосногорской формации в республике Коми найден древнейший тетрапод Parmastega aelidae. Возраст находки — около 372 млн лет назад (Фаменский ярус[en])[2].

Распространяются появившиеся ещё в силурийский период многоножки, появляются пауки, клещи, насекомые — жизнь осваивала сушу.

В морях в девонском периоде тоже происходили перемены. Появились первые аммониты — головоногие моллюски со спирально закрученными раковинами, которых ещё ждал расцвет в мезозое. Донные хищники ракоскорпионы — эвриптероидеи достигают 1,5—2 метров в длину. Трилобиты начинают вымирать, судя по всему, им стало сложно жить при таком изобилии хищников.

Девон часто называют «веком рыб». Действительно, бесчелюстные и челюстноротые заселяют практически все морские и пресноводные бассейны и достигают большого разнообразия.

Девонский ландшафт

В середине периода существенно повышается разнообразие растений. Среди распространённых во второй половине девона групп — древовидные плаунообразные, первые хвощовые, прапапоротники, прогимноспермы и первые голосеменные[3]. Появился почвенный покров[4].

В конце периода происходит массовое вымирание животных.

В девоне произошла вспышка кимберлитового магматизма на Восточно-Европейской платформе. В девонских песчаниках и гравелитах Тимана и Западного Урала (бассейн р. Вишеры) найдены алмазы. На Сибирской платформе образовалась трубка Удачная и многие другие кимберлитовые трубки.

  • Иорданский Н. Н. Развитие жизни на земле. — М.: Просвещение, 1981.
  • Короновский Н. В., Хаин В. Е., Ясаманов Н. А. Историческая геология : Учебник. — М.: Академия, 2006.
  • Ушаков С. А., Ясаманов Н. А. Дрейф материков и климаты Земли. — М.: Мысль, 1984.
  • Ясаманов Н. А. Древние климаты Земли. — Л.: Гидрометеоиздат, 1985.
  • Ясаманов Н. А. Популярная палеогеография. — М.: Мысль, 1985.
Д
о
к
е
м
б
р
и
й
Палеозой (541,0—251,9 млн лет назад) М
е
з
о
з
о
й
Кембрий
(541,0—485,4)
Ордовик
(485,4—443,8)
Силур
(443,8—419,2)
Девон
(419,2—358,9)
Карбон
(358,9—298,9)
Пермь
(298,9—251,9)

По следам девонского моря

Сегодня хочу рассказать о поездке в город Витебск, которая состоялась в последнюю субботу лета 2016 года накануне дня шахтера. Витебск был основан в 974 году и является вторым после Полоцка городом Беларуси по возрасту. Однако задолго до людей земли Витебщины были населены другими живыми существами, поиски следов которых и являлись целью поездки. Недалеко от Витебска находится городской поселок Руба, градообразующим предприятием которого является ОАО «Доломит», занимающееся производством доломитовой муки для нужд сельского хозяйства и других продуктов на основе доломита. Сырьевой базой ОАО «Доломит» является карьер «Гралёво», который является вторым по величине карьером Беларуси и имеет размеры примерно 3 x 1,5 км. Доломит, добываемый в карьере, образовался в результате выпадения солей из воды древнего моря, существовавшего здесь во франском веке позднего девона (385,3±2,6 – 374,5±2,6 млн. лет). О том, что здесь существовало море, свидетельствуют находимые в карьере окаменелости живших в нем организмов, таких как кораллы, брахиоподы, мшанки, водоросли, рыбы и другие.
Погода в день поездки выдалась хорошей (жарковатой, но без дождя) и компания тоже была прекрасной: моя коллега Юля из Витебска, которой также небезразличны тема древней жизни на Земле и каменная тема, любезно согласилась составить мне компанию – тем более, что за время своей жизни в Витебске она так ни разу и не посетила Рубу, хотя желание такое у нее давно было. В десять часов утра я прибыл на вокзал и мы отправились в путь. Около одиннадцати часов мы были уже на подступах к карьеру, наблюдая тучи пыли, вздымаемые в воздух гружёными Белазами. Нам повезло и припылило нас не очень, так как совсем недавно по дороге проехала поливочная машина – она периодически заправляется водой на насосной станции в карьере и поливает путь, по которому следуют Белазы. Впоследствии мы наблюдали сцену заправки поливочной машины, из цистерны которой вода переливалась через край, так как водитель в это время болтал с товарищем с насосной станции. Несмотря на пыль на карьере сам поселок Руба очень чистый и аккуратный с множеством цветов в двориках домов. Кто-то даже высадил возле своего дома кактус внушительных размеров – такие обычно вырастают только в оранжереях. От тополиной листвы в поселке веяло запахом приближающейся осени. Идя к карьеру через огороды местных жителей, где они выращивают картошку, репу и другие корнеплоды, благодаря наблюдательности Юли мы увидели на вершине большого холма, за которым находится карьер, остатки трамплина. Я раньше слышал, что в этих местах была горнолыжная база, но на сам трамплин никогда не обращал внимания. Пройдя мимо домика сторожа на дробильно-сортировочной станции, где производят щебень различных фракций из доломита, и предупредив его о нашем визите и наших сугубо геологических интересах, мы вскоре оказались вблизи водоема, где не так давно шагающий экскаватор черпал со дна интересующие нас мергели.

Дробильно-сортировочная станция с карьерным гусеничным экскаватором ЭКГ-5А. На заднем плане гигантский террикон из вскрышных пород, которые складируются в отработанной части карьера без вывоза за его пределы. Для осознания масштаба можете отыскать мою фигуру на куче щебня в правой части фото.


Толщина доломитовых отложений в карьере достигает 90 м. При этом доломитовый слой находится ниже уровня грунтовых вод, в связи с чем из карьера постоянно производится откачка воды с помощью насосной станции. Откачка производится примерно до уровня 20 м, и этот верхний уровень разрабатывается традиционным сухим способом. Остальные 70 м доломитового слоя оказываются под водой, в связи с чем значительную часть площади карьера занимают водоемы. Из водоемов добыча доломита осуществляется подводным способом. Для этого производятся взрывы, а затем разрушенная порода вычерпывается из водоема шагающим экскаватором ЭШ-10/70 и высыпается в виде террикона на берегу водоема для просушки. Высушенная порода загружается карьерными гусеничными экскаваторами ЭКГ-5А типа «прямая механическая лопата» в карьерные самосвалы БелАЗ, которые вывозят ее на завод для переработки. К числу наиболее интересных находок в карьере относятся чешуи и кожные пластинки древних рыб. Эти чешуи и пластинки встречаются в зеленоватых мергелях саргаевского горизонта, находящего под поверхностью воды. Кожные пластинки представляют собой остатки плакодерм или пластинокожих рыб, которых часто называют устаревшим термином «панцирные рыбы». Голова и грудь плакодерм были защищены «панцирем» из кожных щитков, а оставшаяся часть тела была покрыта чешуями или была голой в зависимости от вида. Эти рыбы достигли своего расцвета в девонском периоде и полностью вымерли к его концу. Наиболее крупным представителем плакодерм был дунклеостей, достигавший длины 8-11 м, однако таких гигантов в карьере Гралёво нет. Интересно, что плакодермы являются древнейшими известными живородящими организмами. В формации Гого в Западной Австралии были найдены останки самки плакодермы Materpiscis attenboroughi размером около 25 см с находящимся внутри эмбрионом размером около 6 см и фоссилизированной пуповиной. Название Materpiscis переводится с латинского как рыба-мать, а видовое название дано в честь Дэвида Аттенборро, который впервые обратил внимание на научное значение окаменелостей рыб из формации Гого. Кожные пластинки плакодерм имеют рельеф в виде гребней и бугорков, который является одним из признаков, используемых для определения их видовой принадлежности. «Технология» поиска кожных пластинок и чешуй в карьере состоит в том, что находятся блоки мергеля и раскалываются при помощи зубила и молотка по трещинам, обычно идущим вдоль плоскости напластования породы. Сами пластинки и чешуи обычно имеют темно-коричневый или черный цвет и, к сожалению, очень легко разрушаются, в связи с чем большинство находок представляют собой отпечатки рельефной стороны пластинок. Поработав молотком и зубилом, мы извлекли из глыб мергеля пару неплохих образцов.

Отпечаток грудного плавника плакодермы Bothriolepis sp.

Кожная пластина типа PMD (задняя срединно-спинная) плакодермы Bothriolepis cf. cellulosa и ее положение на теле рыбы (реконструкция пользователя Pteridium).

Фрагмент кожной пластины плакодермы Plourdosteus mironovi.


Правда с этого момента начались приключения, так как свой молоток я решил из Минска не тащить: груза и так было достаточно, а на обратном пути он мог существенно увеличиться по массе из-за собранных образцов. В итоге мы воспользовались молотком Юли, который по внешнему виду напоминал геологический, но видимо был изготовлен в Китае. Азиатское происхождение молотка вскоре дало о себе знать, когда мы неожиданно увидели, что у молотка отсутствует изогнутый конец: где и когда он отвалился, никто не видел, но зато налицо было видно качество отливки, из которой был сделан молоток – металл был внутри весь пористый. Вскоре отвалилась и вторая часть молотка. В итоге пришлось пользоваться останками молотка и ударным инструментом в виде оружия пролетариата и неандертальцев, то есть плоского камня. Удары молотка (по крайней мере, до случившейся с ним аварии) отдавались в скалистых стенках карьера звонким эхо. Извлеченные из мергеля пластинки панцирей рыб мы пропитывали суперклеем – кость, проведшая в каменном плену 380 млн. лет, на воздухе может мгновенно рассыпаться. Пообедав на гранитном валуне вблизи останков гусеничного экскаватора, мы направились на противоположный берег водоема, где стоял шагающий экскаватор. Вверху по заросшему молодыми деревьями краю карьера ходили казавшиеся крошечными люди: возможно они искали грибы, а возможно просто решили полюбоваться грандиозной панорамой карьера. Над кронами деревьев неподвижно висел узкий бледный серп стареющей луны. Пройти к экскаватору напрямую не удалось, так как наш путь неожиданно преградил довольно бурный поток воды, напоминающий горные речки после дождя. В итоге пришлось сделать довольно большой крюк через дробилку. По пути нам встретились населяющие карьер живые существа. Хотя карьер и представляет собой антропогенный ландшафт, созданный в результате человеческой деятельности, он довольно безлюден, что создает благоприятные условия для формирования в нем своей собственной экосистемы. На одном из участков карьера, напоминающем пустыню, с землей, покрытой сеткой трещин, нам встретился новорожденный уж, греющийся на солнышке и неплохо перекусивший, судя по вздутию на его теле.

Один из обитателей карьера - молодой уж.


Молодые ужи вылупливаются из яиц в конце лета и по размеру напоминают ящерку. Отличить их от других змей, которые могут быть опасны для человека, можно по желтым «ушкам». В Беларуси и на Украине ужей в старые времена держали в домах с целью истребления грызунов и подкармливали молоком. Уж некоторое время позировал нам, а затем ретировался, скрываясь в покрывавших землю трещинах. На одном из многочисленных водоемов мы встретили лебедя и стаи диких уток, населяющих заросли камыша.

Водоем с лебедем.


Вдоль дорог нам встречались заросли облепихи, причем на некоторых деревцах уже созрел обильный урожай. Участок дороги вблизи озера с лебедем довольно сильно сужался и его нужно было быстро проскочить, избежав при этом встречи в Белазами. Как я пошутил, чуть что пришлось бы нырять к девонским рыбам – это приятнее, чем попасть под колеса самосвала, а заодно можно на обратном пути и захватить что-нибудь с подводного уступа. Перед этим мы как раз обсуждали, какой глубины могут быть водоемы в карьере, и пришли к выводу, что они вовсе не мелкие. На повороте к шагающему экскаватору открылись потрясающей красоты пейзажи, напоминающие горные каньоны.

Дорога через "каньон" к шагающему экскаватору. К экскаватору по дну "каньона" подведена ЛЭП.

Карьерная техника в северной части карьера. Шагающие экскаваторы на верхнем уровне используются для проведения вскрышных работ.


Не хватало только водопада, но чуть позже мы обнаружили и нечто, способное претендовать на его роль – просачивающиеся из стенки карьера и стекающие по ней грунтовые воды. Стенки «каньона» напоминали слоеный пирог или огромный фолиант, роль страниц которого играли слои доломита. А ведь это действительно своеобразная книга, в которой как в летописи запечатлены следы древней жизни. Эти следы здесь повсюду: они даже случайно попали на наш импровизированный обеденный стол – в одном из камней, которыми мы привалили застеленные на «стол» газеты, обнаружились отпечатки раковин брахиопод, а другом камне ходы древних илоедов. В конце пути на берегу водоема высился безмолвным гигантом шагающий экскаватор, размеры которого вызывают восхищение перед создавшими его конструкторами.

Шагающий экскаватор ЭШ-10/70, извлекающий доломит со дна водоема. Доломит складируется в виде терриконов для просушки. Фото из архива - во время поездки экскаватор был на прежнем месте, но терриконы были полностью вывезены.


Нам повезло и в этот день работы на данном участке не велись, так как терриконы добытой экскаватором из водоема породы были полностью вывезены, а к сооружению новых он еще не приступил, ожидая взрывных работ. Шагающий экскаватор ЭШ-10/70 представляет собой драглайн – экскаватор, в котором для перемещения ковша относительно стрелы используется система канатов. Объем ковша экскаватора ЭШ-10/70 составляет 10 куб. метров, а длина стрелы – 70 м (нам показалось, что она короче). Стрела может вращаться вокруг вертикальной оси. Экскаватор является детищем Новокраматорского машиностроительного завода, ныне находящегося в Украине. Рекордсменом по размерам среди шагающих экскаваторов бывшего СССР является ЭШ-100/100 с объемом ковша 100 куб. метров, длиной стрелы 100 м и массой 11 тысяч тонн. ЭШ-100/100 эксплуатировался около 15 лет на Назаровском разрезе в Сибири, а в начале 1990-х был законсервирован в связи с падением объёмов добычи угля. После консервации электрика потихоньку растаскивалась на медь, а машина всё больше приходила в негодность, в связи с чем было принято решение сдать её на металлолом полностью. За свою жизнь шагающий экскаватор способен преодолеть расстояние до 100 км. Сам механизм шагания состоит из двух башмаков, которые в состоянии покоя приподняты над землей, и кривошипно-шатунного механизма. В состоянии покоя экскаватор опирается на круглую опорную платформу, вокруг которой может поворачиваться на полный оборот. При шагании кривошип кривошипно-шатунного механизма вращается, башмаки опираются на землю, а платформа приподымается и переносится в направлении движения, бороздя при этом грунт своим задним краем. Затем платформа опускается, а башмаки подымаются и при необходимости цикл повторяется. Для осознания истинных размеров машины мы сфотографировались в ковше и возле башмаков экскаватора.

В ковше шагающего экскаватора.

Шагающий экскаватор. Для масштаба я сижу на башмаке механизма шагания.

Шагающий экскаватор. Юля у механизма шагания.


Интересно, что в машинном зале экскаватора, судя по активному движению ос через отверстие возле двери, эти насекомые соорудили гнездо. На обратном пути нам также удалось посмотреть на работу дробилки, которая обычно стоит без действия. К числу интересных находок также являются плиты известняка, содержащие скопления гирогонитов харовой водоросли Sycidium. Гирогонит – это обызвествленная часть органа полового размножения (оогония) водоросли. Гирогониты водоросли Sycidium имеют вид небольших (размером около 1,5 мм) эллипсовидных частиц с продольными и поперечными канавками, хорошо видимыми в лупу или микроскоп.


Плиты с гирогонитами могут достигать внушительных размеров и часто содержат черное битуминозное вещество. Ну и конечно же помимо окаменелостей поездка принесла много приключений и новых впечатлений, а в этом, наверное, и есть основной смысл любых путешествий.

Возраст окаменелости: Палеозой, Девон, Верхний девон, Франский ярус

Место находки: Беларусь, Витебская область, Доломитовый карьер "Гралёво", г.п. Руба

Тип окаменелости: Позвоночные, Растения, Рыбы, Низшие растения, Водоросли

Добавить в избранное


Смотрите также

Описание: