Буйничское поле где находится


Буйничское поле — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 октября 2019; проверки требуют 9 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 21 октября 2019; проверки требуют 9 правок.

Буйничское поле ― мемориальный комплекс, расположенный юго-западнее Могилёва, вблизи деревни Буйничи.

Возле деревни Буйничи в 1941 году во время обороны Могилёва проходили ожесточённые бои 172-й стрелковой дивизии (генерал-майор М. Т. Романов) 61-го стрелкового корпуса 13-й армии с немецкими войсками. Рубеж Тишовка—Буйничи—Селец, перекрывая автодорогу Могилёв—Бобруйск и железную дорогу Могилёв—Жлобин, обороняли воины 388-го стрелкового полка (полковник С. Ф. Кутепов), 340-го лёгкого артиллерийского полка (полковник И. С. Мазалов) 172-й стрелковой дивизии и батальон народного ополчения (комиссар П. Е. Терентьев) [1][2].

Немецкое командование, планируя прорваться в Могилёв со стороны Бобруйска, сосредоточило на этом направлении 3-ю танковую дивизию, пехотные части, поддерживаемые артиллерией и авиацией. У Буйнич проходил передний край советской обороны, где противотанковый ров, смыкаясь с оврагами, упирался в Днепр.

С 10 июля немецкие войска систематически подвергали позиции 388-го полка массированной бомбардировке и артиллерийскому обстрелу. 12 июля советская артиллерия, открыв огонь по немецким танкам, нанесла им серьезные потери. В начавшемся наступлении на советские позиции через Буйничское поле направилось 70 немецких танков. Бой продолжался 14 часов, советские части подбили и сожгли 39 танков, отбили несколько атак противника. 13 июля немецким частям удалось ворваться на позиции 3-го батальона, но контратака позволила выбить немецкие войска с захваченных позиций. Свои позиции советские войска удерживали до 22 июля.

13—14 июля на Буйничском поле находились корреспондент газеты «Известия» писатель К. Симонов и фотокорреспондент той же газеты П. Трошкин, который сфотографировал подбитые на Буйничском поле немецкие танки[3].

События на Буйничском поле нашли отражение в романе Симонова «Живые и мёртвые» и дневнике «Разные дни войны».

Мемориальный комплекс «Буйничское поле»[править | править код]

Мемориальный комплекс защитникам Могилева «Буйничское поле» — историко-культурная ценность Беларуси с 2002 г. Автор проекта архитектор Владимир Чаленко. Мемориал включает в себя арку входа, которая соединена аллеей с центральной композицией — 27-метровой краснокирпичной часовней, построенной в стиле православной архитектуры[4][5].

Стены часовни внутри облицованы светлым мрамором. На них размещены мемориальные доски с сотнями фамилий воинов и народных ополченцев, погибших при обороне Могилева. В центре часовни — «маятник Фуко» Буйничского мемориала. Под часовней находится склеп, предназначенный для торжественного перезахоронения останков погибших воинов Красной Армии, обнаруженных на полях боев в окрестностях Могилева.

Аллеи соединяют часовню с аркой, где размещены горельефные доски, памятным камнем писателю К. Симонову, а также «озером слез». Вокруг расположены образцы боевого вооружения и техники периода войны. Справа от часовни хорошо видны остатки противотанкового рва.

Над Буйничским полем, согласно завещанию писателя, в сентябре 1979 года развеян прах К. Симонова [6].

Буйничское поле под Могилевом

После статьи о Кургане Славы мне захотелось продолжить тему Великой Отечественной Войны в мемориалах Беларуси. Сегодня пост о Буйничском поле под Могилевом. Интерес к подобным объектам у меня возник после поездки к мемориалу в Красном береге – очень меня потрясла история этого места. Я абсолютно убеждена, что память о Войне обязательно должна жить, не важно, в какой форме – в памятниках, в литературных произведениях, в беседах с детьми на уроках и т.д. Главное, должна жить, чтобы люди знали и помнили…

Общая информация о Буйничском поле

Мемориальный комплекс Буйничское поле находится вблизи деревни Буйничи в 8 км от города Могилева. Добраться к мемориалу общественным транспортом можно на автобусах №№ 3, 44; маршрутных такси №№ 2, 43, 9 до остановки «Буйничи». Для путешествующих на машине публикую карту с точкой как доехать:

Комплекс начал работу 9 мая 1995 г., в 2002 г. признан историко-культурной ценностью Беларуси.

Хроника военной истории

На Буйничском поле летом 1941 г. в самом начале войны шли ожесточенные бои против немецких войск. Оборону Могилева держали воины 172 стрелковой дивизии, 388-го стрелкового полка, 340-го лёгкого артиллерийского полка и народные ополченцы. Все они были объединены одной целmю: не дать врагу прорваться в Могилев. Бойцы защищали от врага ЖД пути Могилёв—Жлобин и автодорогу Могилёв—Бобруйск.

Битва на Буйничском поле

Немцы планировали прорваться в город со стороны Бобруйска. В направлении Могилева фашисты сосредоточили 3-ю танковую дивизию, пехотные части, поддерживаемые артиллерией и авиацией.

С 10 июля немецкие войска осаждали наши позиции бомбардировками и артобстрелом. 12 июля через Буйничское поле немецкое командование отправило в наступление более 70 танков. Бой на Бйничском поле шел 14 часов. Советским частям удалось подбить и сжечь 39 танков противника. 13 июля немецкие войска прорвались на позиции 3-го батальона, однако, были контратакованы. Свои позиции советские войска удерживали до 22 июля.

События тех дней нашли отражение в романе Константина Симонова «Живые и мёртвые» и дневнике «Разные дни войны». 13-14 июля, работая корреспондент газеты «Известия», он вместе с фотокорреспондентом П. Трошкиным находился на Буйничском поле.

Всю жизнь он хранил воспоминания о днях, проведенных на поле боя. Он часто приезжал сюда, подолгу ходил по полю, организовывал встречи с ветеранами, выступал перед учащимися и рабочими, вел переписку с жителями города. Константина Симонова не стало 28 августа 1979 г. После смерти писатель завещал развеять свой прах над Буйничским полем.

Мемориал сегодня

Сегодня Мемориальный комплекс Буйничское поле под Могилевом – одна из самых популярных достопримечательностей Беларуси. Вход на территорию обрамляет арка, от которой ведет аллея к 27-метровой часовне из красного кирпича. С правой стороны от часовни можно увидеть остатки некогда бывшего здесь противотанкового рва.

Внутри часовня оформлена светлыми мраморными плитами. На них выгравированы сотни фамилий тех, кто отдал свою жизнь, защищая город Могилев от немецких захватчиков. В центре часовни – Книга памяти Буйничского мемориала. Здесь же находится склеп, в котором покоятся останки погибших бойцов в окрестностях города.

Памятный камень Константину Симонову

На территории комплекса находится «Озеро слез» и памятный камень К. Симонову. Мемориальный знак был открыт, спустя год после смерти писателя, 25 ноября 1980 г. Валун весом 15 тонн был привезен на Буйничское поле из республиканского музея валунов.

Здесь же можно увидеть образцы военной техники, среди которых настоящий немецкий танк, поднятый со дна реки Друть. Специалисты утверждают, что это лучший сохранившийся образец данной модификации.

Немецкий танк PanzerBefehlswagen III Ausf E1

Приехать сюда можно в любое время. Совсем рядом с мемориальным комплексом находится Могилевский зоосад, белорусское подворье, где можно отдохнуть и перекусить. А там и до Могилева и новых достопримечательностей – рукой подать 🙂

(Visited 4 750 times, 3 visits today)

Живые и мёртвые: немецкие танки на Буйничском поле

Я не жалел, что пошёл. У меня было мстительное чувство. Я был рад видеть наконец эти разбитые, развороченные немецкие машины, чувствовать, что вот здесь в них попадали наши снаряды…

Константин Симонов, «Разные дни войны»

Обстановка накануне

Первые недели Великой Отечественной войны. Сводки с фронтов, неполные и отрывочные, становятся всё более тревожными. Советские войска «после тяжёлых боёв с превосходящими силами противника» оставляют один город за другим.

Но вдруг в «Известиях» выходит статья «Горячий день», в которой читатели впервые видят панораму со множеством подбитых немецких танков. Стоящих на одном-единственном поле под Могилёвом. Статью об обороне полком Кутепова некого «города Д» написал Константин Симонов, а фотографировал подбитую технику Павел Трошкин. В связи с цензурой военного времени подробностей и особенно конкретного места случившегося боя Симонов привести не мог. Но опубликованные фото стали зримым доказательством того, что немцев можно бить — и их действительно бьют.

Схема обороны города Могилёва в июле 1941 года. Фото автора

К 1 июля 1941 года войска Западного фронта пытались не допустить дальнейшего прорыва немцев на восток в междуречье Березины и Днепра. По итогам предыдущих боёв командующий войсками фронта генерал Павлов и начальник штаба Климовских были сняты и заменены на Ерёменко (будущего маршала) и Маландина.

Подступы к Могилёву защищал 61-й стрелковый корпус, подчинённый штабу 13-й армии.

Излюбленной немецкой тактикой в это время было выбить артиллерию обороняющихся ударами авиации. Авиация же нарушала работу штабов, бомбила аэродромы и дороги, отступающие части. Красноармейцы жаловались, что немцы бомбят каждую пушку, пулемёт и отдельную машину. Немцы, в свою очередь, недолюбливали нелётную погоду, при которой наступать сразу становилось труднее. Они же отмечали, что советская артиллерия, если её не подавить, напоминает ураганный огонь мировой войны (т. е. ПМВ), большая часть советских пехотинцев дерётся с большим фанатизмом, но сильно уступает в выучке, а командование слабое, особенно в среднем звене.

Что же в этой сложнейшей обстановке советское командование могло противопоставить немецкой тактике блицкрига?

План обороны

1 июля штаб 61-го стрелкового корпуса приказал командирам подчинённых артполков быть готовыми к отражению атак танков противника на Могилёв — со стороны Березино (с запада), Бобруйска (с юго-запада) и Рогачёва (с юга). Особое внимание уделялось двум последним направлениям.

Для борьбы с танками создавались специальные подвижные группы, включавшие стрелковую роту, взвод сапёров, не менее двух «сорокапяток» и одной 76-мм пушки. Артиллерия дивизий усиливала противотанковую оборону вдоль шоссе Бобруйск-Могилёв, а также принимала участие в создании подвижных групп.

По бронемашинам было приказано стрелять осколочно-фугасными гранатами, по танкам –бронебойными снарядами, а когда они кончатся – тоже осколочно-фугасными. Когда выяснится направление движения танков, дивизионная артиллерия обязана была маневрировать, усиливая оборону на опасном участке.

Последним пунктом приказа значилось:

«Любой ценой остановить танки и не пропустить их в Могилёв».

Схема обороны Могилёва. «Память народа»

К этому времени плотность противотанковой обороны, прикрывающей Бобруйское и Минское шоссе, достигала 8–10 орудий на километр фронта, а на менее важных направлениях – 4–5 орудий. Всего в распоряжении обороняющих город войск имелось 44 орудия, 12 перебрасывалось на усиление из 340-го артполка, ещё 10 — бралось из артиллерии 394-го и 514-го полков. При этом снарядов у артиллеристов было немного – на важнейшем направлении в среднем 50 выстрелов на орудие, на остальных участках – 20–30.

Бой

К исходу 11 июля части 61-го стрелкового корпуса отбили первую атаку на Могилёв. Учитывая силы противника (до батальона пехоты), это, скорее всего, была разведка боем. На следующий день в атаку пошли немецкие танки из состава 3-й танковой дивизии генерала Моделя. В журнале боевых действий Западного фронта за 12 июля записана скупая фраза:

«61 ск вёл бой с частями противника, форсировавшими р. Днепр».

Согласно боевым документам противника, немецкие танки, наступая по лесным песчаным дорогам, частично оторвались от своей пехоты. Примерно к 7 часам утра немцы вышли к деревне Буйничи южнее Могилёва, где находились позиции 388-го стрелкового полка, поддерживаемого 340-м лёгким артиллерийским полком и другими частями.

Немецкий танк PzKpfw III. Буйничское поле. Фото автора

По воспоминаниям командира батареи Василия Владимировича Лобкова,

«Немецкие танки выходили из леса и шли по Буйничскому полю, как на параде по три штуки. 1-я батарея после первых залпов по рубежам заградительного огня перешла на прямую наводку и била во фланг атакующим танкам и сопровождающей пехоты. Одновременно с нашим дивизионом включились в заградительный огонь другие батареи. Кроме того, немецкие танки наткнулись на наши минные поля, и атака захлебнулась. Один танк подошёл к самым окопам пехоты, но был подбит бойцом (фамилия не установлена) связкой гранат с четырьмя толовыми шашками…»

Противнику помешал и противотанковый ров, обходя который, танки наткнулись на мины и подставили борта пушкам. Как итог – неожиданные и болезненные для немцев потери.

Уже через два часа командир 24-го корпуса генерал Швеппенберг решил, что стоит попробовать атаковать в другом месте. А в 13 часов поступил приказ из штаба танковой группы немедленно прекратить наступление на Могилёв, переправиться через Днепр по понтонному мосту и наступать на восток. Как свидетельствует всё тот же Лобков,

«Дня четыре или пять немцы не показывались, а затем с 8 утра до 16 часов атаковали небольшими силами (группами в 6–8 танков и пехотой) ежедневно. Все атаки мы отбили».

Танки на плёнке

Соединения и части, оборонявшие Могилёв. Фото автора

Даже 18 июля 388-й полк с частями усиления, находясь в окружении, продолжал оборонять и укреплять предмостный Могилёвский участок — от Затишья до совхоза Буйничи. Но гораздо раньше, 13 июля, в полк приехали корреспонденты «Известий» — Симонов и Трошкин. Они долго колесили по фронтовым дорогам в поисках примера удачных боёв — и, наконец, нашли.

Но примчавшихся среди ночи на передовую непонятных людей первым делом под конвоем отправили в штаб. Выяснив ситуацию, командир 388-го стрелкового полка Семён Фёдорович Кутепов смягчился, рассказал о вчерашнем бое и даже разрешил журналистам переночевать в своей землянке, чтобы утром снять подбитую вражескую технику.

Семён Фёдорович Кутепов

«При утреннем свете мы наконец увидели нашего ночного знакомого — полковника Кутепова. Это был высокий худой человек с усталым лицом, с ласковыми не то голубыми, не то серыми глазами и доброй улыбкой. Старый служака, прапорщик военного времени в Первую мировую войну, настоящий солдат, полковник Кутепов как-то сразу стал дорог моему сердцу».

Симонову понравилась созданная на Буйничском поле система обороны. Она напоминала позиции, оборудованные японцами на Халхин-Голе, включая глубокие окопы, прочные блиндажи, наблюдательные пункты и бесперебойную связь. Интересно, что даже немцы отметили профессионализм оборонявшихся у Буйничей советских частей, в особенности использование ими фланкирующих позиций.

Далее снова предоставим слово Симонову:

«Мы зашли на командный пункт батальона. Командир батальона капитан Гаврюшин был человек лет тридцати, уже два или три дня не бритый, с усталыми глазами и свалявшимися под фуражкой волосами… Мы сказали Гаврюшину, что, пока затишье, хотим заснять танки, видневшиеся невдалеке перед передним краем батальона. Отсюда была видна только часть сожжённых танков. Ещё несколько танков, как сказал нам Гаврюшин, было пониже, в лощине, метрах в пятидесятиста от остальных; отсюда их не было видно… Ход сообщения кончился у окопчиков боевого охранения, танки теперь были невдалеке — метрах в двухстах. Здесь, в этом месте, их было семь, и они стояли очень близко один от другого».

Панорама с подбитыми немецкими танками, заснятая Павлом Артемьевичем Трошкиным
pobeda.elar.ru

Сфотографированные Трошкиным подбитые боевые машины подорвали толом, и поэтому они так и остались на месте боя. По современным оценкам, всего на Буйничском поле было подбито не менее 18 танков (не считая бронетранспортёров). Два из них эвакуировали немцы, ещё два захватили красноармейцы и смогли оттащить к себе в тыл.

Дальше дороги журналистов и оборонявшихся у Могилёва воинов разошлись.

«Никто из них ещё не знал, что вынужденная остановка у моста, разрезавшая их колонну надвое, в сущности, уже разделила их всех, или почти всех, на живых и мёртвых».

Памятная табличка. Фото автора

Полковник Семён Фёдорович Кутепов, до конца выполнив воинский долг, пропал без вести. В обстановке лета 41-го года устанавливать судьбу погибших и заполнять документы было зачастую просто некому. Пропал без вести и командир 340-го артполка Иван Сергеевич Мазалов, сказавший при встрече Симонову:

«Пока есть снаряды, немцам в Могилёве не быть».

Кутепов позднее стал одним из прототипов героя романа Симонова «Живые и мёртвые» — полковника Серпилина.

Командир 1-й батареи 340-го лёгкого артиллерийского полка лейтенант Василий Владимирович Лобков первоначально тоже был признан пропавшим без вести. Позднее выяснилось, что 28 июля он при отступлении попал в плен. 25 апреля 1945 года он был освобождён американскими войсками в Баварии. Позднее Лобков смог рассказать о бое, в котором принимал участие.

Павел Артемьевич Трошкин первым из всех советских фотокорреспондентов сфотографировал подбитые немецкие танки, причём на нейтральной полосе, под огнём противника. За эти и другие отважные поступки он был представлен к ордену «Красное знамя» (и получил орден «Отечественной войны»). Трошкин погиб у города Станислав (ныне – Ивано-Франковск) в сентябре 1944 года.

Мемориал. Фото автора

Сейчас на Буйничском поле расположен один из самых красивых и ухоженных мемориалов Великой Отечественной войны.

На этом поле завещал развеять свой прах Константин Симонов. Фото автора

Источники и литература:

  • ЦАМО, ф. 500, оп. 12480, д. 60.
  • Материалы сайта «Память народа». https://pamyat-naroda.ru/
  • Материалы сайта «Подвиг народа». podvignaroda.mil.ru/
  • История Могилева. masheka.by.
  • Из истории 340-го артиллерийского полка. http://mamson80.wix.com/
  • Симонов К. М. Разные дни войны. Дневник писателя — М.: Художественная литература, 1982.

Буйничское поле: история, мемориал :: SYL.ru

Буйничское поле - это место, имеющее огромную духовную и историческую ценность. Здесь в 1941 году происходили сражения, которые сыграли важную роль в ходе всей войны. История Буйничского поля в Могилеве - тема статьи.

Предыстория

22 июня внезапно, без объявления войны, гитлеровцы перешли границы СССР. Было ли это нападение действительно внезапным? Вопрос риторический. Сегодня известно, что в Москве внезапный удар непосредственно перед началом войны был достаточно ожидаем. В последние моменты генштаб даже успел приступить в рассылке специального приказа о приведении войск в боевую готовность. Но очевидно одно: лишь благодаря расторопности офицеров, принявших командование на границе и в Могилеве, Блицкриг не удался.

Если б даже приказ дошел до офицеров и солдат, он показался бы им не вполне понятным, если даже не сказать абсурдным. На протяжении долгого времени и военным, и обычным гражданам внушали, что войны не будет. Те, что осмеливались высказать версию о скором нападении Германии на Советский Союз, оказывались за решеткой. Они были осуждены за паникерство.

Как результат: войска вермахта не то что в первые часы, а даже дни сопротивления как такового не почувствовали. Линии фронта, по сути, не было. Разрозненные советские части в отсутствии систематизированного военного командования в лучшем случае отступали, неся тяжелые потери. В худшем - оказывались в окружении. В июле 1941 года произошло событие, которое стало важнейшим в истории Буйничского поля, Могилева, Белоруссии и всего Советского Союза...

Главная цель вермахта

Позади Минск. Окрыленное успехом немецкое командование решило, что вопрос о взятии Москвы уже решен. Отдельные очаги сопротивления всё ещё тлели, включая Брестскую крепость. Но гитлеровцы полагали, что это всего лишь вопрос времени. Впереди у них была главная цель - столица СССР.

Каково же было удивление Гитлера и его окружения, когда спустя всего две с половиной недели практически победоносного продвижения в восточном направлении в штаб поступили сведения о том, что одна из танковых частей вдруг остановилась. Произошло это на проходном пункте вблизи города Могилёва.

Роль битвы у Могилева

Сражения, которые отчаянно вели советские солдаты, вдруг заставили немецких офицеров развернуть карту СССР и найти там небольшой белорусский город. Буйничского поля у Могилёва на карте не было - слишком незначительный объект. Бои, которые велись здесь, как позже сказал Жуков в одном из интервью, оказали неоценимую услугу советскому командованию. Они позволили выиграть время и организовать оборону.

На Буйническом поле солдаты сражались не ради наград и почестей. Удивление, страх, паника - вот то, что царило в первые дни в стране. На Буйничском поле, так же как и в Брестской крепости, произошло то, что объяснить сложно. Солдаты бились до последней капли крови, забыв обо всём: о себе, близких, об обычном человеческом страхе перед смертью. Шансов выжить у них практически не было.

Немецкое командование планировало пробраться в Могилёв со стороны города Бобруйска и сосредоточило на этой территории третью танковую дивизию, а также несколько пехотных частей, которые поддерживались авиацией и артиллерией. У Буйничского поля проходил в те дни передний край обороны. В начале июля гитлеровцы не раз подвергали массированному артобстрелу войска Красной Армии, находящиеся на этом участке.

Ответный огонь

Первые серьезные потери немцы понесли 12 июля. Советская армия открыла ответный огонь по вражеским танкам. Гитлеровцы отреагировали незамедлительно. Перейдя в наступление, немецкое командование направило на советские позиции, через поле, где сегодня находится мемориал, семьдесят танков. Этот бой продолжался четырнадцать часов.

Советским частям удалось подбить и сжечь тридцать девять танков, а также отбить несколько атак противника. 13 июля немцы ворвались на позиции третьего батальона. Но оттуда их контратаковали солдаты полка. Все это позволило на некоторое время выбить немецкие войска с захваченных позиций. Свои же позиции Красная Армия удерживала вплоть до 22 июля.

39 немецких танков

В июле 1941 года Буйничское поле у Могилёва посетил ставший впоследствии знаменитым писателем репортер Константин Симонов. После войны эти земли он воспел в своих произведениях, и прежде всего в романе "Живые и мертвые". 11 июля Константин Симонов был направлен в Могилёв. В этот вечер он узнал ошеломительную весть: советские войска в ходе 14-часового сражения, используя бутылки с горючей смесью, уничтожили 39 немецких танков. И отстояли рубеж обороны.

Журналисту удалось пробраться к Буйничскому полю. Вместе с коллегами он сделал несколько снимков, которые следовало как можно быстрее доставить в Москву. Фото Буйничского поля, сделанное коллегой Симонова более 75 лет назад, можно видеть в этой статье.

Вокруг велись ожесточённые военные действия, репортерам с трудом удалось вырваться из Могилёва. 20 июля ценные негативы были уже в столице СССР. А на следующий день в газетах появились фотографии, на которых были изображены искореженные немецкие танки. Советские люди поверили в то, что немецкая непобедимость - всего лишь миф.

Сражение на Буйничском поле стало первым событием в истории ВОВ, когда удалось остановить движение немецких войск на более или менее длительный срок. Работники местной милиции, сотрудники НКВД, обычные жители Могилёва - все они принимали участие в обороне города, которая продолжалась более 20 дней. Уже был взят Смоленск, а здесь всё ещё велись оборонительные бои.

События на Буйничском поле обескуражили немецкое командование. Гитлеровцы без особой потери захватили Польшу. Без проблем прошлись по Парижу. И вдруг испытали неожиданный отпор рядом с небольшим белорусским городом, о существовании которого раньше и не знали.

Завещание Симонова

На Буйничском поле, где военкор Симонов впервые увидел ожесточенные сражения, где погибли его друзья, он завещал похоронить и себя. Писатель ушел из жизни в 1979 году. Про историю с захоронением долго ещё говорили, переходя на шепот. Дело в том, что исполнить волю ушедшего из жизни писателя оказалось не так просто.

В ЦК КПСС было принято решение похоронить Симонова на Новодевичьем кладбище. Родственников даже ни о чём не стали спрашивать. Но они, вопреки приказу свыше, получив урну писателя, отравились в Могилёв и развеяли прах его над полем.

Другие исторические события

На Буйничском поле происходили довольно значимые исторические события. Причем не только сражения, которые состоялись в июле 1941 года. В XVI веке именно здесь произошло восстание белорусских крестьян, на подавление которого Речь Посполитая направила огромное конное войско. На Буйничском поле произошла битва во время войны 1812 года. Всё же мемориал, открытый здесь в 1995 году, посвящён прежде всего советским солдатам.

Ни одна из бывших республик Советского Союза так не чтит подвиг советских солдат, как Белоруссия. Здесь построено множество памятников, и многие из них уже после распада СССР. Мемориал на Буйничском поле, открытый в середине девяностых, с 2002 года является историко-культурной ценностью Беларуси. Каждый житель и гость республики должен его увидеть.

Мемориальный комплекс "Буйничское поле"

Авторы проекта - Олег Барановский и Владимир Чаленко. У входа к мемориальному комплексу возвышается высокая арка, выложенная красным кирпичом. На закате солнечные лучи придают ее стенам огненный оттенок. На арках расположены барельефы, на которых изображены сражения. Здесь же представлен список участников народного ополчения.

Главный объект этого комплекса - 27-метровая каплица, которая также выложена из красного кирпича. Это символ величия воинского духа. На вершине ее медный купол. А внутри каплицы находятся мемориальные мраморные доски, на которых можно прочитать имена солдат, оборонявших Могилёв в 1941 году. Здесь также находится маятник Фуко, символизирующий память о погибших воинах.

Аллея Симонова

От основной постройки комплекса ведут тропинки. Одна из них названа в честь Константина Симонова. Заканчивается эта аллея огромным камнем, на котором выгравированы слова, посвященные советскому писателю.

Буйничи — Википедия

Бу́йничи (белор. Буйнічы) — агрогородок в составе Могилёвского района Могилёвской области Республики Беларусь. Административный центр Буйничского сельсовета. Расположен в 3 километрах на юг от Могилёва на железнодорожной станции Буйничи на линии Могилёв — Жлобин. На восточной окраине течёт река Днепр.

Глубокая древность[править | править код]

На южной окраине Буйнич расположена стоянка эпохи мезолита (8—5 тысячелетие до н. э.), а в урочище Благодать городище раннего железного века зарубинецкой культуры[1].

Великое княжество Литовское[править | править код]

Впервые Буйничи упоминаются в XV веке как центр крупного владения, которое принадлежало князьям Фёдору и Льву Толочковичам-Буйничским[4]. В начале XVI века имение находилось во владении Киево-Печерского монастыря. В декабре 1595 года буйничское поле стало местом победной битвы армии Великого княжества Литовского во главе со старостой речицким М. Буйвидом над казаками во главе с Северином Наливайко[5].

В XVII—XVIII веках Буйничи были частновладельческим местечком в Оршанском повете, которое принадлежало Соломерецким, Статкевичам, князю и старосте жемайтскому А. Г. Палубинскому, князьям Сапегам[4]. С 1633 года на юге от селения существовал монастырь Святого Духа, который основали Богдан Статкевич и его жена Елена Соломерецкая. За поддержку великого князя Яна II Казимира в оборонительной войне против Русского царства 1654—1667 годов буйничские монахи получили привилегию на мельницу. При монастыре действовала типография. Спиридон Соболь издал здесь свой «Псалтирь» (ок. 1635 года)[5].

Во время Северной войны в июле 1708 года около Буйнич располагался лагерь шведского войска во главе с Карлом XII (так называемая Карлова долина). Шведские солдаты ограбили монастырь, однако позже по приказу шведского короля иконы были возвращены, а два шведских солдата — повешены[6]. На 1758 год в Буйничах 35 дворов, входили в состав Быховского графства. Рядом с местечком существовал фольварок, который сдавался в аренду[1].

Российская империя[править | править код]

Беление воска под солнцем на свечном заводе, 1905 год

В результате первого раздела Речи Посполитой (1772 год) Буйничи оказались в составе Российской империи. Российская императрица Екатерина II передала часть местечка белорусскому наместнику генерал-аншефу П. Б. Пасеку. В 1878 году фольварок приобрёл М. Морочевский. Последней владелицей имения в начале XX века была Г. К. Радкевич[4].

В 1880 году в Буйничах было 64 двора, действовали 2 церкви, работали женская училище при монастыре и иудейская молитвенная школа. Также рядом существовал одноименный фольварок. В 1896 году в Буйничах открылась церковноприходская школа. По итогам переписи 1897 года в местечке был 81 двор, в имении — 5 дворов, работал завод сушки фруктов и овощей, в женском монастыре — 21 двор, действовали церковь и часовня, работал свечной завод. В 1909 году в местечке Буйничи был 81 двор, действовала церковь, работали церковноприходская и иудейская молитвенная школы, казённая винная лавка, в одноименном имении — 2 двора[1].

Новейшее время[править | править код]

Мемориальный комплекс «Буйничское поле»

25 марта 1918 года согласно Третьей Уставной грамоте Буйничи были провозглашены частью Белорусской Народной Республики. 1 января 1919 года согласно постановлению І съезда КП(б) Белоруссии Буйничи вошли в состав Белорусской ССР, однако 16 января Москва забрало местечко вместе с другими белорусскими территориями в состав РСФСР, в 1924 году Буйничи вернули БССР. В начале 1920-х годов здесь существовало две деревни — Старые Буйничи и Новые Буйничи, в конце 1930-х годов объединены в одну деревню. В 1933 году проведено электричество. На 1940 год — 141 двор. В начале Великой Отечественной войны в 1941 году буйничское поле стало местом сражения во время обороны Могилёва[1].

В 1970 году в Буйничах было 272 двора, в 1995 году — 309 дворов, в 2007 году — 468 дворов. В Буйничах работают Дом культуры и библиотека, почта, средняя и музыкальная школы, агролесотехнический колледж (в 1944—1998 годах ПТУ) имени Кирилла Орловского[1]. Колледжу принадлежит 860 га земли, из которых 80 га отведены под зоосад.

17 июля 2006 года центр сельсовета из деревни Тишовка был перенесён в Буйничи, а сам сельсовет переименован в буйничский[7]. 28 декабря 2010 года сельский населённый пункт расположенный около железнодорожной станции Буйничи (назывался Станция Буйничи или Буйничи 2) упразднён и присоединён к деревне Буйничи, которая в свою очередь переведена в разряд агрогородка[8].

Мемориальный комплекс «Буйничское поле»[править | править код]

Памятный камень Константину Симонову

Возле Буйничей в 1941 году во время обороны Могилёва проходили ожесточённые бои 172-й стрелковой дивизии (генерал-майор М. Т. Романов) 61-го стрелкового корпуса 13-й армии с немецкими войсками. 13—14 июля на Буйничском поле находились корреспондент газеты «Известия» писатель Константин Симонов. События на Буйничском поле нашли отражение в романе Симонова «Живые и мёртвые» и дневнике «Разные дни войны». Симонов завещал, чтобы после его смерти его прах был развеян здесь над буйничским полем, что и было исполнено[9].

Мемориальный комплекс защитникам Могилева «Буйничское поле» открыт в 1995 году и включает в себя арку входа, которая соединена аллеей с центральной композицией — 27 метровой красной часовней, построенной в стиле православной архитектуры. Автор проекта архитектор Владимир Чаленко. Стены часовни внутри облицованы светлым мрамором. На них размещены мемориальные доски с сотнями фамилий воинов и народных ополченцев, погибших при обороне Могилева. В центре часовни — «Маятник Фуко». Под часовней находится склеп, предназначенный для торжественного перезахоронения останков погибших воинов, обнаруженных на полях боев в окрестностях Могилёва. Вокруг расположены образцы боевого вооружения и техники периода войны, рядом расположено Озеро слёз. Немного в стороне остатки противотанкового рва и памятный камень Константину Симонову[9].

Зоосад и этнографическая деревня[править | править код]

Зубр в Зоосаде

В 2006 году при агролесотехническом колледже на 75 гектарах был открыт зоосад. Основную часть зоосада занимают просторные вольеры, в которых живут обитатели белорусских лесов — зубры, олени, кабаны, лоси, косули, волки, лисы, енотовидные собаки и др. Кроме того, в зоосаде обитают: уссурийский тигр, благородный олень, рысь и др. В 2009 году здесь открыта железная дорога, которая огибает по кругу вольер с зубрами.

Рядом с зоосадом расположена этнографическая белорусская деревня начала XX века. Здесь можно посетить дом кузнеца, гончара, ознакомиться с бытом белорусского народа. Есть кафе, гостиница и сувенирные лавки[10].

В Буйничах расположен Могилёвский государственный профессиональный агролесотехнический колледж имени К. П. Орловского[11], который готовит трактористов-машинистов, слесарей, операторов животноводческих комплексов и механизированных ферм, водителей категории C, операторов машинного доения, лесников, егерей, продавцов[12].

  1. 1 2 3 4 5 6 Гарады і вёскі Беларусі: Энцыклапедыя ў 15 тамах. Т. 6, кн. 2. Магілёўская вобласць / У. Д. Будзько і інш. — Мн.: БелЭн, 2009. — 591 с. ISBN 978-985-11-0440-2
  2. ↑ Почтовый индекс населённого пункта Буйничи (Могилёвская область, Могилёвский район, Буйничский сельсовет) (неопр.) (недоступная ссылка — история ).
  3. ↑ GeoNames — 2005.
  4. 1 2 3 Памяць: Гіст.-дакум. хроніка Магілёўс. р-на / Укл. У. Ф. Агурцоў, М. П. Хобатаў. — Мн.: Полымя, 1996.
  5. 1 2 Вялікае Княства Літоўскае. Т. 3: Дадатак А — Я. — Мінск: Беларуская Энцыклапедыя імя П.Броўкі, 2010. — 690 с.: іл. ISBN 978-985-11-0487-7
  6. ↑ Агеев А. Г., Климуть Я. И., Пушкин И. А. Перекрёстки Могилёвской истории. — Минск: Туринфо, 2004. — С. 48—49. ISBN 985-90012-4-3
  7. ↑ Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь
  8. ↑ Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь
  9. 1 2 Буйничское поле | Могилевский облисполком (неопр.) (недоступная ссылка — история ).
  10. ↑ Белорусская этнографическая деревня Буйничи - описание достопримечательности Беларуси (Белоруссии)
  11. ↑ Список учреждений профессионального образования Могилевской области по состоянию на 31.08.2018
  12. ↑ Информация о ходе приема документов

Мемориальный комплекс «Буйничское поле» | Могилевский областной исполнительный комитет

Могилевская обл., Могилевский район, д. Буйничи

Справа от деревни Буйничи Могилевского района находится величественный мемориал «Буйничское поле» - поле солдатской славы, посвященный героическим защитникам г. Могилева в 1941 году.

На нем совершили бессмертный подвиг воины 388-го стрелкового и 340-го легкоартиллерийского полков, 174-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона, отряд народного ополчения шелковой фабрики и другие подразделения, оборонявшие Могилев от немецких танков и моторизованных частей. 23 дня продолжалась упорная борьба за город.

Обороной на этом участке руководил командир 388-го стрелкового полка полковник С.Ф.Кутепов. Здесь солдаты 388-го стрелкового полка подожгли до 180 единиц немецкой бронетехники, уничтожили сотни гитлеровцев. В одном из боев было подбито 39 немецких танков.

Мемориальный комплекс защитникам Могилева «Буйничское поле» включает в себя арку - входа, которая соединена аллеей с центральной композицией - 27 метровой красной часовней, построенной в стиле традиционной восточнославянской архитектуры.

Стены часовни внутри облицованы светлым мрамором. На них размещены мемориальные доски с сотнями фамилий воинов и народных ополченцев, погибших при обороне Могилева. На возвышенности в центре -«Книга памяти» Буйничского мемориала. Под часовней находится склеп, предназначенный для торжественного перезахоронения останков погибших воинов Красной Армии, обнаруженных на полях боев в окрестностях Могилева.

Аллеи соединяют часовню с аркой, где размещены горельефные доски, памятным камнем писателю К.Симонову, а также «Озером слез». Вокруг расположены образцы боевого вооружения и техники периода войны, в т.ч. и немецкий танк, поднятый из реки Другь. По мнению специалистов, нигде в мире так хорошо не сохранился танк данной модификации. Справа от часовни хорошо видны остатки противотанкового рва.

Мужество, героизм и самоотверженность во все времена являлись актуальными для каждого поколения, и оборона Могилева - яркий пример, где все эти качества слились воедино, где красноармеец и ополченец, нередко с одной винтовкой в руках, сплоченные идеей патриотизма, сражались до последнего. И Буйничское поле является ярким примером в истории Великой Отечественной войны. Останки мужественных защитников города со всеми воинскими ритуалами и почестями торжественно перезахоронены в братские могилы, в том числе и в склеп мемориальной часовни на этом поле.

Мемориальный камень К.Симонова (Буйничи)

Симоновский камень - валун, посвященный памяти первого летописца могилевской обороны, журналиста и писателя Константина (Кирилла) Симонова, чей прах, согласно его завещанию, развеяли на Буйничском поле вместе с прахом известных и неизвестных защитников Могилева. На обратной стороне камня закреплена табличка с надписью: «К.М.Симонов. 1916 - 1979. Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».

Судьба писателя К.М.Симонова, лауреата шести Сталинских премий СССР и Ленинской премии, Героя Социалистического Труда, тесно переплелась с Могилевом. В 1941 году он, военный корреспондент газет «Известия» и «Красная Звезда», был свидетелем первых дней героической обороны города. Это историческое событие оставило глубокий след в жизни писателя. Могилеву посвящены яркие страницы трилогии «Живые и мертвые», «Солдатами не рождаются», «Последнее лето», дневника воспоминаний «Разные дни войны».

Нашему городу принадлежало большое сердце Симонова. Он неоднократно приезжал сюда, подолгу ходил по этому полю и другим местам былых боев, встречался с ветеранами войны, выступал перед рабочими и студентами, вел оживленную переписку с могилевчанами.

28 августа 1979 года писателя не стало. Через год, 25 ноября 1980 года, на Буйничском поле состоялось открытие мемориального знака К.М.Симонову. Был митинг, на который приехала большая делегация московских и белорусских писателей. Камень - валун, на котором высечена фамилия автора (факсимиле) писатели, был выбран родными Симонова на территории республиканского музея валунов, а писатель Алесь Адамович договорился с руководством Белорусского военного округа о доставке его в Могилев. Кстати, весит камень 15 тонн...

Мемориальный комплекс «Буйничское поле», Беларусь: история, описание, фото

Белорусский мемориал «Буйничское поле» под Могилевом

Памятники, посвященные героям Великой Отечественной войны, можно найти буквально в каждом крупном населенном пункте нашей республики. Один из ярчайших образцов мемориальных комплексов можно встретить неподалеку от небольшой, но ставшей известной в ходе оборонительных действий деревни Буйничи Могилевской области. Увидеть данный мемориал можно как самостоятельно, так и в рамках ведущих сюда многочисленных экскурсий, в том числе и на военную тематику.

Исторические предпосылки возникновения «Буйничского поля»

В 1941 году линия, проходившая справа от деревни, имела поистине стратегическое значение. Немецко-фашистские захватчики стремились добраться до Могилева, минуя именно рубеж Тишовка-Буйничи-Селец, так что его оборона играла решающую роль не только в конкретной битве, но и в защите белорусских земель в целом.

Основной удар приняли на себя воины 340-ого артиллерийского и 388-ого стрелкового корпусов, а руководили оборонительным движением полковники Кутепов и Мазалов. Со стороны захватчиков выступала 3-я танковая дивизия (которая, к слову, в ходе одного из боев потеряла сразу 39 единиц техники), поддерживаемая силами авиации и артиллерии. Таким образом, очевиден перевес в пользу немцев в вооружении.

Тем не менее, оборона продолжалась на протяжении 23-х дней. В ходе непрекращающихся боев вражеские войска долгое время не могли проникнуть за передний край оборонительной линии, а когда, наконец, смогли прорваться, в скором времени были откинуты подоспевшей контратакой. Лишь 22-ого июля вконец ослабшие и поредевшие войска армии были вынуждены отступить.

Мемориал Беларуси под Могилевом – память о погибших во время ВОВ

В связи со столь значительным в истории Беларуси сражением, в 2002-м году было решено установить на этом месте мемориальный комплекс под названием «Буйничское поле». Ключевой фигурой здесь выступает часовня, под которой расположилось захоронение найденных останков воинов Красной армии. Что касается внутреннего убранства кирпичного 17-метрового строения, то на стенах установлены памятные мемориальные доски. В центре расположился так называемый «Маятник Фуко» - книга памяти павшим воинам и народным ополченцам.

При входе на территорию мемориального комплекса внимание привлекает арка, аллеей ведущая к часовне. Она украшена горельефными досками, также служащими своего рода напоминанием и признанием вечной памяти героям.

По всей территории комплекса расположились остатки военной техники. Особый интерес представляет поистине уникальный экспонат – немецкий танк редкой модели, буквально выловленный со дна реки Друть. По мнению историков, в столь отличном состоянии данный тип танка не сохранился больше ни в одном музее.

Комплекс включает также довольно занимательный элемент, связанный с местным писателем, известным по всей Беларуси (и даже за ее пределами). Константин Симонов завещал своим потомкам развеять свой прах над Буйничским полем. Здесь же расположен и гранитный камень в его честь. Симонов в 1941 году побывал на месте сражения в качестве военного корреспондента, и именно благодаря ему многие стали свидетелями происходивших здесь событий.

Ну и, конечно же, мемориальный комплекс в память героям Великой Отечественной войны дополнен Озером слез. Оно придает всей композиции особый шарм и навевает светлую грусть.

Многие туристические маршруты ведут к мемориалу «Буйничское поле»

«Буйничское поле» под Могилевом – поражающий воображение белорусский мемориал, возведенный в память о погибших в Великой Отечественной войне. Отправившись в Могилев на экскурсию, Вы сможете увидеть не только величественный мемориал в деревне Буйничи, но и другие могилевские достопримечательности:


Буйничское поле / Истории / Путешествия по Беларуси

Возле Буйничей в 1941 году во время обороны Могилёва происходили ожесточённые бои советской армии с немецкими войсками. Немецкое командование, планируя прорваться в Могилёв со стороны Бобруйска, сосредоточило на этом направлении 3-ю танковую дивизию, пехотные части, поддерживаемые артиллерией и авиацией. У Буйнич проходил передний край советской обороны, где противотанковый ров, смыкаясь с оврагами, упирался в Днепр. С 10 по 22 июля советские войска удерживали свои позиции, но, в конце-концов, им пришлось отступить.

13–14 июля, во время боёв, на Буйничском поле находились корреспондент газеты «Известия» писатель К. Симонов и фотокорреспондент той же газеты П. Трошкин, который сфотографировал подбитые на Буйничском поле немецкие танки. События на Буйничском поле нашли отражение в романе Симонова «Живые и мёртвые» и дневнике «Разные дни войны».

Некоторые фотографии П. Трошкина.

Вот собственно на месте вышеописанных событий в настоящее время находится мемориальный комплекс «Буйничское поле», который довелось посетить в августе 2009 года.

Открыточный вид на часовню от арки-входа.

Камень у арки с мемориальной табличкой. Позади виднеется Могилёвский зоосад. Кстати, камень этот был выбран родственниками Константина Симонова в Музее валунов в Минске, весит он порядка 15 тонн.

Как и завещал писатель, его прах был развеян над Буйничским полем в сентябре 1979 года. Спустя полгода после кончины Симонова, скончалась и его супруга, чей прах также был развеян в этом месте.

Орудия возле входа.

Экспонаты возле часовни.

Табличка с техническими характеристиками танка ИС-2.

События 1941 года — не единственные, в которых довелось проявить свою отвагу защитникам Могилёва на этом месте. Так, например, одна из битв произошла здесь в 1595 году во время восстания белорусских крестьян под руководством Северина Наливайко. Еще одна, в 1812 году между русскими и французскими войсками.

Аллея защитников Могилёва.

За часовней располагается пруд.

Еще вид на пруд и рыболовные дела.

На заднем плане фото № 12 и № 13 виднеется, пожалуй, основная достопримечательность местной экспозиции — раритетный немецкий танк Pz III. За всю войну таких танков было выпущено около 50 экземляров.

Табличка с ТТХ. Двигатель Майбах, все серьезно.

В общем, рекомендуется к посещению. Тем более, что закончив прогулку здесь, можно продолжить её через дорогу — в зоосаду.

Мемориальный комплекс «Буйничское поле» - описание достопримечательности Беларуси (Белоруссии)

Комплекс под названием «Буйничское поле»,начал свою работу в день победы в 1995 г. Мемориальный комплекс «Буйничское поле» открыт 9 мая 1995 г. с целью прославления и донесения до других белорусских поколений отважные поступки всех героев Могилёва. Одним из которых является 388 стрелковый полк 172 стрелковой дивизии и ополченцев г. Могилёва. Территория комплекса 22 га.

Главный объект мемориала – часовня, как обозначение достоинство и патриотизм славянских воинов. Это было перенесёно на строительство кирпичных храмов. На самом верху медного купола,высотой 27 метров, расположен крест, в старом греческом стиле. 

Внутреннее убранство храма интересно настенными фресками и нишами, с вставленными досками памяти,где запечатлены все имена бойцов Могилёва,участвовавших в обороне. Часовня вмещает в себя маятник имени Фуко. Это символ памяти на века в честь всех солдатов,павших в сражениях за город. Снизу каплици под землёй построен склеп, где хранятся шесть найденных останков бойцов. Личность одного война уже выяснена. Наверху так же можно увидеть старогреческий крест. К часовне ведут четыре аллей идущие со всех концов комплекса.Одна берёт своё начало от старого обелиска и считается главной аллеей. Вторая, левая – от пересечения Бобруйского шоссеи пути ведущего к железнодорожной станции «Буйничи».Третья аллея, называющаяся аллеей Симонова начинается от камня с одноимённым названием-камень Симонова. Последняя, четвертая аллея с именем аллея защитников города Могилева -пролегла по берегу Озера Слез. 

Аллею Симонова перерезает широкая линия рва, предназначенного для защиты от танков. Конец аллеи – это символичный камень-памятник «Константин Симонов». С другой стороны камня можно прочесть - «Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах». Мемориальный памятник известному писателю установили в 1980 г. В настоящее время поездка в мемориальный комплекс «Буйничское поле» включена в большинство туристических программ, нацеленных не только на обычный отдых в Беларуси, но и таких как «Отдых выходного дня в Беларуси» (или «Отдых в Беларуси на выходные»), «Активный отдых в Белоруссии», «Детский отдых в Белоруссии» и во многие другие программы, предполагающие туризм и отдых в Беларуси.

Дата обновления: 1 апреля 2011

Битва на Буйничском поле - БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

Вторая неделя апреля началась нестандартно для большинства школьников по всей России. Из-за объявленного почти во всех регионах коронавирусного «режима самоизоляции» (а кое-где – и реального карантина) многие дети и подростки после каникул перешли на учебу в дистанционном электронном формате. «Катюша» подробно рассказывала, как родителей всеми правдами и неправдами уговаривали в добровольно-принудительном порядке регистрировать своих чад на цифровых образовательных платформах, а также поясняла, какие силы крайне заинтересованы в полном развале традиционного формата обучения в классах и какие задачи они перед собой ставят. Но реальность оказалась намного суровее, чем мы думали – в первый же день дистанта планы форсайтщиков-удаленщиков вместе с Минпросветом с треском провалились, и пелена упала с глаз даже у самых «долго определяющихся» родителей.

Если попытаться описать ситуацию с переходом на дистант, которая начала складываться еще в воскресенье, 5 апреля, в двух словах, то это будут «полный хаос», «апокалипсис», «шок», «ужас», «светопреставление» и т.п. Утром 6 апреля, родители, ученики и учители выяснили, что все рекомендованные Минпросветом порталы типа Российской электронной школы (РЭШ) регулярно падают из-за перегрузок. Проблемы были не только у софта и связаны они были не только с большой загруженностью серверов – к электронной «удаленке» оказались не готовы в буквальном смысле все участники образовательного процесса: от руководства школ и педагогов, до учеников и их родителей.

По поводу общих оргпроблем министерств, ведомств и отдельных школ лучше всего будет отослать читателей к материалам сохранивших толику объективности федеральных СМИ и многочисленным текстам в региональных медиа. Оцените хотя бы заголовки: «Дистанционное обучение в школах Новосибирска: первый день комом» , «Школы Башкирии уже в первый день не справились с дистанционным обучением учеников» , «Первый день дистанционного обучения поверг родителей приморских школьников в шок» , «Апокалипсис сегодня». В петербургских школах закончился первый день дистанционной учебы» , «Регионы жалуются на сбои в работе образовательных онлайн-платформ в первый день дистанционной учебы» и т.п.

Но самое главное, что нас волнует – родительская общественность наконец получила возможность протестировать на себе и своих детях все «прелести» удаленных «занятий» (именно так – в кавычках): особенно по ИЗО, физкультуре, музыке, технологии… да и вообще это касалось любого предмета. Особенно «повеселились» многодетные семьи и родители, работодатели которых не оценили всю важность режима самоизоляции и воспринимают эти дни как обычную трудовую неделю. Приводим комментарии реальных мам и пап из сообщества Общественного уполномоченного по защите семьи. В целях защиты персональных данных все имена и аватарки скрыты, но при желании вы можете прочитать еще больше интересных мнений под тематическим постом в сообществе ОУЗС «ВКонтакте».

Специально для любителей текстового формата приводим несколько наиболее популярных комментариев:

«Родители не только Питера, но и других городов уже пишут о том, что школьникам дают большие задания на дистант.учебу. Учителя одной школы выбирают для работы разные сайты и платформы. Один школьник должен зарегистрироваться на разных сайтах и одновременно быть в группах в ватсапе и контакте (по отдельным предметам - отдельные группы) и отслеживать эл.почту. Уроки дистант в школе с 8.30 до 15ч + задания у многих для ДЗ большущие, которые еще и надо выполнять на сайтах. Делают доступ для проверочной работы крайне короткий если нет инета - контрольная не выполнена. Про СанПин уже никто не вспоминает. Инет и сайты зависают все рабочее время - все соседи в многоквартирных домах в инете, провайдер ничего не может сделать – сеть перегружена. Для зрения и детского здоровья в условия карантина – при отсутствии прогулок – свежего воздуха и движения, нельзя сидеть столько у компа, уже не говоря о том, что в многих семьях школьников несколько. Да и родителям нужен комп для работы (приходится вставать очень рано утром и ложиться за полночь, чтобы поработать пока сеть настолько не перегружена), опять же все это без возможности прогулок и необходимого движения. Родителям в таких условия с несколькими детьми работать вообще невозможно».

«После сегодняшнего обучения ребенок очень сильно стал жаловаться на головную боль. Он весь прям обессилел. И это только первый день! Детям бы сейчас после таких уроков на свежий воздух, но и этого нельзя. Что дальше будет, страшно представить. Мы теряем целое поколение».

«У меня двое детей школьники младших классов. 1 и 3 класс. Пока занимаемся на учи.ру.. Все виснет. Просматриваем потом уроки, когда меньше народа в сети. Задания на этих платформах рассчитаны на умственно отсталых детей видимо. Потому что все настолько элементарно, что даже мой 4-х летний сын решает задания 1-го класса спокойно.

Дальше нам учительница говорит, что будут проводиться по несколько уроков онлайн в день по 30 минут каждый и 15 минут перерыв. Как это организовать с двумя школьниками? Их надо контролировать, иначе они не будут заниматься. Тогда мне придется целыми днями только и заниматься учебой побросав все дела. Обеспечить фоновую тишину я не могу. И сидеть с ними не могу.
Надеюсь, что вся эта система навернется и мы вернемся к нормальной учебе».

«Да не работает ничего! Сразу же весь их фоксфорд рухнул, едва все зашли. А рапортовали, что все наладят за неделю )) Учителя просто кидают ссылки - разбирайтесь сами. Тесты, которые дают, идут вперед программы. Еще у нас хоть учителя технически грамотные. В других школах все хуже. Детей просто бросили. Сидят в интернете списывают (а что делать?), а не вникают в суть, не усваивают материал. Мой ребенок сразу сказал: следующее поколение вырастет совсем безграмотным на таких онлайн-платформах. Образование будет только у богатых, которые наймут себе живых нормальных учителей. Все красиво и хорошо только на бумажке. По факту полная ерунда».

«Я согласна учить первоклашку по учебникам и сидеть рядом, лишь бы не участвовать в псевдо-онлайн уроках. Толку - ноль! Сложности с подключением, плохая связь, дети галдят - рады друг друга видеть. Учителю сложно справляться с целым классом удаленно. Здоровье это разрушает, психику и зрение - точно!».

Подобных комментариев можно приводить бесконечное множество, но на этом мы, пожалуй, остановимся. После всего прочитанного редакция «Катюши» лишний раз убедилась, что все наши материалы, предупреждающие об огромном вреде компьютерного «образования» для психики и здоровья молодого поколения, были написаны не зря. Как и наш рассказ о бунте американских школьников против системы персонифицированного электронного обучения Summit Learning, и наш откровенный разговор с ведущим российским экспертом по неионизирующим излучениям Олегом Григорьевым об экстренных мерах по спасению детей из оков РЭШ/МЭШ и многие, многие другие проблемы в современном отечественном образовании, которые мы освещаем.

Знаете, в какой-то степени эта шоковая терапия была даже полезна всем участникам процесса оказания, как у нас ныне принято говорить, образовательных услуг. Главная ее польза в том, что к каждому должно прийти осознание: будущее страны, наших детей, их здоровье и уровень знаний зависят от нас самих, прежде всего – от родителей, и никто не имеет права ставить эти ценности под угрозу. Ни форсайтщики со своими методичками, ни «эффективные менеджеры»-директора с промытыми теми же форсайтщиками мозгами, ни полностью попавшие под влияние трансгуманистов чиновники из Минпросвета, которым, очевидно, просто до лампочки, что даже один день «занятий» в электронной школе грубо нарушает множество СанПиНов, составленных специально для охраны здоровья подрастающего поколения. И это если говорить о действующих СанПиНах, а ведь многие независимые эксперты от образования сходятся во мнении, что пора разрабатывать новые, куда более жесткие нормативы по школьной гигиене с учетом постоянно меняющихся технологических реалий…

Естественно, агенты цифроперемен вроде ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова и уже упоминавшиеся нами лукши/песковы пытаются по полной воспользоваться нынешним коронакризисом, чтобы навсегда втянуть нас в свой страшный образовательный эксперимент, внушить в худших традициях НЛП, что вся наша жизнь (образование – в том числе) «никогда уже не будет прежней». В таких боевых условиях наиболее логичным и здоровым ответом родительского сообщества, всех консервативно настроенных патриотов России должно стать требование полного сворачивания эксперимента по «онлайн-обучению» российских детей, и подтверждения (которое родители ждут уже очень давно!) полной свободы гражданина РФ в выборе формы получения образования.

Все это и так прописано в ФЗ «Об образовании» (а вот такой формы обучения, как «дистанционная электронная», заметим, там нет в помине!), осталось только ответственным чиновникам научиться действовать строго по букве закона. Так что акцент, как нам кажется, следует делать не на жалобах на отдельные технические моменты, недоработки и т.п. (их всегда можно пообещать изменить, довести до ума и продолжить гнуть свою линию!), а именно полное отклонение этого проекта глобалистов по созданию «людей одной кнопки» как социально, психически и физически опасного и недопустимого.

В помощь всем родителям будет информация о разговоре эксперта ОУЗС с представителем Минпросвещения, в котором последний подтвердил факт полной добровольности перевода учеников на удаленное электронное обучение, а также практические советы (с образцами заявлений) по временному переходу (на период действия режима самоизоляции) обучающихся на индивидуальный учебный план (очно-заочная, заочная форма обучения, при этом за качество обучения по-прежнему отвечает образовательная организация!) без использования дистанционных информационно-коммуникационных технологий.

РИА Катюша

Легенды Буйничского поля

Всё ли мы знаем о 23 днях героической обороны Могилева?

ЖАРКОЕ лето 1941-го… Под Могилевом творится история, ставшая уже легендой. Все белоусы знают: Буйничское поле — это символ огромного мужества и жертвенности во имя Великой Победы! Но так оборону длиной в 23 дня назовут позже. А фактически десятки лет пройдут, прежде чем этот плацдарм упорства, несломленности духа, героизма поставят в один ряд с подвигом не менее легендарной Брестской цитадели. А в те горячие дни было не до патетики. На рассвете 22 июня, без малого семьдесят лет назад, удар фашистской махины обрушился коварно, молниеносно. Никто тогда толком не знал, что жизнь на ближайшие годы совершит крутой поворот. Одно слово — война. Но в ее безжалостном «котле» рождались действительно легендарные истории, переплетались судьбы совсем разных людей… Сегодня, казалось бы, мы уже многое знаем о противостоянии под Могилевом. И про то, как развеян над полем ратной славы прах настоящего журналиста и писателя Константина Симонова… Но не хранят ли буйничская земля, само героическое поле еще немало любопытных открытий? Пусть и не сенсационных, но эмоционально важных для сохранения памяти о тех суровых днях? Корреспондент «БН», чтобы выяснить это, специально наведалась в легендарные края.

Что велел журналистский долг?

…Июль 1941-го. Военный корреспондент Константин Симонов просто делает свою работу. Ему нужно добыть информацию. Но где? «Околачиваться» по штабам? Или оказаться в самом пекле неопределенности? Симонов едет в Могилев. Но в самом городе задерживается ненадолго — сведения из третьих рук его не очень устраивают. Да и, наверное, ни в одном штабе тогда не смогли бы точно сказать, что все-таки происходит. В ночь с 12 на 13 июля пытливый журналист и будущий автор одного из лучших произведений о войне в советской литературе, эпопеи «Живые и мертвые», оказывается в расположении ставшего уже легендарным полка Кутепова. Тот стоял насмерть, не пуская врага к Могилеву. Всего-то около суток собирал, говоря нашим профессиональным языком, фактуру для материала Симонов. Накануне, аккурат перед его приездом (и это была отправная точка для своеобразной командировки на передовую) кутеповцы подбили за сутки сразу 39 немецких танков. Сам журналист пробыл в расположении этого полка лишь день, но часы эти «перелопатили» человека…

— Уже потом Симонов скажет высокие слова о том, что именно на Буйничском поле он почувствовал впервые: победа будет нашей, — рассказывает Надежда Лещина, экскурсовод, инструктор-методист Могилевского районного физкультурно-спортивного клуба. — А первые впечатления? Знаете, Симонова поразило, как в таких экстремальных условиях в бившихся частях сохранялся порядок. Сам Кутепов, повстречавшись с корреспондентом, слегка огорошил того, приняв… за диверсанта! Спросите, лез ли Симонов сам под пули? А так ли это было важно, по большому счету? Известно точно, что вон там (показывает она мне. — Авт.), где стояла будка путевого обходчика, ваш знаменитый коллега брал интервью у командира пулеметной роты Хоршева, который позже станет Хорошевым в «Живых и мертвых».

Надежда Викторовна демонстрирует мне планшетку, на которой — фото к тому самому прогремевшему на весь мир очерку Симонова «Горячие дни».

Хоршев говорил военному корреспонденту о тяжелой работе. Красноармейцам приходилось ой как нелегко! Но, пожалуй, особняком стоит еще более трудная ратная доля — ополченческая. Ведь Могилев защищали — только вдумайтесь в это — едва ли не гражданские люди. Порой против танков  были лишь бутылки с зажигательной смесью. Уже после войны бывшие ополченцы расскажут, какая эта была адская работа. И — ювелирная! Представьте, нужно за секунды управиться: и бутылку поджечь, и бросить ее точно в цель — на крышку моторного отсека надвигающейся на тебя танковой громадины…

Краснодарская подвижница

…1998-й год. В Могилевский государственный профессиональный агролесотехнический колледж имени Орловского приезжает из Краснодара энергичная, деятельная, увлеченная женщина. Тут же принимается искать того из преподавателей, кто ведет в учебном заведении краеведческую работу, ведает патриотическим воспитанием молодежи.

— Так мы и познакомились с Тамарой Сергеевной Бусько, — вспоминает теперь Светлана Орловская, преподаватель колледжа. — Она была удивительно интересным, цельным человеком. Сама — ветеран Великой Отечественной. Воевала на белорусской земле. Только не в начале войны, а во время освободительной операции «Багратион». После войны завели они с однополчанами такую традицию — как минимум раз в год бывать в нашей республике. Почему именно на Буйничском поле собирались? (Встречались обычно 9 Мая и 28 ноября, в день рождения Симонова, у камня-валуна, который стоит у входа в мемориал «Буйничское поле».) Просто  Тамара Сергеевна с военных лет прикипела к творчеству Константина Симонова. Его стихотворение «Жди меня» настолько запало в душу, что позже моя знакомая стала, как бы теперь сказали, настоящей фанаткой писателя. Правда, никогда с ним лично не встречалась, зато могла часами читать наизусть почти все его стихи.

Началось все с небольшого альбома, посвященного любимому писателю. Затем  переросло в передвижную выставку, с которой Тамара Бусько побывала во всех городах постсоветского пространства, так или иначе «помнивших» Симонова. В 1998-м, увы, из всех однополчан осталась в живых одна — тогда краснодарской подвижнице было уже под восемьдесят… Кому передать дело, которому отдавала всю душу?

Подарить, оставить на той земле, в Буйничах, где Симонов пережил моменты величайшего потрясения. Впервые он оказался под Могилевом в 1941-м. Спустя почти сорок лет его прах — не без «налета» таинственности! — был развеян над этим полем, обильно политым кровью… А усилиями Тамары Бусько, выходит, журналист и писатель как был в третий раз незримо вернулся на белорусскую землю. Между прочим, для понимания, признания того, насколько героически держался Могилев, насколько серьезно застрял Гитлер именно здесь, на территории современной Беларуси, Константин Симонов сделал немало.

— Тамара Сергеевна  если уж принимала решение, то чистый кремень была! — вспоминает Светлана Орловская. — По ее мнению, только в нашем колледже, в Буйничах, — место для такой близкой ее сердцу экспозиции. И сделала такой драгоценный дар — из Краснодара он прибыл к нам в 2000-м. Собираемся обустроить новое пристанище для выставки, кропотливо, с душой собранной когда-то Тамарой Бусько. Директор нашего колледжа Георгий Малиновский задумал сделать необычное помещение. За основу берется бывший немецкий дот. На его базе появится… землянка-«пилотка» — в ней и разместим симоновскую экспозицию. Уже есть проект, но пока работы по сооружению не начались. Надеемся, дело это поднимем! Думаю, симоновское собрание обязательно найдет своего туриста-зрителя.

Память кто-то обязательно «подхватит»!

Спустя три года, уже после ухода из жизни Тамары Сергеевны, в 2007 году, в колледже снова раздался телефонный звонок. Это в Беларусь все-таки «выехали» завещанные краснодарской подвижницей дополнительные материалы для симоновской экспозиции! Все они, уверена Светлана Васильевна, еще долго будут нужны потомкам тех, кто стоял насмерть и под Могилевом, и под Сталинградом, и на Курской дуге…

Инна ГАРМЕЛЬ, «БН»

НА СНИМКЕ: экскурсантам на мемориале «Буйничское поле» обязательно покажут и уникальные снимки к очерку Константина Симонова «Горячие дни», тоже ставшему своеобразной легендой;симоновский след — сразу в двух музейных экспозициях, которые сейчас размещаются в Могилевском государственном профессиональном агролесотехническом колледже; Светлана ОРЛОВСКАЯ с теплотой вспоминает, как сотрудничала с неугомонной Тамарой БУСЬКО.

Фото автора и из архива колледжа

«Рассекреченные» подробности

«Круг замкнулся — он возвратился к защитникам Могилева…»

КОНСТАНТИНА СИМОНОВА не стало в августе 1979-го. И еще целый год советская пресса молчала о том, где же похоронен писатель, военным корреспондентом прошедший путь от Буйничей до Берлина. Была версия — похоронен на Ваганьковском (как вариант — Новодевичьем) кладбище в Москве. Тамара БУСЬКО, между прочим, искала вместе с однополчанами могилу любимого писателя аккурат на Ваганьковском. Но не нашла.

— Где именно над Буйничским полем развеяли прах Симонова? — переспрашивает Надежда Лещина. — Эта история — особая, не без налета таинственности. До сих пор ходят разные версии. Но известно точно одно: 8 сентября 1979 года действительно прошла эта необычная церемония. Лариса Жадова, третья и последняя жена Симонова, его сын Алексей привезли урну с прахом в Могилев. На Советской площади их встречали областной военный комиссар Тихонов, соратник писателя еще по военным будням, директор Кричевского краеведческого музея Мельников, бывший ополченец Пятков. Под вечер, без шума, помпы, можно сказать, тайно, отправились на Буйничское поле. Все было настолько засекречено родными писателя, что Тихонов, как он сам позже вспоминал, про настоящую цель узнал только непосредственно после прибытия на знаковое место. Удивился — ведь прошло официальное сообщение, что прах Симонова уже захоронен. На что вдова заметила: дело это деликатное, семейное — не хочется громких церемоний...

…Вышли к тому месту, где в 1941-м начинались окопы. По воспоминаниям, прах рассеивал Алексей, сын Симонова и его первой жены Евгении Ласкиной. Когда дошли до того места, где была будка путевого обходчика и где Симонов беседовал с Хоршевым... И вот здесь не обошлось без некого полумистического совпадения — урна оказалось уже пустой. Тогда родные и близкие вырыли небольшую ямку, куда ту и опустили. Где конкретно? Теперь уж очень трудно узнать. Да и нужно ли? Светлана Орловская говорит, если б знать точно, можно было бы установить что-то вроде памятного знака. Хотя… Камень-валун у входа в мемориал ведь официально считается Камнем Симонова. Но никак не местом его последнего упокоения.

— Приезжие москвичи, помню, поначалу просто не верили здешним экскурсоводам, которые рассказывали про необычную церемонию на поле, — замечает Надежда Лещина. — И только когда через год появился этот валун с надписями, посвященными Симонову, версия о могиле на Ваганьковском или Новодевичьем отпала окончательно…

Как это было

Три этапа: хронология подвига

МАРШАЛ Советского Союза А. Еременко в своей книге «Солдатами были все» (1972 г.) выделяет три этапа в героической обороне Могилева.

В этом героическом, более чем трехнедельном противостоянии участвовали части 61-го стрелкового корпуса генерал-майора Бакунина и, в первую очередь, — 172-й стрелковой дивизии генерал-майора Романова. Первый этап продолжался с 3 по 9 июля 1941-го, когда отступающие части 13-й армии, а также корпуса, занявшие оборону на днепровском рубеже, вели на дальних и ближних подступах к городу напряженные бои. С 9 по 16 июля оборонительные — шли уже в предполье Могилева. После же этого, второго, этапа, во время третьего — с 16 по 27 июля — войска, оборонявшие Могилев, оказались полностью окружены. Именно тогда проявилась с особой силой самоотверженность защитников днепровского рубежа. Они предпринимали попытки вырваться из окружения. Части упорного, несдававшегося Могилевского гарнизона «приковали» к себе целый армейский корпус врага, тем самым сбив его наступательный порыв на главном направлении…

Факт

Уникальный танк чуть не угнали...

НА МЕМОРИАЛЬНОМ комплексе «Буйничское поле» есть один раритетный, действительно редкий экспонат. Легкий командирский немецкий танк — таких за всю войну выпустили не более 50 штук. Немцы предлагали выкупить его за ни много ни мало — миллион евро!

А вот несколько лет назад с танком произошла криминальная история. Его похитили прямо с поля, да еще как хитроумно! Мошенники предъявили сторожу липовые «корочки» киношников, по которым и удалось вывезти танк в одну из деревень Белыничского района. На подворье пожилого сельчанина махину тоже пристроили без труда — убедив дедушку, что «пусть себе постоит, а мы скоро тут кино снимать будем…» На самом же деле злоумышленники планировали сбыть танк за очень большие деньги. Не вышло — милиция оперативно сработала. А шустрыми «наводчиками» оказались деревенские ребятишки, первыми заметившие дедушкиного «постояльца»…


Смотрите также

Описание: