Айвазовский девятый вал где находится оригинал


Картина Айвазовского «9 вал», описание сюжета и история

Картину Ивана Айвазовского «9 вал» сегодня во всём мире признают непревзойдённым шедевром, она является одной из самых известных работ великого российского художника, особенно любившего писать на морскую тематику. Родившийся в Феодосии и большую часть жизни проживший на берегу, живописец настолько полюбил море, что сделал его главным героем своего творчества. И, как оказалось, именно оно принесло ему вековую славу.

Немного предыстории: почему Айвазовский выбрал 9 вал

Как человек, живущий на побережье, художник слишком много общался с моряками, слышал тысячи увлекательных историй, в том числе легенд и поверий. Согласно одному из них, во время шторма, на фоне бушующих волн, есть одна, которая выделяется своей мощью, непреодолимой силой и огромными размерами. Интересно, что древнегреческие моряки называли гибельной третью волну, древнеримские мореплаватели – десятую, а вот у большинства представителей других государств настоящий ужас вызывала именно девятая.

Это старинное суеверие воодушевило художника очередной раз взяться за кисть, в 1850 году Айвазовский пишет «9 вал». На удивление многим, картина получилась слишком реалистичной, но как мог так тонко передать глубину сюжета зрителю человек, который не был моряком? Ведь не на фото же видел Айвазовский 9 вал? Как оказалось, на полотно художник перенёс кое-что из увиденного и испытанного ним самим. В 1844 г. ему суждено было пережить сильнейшую бурю в Бискайском заливе, после которой судно, на котором пребывал живописец, посчитали затонувшим, а в прессе появилось прискорбное сообщение о том, что во время шторма погиб и известный молодой художник. Благодаря этому эпизоду, а не фото, Айвазовский создает картину «9 вал», ставшую мировым живописным шедевром.

«9 вал» Айвазовского: описание сюжета картины

Что же мы видим, взглянув на картину? Раннее утро, первые лучи солнца, пробивающиеся, чтобы осветить воды моря, вздымающиеся почти до небес, и кажущееся совсем низким небо, которое практически слилось с высокими волнами. Воображению даже страшно представить, какая необузданная стихия бушевала ночью, и что пришлось пережить морякам с потерпевшего крушение судна.

Описать «9 вал» Айвазовского не так легко, как кажется, ведь художник смог до восхищения тонко передать всю мощь, силу, величие и непередаваемую красоту морской стихии. На переднем плане этого буйства несколько спасшихся моряков, пытающихся удержаться на обломках мачт разбитого корабля. Они в отчаянии, но пытаются вместе противостоять огромной, вспененной волне, которая вот-вот на них обрушится. Удастся ли? Никто не знает…

Описание картины Айвазовского «9 вал» не будет полным, если не сказать, что весь драматизм и ужас запечатлённого сюжета не подавляет у зрителя надежду на спасение и жизнь. Оптимизм картине придают очень тонко подобранные краски: мягкие лучи восходящего солнца, пробивающиеся сквозь тучи и грозовые всполохи бушующей воды и вселяющие веру, светящаяся и переливающаяся разными цветами радуги светлая дорожка, которая как будто раздвигает грозные могучие волны.

Колорит картины Айвазовского «9 вал» словно радостный гимн воспевает мужество людей, их волю к спасению, веру в свои силы и в смысл борьбы до последнего. Никогда не сдаваться, и тогда даже вопреки безжалостным законам природы можно выжить!

Где находится картина Айвазовского «9 вал» сегодня

На живописный шедевр могут полюбоваться все посетители Государственного Русского музея, где и находится картина Айвазовского «9 вал» сегодня.

Полотно, написанное по легенде, теперь само стало легендарным, и побывало на многих выставках, проводимых в разных странах мира. Особенно полюбилось жителями Японии, созерцавшим это творение на открытии Токийского музея Фудзи, известного теперь собственной уникальной экспозицией и регулярно проводимыми выставками искусства и творчества народов других стран. Когда спустя время, в честь 30-летия этого музея, администрация провела опрос посетителей о том, что за всё время их работы запомнилось людям больше всего – бесспорным лидером стал именно «Девятый вал».

10 фактов о картине Айвазовского "Девятый вал"

Продолжаем проект «История одной картины». В нем мы рассказываем о самых известных полотнах из петербургских музеев. Сегодня – «Девятый вал» Ивана Айвазовского.

Иван Айвазовский. «Девятый вал». Холст, масло. Размеры: 221х332 см

Факт первый. Авторский.

Великий русский художник Иван Айвазовский имеет армянские корни. Его предки носили фамилию Айвазян. Сам он был записан в метрических книгах как Ованнес Айвазян. А его отец подписывался фамилией «Гайвазовский». Эту же фамилию при поступлении в художественную школу использовал и будущий живописец. Спустя несколько лет он решил отбросить первую букву - и стал Айвазовским.

Факт второй. Служебный.

В сентябре 1844 года Петербургская академия художеств присвоила Ивану Айвазовскому звание академика. А еще через несколько дней художник был причислен к Главному морскому штабу. Он получил звание первого живописца и право носить морской мундир. В его обязанности входило писать виды русских портов и приморских городов. Правда, денежное пособие художнику не назначили – работать приходилось «на общественных началах».

Факт третий. Народный.

Картина «Девятый вал» была написана в 1850 году. Название Айвазовский взял из народного поверья о том, что во время шторма одна из волне выделяется своей мощью и размерами. Кстати, древние греки считали самой гибельной волной третью, римляне - десятую. В представлениях других мореплавателей самым сокрушительным был именно девятый вал.

Факт четвертый. Стихийный

Для картины Айвазовский выбрал страшный момент стихии. Мы видим огромные волны, небо в всполохах и кучку людей, отчаянно борющихся со стихией. Удастся ли им пережить самую мощную волну? Однозначного ответа художник не дает. Но появившийся, может быть на одно мгновение, просвет, чуть правее от центра картины, дает надежду на спасение.

Факт пятый. Феодосийский

Естественно, над картиной Айвазовский работал в своей студии в Феодосии. Но в ней запечатлен момент, запомнившейся художнику бури, которую он видел в Бискайском заливе в 1844 году. Судно с Айвазовским угодило в шторм и только чудом ему удалось спастись. Причем в некоторых газетах уже успели сообщить о гибели русского живописца. Однако сильно поврежденное судно спустя несколько дней вернулось в порт.

Факт шестой. Мастерский

Художник работал в мастерской, которая находилась в северной части его дома в Феодосии, куда солнечный луч проникал только вечером, после трех часов. Поэтому он был ограничен по времени в работе над картиной. Некоторые специалисты говорят, что на написание этого шедевра, без учета предварительной работы над эскизами, у художника ушло всего три часа. Поверить в это сложно, учитывая масштабы полотна.

Факт седьмой. Успешный

Картина пришлась публике по душе. Где бы ее ни выставлял Айвазовский, выстраивалась очередь. Русские критики писали восторженные отзывы и сравнивали полотно с «Последним днем Помпеи» Брюллова. Осенью 1850 года картина оказалась на выставке в московском училище живописи, ваяния и зодчества. Иван Шишкин, которому тогда было всего 19 лет, рассказывают, несколько часов провел перед этой работой.

Факт восьмой. Третьяковский

Известный коллекционер Павел Третьяков заинтересовался успехами Айвазовского. «Девятый вал» ему понравился особенно, и он собирался купить ее у художника. В одном из писем Третьяков писал Айвазовскому: « ...дайте мне только Вашу волшебную воду такою, которая вполне бы передавала Ваш бесподобный талант! Уж очень хочется поскорее иметь Вашу картину в своей коллекции!».

Факт девятый. Имперский

Но Третьякову не повезло. Картину купил император Николай I для Эрмитажа. В 1897 году она была передана в создававшийся тогда Русский музей. Там она находится и сейчас.

Факт десятый. Японский

Впрочем, иногда картина отправляется в турне. Из Русского музея она выезжала 8 раз. Самая дальняя поездка – в Японию. Как ни странно, но жители страны восходящего солнца вообще неровно дышат к творчеству Айвазовского. В 2003 году, в год 30-летия музея «Фуджи-музея», его администрация провела опрос среди посетителей: какое из произведений за тридцать лет больше всего запомнилось? И японские зрители дружно ответили: «Девятый вал» Айвазовского».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Над великою над рекой бурлаки идут бечевой

К 170-летию со дня рождения художника Ильи Репина "Комсомолка" собрала пять малоизвестных фактов о его самой знаменитой картине (подробнее)

Девятый вал, Айвазовский

Наступивший 2017 год богат на юбилейные даты. Но в нашей статье мы остановимся только на одном, зато на каком юбиляре!

Как много в жизни странностей и несовпадений, парадоксов и загадок. Вот, например, в Армении нет, и никогда не было моря! И, тем не менее, случилось именно так, что самый знаменитый русский художник – маринист по происхождению армянин... Возможно, вы уже догадались, что речь идет об Айвазовском. А на деле, по своему рождению, он совсем не Иван, а Ованнес Айвазян.

Родился будущий великий живописец и это, конечно, очень символично, в знаменитом городе на берегу Черного моря – в Феодосии в 1817 году. Несомненно, что место рождения сыграло огромную роль в том, что Айвазовский впоследствии стал великим маринистом.

В истории российской живописи имели место быть и другие художники, писавшие картины на морскую тематику. Их немало: Николай Арцеулов и Алексей Ганзен, Иван Грабовский и Михаил Ткаченко, а также многие другие, но никому из них не было суждено стать в один ряд с сыном Геворка Айвазяна...

.... Море – оно было притягательным зовом и, в тоже время, роком для него. С ним связаны все основные вершины в его карьере художника, и в то же время, оно чуть не погубило его, когда совершая морское путешествие по Европе в сороковые годы 19 века, корабль с уже известным живописцем чуть не погиб в водах Бискайского залива... О его гибели преждевременно успели сообщить вся европейская пресса.

Но вначале были юношеские живописные морские этюды на малой родине – в Крыму. Затем годы учебы в знаменитой Академии художеств Петербурга. Шёл 1833 год... А через совсем немного времени последовали первые знаки отличия и награды у ещё малоизвестного живописца. Вот основные из них:

- Серебряная медаль за пейзажи «Вид на взморье» и «Этюд воздуха на море» 1835 год.

- Большая золотая медаль за картину «Штиль» -1837 год.

- Золотая медаль от папы Григория XVI за картину на библейский сюжет «Хаос» – начало 40-х годов 19 века.

- Золотая медаль Парижской академии художеств – также 40-е годы.

К середине 19 века наш славный художник уже состоял во многих европейских академиях: Рима и Флоренции, Парижа и Амстердама.

В сокровищницу мировой живописи навсегда занесены его бессмертные работы: «Девятый вал» и «Лунная ночь на Босфоре», «Радуга» и «Пушкин на берегу Черного моря».

Самое великое полотно мастера «Девятый вал» было создано в далеком 1850 году. Но и сейчас оно все также поражает зрителей своей мощью: бескрайней бушующей морской стихией и лучом света, как лучом надежды, для спасающейся горстки смельчаков на утлом плоту...

Поразителен и тот факт, что за свою творческую жизнь живописец создал около шести тысяч картин.

Его знаменитые современники посвятили ему немало восторженных строк, утверждая, что этот художник представляет собой явление поистине мирового масштаба.

29 июля 1817 г. лучшему маринисту нашего Отечества исполняется 200 лет.

Глядя на его бессмертный «Девятый вал» в Русском музее, ощущаешь всю мощь и могущество русского духа!

«Девятый вал» Айвазовского. Почему это шедевр

Иван Айвазовский. Девятый вал. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург.

Шторм. Волна одна за другой. Горстка уцелевших после кораблекрушения. Рассвет, который не принёс облегчения. Лишь осветил людям весь ужас происходящего. Шансов на спасение немного…

Девятый вал – самая известная картина Айвазовского. Она была признана шедевром в первый же день выставки в далёком 1850 году. Люди приходили посмотреть на неё по несколько раз. Почему? Что в этой картине такого особенного?

Попробуем разобраться. А попутно разглядим ее самые интересные детали.

Волны

Иван Айвазовский. Девятый вал. Фрагмент. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Легенда о девятом вале была очень популярна в 19 веке. Моряки верили, что во время шторма девятая по счёту волна – самая большая и разрушительная.

С ней и встретились герои картины. 6 несчастных моряков. Они цепляются за жизнь в бушующем море. На куске мачты погибшего корабля.

Волны у Айвазовского потрясающие. Сквозь них просвечивает солнце. Такого эффекта прозрачности художник добивался множественным наложением мазков (лессировки). Такие волны вы редко, у кого встретите.

Посмотрите на картины других европейских маринистов. И вы поймёте весь гений Айвазовского.

Слева: Клод Верне (Франция). Кораблекрушение. 1763 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Справа: Ричард Нибс (Англия). Кораблекрушение. 19 век. Национальный морской музей, Лондон

Неправильные волны

Обратите внимание, что волны идут стороной от потерпевших. И не такие уж они огромные. Настоящие волны смерти достигают в высоту 20-30 м. На “Девятом вале” они высотой не более 3 м.

Возможно, Айвазовский пощадил своих героев. Показывая, что они справятся. Если бы он написал идущую прямо на людей волну в 30 м, это было бы чистой трагедией.

Он же был оптимистом. И почти в каждой картине с кораблекрушениями он смягчает трагизм. Добавляет надежду. В виде восходящего солнца. Выбравшихся людей на берег. Виднеющегося корабля.

Картины Айвазовского. Слева: Кораблекрушение. 1864 г. Музей католикосата “Эчмиадзин”, Армения. Справа: Спасающиеся от кораблекрушения. 1844 г. Государственная картинная галерея Армении, Ереван

Все были в восторге от реалистичных волн Айвазовского. Художник Карл Брюллов говорил, что чувствует вкус соли, когда смотрит на его картины.

Самое интересное, что волны на “Девятом вале” изображены НЕ правильно! Заворачивающиеся гребни волны, так называемые “фартуки” в открытом море никогда не образуются. Только у берега, когда волна уже накатывает на пляж или скалы.

Это не значит, что Айвазовский этого не знал. В 1844 году он сам попал в сильнейший шторм. Потом вспоминал, что многие пассажиры очень сильно испугались. А он, как ненормальный, стоял на палубе. Во все глаза смотрел на бушующее море. Он впитывал впечатления для своих будущих картин.

Почему же он изобразил волны неправильно?

Айвазовский был романтиком. То есть художником, который восторгался стихиями. И подчёркивал силу природы с помощью различных эффектов.

Согласитесь, вспененная, закрученная волна смотрится величественнее. Она более понятна обычному человеку. Чем грозный, пирамидальный вал настоящей волны.

Небо

Иван Айвазовский. Девятый вал. Фрагмент. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Небо на картине “Девятый вал” обнадеживающее. Восходящее солнце. Тучи развеиваются. Их гонит сильный ветер. Фиолетовый оттенок неба. Ночь отступает.

Айвазовский был отменным мастером. Но особенно ему удавались световые эффекты. Никакой специальной краски он не использовал. Однако его солнце выходило таким ярким, что многие верили в обратное.

Некоторые даже на полном серьезе заглядывали за картину. Они думали, что сзади полотна стоит свечка.

Выжившие

Иван Айвазовский. Девятый вал. Фрагмент. 1850 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Люди на “Девятом вале” тщательно написаны, несмотря на их небольшие размеры. При этом их позы и жесты очень выразительны. Они в отчаянии. Они борются за жизнь из последних сил.

Двое из них вот-вот соскользнут. Один уже падает в воду. Другой отчаянно цепляется за него. Возможно, мы видим последние минуты их жизни.

Другой моряк протянул руку к небу: “О море, сжалься над нами!” Ещё одного моряка мы видим со спины. Он размахивает красной тряпкой. Корабля не видно. Более того, обзор закрыт волнами. Зачем? Видимо, на удачу.

Обратите внимание, что люди одеты в восточные одежды. Затонул корабль из далекой страны. Зритель не знает этих людей. Они ему не родные. Это не купцы с соседней улицы.

Такую дистанцию Айвазовский добавляет не случайно. Она убирает сильную тревогу. Которая бы мешала наслаждаться бушующем морем. И героизмом людей.

Как “Девятый вал” влияет на людей

С одним известным хореографом Дэвидом Доусоном случилась одна история. Он приехал в Петербург ставить балет в Мариинке. В фойе театра он увидел репродукцию “Девятого вала”. Немного удивился. Репродукция этой же картины висела в его номере отеля.

Однажды ночью он проснулся и взглянул на картину. И ужаснулся. На полотне не было людей. Как будто их смыло! Он увидел в этом недобрый знак. Знак провала его постановки. Что ж поделать, такая репродукция попалась. Не совсем точная копия.

Утром прибежал в театр и успокоился. На репродукции в Мариинке люди были на месте. Значит надежда есть.

Премьера балета прошла успешно.

Почему все знают “Девятый вал”?

Сложно представить себе более популярную картину, чем “Девятый вал”. Да, она монументальна. Грандиозна. Работы такого уровня хорошо знают искусствоведы и любители живописи. Но не люди, далёкие от искусства. О “Девятом вале” же знает решительно все. Почему?

1. Айвазовский был первым художником, который стал организовывать персональные выставки. Причём не только в Петербурге. Но и в провинциальных городах.

2. Айвазовский всегда был за то, чтобы его искусство шло в массы. Отсюда – открытки с его маринами в каждой лавке. Репродукции – в каждой рюмочной.

3. Айвазовский умел добавлять яркие эмоции. Девятый вал – это отчаянная борьба человека со всемогущей стихией. Такие сюжеты всегда бередят кровь.

4. Мало кто из русских людей видел море. Пока не стали выезжать на морские курорты в 30-х годах 20 века. До этого море знали только по картинам Айвазовского.

А конкурентов у него особо не было. Маринистами в 19 веке были ещё Алексей Боголюбов и Сильвестр Щедрин.

Слева: Боголюбов. Морской бой. 1859 г. Радищевский музей в Саратове. Справа: Щедрин. Вид Сорренто близ Неаполя. 1825 г. Тверская картинная галерея

Но эти художники чаще жили за границей. Их картин обычные люди почти не видели.

Так что у Айвазовского с его талантом и трудоголизмом были все шансы прославиться. Он стал всенародным любимым художником. А “Девятый вал” – его главным шедевром.

 

 

Автор: Оксана Копенкина

Перейти на главную страницу

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Pinterest

Похожее

«Девятый вал» Айвазовского — История одного шедевра

Сюжет

Чудом выжившие после шторма люди готовятся встретить новый удар стихии — тот самый девятый вал, грозу всех, кто в море. От судна остались лишь щепки, на горизонте — ни клочка земли. Пятеро восточных мужчин из последних сил держатся за мачту. Казалось бы, шансов выжить — ноль, но яркое восходящее солнце дарит надежду на спасение и героям сюжета, и зрителям.

Контекст

Как это всегда бывает в историях великих произведений, есть смысл на поверхности, а есть подводные течения (как бы двусмысленно это не звучало в контексте данного полотна).

Благодаря картинам к 22 годам Айвазовский заслужил дворянство

Начнем с простого. Айвазовский родился в портовой Феодосии. Когда живешь бок о бок с моряками, остаться в стороне от посиделок, во время которых то и дело звучат байки о плаваниях, невозможно. Фантастические рассказы о сокрушительных штормах, чудо-существах из глубин, богатствах и сражениях — чего только не услышишь от людей, которые большую часть жизни проводят в открытой воде.

Конечно, одна из самых страшных историй — о девятом вале. Это как суд господний, только в море. И вот Айвазовский подумал, а почему бы не запечатлеть это на полотне?

Еще в древности люди приметили, что волны на море разные. Потом физики сформулировали принцип интерференции (это когда несколько волн сливаются в единый вал, и срабатывает эффект синергии). Так вот на почве наблюдения родилась мысль о том, что во время морской бури есть некая девятая волна (именно девятая!), которая является самой сильной и опасной. При этом древние греки роковой волной считали третью, а римляне — десятую.

Люди творческие — художники, писатели, поэты, — использовали этот образ как некий символ кары, неукротимой природной силы. Державин, Полежаев, Аксаков, компания под псевдонимом Прутков, даже Пушкин, а позднее Лесков, Данилевский и Смирнова-Сазонова. Иными словами, кого только не вдохновляла история о девятом вале. Современники Айвазовского могли смело смотреть на полотно и для пущего трагизма цитировать, к примеру, Пушкина или еще кого.

Настоящее имя Айвазовского — Ованес Айвазян

Кстати, по одной из версий, в основу сюжета легли не только байки матросов, но и личные впечатления художника, который за несколько лет до написания картины сам попал в шторм в Бискайском заливе. Считали, что судно погибло, газеты даже написали, что все, дескать, сгинул Иван в пучине морской. Но ничего, обошлось.

Другая сторона истории — душевные треволнения художника. К середине 1850-х Айвазовский переживал из-за смерти нескольких своих друзей, в том числе Белинского. В Европе тем временем бурлили революционные события. Художник не мог оставаться равнодушным. «А он, мятежный, просит бури…», — цитата вполне описывает мариниста в тот период. Все же Айвазовский был человеком аполитичным, поэтому ввязываться в революционные кружки не стал, а все сказал в своей картине.

«Девятый вал» сразу стал хитом. Когда картину выставили в Москве, люди приходили смотреть на нее, как в кино — по несколько раз на неделе. На выставке ее купил Николай I и передал Эрмитажу. В конце XIX века полотно попало в коллекцию Русского музея, где находится и сегодня.


«Корабль среди бурного моря», Айвазовский (1887)

Впоследствии Айвазовский на­писал целую серию «бурь». Они чередуются с изображениями спокойного элегического моря.

Судьба художника

Ованес Айвазян (таково имя Ивана Айвазовского) родился в Феодосии в купеческой семье. Родители не особенно усердствовали в поддержке художественных талантов старшего сына. И кто знает, получила бы история мариниста, если бы не помог ему архитектор Яков Кох.

Наследие Айвазовского — 6 тысяч картин

Иван всегда был молодец. С детства — прилежный ученик. Все его хвалили, замечали, продвигали. Кроме, разве что, Таннера, который, хоть и был учителем Айвазовского, но страшно ему завидовал и боялся, что студент подорвет моду на учителя. Дело дошло даже до жалобы Николаю I. Дескать, посудите, государь, я ему запретил самостоятельные работы писать, а он, наглец, не только ослушался, еще и выставил их на всеобщее обозрение.

Другие педагоги Айвазовского ценили и всячески двигали вперед. Благодаря своим картинам к 22 годам Айвазовский заслужил личное дворянство, после чего с легким сердцем отправился на несколько лет за границу учиться уму-разуму. Через четыре года он вернулся модным, свежим, дерзким мастером. Такую звезду, да еще и мариниста, вовремя завербовал Главный морской штаб России. (Тогда ведь штатных фотографов не было, приходилось искать художников.)


Айвазовский очень любил играть на скрипке восточные мелодии. Автопортрет (1880)

Но недолго строил Айвазовский столичную карьеру — вернулся в родную Феодосию. Чем бы, вы думали, он там занимался? Море писал? Не без того, но не это было основным. Творить Айвазовский мог и без моря — с натуры он делал лишь набросок, а дальше в мастерской додумывал остальное. «Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта: сделав набросок на клочке бумаги, я приступаю к работе и до тех пор не отхожу от полотна, пока не выскажусь на нём моей кистью. Набросав карандашом на клочке бумаги план задуманной мною картины, я принимаюсь за работу и, так сказать, всею душой отдаюсь ей…», — признавался художник.

В Феодосии он основал школу живописи, занимался охраной памятников культуры, организовывал археологические раскопки, благоустраивал город и всячески старался ради процветания малой родины. Благодаря его ходатайству в Феодосии появился крупнейший на весь Крым порт.

За более чем 80 лет насыщенной и благополучной жизни Айвазовский написал — внимание! — 6 тысяч картин на морскую тему. И организовал более 100 персональных выставок. Кажется, этот успех повторить еще никто не смог.

«Девятый вал» И. Айвазовского: история одного шедевра. от 15 декабря 2016 | Екабу.ру

Иван Константинович Айвазовский (арм. Հովհաննես Այվազյան, Ованнес Айвазян; 17 [29] июля 1817 год, Феодосия — 19 апреля [2 мая] 1900 год, там же) — всемирно известный русский художник-маринист, баталист, коллекционер, меценат. Живописец Главного Морского штаба, академик и почётный член Императорской Академии художеств, почётный член Академий художеств в Амстердаме, Риме, Париже, Флоренции и Штутгарте.

Работы Айвазовского И.К. наиболее любимы мной после творчества Сальвадора Дали. Несмотря на то, что стили у них совершенно разные, в них меня притягивает яркая искорка, настоящее, которое хочется держать в руках и любоваться бесконечно, греть душу.

Айвазовский наиболее выдающийся художник армянского происхождения XIX века. Брат армянского историка и архиепископа Армянской Апостольской Церкви Габриэла Айвазовского.

Ованнес (Иван) Константинович Айвазовский родился в семье купца Константина (Геворка) и Рипсиме Айвазовских. 17 (29) июля 1817 года священник армянской церкви города Феодосии сделал запись о том, что у Константина (Геворка) Айвазовского и его жены Рипсиме родился «Ованнес, сын Геворка Айвазяна». Предки Айвазовского были из армян, переселившихся в Галицию из Западной Армении в XVIII веке. Известно, что его родственники владели крупной земельной собственностью в районе Львова, однако никаких документов, более точно описывающих происхождение Айвазовского, не сохранилось. Его отец Константин (Геворк) и после переселения в Феодосию писал фамилию на польский манер: «Гайвазовский» (фамилия — полонизированная форма армянской фамилии Айвазян). Сам Айвазовский в своей автобиографии говорит об отце, что тот ввиду ссоры со своими братьями в юности переселился из Галиции в Дунайские княжества (Молдавию, Валахию), где занялся торговлей, а оттуда в Феодосию; в совершенстве владел 6-ю языками.

Самое излюбленное произведение любителей живописи – это, конечно же «Девятый вал». Популярность пришла к Айвазовскому тут же, как только прошла демонстрация в 1850 году. Многие ходили смотреть на картину несколько раз, поток людей не иссякал, это напоминало паломничество. «Девятый вал» представляет противоборство человека и стихии. Стихия страшна по своей силе и в то же время прекрасна. Гребень девятого вала грозно поднимается над людьми, которые пытаются спастись на обломках судна. По морским легендам, самая страшная волна девятая, отсюда и название картины. Айвазовский с мастерством выписывает пену этого девятого вала. Солнце разрывает завесу туч, и здесь красок художник не жалеет. Люди борются со стихией, это смотрится не трагично, а очень красиво, что говорит об академизме работы. Картина написана самыми яркими красками палитры, с разными оттенками – это принцип романтизма.

Большинство созданных картин Айвазовского о море – это воображение мастера. Творчество его плодовито. Он написал 6000 тысяч картин. Больше половины приходится на морские пейзажи. Это целый справочник о море. Хотя картины никогда не были написаны с натуры, что удивительно, с какой точностью описаны детали. Еще одна принципиальность художника, он никогда не делал подготовительных набросков. Картины художника звучат, шумят прибоем, воют ветрами и хлопают парусами. У каждой бури свое лицо, свои повадки.

У всех картин Айвазовского есть одна особенность – это луч света. Эта деталь всегда важна для художника. Ведь именно с неба он пишет свои работы, вне зависимости от размера холста. Таинственное состояние природы интересовала романтиков, Айвазовский не был исключением, он потрясающе пишет лунные ночи. Славу ночного мастера ему принесли итальянские ноктюрны. Айвазовский любил изображать ночные виды Константинополя.

История создания шедевра «Девятый вал» позволяет приблизиться к пониманию основных принципов работы художника над морскими пейзажами и приоткрыть завесу над тайнами его творческой мастерской. Он детства слышал рассказы моряков об опасностях и приключениях, случавшихся с ними в плавании. По древним морским поверьям, девятый вал – самая мощная и страшная из идущих одна за другой во время шторма волн (древние греки считали самой опасной третью волну, а римляне – десятую). Позднее физики объяснили это явление принципом интерференции: несколько волн сливаются в единый вал и срабатывает эффект синергии.

В ХХ в. в советском искусствоведении бытовала традиция истолкования сюжета картины как политической аллегории: неизменно вспоминалась волна революций, прокатившаяся в 1848 г. в Европе, и безвременная кончина В. Белинского. Однако вряд ли к автору «Девятого вала» это имеет какое бы то ни было отношение. Художник большую часть жизни провел в приморском городе – Феодосии, и был просто влюблен в морскую стихию, особенно в моменты шторма. Буря Айвазовского – это природное явление, прекрасное в своей мощи и свободе, и не стоит тут искать подтексты и скрытые смыслы. Кроме того, роковое противостояние человека и стихии – типичная для романтических произведений тема.


Буря вызывала у художника не страх перед стихией, а упоение ее непостижимой силой. Показателен в этом отношении один эпизод из жизни Айвазовского. Однажды он плыл на корабле из Англии в Испанию и попал в сильный шторм. После этого в европейской прессе даже появились сообщения о его гибели. Позже он заявил о том, что эти новости были ошибочными и признался в том, что многие пассажиры, обезумев от страха, тогда действительно мысленно попрощались с жизнью, а он с восхищением наблюдал за разбушевавшимся морем: «Страх не подавил способности воспринять и сохранить в памяти впечатление, произведенное бурею, как дивною живою картиною».

Интересно то, что и эту, и большинство других работ художник писал не с натуры, а по памяти. Сам он так объяснял свою позицию: «Живописец, только копирующий природу, становится ее рабом, связанным по рукам и ногам. Движение живых стихий неуловимо для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны немыслимо с натуры. Для этого-то художник и должен запомнить их и этими случайностями, равно как и эффектами света и теней, обставлять свою картину». С натуры он делал только наброски, а дальше работал над картиной в мастерской.

Для того, чтобы воспроизводить сюжет по памяти, нужно было работать очень быстро, чтобы не утратить первоначального впечатления и успеть запечатлеть увиденное. Поэтому Айвазовский писал по несколько часов кряду, иногда по 12 часов без перерыва, и не понимал художников, которые работают над картинами по несколько месяцев или даже лет. «Девятый вал» был написан за 11 дней. «Не отхожу от картины, пока не выскажусь», – говорил он. А его техника написания волн удивляла знатоков живописи: он умел создавать движущуюся и почти прозрачную морскую волну. Эффект прозрачности достигался с помощью лессировки – нанесения тончайших слоев краски друг на друга. Его лессировку критики называли виртуозной.


Эта картина была написана, когда художнику было всего 33 года, и сразу после создания ее ждал ошеломляющий успех, во время первого показа в 1850 г. в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Люди приходили по несколько раз, чтобы снова увидеть «Девятый вал». Эту работу вместе с «Последним днем Помпеи» Брюллова называли высшим расцветом романтизма в российском изобразительном искусстве.

Статья взята отсюда http://algizsoul.ru/hudozhniki/devyatyiy-val-i-ayvazovskogo-istoriya-odnogo-shedevra.html

«Девятый вал» картина - Иван Константинович Айвазовский

Наступивший 2017 год богат на юбилейные даты. Но в нашей статье мы остановимся только на одном, зато на каком юбиляре!

Как много в жизни странностей и несовпадений, парадоксов и загадок. Вот, например, в Армении нет, и никогда не было моря! И, тем не менее, случилось именно так, что самый знаменитый русский художник – маринист по происхождению армянин... Возможно, вы уже догадались, что речь идет об Айвазовском. А на деле, по своему рождению, он совсем не Иван, а Ованнес Айвазян.

Родился будущий великий живописец и это, конечно, очень символично, в знаменитом городе на берегу Черного моря – в Феодосии в 1817 году. Несомненно, что место рождения сыграло огромную роль в том, что Айвазовский впоследствии стал великим маринистом.

В истории российской живописи имели место быть и другие художники, писавшие картины на морскую тематику. Их немало: Николай Арцеулов и Алексей Ганзен, Иван Грабовский и Михаил Ткаченко, а также многие другие, но никому из них не было суждено стать в один ряд с сыном Геворка Айвазяна...

.... Море – оно было притягательным зовом и, в тоже время, роком для него. С ним связаны все основные вершины в его карьере художника, и в то же время, оно чуть не погубило его, когда совершая морское путешествие по Европе в сороковые годы 19 века, корабль с уже известным живописцем чуть не погиб в водах Бискайского залива... О его гибели преждевременно успели сообщить вся европейская пресса.

Но вначале были юношеские живописные морские этюды на малой родине – в Крыму. Затем годы учебы в знаменитой Академии художеств Петербурга. Шёл 1833 год... А через совсем немного времени последовали первые знаки отличия и награды у ещё малоизвестного живописца. Вот основные из них:

- Серебряная медаль за пейзажи «Вид на взморье» и «Этюд воздуха на море» 1835 год.

- Большая золотая медаль за картину «Штиль» -1837 год.

- Золотая медаль от папы Григория XVI за картину на библейский сюжет «Хаос» – начало 40-х годов 19 века.

- Золотая медаль Парижской академии художеств – также 40-е годы.

К середине 19 века наш славный художник уже состоял во многих европейских академиях: Рима и Флоренции, Парижа и Амстердама.

В сокровищницу мировой живописи навсегда занесены его бессмертные работы: «Девятый вал» и «Лунная ночь на Босфоре», «Радуга» и «Пушкин на берегу Черного моря».

Самое великое полотно мастера «Девятый вал» было создано в далеком 1850 году. Но и сейчас оно все также поражает зрителей своей мощью: бескрайней бушующей морской стихией и лучом света, как лучом надежды, для спасающейся горстки смельчаков на утлом плоту...

Поразителен и тот факт, что за свою творческую жизнь живописец создал около шести тысяч картин.

Его знаменитые современники посвятили ему немало восторженных строк, утверждая, что этот художник представляет собой явление поистине мирового масштаба.

29 июля 1817 г. лучшему маринисту нашего Отечества исполняется 200 лет.

Глядя на его бессмертный «Девятый вал» в Русском музее, ощущаешь всю мощь и могущество русского духа!

Анализ и описание картины Айвазовского «Девятый вал»

Девятый вал - Айвазовский. 1850. Холст, масло. 221х332 см


   Иван Константинович Айвазовский (1817-1900) - выдающийся мастер морского пейзажа (марины) середины - второй поло­вины XIX века. Родившись вблизи моря, в Феодосии, художник на протяжении всей жизни оставался верен излюб­ленной стихии, посвятив ей все свое многолетнее творчество.
   Созданная в 1850 картина «Девятый вал» сразу же стала самой знаменитой из всех его марин и была приобретена Николаем I. Известный коллекционер П. М. Третьяков стал интересоваться успехами Айвазовского, отслеживал его произведения на выставках и посещал мастерскую живописца в Феодосии. В одном из восторженных писем худож­нику Третьяков писал: « ...дайте мне только Вашу волшебную воду такою, которая вполне бы передавала Ваш беспо­добный талант! .. уж очень хочется поскорее иметь Вашу картину в своей коллекции!».

   Изображенное после ночной бури море, едва переведя дух, должно встретиться с девятым валом. По легенде, именно он - апогей штормов. За обломки мачт корабля цепляются выжившие изнемогающие мореплаватели. Оза­ренное рассветным солнцем небо словно сулит им победу.

   Такие произведения создаются в счастливые моменты творческого подъема. Вслед за картиной Айвазовский на­писал целую серию «бурь» (Корабль среди бурного моря, Радуга). Они чередуются с изображениями спокойного элегического моря, выдающего в их авто­ре последнего представителя живописи эпохи романтизма.

АЙВАЗОВСКИЙ Иван - Девятый вал

Наступивший 2017 год богат на юбилейные даты. Но в нашей статье мы остановимся только на одном, зато на каком юбиляре!

Как много в жизни странностей и несовпадений, парадоксов и загадок. Вот, например, в Армении нет, и никогда не было моря! И, тем не менее, случилось именно так, что самый знаменитый русский художник – маринист по происхождению армянин... Возможно, вы уже догадались, что речь идет об Айвазовском. А на деле, по своему рождению, он совсем не Иван, а Ованнес Айвазян.

Родился будущий великий живописец и это, конечно, очень символично, в знаменитом городе на берегу Черного моря – в Феодосии в 1817 году. Несомненно, что место рождения сыграло огромную роль в том, что Айвазовский впоследствии стал великим маринистом.

В истории российской живописи имели место быть и другие художники, писавшие картины на морскую тематику. Их немало: Николай Арцеулов и Алексей Ганзен, Иван Грабовский и Михаил Ткаченко, а также многие другие, но никому из них не было суждено стать в один ряд с сыном Геворка Айвазяна...

.... Море – оно было притягательным зовом и, в тоже время, роком для него. С ним связаны все основные вершины в его карьере художника, и в то же время, оно чуть не погубило его, когда совершая морское путешествие по Европе в сороковые годы 19 века, корабль с уже известным живописцем чуть не погиб в водах Бискайского залива... О его гибели преждевременно успели сообщить вся европейская пресса.

Но вначале были юношеские живописные морские этюды на малой родине – в Крыму. Затем годы учебы в знаменитой Академии художеств Петербурга. Шёл 1833 год... А через совсем немного времени последовали первые знаки отличия и награды у ещё малоизвестного живописца. Вот основные из них:

- Серебряная медаль за пейзажи «Вид на взморье» и «Этюд воздуха на море» 1835 год.

- Большая золотая медаль за картину «Штиль» -1837 год.

- Золотая медаль от папы Григория XVI за картину на библейский сюжет «Хаос» – начало 40-х годов 19 века.

- Золотая медаль Парижской академии художеств – также 40-е годы.

К середине 19 века наш славный художник уже состоял во многих европейских академиях: Рима и Флоренции, Парижа и Амстердама.

В сокровищницу мировой живописи навсегда занесены его бессмертные работы: «Девятый вал» и «Лунная ночь на Босфоре», «Радуга» и «Пушкин на берегу Черного моря».

Самое великое полотно мастера «Девятый вал» было создано в далеком 1850 году. Но и сейчас оно все также поражает зрителей своей мощью: бескрайней бушующей морской стихией и лучом света, как лучом надежды, для спасающейся горстки смельчаков на утлом плоту...

Поразителен и тот факт, что за свою творческую жизнь живописец создал около шести тысяч картин.

Его знаменитые современники посвятили ему немало восторженных строк, утверждая, что этот художник представляет собой явление поистине мирового масштаба.

29 июля 1817 г. лучшему маринисту нашего Отечества исполняется 200 лет.

Глядя на его бессмертный «Девятый вал» в Русском музее, ощущаешь всю мощь и могущество русского духа!

«Девятый вал» картина Айвазовского

Иван Константинович Айвазовский (1817-1900) — великий русский художник-маринист. Выдающийся живописец XIX века сегодня известен на весь мир. Его талант считается по-настоящему непревзойдённым. Написал большое количество настоящих шедевров, которые украшают крупные музеи мира. Среди всех его работ особенно выделяется одна картина «Девятый вал». Пожалуй, данное полотно является, как это принято сейчас говорить, «визитной карточкой» художника и являет собой настоящее достижение в искусстве.

Картина «Девятый вал» была написана в 1850 году, Холст, Масло. 221 × 332 см. В центре сюжета картины шторм на море и моряки, которые потерпели бедствие.  Стоит сказать, что картина является несколько «мифологической». Дело в том, что у моряков существует легенда о том, что апогеем шторма, то есть наивысшей точкой его разрушительной мощи, является Девятый вал. Вслед за штормовыми волнами идёт волна огромной высоты, которая разрушает всё на своём пути. Именно это поверие моряков и описал в своей картине Иван Айвазовский.

На картине предрассветное море. Солнце начинает вставать над горизонтом. Ночью бушевал сильный шторм, который разбил корабль, но оставшиеся в живых моряки ещё цепляются за мачту и обломки потонувшего судна. Люди изо всех сил противостоят разбушевавшейся стихии и готовы почувствовать на себе силу и ярость Девятого вала. Полная драматизма картина, кажется, оставляет зрителя без ответа — останутся ли моряки в живых или нет? Однако сама атмосфера картины, которая пронизана лучами яркого солнца, встающего над горизонтом и побеждающего мрак жуткой ночи, подсказывает нам, что у картины будет счастливый конец.

Существует версия, что здесь Айвазовский написал собственное приключение в Бискайском заливе, кода в 1844 году он потерпел кораблекрушение и чудом остался жив. После написания картины, она была куплена императором Николаем I для Эрмитажа. Позже, когда в 1897 году в Петербурге был создан Русский музей, картина была передана в его коллекцию, где находится и сегодня.

Иван Айвазовский — Девятый вал

Хотите, чтобы готовка превратилась для вас в настоящее удовольствие? Кухни в Самаре на любой вкус и дизайн жилища ждут вас на сайте компании Алмекор. Большой выбор и привлекательные цены.

Девятый вал — Википедия

Девя́тый вал — распространённый в искусстве, публицистике и разговорной речи художественный образ, символ роковой опасности, наивысшего подъёма грозной, непреодолимой силы. Символ девятого вала исходит из старинного народного поверья, что во время морской бури девятая волна является самой сильной и опасной, зачастую роковой. Выражение «девятый вал» часто употребляется также в переносном, метафорическом смысле[1].

Основанием для возникновения данного поверья являлось сделанное ещё в древности наблюдение, что во время волнения на море высота волн заметно колеблется. Данное природное явление объясняется тем, что во время морского ветрового волнения возникают волны, различные по высоте, длине, периоду, скорости распространения и другим параметрам. При этом более короткие волны медленнее, чем волны длинные. Вследствие этого длинная волна «догоняет» короткую и они интерферируют (сливаются) в единый вал. В результате слияния нескольких волн и возникает вал, который значительно крупнее и мощнее других волн. Таким образом, среди сильного волнения наряду с волнами, характерными для силы данной бури, могут возникать краткие периоды сравнительного затишья, состоящих из существенно более маленьких волн, которые потом сменяются очень высокими одиночными волнами или даже группами высоких волн. Какой-либо определённой системы в возникновении нехарактерно больших волн нет — это может быть любая по счёту волна после предыдущего большого вала. Древние греки роковой волной считали третий, а римляне — десятый вал[2].

Образ девятого вала наиболее широкое распространение получил в русской поэзии XIX века. Например, А. С. Пушкин снабдил девятую главу поэмы «Евгений Онегин» предисловием, в котором были такие строки[3]:

Пора: перо покоя просит;
Я девять песен написал;
На берег радостный выносит
Мою ладью девятый вал —
Хвала вам, девяти каменам, и проч.».

Образы девятого вала встречаются также в творчестве Гавриила Державина («На победы в Италии», 1799; «Мореходец», 1802), Александра Полежаева («Песнь погибающего пловца», 1832; «Красное яйцо», 1836), Константина Аксакова («Гроза», 1835), Козьмы Пруткова («Аквилон», 1854), А. И. Одоевского («К отцу»)[4] и других поэтов. В русской прозе XIX — начала XX века образ девятого вала также нашёл своё отражение. В частности, девятая глава (книга третья: «На невских берегах») романа «Некуда» Николая Лескова называется «Девятый вал». В 1874 году Григорий Данилевский написал роман под названием «Девятый вал», а в 1899 году появилась пьеса с таким же названием авторства Софьи Смирновой-Сазоновой.

Новый всплеск популярности образа девятого вала в русской литературе в первой четверти XX века обусловлен революционными событиями, происходившими в России[2]. В условиях, когда старые, привычные устои рушились под мощным напором революции, символ грозного, неотвратимого, всесокрушающего девятого вала был весьма востребован. Причём данный образ использовался не только как литературный, но и как пропагандистский. Например, председатель Реввоенсовета Лев Троцкий 2 июня 1919 года в газете «В пути», издававшейся в его бронепоезде, опубликовал статью под названием «Девятый вал», в которой, в частности, писал[5]:

То, что мы сейчас переживаем, — это девятый вал контрреволюции. Она теснит нас на Западном и Южном фронтах. Она угрожает опасностью Петрограду. Но в то же время мы твёрдо знаем: ныне контрреволюция собрала свои последние силы, двинула в бой последние резервы. Это её последний, девятый вал

Встречается образ девятого вала и в советской литературе, например в поэме Маргариты Алигер «Зоя», в стихотворениях Осипа Мандельштама («Полюбил я лес прекрасный», 1932)[6] и Анны Ахматовой («По той дороге, где Донской…», 1956), в романе И. Эренбурга «Девятый вал» (1950) и ряде других произведений. Ильф и Петров в романе «Золотой телёнок» представили образ девятого вала в пародийном смысле (Часть 3. Частное лицо. Глава 28. Потный вал вдохновенья)[7]. Девятый вал упоминается при описании кораблекрушения в романе Виктора Гюго «Человек, который смеётся».

В изобразительном искусстве наиболее известным произведением, использующем образ девятого вала, является одноимённая картина художника-мариниста Ивана Айвазовского, написанная в 1850 году.

Образу девятого вала посвящён ряд музыкальных произведений. В 1917 года после победы Февральской революции была написана песня «Девятый вал»; посвящена она была «бабушке революции» Екатерине Брешко-Брешковской, музыку написал Фёдор Оцеп, слова, очевидно, принадлежат Николаю Валентинову, социал-демократу:[8]

Девятый вал, свершился час желанный,
Войска! Народ! Знамён победный зов,
В плену тиран, тиранами венча́нный
Со всею сворою холопов и льстецов.
Девятый вал, привет вам, дни свободы,
Привет вам, стойкие, упорные борцы,
По тюрьмам гнившие, скитавшиеся годы,
Вы, Божьей милостью свободы посланцы́[9].

В 1995 году Александра Пахмутова и Николай Добронравов написали песню «Маяк любви»[10], которую исполнил Юлиан. Также песни с названием «Девятый вал» есть в репертуаре групп «Любэ», «Машина времени»[11], Stigmata, Trubetskoy, у бардовского дуэта «Иваси» (А. Иващенко и Г. Васильев)[12]. Песню «Девятый вал» (музыка Я. Дубравина, слова Л. Лучкина)[13] исполняли Эдуард Хиль[14] и Виктор Вуячич. Также существует ещё несколько музыкальных произведений и музыкальных групп с таким названием.

  1. ↑ Словарь фразеологических омонимов современного русского языка / Под ред. Н. А. Павловой. — 2-е изд., стер. — М.: Флинта, 2014. — С. 214. — ISBN 978-5-9765-0103-4.
  2. 1 2 Большая советская энциклопедия, 1972.
  3. Пушкин, Александр. Евгений Онегин. Отрывки из путешествия Онегина (неопр.). Викитека. Дата обращения 7 июля 2015.
  4. ↑ Моему отцу: послание А. И. Одоевского // Русская старина : ежемесячное историческое издание. — 1875. — Сентябрь (т. 14, кн.9). — С. 97—98.
  5. Волкогонов, Д. А. Троцкий. «Демон революции». — М.: Эксмо, Яуза, 2011. — 704 с. — (10 вождей). — 2000 экз. — ISBN 978-5-699-52130-2.
  6. Осип Мандельштам. Полюбил я лес прекрасный... (неопр.). 45-я параллель.
  7. ↑ Авторская редакция романов Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» и «Золотой телёнок» без купюр и цензуры (неопр.). Корейко.ru...подлинная энциклопедия советской жизни 1920-х—1930-х годов.
  8. ↑ Девятый вал, песнь свободы (неопр.). Дата обращения 7 июля 2015.
  9. ↑ Приведены четвёртый и пятый куплеты из шести. Текст, возможно, защищён авторским правом (автора слов идентифицировать не удалось)
  10. ↑ Лирика (неопр.). Пахмутова в Интернете.
  11. ↑ Машина Времени — Девятый вал (неопр.). learnsongs.ru.
  12. ↑ Иваси — Девятый вал (неопр.). Мир песен.
  13. Яков Дубравин. Мой любимый город [Ноты]: песни и романсы: для голоса и фортепиано (гитары). — Санкт-Петербург: Композитор, 2015. — 196 с.
  14. BIGREDSHCHORS. Эдуард Хиль — Девятый вал (1971) (неопр.) (6 июня 2012).

Смотрите также

Описание: