Ахмед закаев где сейчас находится


Закаев, Ахмед Халидович — Википедия

Ахме́д Хали́дович Зака́ев (чеч. Закаев Халидан воӀ Ахьмад; 26 апреля 1959, пос. Кировский, Талды-Курганская область, Казахская ССР) — бригадный генерал непризнанной Чеченской республики Ичкерия (ЧРИ). Министр культуры и вице-премьер ЧРИ, с 1996 — министр иностранных дел ЧРИ. В ноябре 2007 года частью чеченской эмиграции объявлен «премьер-министром» несуществующей ЧРИ.

С января 2002 года живёт в Великобритании. В том же году Генпрокуратура РФ обвинила Закаева в том, что в период с 1991 по 2001 год он создал бандформирование, численность которого колебалась от 300 до 1500 боевиков, а также в преступлениях террористического характера и общеуголовных[1]. Власти России пытались добиться его экстрадиции в РФ [2]. В 2003 году лондонский суд отверг запрос на выдачу Закаева, назвав обвинения политическими мотивированными и высказав опасения, что в случае выдачи России Закаев может подвергнуться пыткам[3][4].

В конце 2003 года Закаев получил в Великобритании политическое убежище[5].

Родился в 1959 году в Казахстане, куда его семья была депортирована в 1944 году. Вскоре после рождения Ахмеда Закаевы вернулись в родной аул Урус-Мартан.

После школы окончил хореографическое отделение Грозненского культпросветучилища, затем окончил Воронежский государственный институт искусств.

В 1981—1990 годах — актёр Грозненского чеченского драматического театра имени Ханпаши Нурадилова.

С 1991 года — председатель Союза театральных деятелей Чечни и член правления Союза театральных деятелей России.

До начала Чеченского конфликта большую часть времени проводил в Москве.

В 1994 году вернулся в Чечню, где Джохар Дудаев предложил ему должность министра культуры в правительстве ЧРИ.

Участие в Первой чеченской войне[править | править код]

С началом Первой чеченской войны — в составе вооружённых формирований ЧРИ.

С конца 1994 года — член штаба Юго-Западного фронта.

С конца марта по начало апреля 1995 года участвовал в обороне села Гойское[6], за что был награждён высшим орденом ЧРИ — «Къоман Сий» («Честь нации»). При этом противники Закаева из числа боевиков утверждают, что его роль в событиях была номинальной[7].

С 1995 года возглавлял Урус-Мартановский фронт, присвоено звание бригадного генерала ЧРИ [6].

В 1996 году в августе участвовал в операции по захвату столицы Чечни Грозного с другими чеченскими полевыми командирами.

Деятельность в межвоенный период[править | править код]

С 1996 года — помощник президента ЧРИ Зелимхана Яндарбиева по национальной безопасности, секретарь Совета безопасности ЧРИ. Участвовал в переговорах 1995 и 1996 годов по мирному урегулированию кризиса в Чечне и в подготовке Хасавюртовских соглашений.

С октября 1996 года — министр культуры ЧРИ.

В январе 1997 года баллотировался в президенты ЧРИ.

С 1998 года — вице-премьер правительства ЧРИ. Этот пост занимал до февраля 2006, когда был освобождён от должности президентом ЧРИ Садулаевым[8] (в мае того же года был назначен им же главой МИДа вместо Усмана Ферзаули[9]). Руководил созданием информационного агентства ЧРИ «Чеченпресс».

Вторая чеченская война[править | править код]

С начала Второй чеченской войны 1999 года — командир так называемой «бригады особого назначения» (личный резерв президента ЧРИ Аслана Масхадова).

В августе 2000 года попал в ДТП на Юго-Западе Чечни, получив незначительные ушибы, покинул республику для прохождения лечения и не вернулся.

В ноябре 2000 года назначен представителем президента ЧРИ в Турции и ближневосточном регионе.

В 2001 году объявлен Генеральной прокуратурой РФ во всероссийский и международный розыск по обвинению в терроризме, организации убийств мирного населения и сотрудников правоохранительных органов.

С 2001 года назначен специальным представителем Аслана Масхадова на Западе.

В сентябре 2001 года Закаев был объявлен Генпрокуратурой РФ в федеральный, а 25 октября 2001 — и в международный розыск. Он обвинялся в «вооружённом мятеже», «организации незаконного вооружённого формирования» и «посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов»[10][11][12].

18 ноября 2001 года встретился в международной зоне аэропорта «Шереметьево-2» с полномочным представителем президента РФ в Южном федеральном округе Виктором Казанцевым. Переговоры не принесли результатов, поскольку стороны не выдвинули компромиссных предложений.

С января 2002 года живёт в Великобритании.

В августе 2002 года вёл неформальные переговоры с российскими политиками: Русланом Хасбулатовым, Иваном Рыбкиным, Юрием Щекочихиным и Асламбеком Аслахановым в Лихтенштейне (переговоры были профинансированы правительством Лихтенштейна и организованы при участии Збигнева Бжезинского и Александра Хейга). На переговорах, среди прочего, было предложено, чтобы сторонники Масхадова освободили 29 пленных российских солдат в качестве жеста доброй воли. Закаеву также задали вопрос: «Почему Масхадов отдаёт приказы убивать тех чеченцев, которые работают в системе исполнительной власти и милиции?». По мнению задававшего вопрос, это ведёт к обострению ситуации, так как кровная месть может продолжаться длительное время. Закаев заявил, что никаких жестов доброй воли не будет — пленные останутся в заложниках; что же касается убийств милиционеров и государственных служащих, то они будут продолжаться: «национал-предатели, которые служат режиму Кадырова, понесут наказание».

В ходе переговоров был выработан план мирного урегулирования чеченского конфликта «Лихтенштейнский план». План предполагал предоставление Чечне широкой автономии в составе РФ, вплоть до права проведения собственной внешней политики, под гарантии ООН и ОБСЕ. Предполагалось продолжение встреч «лихтенштейнской группы» в Швейцарии, сорванное, однако, терактом на Дубровке[13][14][15][16].

Летом 2004 года указом президента ЧРИ Аслана Масхадова получил портфель министра культуры, информации и печати в реформированном правительстве ЧРИ [17].

Арест в Копенгагене[править | править код]

28-29 октября 2002 года в Копенгагене (Дания) состоялся «Всемирный чеченский конгресс», одним из организаторов которого был Ахмед Закаев[18]. Россия заявила решительный протест, утверждая, в частности, что «эта сходка организуется и финансируется чеченскими террористами, их пособниками и покровителями из „Аль-Каиды“, которые, как теперь совершенно очевидно, стоят за чудовищным терактом в Москве» (имелся в виду теракт на Дубровке)[19]

Глава МИД Дании Пер Стиг Меллер заверил, что датские власти готовы немедленно предпринять необходимые меры по задержанию террористов в случае, если российские власти назовут имена подозреваемых и предоставят конкретные доказательства их причастности к теракту[20][21].

25 октября на Закаева был направлен запрос и 30 октября, через несколько часов после окончания конгресса, он был задержан[18][22][23]. Российские власти обвинили его в причастности к терактам 1996-99 годов, а также в подготовке теракта на Дубровке[22].

31 октября Дании был передан официальный запрос на экстрадицию Закаева[24]. 1 ноября министерство юстиции Дании ответило на этот запрос отказом, мотивировав своё решение тем, что российская сторона «не предоставила убедительных доказательств причастности Закаева к террористической деятельности», а требование об экстрадиции «не удовлетворяет условиям Европейской конвенции об экстрадиции от 13 декабря 1957 года». Глава минюста Дании Лене Есперсен заявила, что российский запрос об экстрадиции «неприемлем», в частности, потому, что «содержит слишком много пропусков». По её словам, в запрос «не был включён даже официальный перевод приведённых документов»[25][26]. Было заявлено, что, если российские власти не предоставят до 30 ноября дополнительную информацию, то Закаев будет освобождён[25][27][28][29].

5 ноября Генеральный прокурор России передал министру юстиции Дании дополнительные материалы. Согласно этим материалам, в период после прихода к власти Д. Дудаева Закаев создал вооружённую банду под названием «Юго-западный фронт»[30], осуществляя руководство которой, совершил следующие преступления:

  • В октябре 1995 года в Урус-Мартановском районе банда Закаева захватила двоих работников прокуратуры, проводивших следственные действия. Лишь вмешательство старейшины одного из селений предотвратило расстрел работников прокуратуры бандитами.
  • В декабре 1995 года банда Закаева в Урус-Мартане захватила несколько административных зданий и в течение двух недель терроризировала местных жителей. В ходе этой террористической акции было расстреляно около десятка мирных жителей.
  • В январе 1996 года боевики Закаева захватили двух священников, которые позднее были расстреляны.
  • В марте 1996 года в Заводском районе Грозного бандиты Закаева захватили районную комендатуру. Были расстреляны более десяти работников комендатуры.
  • В августе 1996 года банда Закаева захватила железнодорожный вокзал в Грозном. В ходе акции были убиты и ранены около 300 милиционеров, охранявших здание вокзала.
  • Позднее в Урус-Мартановском районе Чечни банда Закаева осуществила ещё ряд преступлений и террористических актов, в которых гибли мирные жители. Среди погибших и раненых были даже беременные женщины.
  • В подвале дома самого Закаева была оборудована тюрьма, в которой содержались как раненые, так и убитые военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов. Бандиты продавали раненых и тела убитых их родственникам[30][31][32].

Доказательства этих преступлений, предоставленные российской стороной, датская сторона сочла недостаточными. Кроме того, в представленных документах имелось множество недочётов. В обвинительном акте было неверно указано отчество («Ильясович») и год рождения[33]. Некоторые даты в поданных документах не совпадали. Одна из предполагаемых жертв Закаева — священник о. Сергей Жигулин, который по версии обвинения был похищен им и убит, оказался живым (он принял монашество под именем о. Филиппа, в 1995 году он был похищен боевиками, но причастность к этому Закаева так и осталась недоказанной)[34][35]. Власти Дании неоднократно требовали у российской стороны более надёжных доказательств, дважды продлевая Закаеву срок заключения под стражей. 3 декабря министерство юстиции Дании приняло решение об отказе в экстрадиции Закаева[36][37]. Обоснование звучало следующим образом:

Большинство свидетельских показаний, предоставленных российской стороной в подтверждение уголовных обвинений против Ахмеда Закаева, записаны 30 октября 2002 года или позже. Следовательно, эти показания были записаны после того, как решение об аресте и задержании Ахмеда Закаева было вынесено 20 сентября 2001 года, и после запроса об экстрадиции Ахмеда Закаева из Дании. На основе этих фактов представляется неясным, на каких доказательствах было основано российское решение об аресте и задержании Ахмеда Закаева. В связи с этим необходимо отметить, что решение об аресте и задержании Ахмеда Закаева было принято компетентными российскими органами только в отношении правонарушений, подпадающих под уголовные обвинения согласно постановлению от 20 сентября 2001 года.

Кроме того, необходимо отметить, что согласно информации, полученной Министерством юстиции, адвокат, представляющий интересы Ахмеда Закаева, не присутствовал на допросах свидетелей, которые проводились во внесудебном порядке.

Большинство свидетельских показаний, записанных в октябре и ноябре 2002 года, относятся к событиям, которые, предположительно, имели место в 1995 и 1996 годах. В целом эти показания представляются недостаточно точными. Это относится как к описанию преступлений и времени их совершения, так и к роли Ахмеда Закаева в них. Также отсутствие ясности относится к конкретизации тех обстоятельств, были ли свидетели непосредственными очевидцами преступлений или же их показания основаны на информации от других лиц[38].

Закаев был освобождён 4 декабря 2002 г. и на следующий день улетел в Великобританию.

Процесс в Лондоне[править | править код]

Арест и дело об экстрадиции[править | править код]

Поскольку международный ордер на арест Закаева, выданный российской Генеральной прокуратурой в Интерпол, продолжал действовать, а в Копенгагене его освободили в административном порядке, то сразу же по прилёте в Лондон 5 декабря 2002 года Закаев вновь был арестован, а затем отпущен под залог в 50 тыс. фунтов стерлингов, внесённый актрисой Ванессой Редгрейв и «Фондом гражданских свобод» Бориса Березовского. 9 декабря Генеральная прокуратура РФ направила в Лондон ходатайство об экстрадиции Закаева, предъявив ему обвинения по 11 статьям УК РФ, в том числе по таким, как терроризм, захват заложников, убийства, разбои, похищения людей, бандитизм и участие в вооружённом мятеже. 30 января 2003 глава МВД Великобритании подписал распоряжение о начале процедуры экстрадиции Закаева, что создало основу для рассмотрения дела об экстрадиции в судебном порядке.

Начало процесса[править | править код]

Процесс об экстрадиции Закаева, начавшийся 9 июня 2003, проходил в Лондонском магистратском суде (подборку документов и материалов см. здесь). На заседании суда 10 июня свидетель защиты журналист Андрей Бабицкий показал, что не был (вопреки утверждениям обвинения) знаком с Закаевым и отверг все факты, упоминавшиеся обвинением в связи с этим предполагаемым знакомством. Защите Закаева это дало основание утверждать, что если обвинение фальсифицировано в данном пункте, то оно может быть сфальсифицировано и в остальных[39]. Ключевой свидетель обвинения — отец Филипп (то есть отец Сергий, в убийстве, а теперь — только в похищении которого обвинялся Закаев) на перекрёстном допросе сбился и отказался от своих показаний против Закаева (в предыдущие месяцы отец Филипп сделал ряд путаных заявлений, то обвиняя Закаева в своём похищении, то отказываясь от всех обвинений, то отрекаясь от своих слов[40]; до ареста Закаева он ничего не говорил о его участии[41]).

Свидетель «Иван Соловьев» (имя вымышленное) дал показания, согласно которым, в августе 1998 года в Грозном во время допроса в здании министерства национальной шариатской безопасности Закаев отстрелил ему пальцы. На вопрос, почему он заявил об этом только в 2002 году, Соловьёв ответил, что длительное время он не мог обратиться с жалобой на действия Закаева на территории Чечни[42][43]: «К кому я должен был обращаться? От одного бандита ушел, и к другому бандиту идти?». На последовавшем затем перекрёстном допросе Соловьев сбился[44] и начал менять показания. Так, он утверждал, что видел, что именно Закаев отстрелил ему палец (вариант: оба пальца), в то же время утверждая, что стоял лицом к стене; заявлял, что давал показания в Урус-Мартане, а когда ему указали, что в протоколе назван Грозный, ответил: «конечно же, в Грозном и подписывал протокол. А в Урус-Мартане мы просто так… поговорили…»; утверждал, что не давал телеинтервью, когда же адвокат предъявил суду его интервью каналу НТВ, заявил, что оно было дано по инициативе прокурора, а после изумлённой реакции судьи — поправился, что наоборот, когда прокурор «вышел из комнаты» (хотя ранее утверждал, что разговор происходил на улице) и т. д.[45]. Тогда же Политковская опубликовала в «Новой Газете» статью, в которой заявила, что по собранным ею данным «Соловьев» был урус-мартановским бомжом Виктором Соколовым, лишившимся пальцев задолго до событий и лжесвидетельствовавшим против Закаева по заказу властей[46]. Эта информация фигурировала затем в суде.

Показания Дук-Вахи Душуева[править | править код]

24 июля 2003 в суде выступил бывший телохранитель Закаева Дукваха Душуев, показания которого о том, что Закаев в его присутствии отдавал приказы о похищении и убийстве, были представлены Генпрокуратурой без упоминания имени (интервью, где он делал эти утверждения, было также показано 3 декабря 2002 года по российскому телевидению в программе «Совершенно секретно»). Душуев, выехавший из России, отрёкся от всех своих прежних показаний и заявил, что они были даны под пытками[47][48][49][50][51]. Душуев показал, что он был захвачен сотрудниками спецслужб, которые несколько дней держали его в яме на базе в Ханкале, избивали, пытали электрошоком, а затем привезли в здание УФСБ в Грозном, где заставили подписать показания против Закаева и озвучить их перед телекамерами. По словам Душуева, следователю прокуратуры Криворотову сотрудники ФСБ поручили лишь завершить оформление протокола; адвокат появился в здании УФСБ лишь на следующий день. Отвечая на вопрос королевского прокурора о том, жаловался ли свидетель кому-нибудь на нанесённые ему во время пребывания под арестом побои, Душуев показал, что обратился к врачу в конце февраля 2003 года, через 2 недели после встречи с помощником Закаева. Защита Закаева подтвердила, что у неё есть акт медицинского освидетельствования Душуева[52].

После того, как Душуев «чётко и недвусмысленно» повторил свои утверждения на перекрёстном допросе, судья объявил перерыв в слушаниях и потребовал от российской Генпрокуратуры письменных объяснений. Он поставил вопросы: почему из документов, представленных Генпрокуратурой, было убрано имя Душуева (что мотивировалось требованиями безопасности, при том что Душуев был показан по телевидению) и почему российская сторона скрыла от суда, что показания были даны под стражей[53].

Заместитель Генпрокурора РФ Сергей Фридинский заявил, что «это попытка ошельмовать российское правосудие и провокация со стороны тех, кто действует на деньги Бориса Березовского». По мнению Фридинского, отказ Душуева от показаний организован на средства фонда Березовского[54][55]. Фридинский также сказал, что «Душуев никогда не был свидетелем обвинения со стороны прокуратуры»; однако при этом, показания Душуева (без упоминания имени) подробно фигурировали в зачитанном в суде письме Фридинского[53].

В сентябре слушания возобновились. В суде выступил следователь Грозненской прокуратуры Константин Криворотов, показавший, что Душуев 1 декабря 2002 года сам явился в здание прокуратуры Чечни. «Других служб там никогда не располагалось, ФСБ там нет», отметил Криворотов[56]. Однако на перекрёстном допросе Криворотов был вынужден признаться, что Душуев был доставлен в здание прокуратуры сотрудниками ФСБ и «до этого мог находиться под стражей»[57], объяснив это распространённой практикой: человек является с повинной в ФСБ, а затем его ведут в прокуратуру. По словам Криворотова, он не видел на теле Душуева никаких следов насилия, а допрос проходил в присутствии адвоката. Он не мог указать, в каком СИЗО ночевал Душуев в первые два дня после задержания[49].

29 августа 2012 года при попытке перехода грузинско-российской границы силами МВД Грузии была уничтожена группа из 11 боевиков. Одним из убитых оказался Душуев[58].

Выступления официальных лиц и экспертов стороны обвинения[править | править код]

Слушания завершились выступлениями должностных лиц и экспертов российской стороны. Из них представитель Минюста РФ давал суду гарантии относительно условий содержания Закаева под стражей, которые, как выяснил суд, от Минюста не зависели (так как Закаев мог быть помещён в следственный изолятор ФСБ, а решение о месте его содержания должна была принимать прокуратура)[59][60][60][61]. Эксперт профессор Владимир Бессарабов, убеждая суд выдать Закаева, подробно говорил о политическом значении этого процесса. В результате Закаев выразил ему благодарность, так как его утверждения прямо противоречили позиции Генпрокуратуры, настаивавшей на политической неангажированности и чисто уголовном характере преследования Закаева[60].

Приговор[править | править код]

13 ноября 2003 года суд огласил приговор. Судья Тимоти Уоркман, прежде всего, отклонил обвинения, касающиеся убийств военнослужащих, потому что, по его мнению, эти деяния были совершены в ходе военных действий (внутренний вооружённый конфликт) и потому основанием для экстрадиции быть не могут. Далее судья перешёл к собственно уголовным обвинениям (в убийствах гражданских лиц), которые отклонению на этих основаниях не подлежат. По мнению судьи, со стороны РФ были совершены важные процессуальные злоупотребления. Именно, деяния, якобы совершенные Закаевым, относятся к 1995—1996 годам, но правоохранительные органы РФ на протяжении 6 лет не предпринимали никаких действий для его преследования. Судья особо отметил, что в ноябре 2001 Закаев приезжал в Москву и вёл там переговоры с представителями властей при наличии ордера на его арест. Правоохранительным органам РФ также было известно, где находится Закаев, но до «Всемирного чеченского конгресса» они не предпринимали никаких попыток его преследования. Судья соотнёс это с утверждениями свидетелей защиты, что преследование Закаева носит политический характер и имеет цель исключить его из мирного процесса. Касаясь вопроса о политическом характере преследования Закаева, судья также отметил заявления главы МИД РФ, сравнившего Закаева с Усамой бен Ладеном (защита указывала на этот факт также как на свидетельство досудебного осуждения[62]). По мнению судьи, первоначальный запрос о выдаче, направленный в Данию, содержал не имеющие никаких оснований обвинения (убийство отца Сергия и причастность к теракту на Дубровке), от которых правительство РФ было вынуждено отказаться.

По мнению судьи, в случае выдачи Закаева ему могут грозить пытки и жестокое обращение, обычное в России в отношении заключённых вообще и лиц чеченской национальности в особенности. Он отметил смерть в российских тюрьмах «двух известных чеченских лидеров» (организаторов террористического акта в Кизляре С. Радуева и Т.-А. Атгериева[62]), которая, по мнению судьи, «вызывает серьёзные подозрения» в том, что имела место «бессудная казнь»; однако отсутствие объективных доказательств не позволило судье официально установить этот факт. В качестве весомого аргумента для судьи послужили показания Душуева, которые, как отмечает судья, «были ясными и недвусмысленными и выдержали испытание перекрёстным допросом». «Если власти не гнушаются применять пытки по отношению к свидетелям, то существует значительный риск того, что пытки будут применяться и в отношении самого г-на Закаева» — сделал вывод судья.

Судья нашёл с большой степенью вероятности соответствующим действительности утверждения свидетелей защиты, «что истинной целью российского правительства было и остаётся желание исключить г-на Закаева из мирного процесса и дискредитировать как представителя умеренных взглядов». Он констатировал как факт, что РФ добивается выдачи Закаева с целью уголовного преследования на основании его принадлежности к определённой национальности и наличия определённых политических взглядов. На основании этого он объявил, что выдача Закаева России была бы несправедливой и жестокой, и своим решением освободил его[61]. Россия обязывалась уплатить судебные издержки[63].

Реакция на процесс и приговор[править | править код]

Выступления общественных деятелей в защиту Закаева[править | править код]

В защиту Закаева выступили общественные деятели и правозащитники: актриса Ванесса Редгрейв, британский журналист и специалист по межэтническим конфликтам Том де Ваал, российские правозащитники С. Ковалев, В. Новодворская, Е. Бонэр[64], журналист А. Бабицкий, писатель В. Буковский, журналист «Новой газеты» А. Политковская.

В защиту Закаева высказалось также правозащитное общество «Мемориал».

Большую поддержку Закаеву оказал «Фонд гражданских свобод» Бориса Березовского, которого некоторые российские СМИ обвиняли в финансировании чеченских террористов (в том числе, Шамиля Басаева[65][66][67]). Этот фонд оплачивал значительную часть расходов защиты, в том числе расходы по поездкам и пребыванию в Лондоне свидетелей и экспертов[68].

Позиция Европарламента[править | править код]

В защиту Закаева высказался также Европарламент. После освобождения Закаева в Копенгагене министр иностранных дел РФ И. Иванов сравнил его с Усамой бен Ладеном; в ответ Европарламент принял заявление солидарности с Закаевым, утверждая, что у того имеются заслуги в строительстве демократии в Чечне[69].

В декабре 2002 группа депутатов Европарламента во главе с Фоде Силла (фракция «Объединённые европейские левые»), наградила Закаева символическим «паспортом свободы», как «борца за свободу». Паспорт подписали 11 депутатов: экс-премьер Франции Мишель Рокар, бывший глава Совета Европы Катрин Лалюмьер, члены фракции «Объединённые европейские левые», фракции «зеленых» (включая Даниэля Кон-Бендита) и социалистической группы[70]. В «паспорте» говорилось, что он выдан Закаеву «как законному представителю президента и народа Чечни», сам Закаев был назван «выдающимся деятелем культуры и чеченским пацифистом», выступающим «против терроризма как формы борьбы за свободу своего народа». Выдвинутые против Закаева обвинения при этом были названы «сфабрикованными»[71][72].

Реакция российских властей на приговор[править | править код]

Представители российской власти выразили несогласие с решением лондонского суда. Генпрокуратура России сделала заявление:

Приходится с сожалением констатировать тенденциозность в действиях судебных властей Лондона, выразившуюся в попытке усмотреть политическую подоплёку в деле, имеющем исключительно уголовную направленность. И при этом сам лондонский суд выносит по существу политическое решение, противоречащее духу честного и уважительного партнёрства правоохранительных органов двух стран. К сожалению, в этом решении просматриваются двойные стандарты. В очередной раз продемонстрировано деление террористов на «плохих» своих и «хороших» чужих[73].

Руководитель национального бюро Интерпола при МВД России полковник полиции[74] Тимур Лахонин заявил: «Мы запрашиваем выдачу лиц, которые совершили в России то или иное преступление. Если мы не будем настаивать на выдаче этих лиц, то какой смысл во всей правоохранительной деятельности?». Спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом и транснациональной оргпреступностью генерал-полковник ФСБ[75]Анатолий Сафонов сказал: «отказ Великобритании и США выдать России эмиссаров чеченских боевиков омрачает достигнутый уровень сотрудничества с этими странами»[76].

Закаев и террористический акт в Беслане[править | править код]

Вскоре после захвата террористами школы в Беслане, 1 сентября 2004 г., Закаеву позвонила Анна Политковская, просившая его и Масхадова выступить посредниками при освобождении заложников. Закаев выразил готовность, на условиях гарантий безопасности, и потребовал безопасного коридора[77]; впрочем, он долгое время не хотел «впутывать в это дело» Масхадова[78]. С намерением организовать посредничество Политковская вылетела в Беслан, но в самолёте была отравлена (несмертельно) [79][80][81][82][83][84][85]. Андрей Бабицкий, также связывавшийся с Закаевым и также попытавшийся вылететь в Беслан, был задержан в аэропорту «за хулиганство»[86]. 2 сентября в 14 часов (16 часов по московскому времени) Закаеву позвонил из бесланского штаба бывший президент Ингушетии Руслан Аушев. Аушев, а за ним и президент Северной Осетии Александр Дзасохов просили его связаться с Масхадовым и попросить его воздействовать на боевиков. Закаев ответил, что у него связь с Масхадовым односторонняя, но как только Масхадов выйдет на него, он немедленно позвонит. Вслед за тем он позвонил на радиостанцию «Немецкая волна»[87], где сообщил о состоявшихся переговорах и о том, что Масхадов резко осуждает теракт и готов участвовать в освобождении заложников «без предварительных условий». «Мы должны сделать всё от нас зависящее, чтобы не повторилась трагедия Норд-Оста» — заявил он. Это же он повторил московскому бюро агентства «Франс-пресс»[88][89]. Масхадов выразил согласие выступить посредником, поставив условием предоставление безопасного «коридора» к школе; Закаев по-прежнему сомневался в возможности обеспечить безопасность для Масхадова и предлагал в качестве переговорщика себя[90]. В конце концов было решено, что они поедут вместе. В 9 (12) часов 3 сентября Закаев сообщил Дзасохову о состоявшемся разговоре с Масхадовым и готовности его и Масхадова немедленно прибыть в Беслан и освободить заложников «на любых условиях», потребовав однако гарантий безопасности. Дзасохов ответил, что «наш разговор и есть приглашение к разговору об этом»[78][91][91][92][93]. Дзасохов публично сообщил о достигнутом соглашении в 12:00 по местному времени; в 13 часов в школе произошли взрывы, после чего федеральные силы начали штурм здания. Закаев считает, что взрывы были инициированы федеральными силами по приказу Владимира Путина, потому что «нашего вмешательства кто-то испугался»[94][95].

Новые обвинения[править | править код]

18 июня 2004 в штаб-квартире НАТО были представлены информационные материалы о деятельности международных террористических организаций за 1992—2001, подготовленные на базе Интерпола. Согласно одному из материалов, в состав так называемой «чеченской группировки», имеющей непосредственные связи с «Аль-Каидой», входит и Ахмед Закаев[96].

В октябре 2005 года чеченские боевики произвели широкомасштабное террористическое[97][98] нападение на Нальчик. Закаев заявил, что нападение является «нашей первой массовой атакой» (имеется в виду со времени назначения президентом ЧРИ Садулаева), пообещав, что такие атаки будут продолжаться и далее[99]. Он заявил, что Шамиль Басаев введён в правительство ЧРИ, которое «осуждало и осуждает террористичекие методы», и по его мнению «будет непосредственно руководить именно такими процессами, который сегодня мы наблюдали в Нальчике».

В связи с этим, Россия вновь обратилась к британскому МИД, обвинив Закаева в подстрекательстве к терроризму и расценив это как нарушение антитеррористических резолюций Совета безопасности ООН, и вновь потребовав выдачи Закаева.[100]

В январе 2006 года британский посол в Москве Тони Брентон отметил, что Закаев выразил поддержку террористическим действиям в Нальчике: «наш министр иностранных дел публично осудил то, что сказал господин Закаев»[101]. С другой стороны он отметил, что в Британии вопросы экстрадиции решает не правительство, а суд, который до сих пор не получил от России доказательств причастности Закаева к терроризму, на основе которых могло бы быть принято решение о его выдаче России. «В связи с новым уровнем отношений между Россией и Лондоном» он выразил сожаление, что на территории Великобритании находится человек, обвиненный в терроризме, и рекомендовал российской стороне попытаться доказать, что Закаев непосредственно поощрял терроризм. Он заверил, что, «если это будет сделано, разрешить ситуацию с его экстрадицией британскому суду будет значительно легче»[101][101][102]. Однако, Россия таких доказательств в британский суд так и не представила.

17 июля 2006 года президент России Владимир Путин вновь потребовал выдачи Закаева, заявив, что «доказательств его преступной деятельности достаточно» и что для сбора этих доказательств «не нужно где-то ковырять в каких-то архивах», поскольку, по его словам, существуют «видеоматериалы его преступной деятельности»[103]. Спустя 10 дней после заявления президента, Генпрокуратура России объявила о предъявлении Закаеву нового обвинения — «возбуждение ненависти и вражды в отношении группы лиц по признакам национальности, языка и происхождения, совершенное с использованием средств массовой информации и с угрозой применения насилия»[104]. В сообщении Генпрокуратуры говорится, что Закаев дал несколько интервью, где употребил выражения «изгнать русских из Чечни», «выбросить русских», «бесчеловечные методы русских агрессоров»[105]. Данные высказывания, утверждает Генпрокуратура, «содержат признаки возбуждения ненависти и вражды в отношении лиц русской национальности, формируют негативный этнический стереотип отрицательного образа русских». Сам Закаев заявил в связи с этими обвинениями[106]:

Я не могу точно сказать, о каких публикациях идёт речь. Скорее всего, это мои комментарии по поводу гибели президента Ичкерии Абдул-Халима Садулаева и вице-президента Шамиля Басаева, которые я действительно опубликовал в июне-июле на чеченских сайтах. Но в них нет выпадов против русских как представителей других этносов, я говорил только о российской агрессии, в результате которой погибли более 200 тысяч жителей Чечни, среди которых, кстати, огромное количество и русских.

Конфликт с бывшим соратником Доку Умаровым и заявления о назначении премьер-министром ЧРИ[править | править код]

30 октября 2007 г. президент ЧРИ Доку Умаров объявил о ликвидации Чечни и всех республик Северного Кавказа и создании на их месте «Кавказского Эмирата», управляемого исключительно на основах шариата. Он также объявил преобразовании ЧРИ в Вилайят Нохчийчоь (Ичкерия) «Кавказского Эмирата» и об упразднении кабинета министров, парламента и института президента ЧРИ[107][108]. Уже на следующий день, Закаев выступил с резкой критикой Умарова и, по мнению Закаева, стоящих за его спиной «агентов влияния Кремля, спекулирующих религиозной риторикой» (подразумевая исламистских идеологов Мовлади Удугова и Ису Умарова[109][110]). Он заявил, что провозглашение Кавказского эмирата «призвано перевести законную борьбу чеченского народа за свою свободу и независимость в разряд так называемого международного терроризма, не имеющего ничего общего с интересами чеченского народа и исламскими ценностями», и отказался представлять Умарова, призвав сторонников независимости Ичкерии подчиняться напрямую

Ахмед Закаев - фото, биография, личная жизнь, новости 2020

Биография

Ахмед Закаев – чеченский политик и оппозиционер. Его биография запутанная, но интересная. Его не раз обвиняли в терроризме, но не предъявляли доказательств. Несмотря на все трудности, Ахмеду удалось избежать обвинений и не попасть в тюрьму.

Ахмед ЗакаевАхмед Закаев

Ахмед Закаев появился на свет 26 апреля 1959 года в Казахской Советской Социалистической Республике, в поселке Кировском. В Казахстан депортировали семью мальчика, но после рождения сына семейство вернулось на родину, в Урус-Мартан.

Когда юноша окончил школу, он поступил в Грозненское кульпросветучилище, на хореографическое отделение. После него Ахмед учился в Воронежском государственном институте искусств. С 1981 по 1990 год Закаев проработал в Грозненском драмтеатре, где участвовал в постановках.

Карьера

В 1994 году Ахмеду Закаеву предложили должность министра культуры в Чеченской Республике Ичкерия. На этом посту он проработал до начала Первой чеченской войны.

Ахмед Закаев в кабинетеАхмед Закаев в кабинете

В 1996 году, после возвращения с фронта, Закаев работал помощником президента ЧРИ по национальной безопасности. Ахмед был участником переговоров, которые должны были мирно урегулировать кризис. В октябре 1996 года он вернулся на должность министра культуры.

В 1997 году Ахмед баллотировался на пост президента Чеченской Республики Ичкерия. Желаемый пост он не занял, но в 1998 году стал вице-премьером. Закаев проработал в кабинете министров 8 лет, а в феврале 2006 года Абдул-Халим Садулаев (президент ЧРИ) освободил его от должности и назначил главой МИД. Основной задачей Ахмеда было руководство процессом по созданию информационного агентства.

Военная служба и политическая деятельность

11 декабря 1994 года началась Первая чеченская война. С самого начала Ахмед был членом штаба Юго-Западного фронта. С марта по апрель 1995-го Закаев оборонял село Гойское. За это полевой командир получил орден «Къоман Сий», что в переводе означает «Честь нации». В 1995 году Закаев был главным действующим лицом на Урус-Мартановском фронте, ему присвоили звание бригадного генерала Чеченской Республики Ичкерия. В августе 1996 года Ахмед вместе с другими командирами участвовал в захвате Грозного.

Ахмед Закаев в 1996 годуАхмед Закаев в 1996 году

Вторая чеченская война началась 7 августа 1999 года. Ахмед Закаев командовал бригадой особого назначения. Прослужил он недолго и летом 2000 года попал в аварию. Ушибы были незначительные, но он уехал из ЧРИ на лечение и обратно не вернулся. В ноябре 2000 года Ахмеда Закаева назначили представителем президента Чеченской Республики Ичкерия в Турции. Уже в 2001 году он значился на той же должности, но только в Западной Европе.

В сентябре 2001 года на чеченского деятеля обратила внимание Генеральная прокуратура Российской Федерации и объявила его в федеральный розыск. Через месяц, в октябре, розыск начался на международном уровне. Ахмеда обвиняли в вооружённом мятеже, организации незаконного вооруженного формирования и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

Ахмед Закаев на чеченской войнеАхмед Закаев на чеченской войне

28 октября 2002 года Закаев организовал «Всемирный чеченский конгресс» в Копенгагене. Россия заявила, что сходку финансируют террористы, стоящие за терактом на Дубровке. Датские власти готовы были арестовать его при условии, что Российская Федерация представит доказательства о причастии к терактам команды Ахмеда. 30 октября он был задержан.

Однако Лене Исперсен, глава минюста Дании, требовала больше информации от российских властей и предупредила, что если она не поступит до 30 ноября, то Закаева освободят. Имеющихся сведений оказалось недостаточно, и Ахмеда Закаева освободили 4 декабря 2002 года.

Уже 5 декабря он был в Лондоне. Поскольку международный розыск еще имел силу, Ахмеда вновь арестовали в аэропорту. Однако за бывшего полевого командира внесли залог в размере £50 тыс. британская актриса Ванесса Редгрейв и предприниматель Борис Березовский. Позднее пресса растиражировала совместное фото кинозвезды и опального политика.

Ахмед Закаев и Ванесса РедгрейвАхмед Закаев и Ванесса Редгрейв

30 января 2003 года подписано распоряжение о начале процедуры по экстрадиции Ахмеда Закаева. Началась она только в июне. Далее прошла масса судебных заседаний, в которых фигурировали показания многочисленных свидетелей. Священник Филипп (Сергей Жигулин) запутался на допросе и отказался от своих слов. Также был свидетель Иван Соловьев, чье имя было выдумано. Он тоже часто сбивался в показаниях и в дальнейшем его назвали обычным бомжом.

24 июля 2003 года против Ахмеда выступил его телохранитель Дукваха Душуев. Он заявлял, что Закаев отдавал приказы о похищениях и убийствах. Вскоре Душуев рассказал, что все показания, что он давал, были выбиты под пытками.

Ахмед Закаев в зале судаАхмед Закаев в зале суда

13 ноября 2003 года судья Тимоти Уоркман огласил приговор. Он пришел к выводу, что все убийства военнослужащих совершены во время боевых действий и обвинения не являются основанием для экстрадиции. В гибели гражданских лиц Уоркман обвинил Россию, дескать, власти не принимали никаких действий на протяжении 6 лет, хотя знали, где находится Закаев.

Судья соотнес обвинения и показания свидетелей и заключил, что преследование Ахмеда является не более чем желанием российских властей исключить его из мирного процесса. Приговор был вынесен, и судья освободил Закаева. Российскую Федерацию обязали оплатить судебные издержки.

Ахмед ЗакаевАхмед Закаев

На протяжении 2004-2006 годов Закаева снова обвиняли в террористических актах. В 2005 году произошло нападение на Нальчик, столицу Кабардино-Балкарской Республики. В 2006 году президент России Владимир Путин требовал от Великобритании выдать Ахмеда.

Он заявлял, что есть масса видеоматериалов, подтверждающих причастие Закаева к преступной деятельности. Также Генеральная прокуратура утверждала, что в своих интервью чеченский деятель возбуждает ненависть и вражду по отношению к русским.

В 2006 году премьер-министр Чечни Рамзан Кадыров обвинил политика в смерти его отца Ахмата Кадырова, который погиб во время террористического акта. Однако через год Рамзан отзывался о Закаеве в положительном ключе и предлагал ему вернуться в Чечню. Правда, при этом он иронично отметил хорошие актерские данные Ахмеда.

Владимир Путин и Рамзан КадыровВладимир Путин и Рамзан Кадыров

В ноябре 2007 года Закаев, руководствуясь неким телефонным голосованием, объявил себя премьер-министром Ичкерии, а Кадырова расценил как ставленника Путина, но все же выразил готовность сотрудничать и считать власть в республике легитимной. 27 июля 2009 года самопровозглашенный премьер-министр заявляет о прекращении сопротивления боевиков.

Осенью того же года Дукуваха Абдурахманов, который занимал пост председателя парламента Чеченской Республики, выпустил постановление, официально распускавшее правительство непризнанной Ичкерии.

Дукуваха АбдурахмановДукуваха Абдурахманов

В сентябре 2010 года Закаев снова арестован, но уже в Польше. Он приехал туда с целью посетить Всемирный чеченский конгресс. Также он заявлял, что сам добровольно придет в прокуратуру Варшавы. Однако польские государственные органы предупредили, что чеченский политик сразу же будет задержан при появлении на территории страны на основании международного ордера. Ахмеда допрашивали шесть часов, но вскоре отпустили.

Ахмеда Закаева как политика считали самым умеренным в руководстве непризнанной Ичкерии. У него высокий уровень интеллекта и его часто приглашали на переговоры по тому или иному вопросу. Существовало мнение, что Ахмед может рационально мыслить и принимать правильные решения. Так, его просили помочь в переговорах с боевиками, которые захватили школу в Беслане 1 сентября 2004 года.

Ахмед ЗакаевАхмед Закаев

Некоторые по-прежнему считают Закаева террористом и обвиняют в сотрудничестве с террористическими группировками. А другие говорят, что он остался самым адекватным и трезво мыслящим представителем Чеченской Республики Ичкерия. Также сохраняется мнение о том, что Британия поддерживает чеченских боевиков и предоставляет им политическое убежище. Однако правительство Англии, по словам его официальных лиц, руководствуется законами, а доказательств о причастии Закаева к террористическим актам недостаточно.

Личная жизнь

Поскольку политическая деятельность Ахмеда Закаева всегда была напряженной, он не рассказывал о своей семье и личной жизни. Жену, предположительно, зовут Роза. О детях нет информации. У Ахмеда есть два брата - Али и Бувади и две сестры - Лайла и Хадижа.

Ахмед Закаев сейчас

Ахмед Закаев в 2019 годуАхмед Закаев в 2019 году

Сейчас Ахмед Закаев проживает в Лондоне и громко отзывается о Владимире Путине. Чеченский политик считал, что еще на втором президентском сроке глава государства вызовет гнев у российского населения и ему придется уйти из власти. Также Ахмед предположил, что Россия может развалиться на 9 частей, а президента выведут из политического поля уже в 2019 году.

Военный преступник из «Ичкерии» Ахмед Закаев подключен к ИВЛ

С подозрением на коронавирус госпитализирован Ахмед Закаев — премьер самопровозглашенного «правительства Чеченской Республики Ичкерия в изгнании», с 2002 года проживающий в Великобритании. Закаев подключен к аппарату ИВЛ, находится в тяжелом состоянии. В начале апреля признаки коронавируса появились у всей семьи Закаева. Сегодня, 7 апреля, Закаеву стало трудно дышать, он потерял сознание и был срочно доставлен в клинику.

Соратник Джохара Дудаева и Аслана Масхадова находится в группе повышенного риска. Закаеву 60 лет, он периодически жалуется на проблемы с сердцем и другие недуги.

Напомним, что во времена Ичкерии Закаев — артист балета по образованию — возглавил «министерство культуры Ичкерии». В 1995 году не служившему в армии Закаеву присвоили звание «бригадного генерала Ичкерии»». Закаев был членом «генштаба Ичкерии», координировал действия бандформирований в Урус-Мартановском районе. В 1998 году стал вице-премьером и министром иностранных дел Ичкерии. В 2000 году сбежал из Чечни, в эмиграции занимал марионеточные должности «представителя Ичкерии в Турции и арабских странах» и в Европе.

Закаев объявлен Россией в международный розыск за совершение военных преступлений на территории Чечни. Закаеву инкриминируют терроризм, массовые убийства российских военнослужащих и мирных жителей, включая беременных женщин и детей, пытки. В подвале своего дома в райцентре Урус-Мартан Закаев оборудовал личную тюрьму, где в нечеловеческих условиях содержались пленные российские военнослужащие и взятое в заложники мирное население. Узников тюрьмы морили голодом, жаждой и антисанитарией, пытали, забивали до смерти, расстреливали. Тела замученных до смерти узников боевики Закаева потом продавали за большие деньги родственникам. Посредником в этих торгах служил Борис Березовский, которого Закаев называет своим близким другом. С помощью Березовского Закаев с семьей обосновался в Великобритании.

В 2004 году европейский Интерпол обнародовал факты связей Закаева с запрещенной в России «Аль-Каидой». Закаева также обвиняют в организации нападения ваххабитов на Нальчик в 2005 году.

"Сегодня Москва находится под Чечней" – Власть – Коммерсантъ

Живущий в Лондоне Ахмед Закаев, экстрадиции которого безуспешно добивается Генпрокуратура России, провел несколько встреч с представителями президента Чечни Рамзана Кадырова, тоже зазывающего премьера Ичкерии на родину. О том, как он относится к этому предложению и к кадыровской Чечне, Закаев рассказал корреспонденту "Власти" Мусе Мурадову.

Ахмед Закаев — один из немногих оставшихся в живых известных представителей правительства Ичкерии времен Аслана Масхадова, по-прежнему выступающий за независимость Чечни. В глазах европейцев он символизирует правительство Ичкерии в изгнании, Генпрокуратура России считает его опасным преступником, а Рамзан Кадыров называет сбившимся с толку неплохим актером.

Первые слухи о том, что кадыровские люди ищут контактов с Закаевым, появились больше года назад. В январе эти контакты попыталась пресечь ФСБ, сообщившая, что в Дагестане был ликвидирован религиозный и военный авторитет ичкерийского подполья Иса Хадиев, который по личному поручению Ахмеда Закаева должен был создавать вооруженные отряды на Северном Кавказе. Закаев ответил, что Ису Хадиева знал заочно и ни с какой миссией его на Кавказ не направлял.

В Грозном же заявлением ФСБ возмутились. Занимавший в то время пост начальника информационно-аналитического управления администрации Чечни Лема Гудаев заявил, что "наиболее адекватного из представителей так называемой Ичкерии Ахмеда Закаева компрометируют с целью срыва усилий чеченских властей по возвращению домой политбеженцев".

Летом уже сам Рамзан Кадыров заявил, что разговаривал с Закаевым по телефону: "Я сказал ему: "Слушай, Ахмед, хватит тебе сидеть в этом Лондоне, давай приезжай домой — увидишь, как хорошо здесь, как все изменилось! Будем жить вместе"". После этого появилась информация о том, что Закаев уже дважды встречался с председателем парламента Чечни Дуквахой Абдурахмановым. О том, что обсуждалось на этих встречах, я и хотел с ним поговорить.

После страшной смерти Александра Литвиненко, встречаясь с гостями из Москвы, даже хорошо знакомыми, Ахмед Закаев соблюдает меры безопасности. Не стала исключением и наша встреча. По предварительной договоренности мы должны были встретиться с Ахмедом в моей гостинице на второй день после моего прибытия в Лондон. Однако все произошло не так. Когда я только вышел из здания аэропорта, зазвонил мой телефон. "Переходи на противоположную сторону дороги, поверни направо и иди прямо",— услышал я голос Ахмеда. Вскоре рядом со мной остановился серебристый Mercedes, за рулем которого сидел сам Ахмед. На запись интервью мы поехали не в гостиницу, а в ресторанчик в центре Лондона.

"Ты мне теперь скажи: кто там сейчас не ичкериец?"

Рамзан Кадыров говорил, что запросто звонит тебе и что и ты можешь ему звонить. Это так?

Мы с Рамзаном два раза говорили по телефону. Оба раза недолго. Первый раз один из моих знакомых чеченцев передал мне трубку и сказал: "Это Рамзан. Поговори, я тебя прошу". Я взял трубку.

О чем говорили?

Так, ни о чем: "Салам алейкум — ваалейкум салам". Ну пошутили немного. Потом Рамзан сам позвонил из Грозного. Это было в тот момент, когда в Чечню вернулся Байали, бывший муфтий Ичкерии. Рамзан поздоровался и говорит: "Вот мы сейчас встретились с Байали, обсуждали, как нам жить, и речь зашла о тебе. Послушай его". Байали начал расхваливать обстановку в Чечне. Сказал, что Ичкерия никогда не смогла бы сделать то, что сделано, что нашел ту республику, о которой он все время мечтал, что он нашел того человека, настоящего, истинного хозяина республики, человека, которого весь народ любит и обожает, и что ичкерийцы не смогли сделать то, что сделано сегодня здесь. Я ответил: "Подожди, подожди. А ты мне теперь скажи: кто там сейчас не ичкериец?" Я имел в виду, что в команде Рамзана полно бывших ичкерийцев. Там, видимо, телефон был на громкой связи — я слышал, как все смеялись. После этого разговора напрямую

Чеченский полевой командир Ахмед Халидович Закаев

Чеченский полевой командир Ахмед Халидович Закаев

Ахмед Закаев — «бригадный генерал» самопровозглашённой Чеченской республики Ичкерия (ЧРИ). Министр культуры и вице-премьер ЧРИ, с 1996 — министр иностранных дел ЧРИ. С началом второй чеченской войны стал полевым командиром незаконных террористических вооружённых формирований ЧРИ. В ноябре 2007 частью чеченской эмиграции объявлен «премьер-министром» несуществующей ЧРИ. Скрывается за границей. .

Биография

Родился 26 апреля 1959 года в пос.Кировский Талды-Курганской области Казахстана, где его семья проживала после депортации 1944 года. Вскоре после рождения Ахмеда, Закаевы вернулись в родной аул Урус-Мартан Чечено-Ингушской АССР.

После школы Ахмед Закаев окончил хореографическое отделение Грозненского культпросветучилища и Воронежский государственный институт искусств (по другим данным, Закаев — выпускник московского Государственного института театрального искусства (ГИТИС)).

В 1981–1990 годах Ахмед Закаев – актёр Грозненского драмтеатра им.Ханпаши Нурадилова. С 1991 года – председатель Союза театральных деятелей Чечни и член правления Союза театральных деятелей России. До начала Чеченского конфликта большую часть времени проводил в Москве.

В 1994 году Ахмед Закаев вернулся в Чечню, где Джохар Дудаев предложил ему должность министра культуры в своем правительстве.

Первая Чеченская война

С конца 1994 года Ахмед Закаев – член штаба Юго-Западного фронта. В конце марта – начале апреля 1995 года он руководил обороной с.Гойское. В 1995 году Закаев назначен командующим Урус-Мартановским фронтом, в звании бригадного генерала. В феврале 1996 года был назначен командующим «западной группировки обороны Ичкерии». По некоторым данным, Закаев участвовал в планировании и проведении нападения на Грозный в августе 1996 года (операция «Джихад»).

C 1996 года Ахмед Закаев – помощник президента непризнанной республики Ичкерия Зелимхана Яндарбиева по национальной безопасности, секретарь Совета безопасности Чеченской Республики. Участвовал в переговорах 1995 и 1996 годах по мирному урегулированию кризиса в Чечне и в подготовке Хасавюртовских соглашений. В последующий период Ахмед Закаев выступал оппонентом радикальным лидерам чеченских боевиков, в т.ч. Шамилю Басаеву и Салману Радуеву.

Межвоенный период

В октябре 1996 года Закаев вновь занял пост министра культуры ЧРИ, а в 1997 году баллотировался в президенты Чечни (на выборах победил Аслан Масхадов).

С 1998 года Ахмед Закаев — вице-премьер правительства ЧРИ (этот пост он занимал до начала 2006 г., когда был уволен президентом Абдул-Халимом Сайдулаевым). Руководил созданием информационного агентства сепаратистов «Чеченпресс». Есть сведения о том, что по поручению президента Масхадова Закаев поддерживал контакты с членами руководства Грузии. 17 июня 1998 года чеченская делегация во главе с Закаевым посетила ФРГ с предложением установить отношения между германским и ичкерийским парламентами.

Вторая Чеченская война

В 1999 году, после похода отрядов Хаттаба и Шамиля Басаева в Дагестан, Аслан Масхадов назначил Ахмеда Закаева министром информации (вместо Мовлади Удугова).

С 1999 года, начала второй чеченской войны, Ахмед Закаев – командир «бригады особого назначения» (личный резерв Масхадова). В августе 2000 года он был ранен в бою в селении Гехи Урус-Мартановского района. По другим данным, Закаев получил ранение во время прорыва боевиков из Грозного в ночь с 31 января на 1 февраля 2000 года и, по некоторым данным, выезжал на лечение в Грузию.

С марта 2000 года Ахмед Закаев находится за пределами Чечни.

Дипломатическая деятельность

В ноябре 2000 года Закаев был назначен представителем Масхадова в Турции и ближневосточном регионе. Участвовал в учреждении «правительства Ичкерии в изгнании», которое возглавил экс-президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев. В марте 2001 года Закаев посетил Азербайджан, где провел совещание с командирами чеченских вооруженных формирований.

С 2001 года Ахмед Закаев назначен специальным представителем Масхадова в странах Запада. Одновременно он выступал в качестве представителя Масхадова на мирных переговорах с российским правительством.

18 ноября 2001 года в московском аэропорту Шереметьево Ахмед Закаев встречался с полпредом в ЮФО Виктором Казанцевым. Переговоры, целью которых было урегулирование ситуации в Чечне, прошли безуспешно. Позже стало известно, что на момент встречи Закаев уже был объявлен в федеральный розыск — ордер на его арест был выписан в сентябре 2001 года.

В 2002 году Аслан Масхадов назначил Ахмеда Закаева председателем информационного комитета Ичкерии. В марте 2002 года Закаев встречался с прокурором международного трибунала по Югославии Карлой дель Понте и предложил ей судить президента России Владимира Путина за действия федеральных сил в Чечне. Как представитель ЧРИ Закаев посещал также Францию и Великобританию. 18 августа 2002 года в Цюрихе Ахмед Закаев встречался с бывшим секретарем Совета безопасности РФ Иваном Рыбкиным.

Деятельность за пределами России

С января 2002 года Ахмед Закаев вместе с семьей жил в Лондоне, в доме киноактрисы и общественного деятеля Ванессы Редгрейв.

Аресты по запросу России

В октябре 2002 года Ахмед Закаев принял участие во Всемирном чеченском конгрессе в столице Дании Копенгагене, где 30 октября 2002 года был задержан датской полицией по запросу российских властей, направленному через каналы Интерпола. Россия обвиняла Закаева в причастности к теракту в московском Театральном центре в октябре 2002 года и деятельности незаконных вооруженных формирований, и настаивала на его экстрадиции в РФ.

Тем не менее, датские суд счел, что полученных из Москвы доказательств вины Ахмеда Закаева недостаточно для экстрадиции и 2 декабря 2002 года Закаев был освобожден.

5 декабря 2002 года Закаев был арестован в лондонском аэропорту Хитроу — вновь по запросу из Москвы. Вскоре Ванесса Редгрейв внесла залог в размере 50 тыс. фунтов стерлингов и Закаев вышел на свободу без права покидать страну. За последующие три месяца в Лондоне прошли три судебных заседания по делу об экстрадиции Закаева. Одним из правозащитников, оказывавших поддержку Закаеву, был глава созданного Борисом Березовским Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб.

Получение политического убежища

13 ноября 2003 года лондонский суд постановил отказать России в требовании о выдаче Ахмеда Закаева и закрыл его дело. 29 ноября 2003 года стало известно о том, что Великобритания предоставила Закаеву статус беженца.

26 июля 2006 года Генеральная прокуратура России объявила о заведении нового дела против Ахмеда Закаева. На основании многочисленных высказываний в различных СМИ Закаев обвиняется в разжигании ненависти к лицам русской национальности (ст.282-2 УК РФ). Вскоре после этого президент России Владимир Путин вновь потребовал выдачи Закаева.

Обвинение России в смерти Александра Литвиненко

1 ноября 2006 года Закаев на своей машине подвез своего друга — бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. В тот день у Литвиненко состоялось несколько встреч — в т.ч. с бывшими коллегами по ФСБ Дмитрием Ковтуном и Андреем Луговым, а также с итальянским исследователем Марио Скарамелло. К вечеру 1 ноября Литвиненко почувствовал недомогание и спустя некоторое время был госпитализирован в тяжелом состоянии. 23 ноября 2006 года он скончался в больнице Университетского колледжа Лондона в результате отравления радиоактивным изотопом «полоний-210».

В одном из интервью Закаев дал понять, что винит в смерти Литвиненко российские власти. 7 декабря 2006 года на похоронах Александра Литвиненко Ахмед Закаев пообещал выполнить просьбу покойного, незадолго до смерти принявшего ислам, и перевезти останки Литвиненко на Кавказ, чтобы похоронить там на настоящем мусульманском кладбище.

Премьер-министр правительства Ичкерии в изгнании

22 ноября 2007 года постановлением парламента ЧРИ Ахмед Закаев назначен главой правительства Ичкерии. Это решение было принято депутатами парламента ЧРИ в связи с тем, что 25 октября 2007 года президент и председатель Кабинета министров непризнанной республики Ичкерия Докку Умаров сделал заявление, в котором провозгласил новое государственное образование — Кавказский Эмират (Имарат Кавказ), объявив себя амиром моджахедов Кавказа и предводителем джихада.

Вопрос о возвращении в Чечню

9 февраля 2009 года президент Чечни Рамзан Кадыров лично пригласил Закаева вернуться, сообщив, что на родине Закаев может заняться развитием национальной культуры. По словам Кадырова, Закаев в личном разговоре с ним заявил, что и сам хочет вернуться. Раньше он такую возможность исключал.

17 февраля о возможной амнистии Закаева сообщил спецпредставитель президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и транснациональной преступностью Анатолий Сафонов. После этого Закаев заявил о своем желании «способствовать долгосрочному миру в регионе», находясь в Чечне.

3 марта Кадыров подтвердил свое приглашение Закаева в Чечню.

2 июля 2009 года стало известно о том, что Ахмед Закаев встречается в Норвегии со спикером Парламента Чеченской Республики Дуквахой Абдурахмановым. На переговорах, по словам участника встречи Айвара Амудсена, директора организации «Форум за мир в Чечне», обсуждались «долгосрочные перспективы стабильности в Чечне».

Однако в тот же день Дукваха Абдурахманов опроверг информацию о своих контактах с Ахмедом Закаевым в Осло. Президент Чечни Рамзан Кадыров подтвердил факт ведения переговоров, заявив, что ведет переговоры о возвращении на родину бывшего эмиссара чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева. По его словам, Закаев единственный человек со стороны Ичкерии, которого он хотел бы видеть в нынешней республике.

24 июля по итогам двухдневных переговоров в Осло с главой парламента Чечни Дуквахой Абдурахмановым, Ахмед Закаев сделал заявление о том, что он не думал закончить свою жизнь на чужбине и что обязательно вернется в Чечню, где ситуация, по его словам, все еще нестабильна. В частности, Закаев сказал, что неправильно не видеть добрых начинаний, которые связаны с Рамзаном Кадыровым в Чечне. Также Закаев говорил, что не вел переговоров о личном трудоустройстве и личной безопасности.

26 июля Закаев заявил, что руководством непризнанной Чеченской республики Ичкерия на территории Чечни принято решение о прекращении вооруженных действий против чеченской милиции с 1 августа 2009 года. По его словам, это решение стало результатом встречи Ахмеда Закаева с председателем парламента Чечни Дуквахой Абдурахмановым и было принято в рамках развития мирного диалога на совместном заседании парламента и правительства Ичкерии.

На вопрос, обсуждалась ли на встрече в Осло проблема его возвращения в Чечню и прекращения уголовного преследования со стороны российских правоохранительных органов, Ахмед Закаев ответил отрицательно.

25 августа 2009 года «Верховный Шариатский Суд Имарата Кавказ» объявил Ахмеда Закаева «зиндикъом» (отступником от ислама) и приговорил к смертной казни, постановив, что «убийство этого зиндикъа является обязанностью мусульман, если он не успеет публично покаяться, прежде чем окажется во власти мусульман».

17 сентября 2010 года Ахмед Закаев был задержан польской полицией в Варшаве, во время своего визита в Польшу для участия во «Всемирном конгрессе чеченского народа». Задержание произведено на основании международного ордера на арест, инициированного российскими властями в 2002 году. Суд Варшавы освободил Закаева.

Ахмед Закаев отказался от предложения Кадырова вернуться на родину в Чечню

Похоже, в Лондоне бывшему лидеру сепаратистов живется куда комфортнее. По словам самого Закаева, пока в Чечне сохраняются нынешние порядки, он не собирается туда возвращаться.

Обвиняемый в тяжких преступлениях, в том числе террористической направленности, Ахмед Закаев в настоящее время проживает в Великобритании, где после отказа в его экстрадиции в Россию, ему предоставлены статус беженца и вид на жительство. Приглашение Рамзана Кадырова вернуться обратно в Чечню он счел уловкой, сообщает ИА «Regnum».

Как Закаев рассказал Русской службе BBC, последние несколько дней чеченские власти «оказывали давление» на его родных, чтобы они отказались от родственника-эмигранта, осудили его позицию, которую тот до сих пор отстаивает.

Напомним, на прошлой неделе чеченский лидер Рамзан Кадыров навестил родных Закаева в Урус-Мартане и, беседуя с ними, предложил бывшему лидеру сепаратистов вернуться домой. Как заверил Кадыров, «Закаеву нет причин находиться в Лондоне и его жизни ничего не угрожает». Позже на своей страничке в Instagram политик написал, что родные Закаева очень тепло его встретили: «Я сказал, что у Ахмеда нет причин сидеть в Лондоне. Народ сделал осознанный выбор. Этот выбор должны все уважать. Ахмед давно вернулся бы домой, если бы принятие решения зависело только от него». Бывший полевой командир, комментируя случившееся на страницах «Новой газеты», отметил, что это «чисто пропагандистское заявление, как и «встречи» с моими родственниками в Чечне».

Добавим, что еще в 2014 году глава Чечни был уверен в том, что европейские чеченцы не принимают и не будут принимать участия в гражданской войне на Украине. Тогда бывшего «представителя Ичкерии» Ахмеда Закаева он обвинил в призывах к чеченцам воевать в Донбассе. Чеченская Республика Ичкерия — непризнанное государство, функционировавшее в 1990-е годы на Северном Кавказе.

Ахмед Закаев — Интервью — Эхо Москвы, 05.02.2016

Рамзан Кадыров побывал сегодня в гостях у родственников одного из ичкерийских лидеров Ахмеда Закаева. На сайте ГТРК «Грозный» цитируется заявление Кадырова о том, что Закаев может свободно вернуться домой, тем более, что идеи независимого государства Ичкерия уже не существует, и все те, кто был у власти в Ичкерии, живут и трудятся на благо Чеченской республики. Сам Закаев в интервью «Эху Москвы» сообщил, что знает о такой встрече, но на родину пока не собирается. Ахмет Закаев – бывший бригадный генерал самопровозглашенной Ичкерии. В 2001-м году был объявлен в федеральный и международный розыск. С 2003-го года живет в Великобритании, где получил убежище.

Корреспондент― Сегодня глава Чечни Рамзан Кадыров встречался с вашей семьей, как вы, наверное, слышали. Мы хотели спросить у вас, зачем это было нужно, и что это может обозначать?

А.Закаев― Мне сложно говорить, что это может обозначать. Я думаю, что все-таки – как мне стало известно – намечены так называемые выборы в Чечне, выборы главы региона. И, естественно, он будет баллотироваться, либо он будет назначен Путиным. Конечно, за ним тянется определенный шлейф: как он расправляется с родственниками и с близкими родственниками своих противников, политических оппонентов. И в данном случае он, видимо, решил немного внести другой оттенок в своей имидж и в то, что он делает.

Я знаю, что вчера, позавчера там была совершенно другая ситуация. Собирали родственников, близких, вынуждали отказываться от меня, и там даже дошло до того, что собрали представителей моего тейпа и их как бы принуждали говорить, что они чуть ли не отрекаются от меня. И сегодня, видимо, там что-то не прошло так, как они планировали, потому что массовка и спектакль не удался. И более эффектным, конечно, это было то, что они сделали сегодня, то есть он внезапно нагрянул, посетил… Женщины, которых три-четыре дня они держали в страхе, они начали плакать, благодарить его. И вот этот спектакль нужен был для того, чтобы показать и в республике и в мире, как бы создавая новый образ, новый имидж этому человеку, что все то, что о нем говорят, это неправда, а на самом деле вот он такой добрый и пушистый.

Но я никому не пожелаю оказаться в заложниках. Сегодня не только мои родственники – все Чечня находится у него в заложниках, и поэтому они, конечно, счастливы от любого послабления, исходящего от него или от режима, который он установил.

Корреспондент― Скажите, а вы, вообще, наблюдаете за последними заявлениями и действиями Кадырова?

А.Закаев― Конечно. Я наблюдаю. Я сейчас все-таки не посторонний наблюдатель, а участник всех этих процессов. Последние 20-25 лет я был в принципе вовлечен во все политические процессы, которые шли в Чечне и продолжаю быть вовлеченным и сейчас. Конечно, я наблюдаю. И для меня это абсолютно очевидные вещи – вот все эти его выпады в адрес оппозиции, все его высказывания. Они режиссируются… и срежессированы Кремлем, и оттуда он получает четкие сигналы, на которые он реагирует, и четко знает, как себя вести в каком случае.

Для меня, на самом деле, вот то, что на сегодня складывается, это очень тревожно. Тревожно в том смысле, что эта анртикадыровская истерия, которая начинается в Москве, она в конечном итоге может перейти в античеченскую истерию, и мы уже этому один раз были свидетелями. А то, что сегодня делает он или то, что вынуждают делать его – в этом тоже есть свое объяснение. Я думаю, что все-таки правящий режим сегодня в России – они последовательны в своих действиях, то есть в выстраивании этой вертикали власти.

Вы знаете, что в 98-м году, когда Путин был директором ФСБ и (главой) Совета безопасности, был принят закон о борьбе с международным терроризмом. Этот закон готовился для начала второй военной кампании. Потом, в 2006-м году было принято два закона. Один закон, который приравнивал критиков власти и режима к террористам и экстремистам. И второй закон, который позволял российским спецслужбам ликвидировать неугодных… или врагов государства НРЗБ. И первая жертва была — Анна Политковская. Второй был Александр Литвиненко здесь, Немцов и многие-многие другие.

И вот, что сегодня – я на что хочу обратить внимание – вы знаете, что месяца два или три назад был принят закон, позволяющий силовикам расстреливать как инвалидов и беременных женщин… то есть разгонять любые массовые акции, которые возможно. То есть заблаговременно принят закон. Сегодня, конечно, у власти, наверное, есть сомнения, что сами – в частности, и ФСБ и подразделения МВД, и Минобороны – готовы выполнить такого плана приказ.

А если этот приказ отдадут вот этому товарищу, о котором мы с вами говорим, он демонстрирует и показывает и на всю Россию, и всему миру, что он готов выполнить любой сложности приказ Путина.

В этом отношении, мне кажется, он сейчас является своего рода страшилкой для либерально настроенных людей. Эти акции протеста, которые начались в связи с экономическими проблемами, они в последующем должны перейти в политические протесты, и в этом случае очень удобно будет применить именно ту силу, которая сегодня заявляет о том, что они готовы на все. И, я думаю, что те, которые стоят за Кадыровым, которых за эти 5… 9-10 последних лет подготовили Путин и Кадыров – это именно та молодежь, которая выросла под бомбами российскими, и, конечно, если им скажут, что они должны навести конституционный порядок в Москве, они это с удовольствием сделают. Я думаю, что для этого разыгрывается сегодня кадыровская карта. А он в свою очередь повторяет те же игры на территории Чечни.

Корреспондент― Вопрос, понимаю, что он не очень актуальный, но скажите, пожалуйста. Рамзан Кадыров призвал вас вернутся домой. Есть ли у вас такие планы? И, вообще, зачем он это делает?

А.Закаев― Нет-нет, у меня таких планов нет. Мы это и раньше обсуждали. У меня таких план нет, и сейчас это не та ситуация. У меня есть определенная позиция и есть определенные взгляды на вещи. Естественно, они кардинально расходятся с взглядами товарища, которого вы назвали и сего позицией по многим вопросам, плоть до определения взаимоотношений России и Чечни. У нас абсолютно разные вещи…

Сегодня его позиция: он подмял Москву, подмял Россию. А я считал и считаю, что у нас должны быть выстроены нормальные отношения, где будут учтены в первую очередь интересы обеих стороны, и мы будем строить наши отношения не от подачек и «я лоялен», а в соответствии с интересами и на долгосрочную перспективу. Пока этого я не вижу, и думаю, поэтому сегодня как бы вписываться в абсолютно неперспективное и заведомо ложное направление или ложную политику – я, конечно, в этом участвовать не буду.

Корреспондент― Скажите, а при каких условиях вы бы были готовы вернуться домой?

А.Закаев― Знаете, есть определенное условие… Не то что условие – нам надо сначала завершить это противостояние, которое продолжается между Россией и Чечней. Для того, чтобы завершить это противостояние, есть исключительно один выход. Этот выход заложен в документе, который был подписан Ельциным и Масхадовым – это договор о мире.

Я думаю, что на сегодняшний день… Если это не будет сделано при Путине, это будет сделано после Путина. Я не знаю, рано или поздно, нам придется вернуться к этому базисному документу и начать выстраивать наши отношения на основе этого документа. И вот до тех пор, пока мы не вернемся к реальным политическим процессам, которые устраивали бы обе стороны, я думаю, что о возвращении или об изменении позиции речи быть не может.

Из театра в генералы Ичкерии. Судьба Ахмеда Закаева

С театральных подмостков в бригадные генералы, подобных смелых трансформаций в жизни и деятельности Ахмеда Закаева, некогда влиятельного лидера чеченских сепаратистов, было немало. Проект “Ичкерия” уже давно закрыт, большинство его “творцов” в мире ином, но только не Закаев.

В этом году, в апреле, Закаеву исполнится 60 лет. Начало его жизненного пути складывалось традиционно для поколения чеченцев, родившихся в период войны СССР с фашистскими захватчиками. Семья Закаевых также была депортирована, и родился Ахмед в далеком Казахстане. После разрешения властями вернуться на родину, Закаевы поселились в Урус-Мартане.

Юность и театр

Подросший Ахмед, определяясь с занятостью, предпочел хореографическое отделение Грозненского культпросветучилища, а затем поступил в Воронежский институт искусств. Говорят, он был неплохим актером, хотя и не запомнился зрителям какой-либо значительной ролью. Тем не менее, Закаев на протяжении девяти лет проработал в Чечено-Ингушском драматическом театре в Грозном.

В 1991 году его избирают председателем Союза театральных деятелей Чечни, а также членом правления Союза театральных деятелей России. В этот период Закаев большую часть времени проводит в Москве. Однако, в 1994 году Д. Дудаев предложил ему пост министра культуры в молодой республики Ичкерия, и он вернулся на родину.
Время началось военное, бывший актер и министр культуры переквалифицировался в полевые командиры, войдя в штаб Юго-Западного фронта сепаратистов. Затем он получил звание бригадного генерала. За какие заслуги ему был пожалован генеральский чин выяснить не удалось, известно, что ни в одном бою Закаев сам не участвовал и не провел ни одной военной операции.

Бригадный генерал

Тем не менее, военная форма, благообразная борода, черная повязка с арабской вязью была к лицу бывшему актеру, потому никаких сомнений в подлинности боевых заслуг у людей, видящих Закаева, не возникало. Образ был “схвачен” верно. Именно таким российский зритель запомнил Ахмеда Закаева, когда транслировались репортажи с места военных событий. В феврале 1996 года Закаев назначен командующим Западной группировкой обороны Ичкерии.

В августе 1996 года Грозный вновь был занят боевиками. Хорошее знание русского языка, манеры образованного, культурного человека пригодились Закаеву в переговорных процессах с федеральными властями по урегулированию конфликта в Чечне. И с этой ролью Закаев справился блестяще. За ним закрепилась репутация “лучшего чеченского переговорщика”.

Очевидно, интеллигентная наружность располагала оппонентов. Казалось, образованный человек не способен на жестокость. Медийный образ старательно поддерживался. Однажды просочившаяся в СМИ информация, будто Закаев застрелил пленного, была впоследствии скорректирована: пленный случайно оказался рядом, когда бригадный генерал, “лучший переговорщик”, чистил свое оружие. Подготовка Хасавюртовских соглашений также не обошлась без участия Закаева.

С приходом к власти З. Яндарбиева Закаев становится помощником президента республики Ичкерия по национальной безопасности. В октябре 1996 года он вновь занял пост министра культуры ЧРИ.

В январе 1997 года Закаев баллотируется на пост президента республики. Проиграв выборы, тем не менее, он получает пост вице-премьера правительства.
Известно, что под руководством А. Закаева было создано агентство сепаратистов “Чечен-пресс”. Также известно, что Масхадов поручил ему поддерживать связь с руководством Грузии и с представителями исламских террористических организаций.

17 июня 1998 года Закаев, возглавив делегацию, посещает ФРГ. В ходе переговоров делегатами было озвучено предложение восстановить отношения между Ичкерийским и Германским парламентом. В период Второй чеченской войны Закаев также оставался на дипломатической должности. В ноябре 2000 года он был назначен представителем президента ЧРИ в Турции, а также ближневосточном регионе.

Стоит отметить участие Закаева в возрождении правительства Ичкерии в изгнании, возглавленное З. Яндарбиевым. Любопытно, что с января 2002 года семья Закаева проживала в Лондоне в доме актрисы, и по совместительству общественного деятеля, Ванессы Редгрейв, известной своей ненавистью к России. В марте 2002 года состоялась встреча Закаева с прокурором международного трибунала Карлой дель Понте, в ходе которой он предложил судить президента России за действия в Чечне.

Не испытывая каких-либо затруднений, Закаев посетил также Францию и Германию. Копенгаген он посетил с целью поучаствовать во Всемирном Чеченском конгрессе. Там же, через несколько дней после захвата заложников на Дубровке Закаев был арестован. Предоставленные РФ доказательства причастности Закаева к теракту датскими правоохранительными органами были расценены как недостаточные для экстрадиции чеченского сепаратиста в Россию. Много хлопотал о защите Закаева беглый олигарх Березовский Б., к этому времени находившийся в Великобритании. В итоге, Закаев был освобожден.

Попытки РФ призвать к ответственности Закаева лондонским судом были рассмотрены, однако 13 ноября 2003 года суд окончательно отказал России в выдаче Закаева и закрыл его дело.

26 июля 2006 года прокуратура России вновь объявила о заведении нового уголовного дела против Закаева, обвинив его в разжигании ненависти к лицам русской национальности. Обоснованием послужили его высказывания в различных СМИ.

Где Закаев сейчас

Сегодня Ахмед Закаев подданный ее Величества. Он обосновался в Великобритании, живет комфортно и с достатком. В сложившейся обстановке, Закаев вынужден находиться в новом образе, изображая политического беженца, страдающего в изгнании. Однако, глядя на холеного, респектабельного джентльмена, сложно заподозрить Закаева в мучительном положении изгоя.

Подобные Закаеву изгнанники “на британщине” чувствуют себя в полной безопасности и с чувством вседозволенности. Так, в 2007 году Закаев публично объявил действующего президента Ичкерии Доку Умарова самозванцем после того, как тот объявил о создании “Северокавказского эмирата”, а себя эмиром всех мусульман.
В ноябре того же года Закаев заявил, что в ходе телефонного голосования среди рассредоточенных по Европе депутатов масхадовского парламента, он стал главой правительства Ичкерии.

Сегодня Закаев и иже с ним с болью в сердце, находясь в безопасности и довольстве, призывают соплеменников к борьбе с главным врагом всего мира — Россией. Закаев неустанно предрекает третью военную кампанию против Чечни, за начало которой якобы каждый раз поднимают тост российские военные, при этом назидательно советует, как ее избежать. Разумный же человек поймет, что броская разговорчивость Закаева сродни современному профессиональному, высокооплачиваемому блогерству. Каждый зарабатывает на жизнь по-разному.

Вам может быть интересно:

биография и семья :: SYL.ru

В статье обсудим биографию Ахмеда Закаева. Это бригадный генерал Чеченской Республики, а также видный деятель, который в разное время занимал довольно высокие государственные посты. Мы поговорим о его жизненном пути, а также о том, какую роль он сыграл в политических перипетиях.

Детство и молодость

Начнем с того, что Ахмед Закаев появился на свет в Казахстане. Именно сюда его семью депортировали в 1944 году. Жить в чужом краю было одиноко, поэтому семья мечтала вернуться.

Дата рождения Ахмеда Закаева, 26 апреля 1959 года, стала памятным событием еще и потому, что семейство вскоре вернулось в родной Урус-Мартан – небольшой городок в Чеченской республике.

После окончания школы мальчик поступил в хореографическое отделение Грозненского училища, а после этого с отличием окончил Воронежский государственный институт искусств. С 1981 по 1990 год работал актером в драмтеатре в Грозном.

Политологи считают, что мужчину завербовало 5-е управление КГБ СССР. С тех пор он был российским агентом и в будущем продолжил сотрудничать с ФСБ России. С 1991 года занимал должность председателя Союза театральных деятелей в Чечне.

До того момента, как начался чеченский конфликт, мужчина основную часть своего времени проводил в столице России. В 1994 году снова вернулся в Чечню, где ему поступило предложение от Джохара Дудаева занять должность министра культуры в Чеченской республике Ичкерия.

Участие в Первой чеченской войне

Биография Ахмеда Закаева продолжается тем, что он выступает в составе вооруженной армии, когда начинается Первая чеченская война. С 1994 года он относился к штабу юго-западного фронта. В 1995 защищал село Гойское. За заслуги его наградили высшим орденом Чеченской республики Ичкерия – «Честь нации».

При этом враги и недоброжелатели говорили о том, что во время военных действий его роль была довольно незначительная, и ничего особенного он не сделал. В 1995 году он встал во главе Урус-Мартановского фронта, и ему было присвоено звание «бригадного генерала».

В следующем году он принимал участие в операции, которая касалась захвата Грозного. Она проводилась совместно с другими командирами.

Жизнь между войнами

В 1996 году мужчина стал личным помощником Зелимхана Яндарбиева, который на тот момент исполнял обязанности президента. Ахмед Закаев, фото которого мы наблюдаем в статье, занимался вопросами безопасности и параллельно работал в должности секретаря Совета безопасности.

Также он принимал участие в переговорах, которые проходили в 1995-1996 годах по поводу мирного решения конфликта в Чечне. Занимался подготовкой Хасавюртовских соглашений. Осенью 1996 года получил должность министра культуры. Зимой следующего года даже баллотировался в президенты. С 1998 года был вице-премьером в правительстве. На этом посту он находился до 2006 года. От должности был освобожден во время правления Садулаева – нового президента ЧРИ.

Вторая война

Население и мирные жители не сразу поняли, кто такой Ахмед Закаев. Они доверяли ему и считали своим лидером. Однако будущее показало, что он был довольно опасной и противоречивой личностью.

Итак, в 1999 году началась Вторая чеченская война. Ахмед был командиром бригады особого назначения. Это был личный резерв президента Аслана Масхадова. Летом 2000 года мужчина попал в автомобильную аварию в Чечне, в результате чего был вынужден уехать из республики для лечения. Однако обратно он так и не вернулся. Летом 2004 года по указу президента Аслана Масхадова был назначен министром культуры, печати и информации в новом реформированном правительстве.

Дипломат

Осенью 2000 года он начал представлять интересы президента в Турции и во всем ближневосточном регионе. В 2001 году стал представлять интересы главы государства и на западе. Однако уже осенью 2001 года Закаева Ахмеда Халидовича объявили в федеральный розыск в генпрокуратуре России.

Спустя месяц он был объявлен в международный розыск. Ему предъявляли обвинения в формировании вооруженной организации незаконным путем, вооруженном мятеже и посягательстве на жизнь работников правоохранительных органов. В ноябре 2001 года в переговорной зоне аэропорта Шереметьево он встретился с представителем президента России Виктором Казанцевым. Однако переговоры были бессмысленны, потому что ни одна сторона не хотела идти на компромисс.

Летом 2002 года также велись переговоры с такими российскими политиками, как Иван Рыбкин, Руслан Хасбулатов, Асламбек Аслаханов. Переговоры с последним из политиков были проведены в Лихтенштейне, и правительство этого государства профинансировало встречу. На переговорах речь шла о том, чтобы Масхадов освободил российских солдат, попавших в плен. Однако мужчина заявил, что пленные останутся в заложниках. Также в ходе переговоров ему задали вопрос в том, почему Масхадов убивает свой же народ, который служит в милиции и органах исполнительной власти. На это чеченец по национальности, Ахмед Закаев, ответил, что президент будет карать всех предателей, которые привержены режиму Кадырова.

В ходе переговоров стороны договорились о мирном разрешении конфликта и составили Лихтенштейнский план. Согласно нему Российская Федерация давала Чечне довольно обширную автономию в своем составе, вплоть до возможности самостоятельно вести внешнюю политику. Эти права РФ предоставляла под гарантии ОБСЕ и ООН. В будущем стороны планировали дополнительные встречи для того, чтобы более детально проработать соглашение. Встреча планировалась в Швейцарии, однако она была сорвана терактом на Дубровке.

Розыск

Биография Ахмеда Закаева, фото которого размещены в статье, продолжилась тем, что он был объявлен в розыск, как мы говорили выше. Его обвинили в терроризме и убийстве мирных людей. Лондонский суд в 2003 году отказал в экстрадиции из-за того, что Закаева искали по причине его политических воззрений. МВД Великобритании приняло решение предоставить ему политическое убежище.

Арест

Осенью 2002 года в Копенгагене прошел Всемирный чеченский конгресс, к организации которого был причастен Закаев. Россия выразила свое недовольство и протест по той причине, что была уверена, что это мероприятие организовывают и финансируют террористы и члены Аль-Каиды. Однако власти Дании заявили о том, что они в обязательном порядке задержат террористов, если это будет необходимо.

При этом глава МИД Дании заявил, что террористы будут задержаны в том случае, если Россия назовет имена всех подозреваемых и предоставит конкретные доказательства. После этого на Ахмеда Закаева отправили запрос. В течение нескольких часов после окончания конгресса его задержали. Российские власти выдвинули ему обвинения в участии в терактах в 1996-1999 годах, а также в организации террористического акта на Дубровке.

Дания получила запрос на экстрадицию Ахмеда, но Министерство юстиции отказало России ввиду того, что не было представлено достаточно убедительных доказательств, которые бы свидетельствовали о причастности Закаева к терактам. Датские власти сочли, что обвинения слишком поверхностны и имеют много неточностей. Было сказано, что если не будут предоставлены дополнительные доказательства, то в течение недели Закаева освободят. Однако генпрокуратура России передала дополнительные материалы, которые указывали на то, что Закаев организовал вооруженную группировку под названием «Юго-западный фронт».

Также российские власти представили целый перечень преступлений, которые совершила эта группировка, но датские власти снова сочли доказательства неубедительными. Действительно, в документах было много пробелов. Так, были указаны неправильные даты рождения, отчества подозреваемых. В документах говорилось о том, что Закаев похитил и убил священника, но в ходе расследования выяснилось, что тот был жив и принял монашество. Ранее он действительно был похищен боевиками, но причастности Закаева к этому делу не доказали. В декабре 2002 года мужчину освободили, и он тут же улетел в Великобританию.

Лондонский процесс

Запрос на розыск Закаева снова был отправлен, поэтому по его приезде в Лондон его арестовали, но потом отпустили под залог, которая внесла Ванесса Редгрейв. Также часть средств была внесена фондом Бориса Березовского «Гражданские Свободы».

Россия направила в сторону Закаева обвинения по 11 статьям, после чего МВД Великобритании подписало решение об экстрадиции. Процесс проходил в Лондонском магистратском суде. Свидетелю защиты удалось опровергнуть знакомство с обвиняемым, хотя, согласно документам, оно имело место. После этого суд задумался о том, что если один пункт обвинения был сфальсифицирован, то такое может быть и с остальными.

Затем выступил свидетель обвинения отец Сергей. Изначально считалось, что священник похищен, но после оказалось, что он ушел в монахи. Однако сам он путался в своих показаниях: то утверждал, что Закаев виноват, то отказывался от своих слов. Также выступал еще один свидетель обвинения, который тоже путался в своих обвинениях. Он пытался доказать, что Ахмед выстрелил ему в руку. При этом он говорил, что не давал никаких интервью, однако в суде показали его интервью телеканалу НТВ.

Собственно, все свидетели обвинения путались в своих показаниях и не могли сказать ничего определенного. Однако вскоре в суде появился телохранитель Ахмеда Дук-Вахи Душуев, который рассказал, что мужчина в его присутствии отдавал приказы о похищениях и убийствах. Однако вскоре Душуев отрекся от своих показаний, и заявил, что они были даны после пыток. После этого судья обратился к российским властям с вопросом о том, почему в документах не указывалось, что показания были получены под давлением. Однако российская сторона ответила, что это лишь провокация со стороны соратников Закаева.

Слушание завершилось тем, что выступали эксперты и должностные лица со стороны России. Не все из них поддерживали мнение о том, что Закаева необходимо судить. В ноябре 2003 года был вынесен приговор, согласно которому обвинения в убийстве были отклонены, потому что они совершались во время военных действий.

Но при этом судья заявил, что российская сторона злоупотребляла своей властью и правами. Так, в 1995-1996 годах, когда Ахмед приезжал в Россию для ведения переговоров, у правоохранительных органов уже был ордер на арест, но тем не менее власти бездействовали. Более того, правоохранительные органы долгое время знали, где находится Закаев, но абсолютно ничего не предпринимали. Из этого судья сделал вывод, что преследование Ахмеда является исключительно политическим ходом, цель которого заключается в том, чтобы устранить его с политической арены.

Судья посчитал, что, если он выдаст Закаева российской стороне, тот будет подвергнут пыткам и жестокому обращению. Он недвусмысленно подчеркнул, что в России это приемлемое отношение к заключенным, тем более к лицам чеченской национальности. Судья постановил, что истинные цели российского преследования заключаются в том, чтобы убрать Закаева из мирного процесса и дискредитировать его. Таким образом, он установил, что выдача мужчины была бы жестоким и несправедливым решением. Закаева отпустили. В результате этого Россия была вынуждена оплачивать судебные издержки.

Поддержка

В поддержку Закаева выступили многие деятели, среди которых британская актриса Ванесса Редгрейв, в особняке которой некоторое время проживала семья Ахмеда Закаева. Также в его поддержку выступил британский журналист Том де Ваал, Валерия Новодворская, писатель Владимир Буковский и т. д.

Поддержку ему оказал «Фонд гражданских свобод» Бориса Березовского. Однако надо отметить, что этот фонд российские СМИ долгое время обвиняли в том, что он финансирует террористов Чечни. В защиту Ахмеда выступил и Европарламент. Поддержка с этой стороны основывалась на том, что Закаев принимал участие в формировании демократических основ в Чечне. Россия на вынесенные приговоры отреагировала мрачно, но довольно спокойно.

Личная жизнь Ахмеда Закаева

Известно, что у него есть супруга Роза Закаева, а также братья Али, Бувади, сестры Лайла и Хадижа. Детей у мужчины нет. Интересно, что биография и семья Ахмеда Закаева идут совершенно параллельно. Он никогда не вмешивал в свои политические дела членов семьи. Никогда не упоминал о них и не распространял никакой информации.

Дальнейшая деятельность

В будущем Закаева еще связывали с террористическим актом в Беслане, однако конкретной причастности выявлено не было. В 2004 году мужчине предъявили новое обвинение за то, что находился в террористической группировке. Снова разбирательства представляли собой лишь смену слагаемых. Точной виновности Ахмеда никто доказать не мог, но и опровергнуть те или иные факты было довольно сложно.

С действующей чеченской властью Ахмед Закаев находится в довольно странных отношениях. Рамзан Кадыров отзывался о нем как довольно резко, так и совершенно добродушно. В 2009 году Ахмед дал интервью, в котором заявил, что готов сотрудничать с Рамзаном Кадыровым и считает его власть легитимной.

Кавказский Узел | Закаев Ахмед Халидович

Государственный деятель Ичкерии, занимавший посты министра культуры и министра иностранных дел, участник Первой и Второй чеченских войн, специальный представитель Алана Масхадова на Западе (2001), премьер-министр Ичкерии (2007-2009). Объявленный в международный розыск по обвинению в терроризме, получил политическое убежище в Великобритании.

Биография

Родился 26 апреля 1959 года в пос.Кировский Талды-Курганской области Казахстана, где его семья проживала после депортации 1944 года. Вскоре после рождения Ахмеда, Закаевы вернулись в родной аул Урус-Мартан Чечено-Ингушской АССР.

После школы Ахмед Закаев окончил хореографическое отделение Грозненского культпросветучилища и Воронежский государственный институт искусств (по другим данным, Закаев - выпускник московского Государственного института театрального искусства (ГИТИС)).

В 1981–1990 годах Ахмед Закаев – актёр Грозненского драмтеатра им.Ханпаши Нурадилова. С 1991 года – председатель Союза театральных деятелей Чечни и член правления Союза театральных деятелей России. До начала Чеченского конфликта большую часть времени проводил в Москве.

В 1994 году Ахмед Закаев вернулся в Чечню, где Джохар Дудаев предложил ему должность министра культуры в своем правительстве.

Первая Чеченская война

С конца 1994 года Ахмед Закаев – член штаба Юго-Западного фронта. В конце марта – начале апреля 1995 года он руководил обороной с.Гойское. В 1995 году Закаев назначен командующим Урус-Мартановским фронтом, в звании бригадного генерала. В феврале 1996 года был назначен командующим "западной группировки обороны Ичкерии". По некоторым данным, Закаев участвовал в планировании и проведении нападения на Грозный в августе 1996 года (операция "Джихад").

C 1996 года Ахмед Закаев – помощник президента непризнанной республики Ичкерия Зелимхана Яндарбиева по национальной безопасности, секретарь Совета безопасности Чеченской Республики. Участвовал в переговорах 1995 и 1996 годах по мирному урегулированию кризиса в Чечне и в подготовке Хасавюртовских соглашений. В последующий период Ахмед Закаев выступал оппонентом радикальным лидерам чеченских боевиков, в т.ч. Шамилю Басаеву и Салману Радуеву.

Межвоенный период

В октябре 1996 года Закаев вновь занял пост министра культуры ЧРИ, а в 1997 году баллотировался в президенты Чечни (на выборах победил Аслан Масхадов).

С 1998 года Ахмед Закаев - вице-премьер правительства ЧРИ (этот пост он занимал до начала 2006 г., когда был уволен президентом Абдул-Халимом Сайдулаевым). Руководил созданием информационного агентства сепаратистов "Чеченпресс". Есть сведения о том, что по поручению президента Масхадова Закаев поддерживал контакты с членами руководства Грузии. 17 июня 1998 года чеченская делегация во главе с Закаевым посетила ФРГ с предложением установить отношения между германским и ичкерийским парламентами.

Вторая Чеченская война

В 1999 году, после похода отрядов Хаттаба и Шамиля Басаева в Дагестан, Аслан Масхадов назначил Ахмеда Закаева министром информации (вместо Мовлади Удугова).

С 1999 года, начала второй чеченской войны, Ахмед Закаев – командир "бригады особого назначения" (личный резерв Масхадова). В августе 2000 года он был ранен в бою в селении Гехи Урус-Мартановского района. По другим данным, Закаев получил ранение во время прорыва боевиков из Грозного в ночь с 31 января на 1 февраля 2000 года и, по некоторым данным, выезжал на лечение в Грузию.

С марта 2000 года Ахмед Закаев находится за пределами Чечни.

Дипломатическая деятельность

В ноябре 2000 года Закаев был назначен представителем Масхадова в Турции и ближневосточном регионе. Участвовал в учреждении "правительства Ичкерии в изгнании", которое возглавил экс-президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев. В марте 2001 года Закаев посетил Азербайджан, где провел совещание с командирами чеченских вооруженных формирований.

С 2001 года Ахмед Закаев назначен специальным представителем Масхадова в странах Запада. Одновременно он выступал в качестве представителя Масхадова на мирных переговорах с российским правительством.

18 ноября 2001 года в московском аэропорту Шереметьево Ахмед Закаев встречался с полпредом в ЮФО Виктором Казанцевым. Переговоры, целью которых было урегулирование ситуации в Чечне, прошли безуспешно. Позже стало известно, что на момент встречи Закаев уже был объявлен в федеральный розыск — ордер на его арест был выписан в сентябре 2001 года.

В 2002 году Аслан Масхадов назначил Ахмеда Закаева председателем информационного комитета Ичкерии. В марте 2002 года Закаев встречался с прокурором международного трибунала по Югославии Карлой дель Понте и предложил ей судить президента России Владимира Путина за действия федеральных сил в Чечне. Как представитель ЧРИ Закаев посещал также Францию и Великобританию. 18 августа 2002 года в Цюрихе Ахмед Закаев встречался с бывшим секретарем Совета безопасности РФ Иваном Рыбкиным.

Деятельность за пределами России

С января 2002 года Ахмед Закаев вместе с семьей жил в Лондоне, в доме киноактрисы и общественного деятеля Ванессы Редгрейв.

Аресты по запросу России

В октябре 2002 года Ахмед Закаев принял участие во Всемирном чеченском конгрессе в столице Дании Копенгагене, где 30 октября 2002 года был задержан датской полицией по запросу российских властей, направленному через каналы Интерпола. Россия обвиняла Закаева в причастности к теракту в московском Театральном центре в октябре 2002 года и деятельности незаконных вооруженных формирований, и настаивала на его экстрадиции в РФ. Тем не менее, датские суд счел, что полученных из Москвы доказательств вины Ахмеда Закаева недостаточно для экстрадиции и 2 декабря 2002 года Закаев был освобожден.

5 декабря 2002 года Закаев был арестован в лондонском аэропорту Хитроу - вновь по запросу из Москвы. Вскоре Ванесса Редгрейв внесла залог в размере 50 тыс. фунтов стерлингов и Закаев вышел на свободу без права покидать страну. За последующие три месяца в Лондоне прошли три судебных заседания по делу об экстрадиции Закаева. Одним из правозащитников, оказывавших поддержку Закаеву, был глава созданного Борисом Березовским Фонда гражданских свобод Александр Гольдфарб.

Получение политического убежища

13 ноября 2003 года лондонский суд постановил отказать России в требовании о выдаче Ахмеда Закаева и закрыл его дело. 29 ноября 2003 года стало известно о том, что Великобритания предоставила Закаеву статус беженца.

26 июля 2006 года Генеральная прокуратура России объявила о заведении нового дела против Ахмеда Закаева. На основании многочисленных высказываний в различных СМИ Закаев обвиняется в разжигании ненависти к лицам русской национальности (ст.282-2 УК РФ). Вскоре после этого президент России Владимир Путин вновь потребовал выдачи Закаева.

Обвинение России в смерти Александра Литвиненко

1 ноября 2006 года Закаев на своей машине подвез своего друга - бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. В тот день у Литвиненко состоялось несколько встреч - в т.ч. с бывшими коллегами по ФСБ Дмитрием Ковтуном и Андреем Луговым, а также с итальянским исследователем Марио Скарамелло. К вечеру 1 ноября Литвиненко почувствовал недомогание и спустя некоторое время был госпитализирован в тяжелом состоянии. 23 ноября 2006 года он скончался в больнице Университетского колледжа Лондона в результате отравления радиоактивным изотопом "полоний-210". В одном из интервью Закаев дал понять, что винит в смерти Литвиненко российские власти. 7 декабря 2006 года на похоронах Александра Литвиненко Ахмед Закаев пообещал выполнить просьбу покойного, незадолго до смерти принявшего ислам, и перевезти останки Литвиненко на Кавказ, чтобы похоронить там на настоящем мусульманском кладбище.

Премьер-министр правительства Ичкерии в изгнании

22 ноября 2007 года постановлением парламента ЧРИ Ахмед Закаев назначен главой правительства Ичкерии. Это решение было принято депутатами парламента ЧРИ в связи с тем, что 25 октября 2007 года президент и председатель Кабинета министров непризнанной республики Ичкерия Докку Умаров сделал заявление, в котором провозгласил новое государственное образование - Кавказский Эмират (Имарат Кавказ), объявив себя амиром моджахедов Кавказа и предводителем джихада.

Вопрос о возвращении в Чечню

9 февраля 2009 года президент Чечни Рамзан Кадыров лично пригласил Закаева вернуться, сообщив, что на родине Закаев может заняться развитием национальной культуры. По словам Кадырова, Закаев в личном разговоре с ним заявил, что и сам хочет вернуться. Раньше он такую возможность исключал.

17 февраля о возможной амнистии Закаева сообщил спецпредставитель президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и транснациональной преступностью Анатолий Сафонов. После этого Закаев заявил о своем желании "способствовать долгосрочному миру в регионе", находясь в Чечне.

3 марта Кадыров подтвердил свое приглашение Закаева в Чечню.

2 июля 2009 года стало известно о том, что Ахмед Закаев встречается в Норвегии со спикером Парламента Чеченской Республики Дуквахой Абдурахмановым. На переговорах, по словам участника встречи Айвара Амудсена, директора организации "Форум за мир в Чечне", обсуждались "долгосрочные перспективы стабильности в Чечне". Однако в тот же день Дукваха Абдурахманов опроверг информацию о своих контактах с Ахмедом Закаевым в Осло. Президент Чечни Рамзан Кадыров подтвердил факт ведения переговоров, заявив, что ведет переговоры о возвращении на родину бывшего эмиссара чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева. По его словам, Закаев единственный человек со стороны Ичкерии, которого он хотел бы видеть в нынешней республике.

24 июля по итогам двухдневных переговоров в Осло с главой парламента Чечни Дуквахой Абдурахмановым, Ахмед Закаев сделал заявление о том, что он не думал закончить свою жизнь на чужбине и что обязательно вернется в Чечню, где ситуация, по его словам, все еще нестабильна. В частности, Закаев сказал, что неправильно не видеть добрых начинаний, которые связаны с Рамзаном Кадыровым в Чечне. Также Закаев говорил, что не вел переговоров о личном трудоустройстве и личной безопасности.

26 июля Закаев заявил, что руководством непризнанной Чеченской республики Ичкерия на территории Чечни принято решение о прекращении вооруженных действий против чеченской милиции с 1 августа 2009 года. По его словам, это решение стало результатом встречи Ахмеда Закаева с председателем парламента Чечни Дуквахой Абдурахмановым и было принято в рамках развития мирного диалога на совместном заседании парламента и правительства Ичкерии. Закаев также считает, что его диалог с властями Чечни может заставить задуматься и тех боевиков, которые сегодня подчиняются Доку Умарову, и они поддержат мирные инициативы.

На вопрос, обсуждалась ли на встрече в Осло проблема его возвращения в Чечню и прекращения уголовного преследования со стороны российских правоохранительных органов, Ахмед Закаев ответил отрицательно.

25 августа 2009 года "Верховный Шариатский Суд Имарата Кавказ" объявил Ахмеда Закаева "зиндикъом" (отступником от ислама) и приговорил к смертной казни, постановив, что "убийство этого зиндикъа является обязанностью мусульман, если он не успеет публично покаяться, прежде чем окажется во власти мусульман".

17 сентября 2010 года Ахмед Закаев был задержан польской полицией в Варшаве, во время своего визита в Польшу для участия во "Всемирном конгрессе чеченского народа". Задержание произведено на основании международного ордера на арест, инициированного российскими властями в 2002 году. Суд Варшавы освободил Закаева.

Ахмед Закаев: "Кадыров ничего не решает"

С резкими заявлениями в адрес Ахмеда Закаева выступил президент Чечни Рамзан Кадыров. Он обвинил Закаева в двуличии и назвал "хамелеоном". Свои слова он объяснил тем, что Закаев якобы нарушил договоренность о его возвращении в Чечню, достигнутую во время предыдущих контактов представителя чеченского руководства с Закаевым.

На обвинения в лицемерии и двуличии со стороны Рамзана Кадырова в эфире Радио Свобода ответил Ахмед Закаев.

- Чем, на ваш взгляд, вызваны резкие высказывания в ваш адрес Рамзана Кадырова, который совсем недавно еще называл вас "одним из наиболее адекватных представителей правительства Ичкерии" и предлагал вам пост министра культуры, а также гарантировал безопасность в случае вашего возвращения в Чечню? Что произошло?

- Мне действительно ничего не известно по поводу того, что произошло. В данном случае я могу сказать лишь одно: тяжело комментировать человека, который слышит голоса. Мне неизвестно, какой голос и что ему внушил. Но я могу сказать и другое: Кадыров и в первый раз, и во второй раз, и сегодня, когда он делает уже совершенно противоположные заявления, выступает в роли кремлевского глашатая.

Да, первый раз, когда они хотели официально начать какой-то диалог с нами - в частности, со мной, это озвучил Рамзан Кадыров. И мы обсуждали конкретные вопросы во время наших консультаций с господином Абдурахмановым; мы обозначили несколько пунктов и несколько вопросов. Я думаю, что решение этих вопросов, безусловно, напрямую зависело от политической воли российского руководства. Но, видимо, эти вопросы не нашли должного понимания. И сегодня, чтобы отказаться от начатых нами консультаций, нужно было, чтобы Рамзан сделал уже совершенно противоположное заявление. Я исхожу только из этого.

- Я присутствовала на вашей совместной пресс-конференции со спикером чеченского парламента Дуквахой Абдурахмановым в Лондоне в августе этого года. На ней вы четко заявили, что не готовы вернуться в Чечню. С тех пор что-то изменилось?

- И тогда заявлял, и сейчас говорю: этот вопрос мы даже не обсуждали во время наших консультаций. Наш коллега из Чечни, господин Абдурахманов, понимал, что до решения тех основных вопросов, которые мы обсуждали с ним, мое возвращение или возвращение других невозможно. Поэтому такой вопрос не стоял.

Я думаю, то, что произошло - это не конфликт между Кадыровым и Закаевым, а разногласия в самой Москве. Рамзан озвучил то, что происходит в высшем руководстве России

А сегодня... Я думаю, то, что произошло - это не конфликт между Кадыровым и Закаевым, а разногласия в самой Москве. Рамзан озвучил то, что происходит в высшем руководстве России. Знаю точно, что там есть сторона, которая все-таки понимает, что попытки силового решения чеченского вопроса - или уже вопроса Северного Кавказа - нереальны и нерезультативны. Но есть другая сила, которая наживается, используя эти методы: на них зарабатывают, получают политические и материальные дивиденды. Естественно, они выступали против каких-либо политических контактов со мной как с представителем правительства Чеченской республики Ичкерия. Я думаю, что вторая группировка в данном случае явно выиграла.

- А были ли у вас телефонные контакты с Кадыровым? Если были, то не могли бы вы рассказать, о чем вы с ним говорили?

- Дважды были разговоры, абсолютно не касающиеся каких-либо политических тем. Чисто такие: позвонил, пошутил, передал трубку человеку, который вернулся из Австрии. Он мне рассказал о тех положительных моментах, которые имеют место в республике, и все. Собственно говоря, по телефону мы ни разу не обсуждали какие-либо вопросы, касающиеся ситуации в Чечне или же моей судьбы.

- Кадыров гарантировал вам безопасность. А вот российские власти утверждали, что нет никаких оснований пересматривать обвинения против вас в вооруженном мятеже. Не могли бы вы разъяснить этот момент?

- Что бы ни говорил Кадыров, он не может гарантировать безопасность ни мне, ни кому бы то ни было. У него нет таких полномочий. Он не может с гарантией обеспечить свою собственную безопасность. Почему он ездит и в Москву, и по республике с такой охраной? Может быть, Кадырову кажется - или ему внушают - что он решает всё. Но как только дело доходит до каких-нибудь серьезных вопросов, ему дают понять, что это не так.

Ну как он может мне гарантировать безопасность или решить вопросы Генеральной прокуратуры, связанные с их претензиями ко мне, когда на сегодняшний день - абсолютно точно - из 18 начальников РОВД, которые работают на территории Чеченской республики, 14 находятся в федеральном розыске! Когда мы с Абдурахмановым говорили об этой ситуации, он говорит: "Ну, что ты из-за этого переживаешь! Мы все находимся именно в таком положении". Там до сих пор просто не решили окончательно, как они будут поступать с теми, кто принимал активное участие в вооруженном сопротивлении. Да, есть такое затишье, но решения этого вопроса до сих пор нет. Поэтому гарантировать мне какую-то безопасность - это несерьезно.

- Вы с Абдурахмановым обсуждали и возможность выдачи тел президента Масхадова, Гелаева, других полевых командиров. Есть ли прогресс в этом отношении?

- Есть три основных вопроса. Первый - выдача тел. Второй - вопрос об амнистии более 20 тысяч чеченцев, которые находятся в российских тюрьмах по надуманным и сфабрикованным делам за участие или пособничество участникам вооруженного сопротивления. И третий вопрос - о том, чтобы они перестали в соответствии даже с российским законодательством преследовать родственников тех, кто сегодня находится в горах или вооруженных отрядах сопротивления. Думаю, что решение этих трех вопросов, в любом случае, напрямую зависит от позиции или от отношения российского руководства.

Абдурахманов, собственно говоря, был абсолютно согласен с этими моментами. Но, видимо, дальше это невозможным посчитали уже те, кто должен принимать политическое решение.

- На переговорах с Абдурахмановым было решено созвать в этом году конгресс чеченского народа в Копенгагене для обсуждения проблем Чечни. Состоится ли он в свете последних высказываний Кадырова в ваш адрес?

- Независимо от того, будут ли там принимать участие представители Кадырова или нет, конгресс состоится. Насколько я понял - где-то в феврале. Заявление Кадырова никак не может сказаться на инициативе провести конгресс и обсудить наболевшие вопросы чеченского народа.

- Чего вы ожидаете от этого конгресса?

- В любом случае это будет очень полезно: вопросы, которые обсудит конгресс, я считаю судьбоносными. И сегодняшнее чеченское руководство, и мировое сообщество, и российское руководство - все они услышат консолидированное мнение чеченского народа во время этого конгресса и после этого конгресса. Тогда все будет очевидно: правы ли те, кто сегодня считает, что в Чечне абсолютная идиллия, стабильность и республика развивается так, как никогда, или там все же совершаются убийства, продолжаются похищения людей, совершаются бессудные казни... Я думаю, что на конгрессе будут подняты именно эти вопросы.

- На днях вы заявили, что в ближайшее время российские власти намерены представить Совету безопасности ООН документ, который доказывает связь грузинских спецслужб с Аль-Каидой. Насколько достоверна эта информация? Какие цели преследует этой акцией Россия?

- Информация действительно есть; насколько она правдива - в ближайшее время узнаем. На 90 процентов мы уверены в том, что она правдива. Какую цель эта акция преследует? Безусловно, это попытка в очередной раз очернить грузинское руководство. На сегодняшний день в мире есть только один политик, государственный деятель, который открыто противостоит путинскому режиму, - это Михаил Саакашвили. Другие политики - даже те, которые сегодня поддерживают Грузию и признают ее территориальную целостность, - исходят во взаимоотношениях с Россией из соображений политической целесообразности.

Сегодня для российского руководства самый главный вопрос - это смещение Михаила Саакашвили с поста президента. Я думаю, что на каком-то этапе сегодняшняя перезагрузка взаимоотношений Америки и России неким образом будет напрямую касаться судьбы президента Грузии. Для России самый важный вопрос - чтобы Саакашвили перестал существовать как руководитель Грузии. Кремль может устроить любая другая кандидатура, кроме него.

Есть, конечно, опасность, что американцы, учитывая свои стратегические интересы и желание во что бы то ни стало наладить отношения с сегодняшним кремлевским режимом, могут пойти на такие уступки - и последовать прецеденту, созданному в то время, когда смещали Шеварднадзе. Грузия не должна никоим образом превращаться в какую-то банановую республику, которая по указке России или Америки может смещать свое руководство. Я считаю, что пребывание Саакашвили в должности президента Грузии - это залог успеха Грузии и грузинского народа.

- Вы утверждаете, что провозглашение Кавказского эмирата Доку Умаровым было проектом российских спецслужб. На чем основано это ваше утверждение?

- Дело в том, что Доку Умаров ничего не провозглашал. И этот проект, первоначально называвшийся Халифат, и то заявление, с которым выступил Доку Умаров, были полностью подготовлены Исой Умаровым, который, по нашим неопровержимым данным, имеет связи с российскими спецслужбами. Еще тогда я сделал заявление: так называемые Кавказские эмираты - на руку русским. Они это делают для того, чтобы борьбу чеченского народа перевести в разряд борьбы с международным терроризмом или в разряд всемирного джихада. Таким образом все сочувствующие и поддерживающие законные требования чеченского народа после этого должны были стать соучастниками или пособниками исламских экстремистов и террористов. А война народов Северного Кавказа за свою свободу и независимость переводилась в разряд войны с неверными - то есть со всеми и навсегда до установления законов Аллаха во всем мире. Это трактовка, которая необходима была российскому руководству еще в 1994 году. Поэтому уже в 2000 году, когда Путин начал вторую войну, Умаров, выступая в Совете Европы и перед западной прессой, говорил о том, что чеченцы воюют не за независимость Чеченской республики, а за создание Кавказского халифата от моря до моря.

Последующие заявления и Масхадова, и его преемника Абдул-Халима Садулаева носили абсолютно противоположный характер. Чеченцы не собирались создавать никакой халифат. Но для того чтобы убедить международное сообщество - и превратиться из военного агрессора и преступника в жертву исламского терроризма - России необходим был именно этот проект, именно с этой идеологией. Надо признать, они на сегодня добились и этого, и даже большего: они превратили сопротивление российской агрессии во внутричеченский конфликт. Им удалось, по опыту НКВД Второй мировой войны, создать заградотряды из числа чеченцев, которые получили амнистию и пошли на службу в так называемую чеченскую милицию.

- Связано ли изменение позиций Кадырова в "вопросе Закаева" и в отношении правительства Ичкерии с изменением позиции Кремля? Или это следствие непосредственного указания кого-либо - скажем, Путина?

- Когда у нас начинались какие-то контакты и консультации, это исходило от Кремля. По указанию из Кремля эти контакты и консультации были прерваны. Я не знаю, от кого это исходило - или от Путина, или от Суркова; но это не было самостоятельным решением Рамзана. Сегодня делать вид, что моя позиция для него стала неожиданностью - это не совсем, скажем так, честно. Он лукавит в этом отношении. И делает это только потому, что он несамостоятелен.

- Шариатский суд эмирата Кавказ приговорил вас к смерти. Это опасно для вас? Вы чувствуете усиление опасности, находясь в Лондоне?

- Я исхожу из того, что на сегодняшний день все акции, направленные против меня, не исходят ни от Кадырова, ни от Доку Умарова, ни от остальных. Это один проект, это звенья одной цепи. Они исходят, безусловно, от Лубянки. Фетва о моем приговоре вышла именно тогда, когда начались консультации.

Такой прием российские спецслужбы уже использовали один раз - именно в чеченском вопросе. В свое время Ахмад-хаджи Кадыров был объявлен врагом ислама и был приговорен теми же так называемыми исламистами к смерти. Единственное, что для себя нашел возможным тогда Кадыров-старший - это принять услуги, которые ему стала оказывать ФСБ в лице ее директора Путина. И со мной получается такая же ситуация: с этой стороны меня приговорили к смерти, с другой стороны Рамзан меня обвинил в предательстве. По версии тех, кто составлял фетву, я должен побежать к Путину и сказать: "Извини, я понял, я был не прав, теперь спасай меня!"

RSS-ленты всех рубрик и программ Радио Свобода


Смотрите также

Описание: